Владимир Высоцкий. Нет меня — я покинул Расею

размещено в: Стихи Владимира Высоцкого | 0

Нет меня — я покинул Расею,
Мои девочки ходят в соплях!
Я теперь свои семечки сею
На чужих Елисейских Полях.

Кто-то вякнул в трамвае на Пресне:
«Нет его — умотал, наконец!
Вот и пусть свои чуждые песни
Пишет там про Версальский дворец».

Слышу сзади — обмен новостями:
«Да не тот! Тот уехал — спроси!..» —
«Ах, не тот?!» — и толкают локтями,
И сидят на коленях в такси.

А тот, с которым сидел в Магадане,
Мой дружок ещё по Гражданской войне,
Говорит, что пишу ему: «Ваня!
Скучно, Ваня, — давай, брат, ко мне!»

Я уже попросился обратно —
Унижался, юлил, умолял…
Ерунда! Не вернусь, вероятно, —
Потому что и не уезжал!

А кто поверил — тому по подарку,
Чтоб хороший конец, как в кино:
Забирай Триумфальную арку,
Налетай на заводы «Рено»!

Я смеюсь, умираю от смеха:
Как поверили этому бреду?!
Не волнуйтесь — я не уехал,
И не надейтесь — я не уеду!

Владимир Высоцкий

Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Лариса Рубальская. Как только стукнет пятьдесят

размещено в: Стихи Ларисы Рубальской | 0

Как только стукнет пятьдесят,
жизнь только начинается.
Да, впереди судьбы закат,
здоровье спотыкается.
Бывает, до ста лет живут
и улыбаются судьбе.
Семья, друзья, посильный труд.
Живут заботой о семье.
Другие призваны творить
и продвигают свое дело.
Есть цель и значит надо жить.
Их жизнь, как крест- шагают смело.
А одинокие порой,
любви все возрасты покорны,
вдруг обзаводятся семьей,
и жизнь им кажется просторной.
Не стоит время проводить
в очередях под кабинетом.
Забыть болезни. Просто жить.
Счастливым жить зимой и летом.
Полезного побольше сделать
и результатом насладиться.
Жить интересно, ярко, смело,
коль надо- новому учиться.
Пусть в прошлом солнце и дожди,
потери и судьбы награды.
Записываться в старцы не спеши.
Коль молода душа, то рановато.

Лариса Рубальская

Рейтинг
5 из 5 звезд. 1 голосов.
Поделиться с друзьями:

Как пoявилoсь слoвo «гопник»?

размещено в: Великий и могучий | 0

Как пoявилoсь слoвo «гопник»?

B кoнце XIX века в помещениях сoвременнoй гостиницы «Oĸтябрьсĸая», рaсполaгaющейся нa Лиговсĸом пpоспeктe, было организовано Гoсyдарственнoе общeство пpизоpa (ГОП), кудa доставляли беспpизоpных детей и пoдрoстĸoв, занимавшиxся мелĸим грабeжом и xулиганствoм.

Пoсле Оĸтябрьсĸой peволюции 1917 гoда в этом здaнии было opганизoванo Госyдарствeнноe oбщежитие пролeтариата (ГОП) для тeх же целей.

Кoличествo мaлолетних престyпникoв в этом рaйоне выpoслo в нескoлькo раз. B сpеде жителей гоpодa появилось cлoвo «гопники», котоpым называли жителей ГOПа c Лиговки.

Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Дождались… Автор: Анелия Ятс

размещено в: Деревенские зарисовки | 0

Дождались…

–Ох-ох-ох! Фу-ты ну-ты – ножки гнуты! Ты только погляди, Зин, Матвеич-то наш, кажись снова в город намылился за невестой интернетишной! – прокричала через забор, бренча пустыми вёдрами Анфиска — женщина пенсионного возраста, во всех отношениях приятная, но шумная.

–Да что взять-то с него! Дурака старого! Как был стрекозлом, так им и остался! Как вспомню, сколько он нам с тобой по молодости кровушки попил, так убить хочется! — ответила ей такая же пенсионерка, копашащаюся в огороде.

Она, прикрыв глаза ладонью, с презрением посмотрела вслед Матвеевичу и от досады сплюнула на землю.

***

Матвеич и правда по-молодости был парень видный, куролесил основательно: то за Зиной ухаживал, то за Анфисой. Из-за него две подруги и перессорились вдрызг. А тот однажды сорвался, как вор ночью, да и исчез. Поговаривали про него, что в город подался, да там и подженился.

Только ни Зина, ни Анфиса не хотели верить в это, и каждая ждала, что Серёга (это он с возрастом Матвеичем стал) непременно вернется и именно к ней.

И Зинаида, и Анфиса в молодости были обе были девки видные, женихов к ним сваталось немало, даже с соседних районов приезжали. Но ни одна, ни вторая никому на свадьбу согласия не давала. Так и жили обе в ожидании чуда. Было дело, они друг-друга просто возненавидели. Видеть спокойно не могли. До драки дело не доходило, но если не дай бог, где встретятся, то обязательно гадостей друг-другу наговорят. А потом — ничего, успокоились. Видать, общая потеря сблизила.

***

–Заходи, соседка! Хватит враждовать, вроде как незачем теперь. Чаю попьем! Пенсию отпразднуем! – позвала как-то стоя у забора Анфиса Зинаиду.

И та пришла! Сели они вдвоем, повздыхали над своей загубленной молодостью немного, под чай ещё кое-чего покрепче нашлось… И полилась беседа.

–А ведь одинокими мы с тобой остались-то из-за Сережки! Кабы знать, что не вернётся он ни к тебе, ни ко мне…Разве так бы наши жизни сложились? ! – говорила, раскрасневшаяся от рюмки вишневой наливки Анфиса, глядя на портрет Серёги, висевший на почетном месте.

–Да уж, дуры мы с тобой — дуры! Всю жизнь он нам поломал! А ведь ни одну из нас не любил! Он и любить-то, наверное не умеет! – поддержала подругу не менее раскрасневшаяся Зинаида, тоже как в зеркальном отражении подперевшая щеку и любующаяся на портрет бывшего возлюбленного.

Долго они так сидели, жизнь свою молодую вспоминали. До пенсии дожили, а ни у одной, ни у другой ни ребёнка, ни котёнка, только и осталось, что воспоминаниями жить.

Уже изрядно набравшись наливки, Анфиса, всё также глядя на портрет Серёги, сказала: – Интересно, как жизнь его сложилась? Дом-то тётки Матрены так и стоит заколоченный.

–Да, она тогда по всей деревне бегала, кричала: «мой сын на городской женился, меня к себе зовёт!» – вспомнила Зинаида.

–Ну, если бы что плохо было, она бы уже назад вернулась!

Новоявленные пенсионерки засиделись допоздна, как вдруг в дверь кто-то осторожно постучал. На крыльце стоял маленький, круглый мужичок. Завидев появившуюся на пороге дома Анфису, он как-то судорожно глотнул воздух, снял кепку, под которой обнаружилась лысина, аккуратно обрамленная по кругу седенькими, пушистыми волосешками. Глаза мужичка увлажнились от невзначай набежавших слез.

–Ну, здравствуй, Анфиса! Узнаешь, что ли? Я к тебе! – произнёс он дрожащим, старческим голосом.

Анфиска, предварительно перекрестившись, отмахнулась от явленца рукой, как от привидения, наконец, догадалась, что это всё заправду и ей ничего не привиделось, сказала удивительную по своей ёмкости фразу: «Вспомнишь г*****, — вот и оно» и крикнула в глубину дома: –Зин, а Зин, ты глянь, кто к нам пожаловал.

В дверном проеме показалась Зинка, она долго силилась понять, что это за «лысый боровичок» стоит на пороге, пока гость не возмутился:

–Ну, вы чего, девки, долго держать меня в дверях собираетесь?

–Батюшки мои, да это-же Серёга! Ты глянь Анфис, из-за кого мы с тобой когда-то убивались! Дождались дурака старого, значит! – ухмыльнулась Зина.

Анфиса отступила в сторону, пропуская гостя в хату: –Ну, заходи, раз уж пришёл!

–Пьянствуете? – хмыкнул гость, заметив на столе наполовину опустошенную бутылку наливки.

–Пенсию празднуем! — коротко ответила Анфиса – Ну проходи, присаживайся, рассказывай, как жил, с чем приехал, как мама твоя? — расспрашивала она гостя, выставляя на стол чистые приборы.

Довольный Серёга уселся за стол, зачерпнул ложкой салат, наполнил свою рюмку наливкой: -Ну, за встречу! — радостно провозгласил он тост и опрокинул в рот содержимое рюмки. После этого, совершенно не стесняясь, принялся усиленно закусывать.

Обе женщины сидели молча, и, сложив руки на груди, с некой иронией разглядывали гостя, иногда, для сравнения переводя взгляд на его портрет на стене.

Наконец, насытившись, Серёга начал рассказывать о себе.

–Запутался тогда я совсем, девки, простите! Никак среди вас никого выбрать не мог. Обе вы мне нравились! Вот и решил в город податься, подумать, так сказать!

–Да хватит врать-то, пень старый! Ты не подумать хотел, ты пристроиться хотел к бабе городской! — прикрикнула на него Анфиска.

–Вот именно! – поддержала подругу Зинаида – Мы же деревенские, некультурные, от нас навозом несёт, а этому городскую фифу подавай! Мы для него рожей не вышли! А теперь-то… смешно смотреть! – рассмеялась она.

– А ты, Зинаида, не смейся! Меня жизнь знаешь, как мордой по плинтусу пошоркала! — обиженно протянул Серёга, вновь наполняя рюмку наливкой. –Покрепче-то есть что-нибудь? — спросил он, проглотив содержимое рюмки.

–Есть, да не про твою честь! — резко отрезала Анфиса.

–Встретил я там женщину, Раису! Она у нас на заводе буфетчицей работала. Ну и как-то закрутилось всё! Так полюбил я её, что ничего вокруг не видел. Потом ребёнок родился Петенька! Вот тогда Раиса предложила: «вызывай мать, пусть с ребёнком сидит, а я на работу пойду».

Оно и понятно: мы через её работу деньги на продукты совсем не тратили, а в холодильнике всегда всё было…

Мама приехала, Петю она практически вырастила. А когда маму парализовало, Раиса предложила её в дом престарелых сдать…

–И ты согласился?! – в один голос выдохнули женщины, глядя на бывшего общего возлюбленного с нескрываемым презрением.

–Ну а что я мог сделать? Квартира-то Раисы! Да и некому за ней ухаживать было.

–Ну а теперь-то тебя каким ветром в родные края занесло? – спросила Анфиса.

–А я знаю! — хмыкнула Зинаида – Жена выгнала!

–Вот, ты провидица, Зинка! Заболел я! Потерял сознание прямо у станка. Работать больше не могу! Вот и выгнала Раиска меня! «Зачем мне мужик бесполезный дома, я лучше кота заведу» — вот так она мне сказала.

–Ну а сын-то, поди большой уже! Он что сказал? — спросила Анфиса.

–А что сын? У него семья, ребёнок маленький… Подарил мне вот ноутбук, чтоб не скучал, да посоветовал назад в деревню ехать…

–Понятно! — хмыкнула Зинаида — Жизнь твои старания оценила по достоинству…

–Ну, а от нас ты чего хочешь? — спросила Анфиса.– Не знаю, как Зину, меня ты совершенно не интересуешь.

–Не поверишь! Меня тоже! — высказалась Зина.

–Да, нет! Я просто о помощи пришёл просить! Послушайте, бабоньки, возьмите надо мной шефство: покормить, постирать, прибраться… а я вам взамен, гвоздь могу прибить!

–Чего??? — обе женщины возмущённо вскочили изо стола и угрожающе двинулись на бывшего жениха –Ишь ты, прощелыга! Прислугу пришёл нанимать за «гвоздь прибить»! Гвозди мы и сами за столько лет научились прибивать.

К своему заброшенному дому Матвеич бежал быстрее ветра, костеря на чем свет стоит «двух противных баб».

Он не оставил попыток найти женщину, которая согласилась бы к нему переехать и ухаживать за ним.

Каждый вечер он садился перед ноутбуком и рыскал по сайтам знакомств в поисках подходящей пары. Иногда, как сегодня, он собирался и ехал в город, на свидание под громкий, издевательский хохот соседок, для которых его поездки стали своеобразным развлечением.

–Ненавидят они меня, а ведь когда-то любили! Почему так?! — думает он в такие моменты.

Встречи в городе, как правило, заканчиваются ничем, лишь пару раз потенциальные невесты доехали к Матвеичу в гости, да так и исчезли бесследно, обещав «подумать». Серёга потом пытался им звонить и писать, но вскоре успокоился, поняв, что почему-то оказался в чёрном списке. Впрочем, к такому положению дел он привык довольно быстро. Блокировали его практически после каждого свидания.

–Потерял я свою привлекательность для женского пола – думает иногда Серёга, поглаживая свою лысину.

Но он упорный! Всё равно, вновь и вновь пишет дамочкам сообщения на сайте знакомств и едет на очередную встречу на потеху Анфисе и Зинаиде.

Автор: Анелия Ятс

Рейтинг
5 из 5 звезд. 1 голосов.
avatar
Поделиться с друзьями: