Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны

Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны

Маргарита Степановна Шатило о своём брате:

А пел наш Веня шикарно. Голос был уникальный. Мог спеть в любой тональности, любую песню. Мы заслушивались, а он пел, подперев голову рукой и лилась песня шикарными звуками. Он был необыкновенным- начитанным, многогранно развитым. Писал материал для газет с ходу на любую тему,без правок редактора – говорили нам в редакции газеты, где он работал последнее время. Просто талант. Слишком рано оборвалась его жизнь. Он жил в своем писательском мире-писал стихи, прозу, информационный материал в газеты, пел песни, шутил, искренне, по-детски радовался всему хорошему,необычному. Он был просто наш дорогой Венушко. Так звала его мама и мы.

Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
К воспоминаниям прилагается подборка фотографий о наших поющих земляках.

ЕВГЕНИЙ СОСНИН
(1936 – 1982)

Поэт-лирик Евгений Степанович Соснин уроженец села Житниково Курганской области. Работал репортером в районных и городских газетах Тюменской и Курганской областей. Оставил большое поэтическое наследие: любовную лирику, стихи о природе, родной земле. Публиковался в местных, районных и областных изданиях, московских журналах.

ПЕСНИ РОДНОЙ СТОРОНЫ

Помню крестовый, переходящий из рода в род родительский дом под шатровой крышей. И сумеречную от ламп-помигушек, убранную к празднику горницу, а в ней – несколько столов, впритык поставленных друг к другу. Их не накрывают – ждут гостей. Ждут гостей и мясные да рыбные подовые пироги, которые сейчас «отдыхают» от вольного жара в русской печи, накрытые чистым, чуть влажным полотенцем.
Мать, еще молодая, необычайно оживленная, деловито хлопочет у чугунков и сковородок. Ей помогают тетя Зоя, старшая сноха, родная сестра отца, Мария Демина, соседка. По деревенской традиции женщин называют по мужьям – «Степиха», «Ваниха»: у двух последних женщин мужья Иваны.
– А утре, Зоя, вари уху, – решает мать, – будем ухой мужиков опохмеливать.
В урочный час приходят первые гости. Вот Иван Селиверстович, гармонист, невысокого роста, ладный и сухопарый. Даже в неверном свете «семилинейных» ламп, подвешенных к потолку, можно понять, как старательно, до блеска начищены его новехонькие хромовые сапоги. Они поскрипывают, похрустывают свежей, проложенной в подошвах берестой. Поскрипывают на плече у гармониста и новые ремни двухрядной тульской гармошки. Входят и также радушно здороваются, немного помешкав у порога, и другие гости.
Сразу же запоминается колоритная внешность Михаила Максимовича. Высокого роста, в малиновой рубахе-косоворотке, ловко перехваченной в поясе черным гарусом, он сразу же завоевывает все симпатии детей. А нас, соседских ребятишек, на полатях сейчас никак не меньше десятка. Заметьте: на полатях. По деревенским обычаям дети обычно не толкутся под ногами взрослых, а знают свое место – на печке или на полатях. При этом говорят они между собой вполголоса, а если и возятся, то так, чтобы, не приведи бог, не услышали взрослые, иначе беда!
После ответных фраз хозяев «милости просим, проходите в передний угол» гости рассаживаются кто куда. Гостей много, должно быть, пар двадцать, так что хоромы родительского дома, по деревенским меркам не малые, сразу же становятся тесноватыми. Но еще более тесными делаются они, когда звучит глубокий бас Михаила Максимовича.
Любопытно: в те далекие детские годы я, конечно, не мог знать по портретам Шаляпина, великого русского певца. Но вот сейчас, сравнивая внешность Федора Ивановича с обликом певца из народа, о котором я и думаю рассказать, я вижу в их чертах много общего. Во-первых, голова и лицо Михаила Максимовича чем-то удивительно были схожи с шаляпинскими. Он поражал воображение какой-то особой, степной широтой своей натуры, за которой угадывалась глубокая русская душа.
Столы в горнице между тем были уже накрыты, и всевозможной снеди на них было в достатке. Перво-наперво вкусно дымились на них, источая пряность, пельмени – коронное кушанье всякого сибирского застолья. У нас любят и умеют выпить и покушать, поэтому не стану описывать этих сцен, а сразу перейду к делу.
– Ну что, ломаем столы? – спрашивает отец уже подгулявшую застолицу. – А то, смотрю, кой-кого вроде бы уж и на сон потянуло. Ну-ко, Иван Селиверстович, встряхни народ! – Глаза отца, обычно холодновато-суровые, сейчас смеются и озоруют.
– Верно! Хватит спать – пора вставать! – с оживлением откликаются острословы. Гости посмеялись, вышли из-за столов и сразу же убрали их, подвинув скамьи к стенам, застыли в томительном ожидании веселья. Я, каюсь, все эти сцены наблюдал тихонько: не утерпел и слез-таки с полатей!
Гармонист уже без пиджака, ворот рубахи расстегнут, лихо рванул меха двухрядки и заиграл плясовую. И почти все женщины сразу же пошли плясать. «Не хотела я сегодня угореть, да зачала моя головушка болеть!» – выговаривала двухрядка под дробь каблуков.
Этот номер программы всегда был, однако, не долгим: гостей потянуло к песне. Хором начали было «То не ветер ветку клонит…». Но песня почему-то не получалась. Начались предложения, в том роде, что надо бы еще «поддать на жарок». Посмеялись – выпили. И снова попытки спеть не увенчались успехом.
– Ну-ко, Михаил Максимович, потешь народ, помоги, слышь! – попросил отец.
– Надо бы сперва пуговку расстегнуть, – пошутил тот, оживляясь.
– Да расстегивай хоть все! – последовала новая шутка.
Я видел, как в задумчивости склонил певец свою большую голову, подперев ее рукой, должно быть, очень сильной, и спросил:
– А какую же начинать?
– А «Из-за острова на стрежень», чтобы стаканы звенели!
И вот хлынула подобно океанскому валу широкая русская песня. Каждый из нас знает и певал ее, если умеет, но чтобы песня так волновала, так будоражила все лучшие струны русской души, – такого чувства я не испытывал ни раньше, ни потом, когда стал взрослым. Мощно дышала широкая грудь певца, волжского, казалось, горьковского, богатыря, свободно лился его глубокий, самой природой поставленный голос. Он раздвигал стены дома до исполинских, космических размеров и уносил нас всех куда-то на могучих волнах песни в океан времен, в беспредельность. Стаканы на столах, кстати, действительно звенели, а ближняя к певцу «семилинейная» лампа вот-вот, казалось, погаснет. Такой силы был голос певца.
Слушали Михаила Максимовича в благоговейном молчании, многие сушили платком глаза. А он пел, совершенно, видимо, позабыв и себя самого, и всех нас. Спел он и «Ветку…», что не вышла у застолицы, и «Много песен слыхал я в родной стороне», и «Не слышно шума городского», и «Хуторок». Это все русские, народной природы песни, а певец как раз, видимо, и был рожден для них. Потому успех он имел колоссальный.
– Ну, спасибо тебе, Михаил Максимович, утешил! Ведь экой тебе голос бог дал! – говорили пришедшие в себя слушатели.
А он молчал, и все сидел в оцепенении словно все в той же позе – слегка наклонив большую красивую голову и подперев ее рукой. Кто знает, о чем грезила в те минуты его высокая русская душа?

Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
День медицинского работника в Чашинской больнице.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Работники Чашинской больницы отмечают праздник.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
На празднике в райпо.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Художественная самодеятельность в коллективе сельской больницы. Принимали участие работники аптеки и яслей.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Хор Чашинской больницы.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Вокальное трио больницы села Чаши: Е. Суслова, Сацута, Т. Щеголькова). В их исполнении тогда звучало много романсов.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Вокальная группа Чашинской больницы
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Художественная самодеятельность совхоза "Чашинский". Сводный хор совхоза. 80-е годы.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Сводный хор совхоза. 80-е годы.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Совхозный хор.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Вокальная группа совхоза.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Женская вокальная группа совхоза на концерте в День Победы.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Женская вокальная группа совхоза на концерте в День Победы.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Мужская вокальная группа: Владимир Веселов, Сергей Герасимов, Сергей Грачев, Николай Асямолов.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Мужская вокальная группа.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Поёт Веселов Владимир Николаевич, на баяне играет Асямолов Николай Михайлович
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Старцева Валентина Егоровна, Панкратьева Александра Емельяновна и Шадрина Галина Егоровна несколько лет выступали в самодеятельном ансамбле " Балалайка – стуколка." Ансамбль выезжал на районные и областные конкурсы, занимал призовые места.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Концертная программа в чашинском ДК, октябрь 1986 г.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Музыканты вокально-инструментального ансамбля "Пульс": Герасимова Ольга, Герасимов Сергей, Сергей Чебыкин и солисты группы: Светлана Ковалевская, Анара Мусабекова, Галина Локутникова.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Сергей Герасимов был ведущим почти всех  концертов и солистом  группы "Пульс". Читал стихи собственного сочинения.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Поют наши ветераны.
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Евгений Степанович Соснин. Песни родной стороны
Рейтинг
5 из 5 звезд. 1 голосов.
Поделиться с друзьями:

Привела меня дорога вновь в село моё родное… Автор воспоминаний Татьяна Ларина

Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Выпуск 1960 года встречает свой последний школьный новый год. Фотография Татьяны Лариной. 
Привела меня дорога вновь в село моё родное... Автор воспоминаний Татьяна Ларина
Улица Кирова, дом номер шесть. Фотография Татьяны Лариной. 
Рейтинг
5 из 5 звезд. 2 голосов.
Поделиться с друзьями:

Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны

Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны

Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны.

Я – простая русская женщина, с открытой душой человек, много повидавший и много переживший. Больших запросов к жизни у меня нет. Привыкла довольствоваться малым, тем что есть.

Жизнь моя была совсем непростой. Детство и юность пришлись на военные годы. В 10 лет мы, дети войны, считались уже взрослыми и должны были понимать, что происходит в мире. И мы понимали, и как могли помогали взрослым. Ухаживали на ферме за скотом, заготавливали корма (сенаж, сено), пололи поля от сорняков, растили овощи и работали на картофельных полях.

Когда началась война, мне было 10 лет, нас у мамы тогда было трое, был братик 9 лет и сестрёнка 2-х лет. 1941 год был неурожайным, с продуктами было очень плохо. Когда на седьмой день от начала войны наш папа ушёл на фронт, в семье из продуктов оставалось только ведро муки.

Выживали как могли. В 1943 году братик и сестричка умерли от кори. Мне уже 12 лет. Зиму в школе, летом –в поле. Мы, дети, на коровах пахали и боронили пашни, на быках возили сено, зерно, дрова для колхоза.

Помню в 1943 году, в мае месяце, во время посевной надо было подвезти семенное зерно для посева в поле. Запрягли мне пару быков, нагрузили зерном и я поехала в поле. На обратном пути началась сильная гроза, и молния ударила прямо в мою повозку. Я не поняла, что со мной случилось. Очнулась, быки лежат на дороге в запряжке, а мне очень больно смотреть глазами и обожгло лицо, опалило брови и ресницы. Навстречу ехал бригадир, он мне и помог, поднял быков и сопроводил до деревни. Всё обошлось благополучно.

Для фронта мы готовили и отправляли сухую картошку, сухари, вязали носки и варежки. Так и жили всю войну. Я училась, мама работала. Помню поехали мы с ней за сеном на корове в 1943 году после работы. Приехали к зароду, нагрузили сено, я залезла на воз, а мама ведёт корову за верёвочку и поехали в обратный путь.

Теметь жуткая, ничего не видать. Вдруг я на дороге увидела четыре светящиеся точки и закричала маме: »Мама, что там ?» Она мне:» Аня, это волки.» Корова забеспокоилась и вперёд не идёт ни в какую. Мама меня с воза сняла. Я держу корову, а мама взяла вилы и пошла на волков и сама кричит: «Вы что баб пугать собрались, они и так напуганы.» Волки ушли с дорог и и мы благополучно доехали до места.

В 1946 году отец вернулся с фронта живой и здоровый и жизнь стала налаживаться. В 1947 году у нас пополнилась семья, появилась у меня сестричка Наденька. Радости не было конца. Всё хорошо. Я закончила школу и поступила на заочное отделение в Челябинский пединститут. Одновременно работала в средней школе посёлка Привольное Лопатинского района Курганской области.

Это были самые лучшие годы моей жизни, их мне не забыть никогда. От нашей деревни М. – Курейного до места моей работы 25 километров. В выходные дни я пешком шла полями и лесами к родителям домой. Помогала им как могла, время было тяжёлое. И вот я получаю первую зарплату и покупаю себе велосипед и еду домой на нём. И мой отец тоже потом  научился ездить на велосипеде.

Помню однажды приезжаю домой, а у родителей шум во дворе, это пришли судоисполнители и уводят со двора корову за неуплату непосильного для них налога. Мама с сестрёнкой плачут. А я со второй зарплатой уже приехала. Ура! Ура! Спасли коровушку. А для меня огромная радость была, что помогла своим родным людям.

В 50 году в нашу деревню приезжает бравый офицер Шепелёв И. А. Девчата всполошились, нас в школе работало 10 молодых учителей и все девчата. Выбор пал на меня. Вскоре мы поженились и увёз меня мой офицер в Восточную Пруссию. И дальше всё завертелось, закружилось. Пошли детки, в 1952 году родилась дочь Людочка, в 1954 году – сын Валера. Отслужили верой правдой шесть лет и снова вернулись к моим родителям. И тут по року судьбы я остаюсь одна с двумя детьми на руках.

Через некоторое время я встретила другого спутника в своей судьбе и стали мы жить в Чашинском племсовхозе в деревне Заря. Я здесь работала и в магазине, и в столовой, и коров доила и телят поила, 16 лет работала бригадиром на животноводстве.

Наша ферма былы передовой в совхозе. Нам с мужем в то время без очереди продали автомобиль «Нива», это была награда за нашу работу. Дома мы тоже всегда держали большое и крепкое хозяйство.

В 1961 году у нас родилась доченька Галя. Дети учились. Галя и Люда закончили Курганский пединститут, работали по специальности. Народились внуки, у нас их 6 человек. Правнуков уже восемь. Вообщем, я – богатая бабушка. Ну всё бы было хорошо, но муж ушёл в мир иной и сейчас я снова осталась одна.

Дети всё к себе зовут,

Да не хочу я в жизни им мешать.

Решила: буду жить я дома,

Детей и внуков терпеливо ждать.

Мы, старики, люди очень обидчивые. А обида укорачивает жизнь. Так вот.

Не обижайте стариков, не надо.

Они свою большую жизнь прошли.

У них теперь одна лишь есть отрада,

Которую вы им бы дать могли.

Обрадует их добрая улыбка,

И несколько простых и добрых слов.

Их жизнь уж и так недолга и зыбка,

И вся из боли и тревожных снов.

Они живут в своих воспоминаньях,

В их неспокойных стариковских снах.

Им видится война и время созиданья,

Маленькие дети на руках.

Пусть в чём-нибудь они и виноваты,

Вы не ищите злых, колючих слов.

Они – всегдашние солдаты и солдатки.

Прошу, не обижайте стариков.

Свой жизненный путь совершая,

Уважайте вы все стариков.

Со временем все постареете,

Закон земной жизни таков.

Анна Ивановна Шепелёва

Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Первая ферма совхоза " Чашинский." Ещё до войны появились первые совхозы. На этой фотографии специалисты нашего сельского совхоза "Комбинат", которые участвовали в выставке на ВДНХ. Первый директор Миро сидит в нижнем ряду в центре.

Эта фотография уникальная и чудом сохранилась до наших дней. В начале 30-х годов на территории первой фермы (позднее посёлок "Заря") согласно Постановлению Уральского обкома ВКП(б) и облисполкома было создано подсобное хозяйство алюминиевого завода из города Каменск-Уральский. Из года в год хозяйство наращивало производство сельхозпродукции для обеспечения рабочего класса завода. В 1957 году к нему был присоединён салтосарайский колхоз "Искра", а в 1959 году банниковский колхоз. Это подсобное хозяйство называлось "Комбинат".

Существует очень интересная история о том, как появилось название посёлка – "Заря". Женщин-доярок и телятниц возили на работу очень рано, ехали они обычно с песнями и в пути часто встречали восход солнца. И вот однажды Анна Ивановна Шепелёва, любуясь на зорьку ясную, и предложила звать посёлок не первой фермой, а "Зарёй."
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Шепелёва Анна Ивановна, 30.10.1931 г. р., работала на ферме с малых лет, работала бригадиром животноводческой фермы в совхозе "Чашинский" на первой ферме хозяйства.
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Заря и заринцы
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Встреча с родной деревенькой Заря и земляками. 23.07.16 г.
Воспоминания труженицы тыла, Почётного гражданина Чашинского сельсовета Шепелёвой Анны Ивановны
Рейтинг
5 из 5 звезд. 1 голосов.
Поделиться с друзьями:

Чудеса без решета. Вспоминания Юрия Михайловича Кулинича

Чудеса без решета. Вспоминания Юрия Михайловича Кулинича

Чудеса без решета.
Хочу рассказать о природных явлениях, которым был свидетелем. Я маленький, лет 5-6. Лето, жара и начинается гроза. Как положено, дождь и молнии. Мы всей семьёй в своём доме на больничном дворе.
И тут в открытую форточку влетает шаровая молния. Желто – белый шарик величиной с теннисный мячик. Шар поплыл по воздуху вглубь комнаты. Мама замахнулась на шарик рукой и из него вылетела маленькая искра и ударила маму в палец. Та упала на пол. Молния покружила по комнате и вылетела в печную трубу на улицу. Взрыва не было. Благо, печная труба была открыта напрямую на улицу.
Поясняю, что, когда топится русская печь, дым выходит в печное отверстие над плитой. И есть два варианта прохода дыма : зимний и летний. По зимнему дым идёт по лабиринту дымохода, нагревая кирпичи для нагрева комнаты. По летнему дым улетает прямиком на улицу. Я и Толя пустились в рев. Отец побежал в больницу, ибо близко, и привёл медсестру. Та под нос мамы нашатырь и вскоре она очнулась. На пальце был глубокий ожог, который долго заживал.

Падение метеорита..
Как то вечером я пошёл зимой до ветру за стайку, ибо все удобства были во дворе. Взял с собой огромный лист газеты. Кажется, "Известия " так как "Правду"мы никогда не выписывали. Туалетная бумага отсутствовала. Я даже не знал о её существовании тогда. Первая туалетная бумага начала производиться в СССР в 1969 году. Где-то в 1975 году я видел очереди в Воронеже за туалетной бумагой по 2-3 часа, чтоб купить 10 рулонов.
Сижу я за сараем, газету разминаю. А ночь лунявая и много звёзд понатыкано. Тут небо осветилось, раздался грохот и пролетел огненный шар. Затем бабахнуло с шипением. Утром я узнал, что в Чашинское озеро упал метеорит, пробил лёд и вскипятил воду в воронке.
Дырка во льду была диаметром метров 20. Это лёд растаял. Долго вспоминал, в каком году это было. Недавно наткнулся в инете на заметку "каргапольский болид ".
В марте 1961 года над несколькими районами Курганской области пролетел болид, который развалился на лету. Кусок с него и упал в Чашинское озеро…

Ну и самое интересное о НЛО ( неопознаный летательный объект).
В 1988 году я купил в Рыбном избу, где была одна комната с большой русской печью. Туда завезли металлические кровати, постельные дела, кухонную утварь. Ну и всякое охотничье и
рыбацкое барахло.
Там мы жили по многу дней, когда приезжали на охоту и рыбалку…
А так же на обработку и копку картошки. Очень удобно было приехать в свой дом, никому не мешать и все барахло для жизни на месте. Этим домом я пользовался в 1988 – 2002 годах. За 24 года дом обворовывали минимум 10 раз.
Начались переломные годы – лихие девяностые. Совхоз, основное место работы населения, развалился. Работящие мужики из деревни уезжали с семьёй, бросая свои дома. Продать
их было некому.
В 1985 году в Рыбном было 180 жилых домов, сейчас осталось 15. Была чёткая закономерность. В брошенных домах через неделю обязательно били стекла и ломали рамы. Оставались алкаши без денег, а выпить хочется каждый день. Воровали все, особенно металл.
Один смешной случай. В одном доме на крыше стояла печная труба из меди. Лет сорок выполняла свою функцию – выводить дым из печки. Отлучился хозяин из дома на пол дня. Приходит, а трубы нет. Сосед снял, продал и пропивает в компании собутыльников. И ещё пострадавшего приглашает на гулянку.
В начале 2000 годов мою избу стали грабить еженедельно. И пришлось её бросить и жить на охоте у знакомых за деньги. Дед Миша очень любил эту избушку. Жил там один неделями. Сети поставил – рыба есть. Лодки стояли в огороде. Утром выплыл на 100 метров от берега в камыши, стукнул из ружжа парочку лысух , вот и мясо. Молоко купил, картошки немерено, самогона в запасе несколько бутылок. Чем не жизнь в свое удовольствие.

В 1998 году меня из-за отсутствия работы на заводе отправили в дополнительный отпуск в октябре. Я и отец отправились в избушку на машине на две недели. Я утром уезжал на Салтасарай на охоту. Привозил обычно 15-20 штук уток. Дома печка топлена, обед сварен. Поел с водочкой, вернее с самогоном, который очень любил мой напарник по охоте Вовка Мокроусов. Благо хорошее качество и задарма. Уток обработали, обсыпали горчицей для хранения и спать.
Когда пришлось бросить избушку, очень жалко было потерять свою независимость. И на зимней охоте на ночлег приезжали в этот дом. Избушка была промерзшая, но не на улице и печка есть.
Хотя, один раз заночевали зимой в лесу. Развели костёр до небес, в стоге сена вырыли норы, где и спали.
Наконец, дошёл до НЛО. Вроде, в 1990 году, в конце сентября мы с отцом были в избушке. Вечером, часов в 21, отец вышел на улицу и влетел в дом с воплем : скорей на улицу.
Ночь была ясная, все звезды высыпали. И на небе плыл огромный светящийся круг. Границы круга чётко обозначены, а внутри матовая дымка. Сквозь дымку видны звезды. По крайней мере, в круге спокойно разместилось созвездие большой медведицы.
Шар двигался по небосклону слева направо. В шаре ближе к правой кромке яркая светлая точка. Из неё вырывается сноп лучей. Направление лучей в сторону движения шара. Наблюдали это явление больше часа. Затем шар стал бледнеть и растворился. У меня нет никакого объяснения этого явления.
Юрий Михайлович Кулинич

Чудеса без решета. Вспоминания Юрия Михайловича Кулинича
Деревня Рыбное.
Чудеса без решета. Вспоминания Юрия Михайловича Кулинича
Рыбновские просторы
Рейтинг
2 из 5 звезд. 4 голосов.
avatar
Поделиться с друзьями: