Поворот не туда. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Поворот не туда. Автор: Олег Бондаренко

Поворот не туда

Мы ехали на отдых. Если так можно выразиться. Ибо, поездки эти меня утомляют. Сборы, потом долгая езда, потом устройство на месте, а после – раскладывание стола и приготовление завтрака для нас и двух наших детей.

Им-то, конечно, раздолье. Это понятно, какие тут споры. Для детей чего только не сделаешь. Вот и согласился.

Товарищ сбросил геолокацию одного места. Говорит, почти под мостом, и никто туда поэтому не ездит. Одни там будете, говорит, что очень мне понравилось. Ну, созвонились они с женой моей, он всё ей объяснил, и, собравшись, мы поехали…

А дорога долгая была, часа два. Все в машине подустали. И вот наша хвостатая компания, состоявшая из лабрадора Доры и кота Барона, тоже, судя по всему, утомилась.

А надобно вам, дамы и господа, сказать, что Дора – милейшее существо. Я никогда не слышал, чтобы она лаяла или рычала. А уж Барон, так тот вообще, спец только по еде и сну. Ну, играет иногда с Дорой или детьми, а тут…

Как только мы подъехали к развилке, где надо поворачивать на мост, случился с ними криз. Нервный. Мирные и спокойные наши хвостатые друзья будто с ума сошли. Будто, в них бес какой вселился!

И стали они на заднем сидении, прямо возле детей, драться. Да ещё как!

Аж клочки полетели. Визг и рык стоял такой, что я был вынужден остановить машину прямо на обочине, возле этой развилки. И выскочили наши детки, а за ними и питомцы вылетели. И с рычанием и воем бросилась Дора догонять Барона.

А мы все, бросив открытую машину, побежали за ними. И выбежали на небольшую полянку, прямо у речки. Замечательное такое место, я вам скажу. Тихое, спокойное. Травка и песочек. И никого нет вокруг. А солнышко…

Ласково так светит, и водичка шелестит. И свежестью от неё к нам веет. Тут Дора и Барон, не сговариваясь, уселись на песочке, как будто и не дрались совсем, и ни в какую…

В смысле, отказываются идти обратно в машину. Ну, чтобы, значит, продолжить наше утомительное путешествие к пляжу под мостом. Особенно расстраивалась жена, очень ей туда хотелось. Но всегда покладистые лабрадор и кот упирались и не желали покидать полянку.

Короче говоря, после получасовых уговоров и беготни за собакой и котом по песку, мы устали и решили – да, в конце концов, какая разница, куда ехать? Вот ведь, замечательное место. Что ещё надо?

Солнце, травка, лесок, речка и чистый пляж. Зачем ещё куда-то надо ехать? И жена, тяжело вздохнув, согласилась, укоризненно глядя на кота и собаку.

Подъехал я на машине к этому месту, и стали мы устраиваться. И Дора с Бароном нам помогали, заглядывая мне в глаза, как будто прося прощения. А мне-то что? Место замечательное оказалось. Рыбалка просто отличная. Дети понеслись с женой купаться. Потом поели и легли на шезлонгах. Красота!

Птички поют, листочки шепчут что-то. И Дора с Бароном в теньке дремлют. Короче говоря, вечером, когда мы приехали домой, позвонил я товарищу, чтобы объяснить, почему мы до места не доехали, а из трубки…

Вой с криками! И жена трубку у меня забрала. А потом побледнела и уронила её на пол. Я поднял и стал слушать объяснения. Ну, так вот.

Хотите верьте, хотите нет, а случай вот такой. Прямо в то время, когда мы должны были подъехать к мосту, на нём развернуло бензозаправщик, посреди дороги, и он упал прямо под мост! Именно на то место, где мы и должны были отдыхать.

Так что, всё это время наши друзья сходили с ума, считая нас погибшими. Можете себе представить, как они удивились и обрадовались.

А потом жена извинялась перед лабрадором Дорой и толстым котом Бароном. Им была приготовлена праздничная трапеза из большой курочки, которую они и поделили честно на двоих.

Теперь мы не ездим по незнакомым местам и внимательно смотрим на наших хвостатых друзей. И если они недовольны чем-то, то мы предпочитаем учитывать их мнение.

Вот такая история.

Хотите верьте, хотите нет.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Поворот не туда. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Охранник. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Охранник. Автор: Олег Бондаренко

Охранник

Так его прозвали за то, что он охранял шашлыки. Да, да, именно так. Он жил на этой большой площадке для пикников. Туда почти ежедневно съезжались те, кто решил отпраздновать какие-то свои знаменательные даты. И там же собирались, когда праздники были всеобщими.

Кот садился рядом с мангалом или костром и…

Все могли совершенно спокойно возвращаться к столу, потому что за дело брался Охранник. Он отгонял от мяса, издававшего умопомрачительный запах, котов и собак. Охранял, значит. За что ему и перепадали кусочки и объедки.

Правда, так бывало не всегда. Иногда выдавались голодные и холодные дни, когда Охраннику нечего было есть и пить. Но это мало интересовало тех, кто приезжал праздновать. Им казалось, что все рядом должны радоваться. Всегда.

И Охранник помогал им в этом. А когда праздник заканчивался, он шел в небольшую яму, вырытую каким-то зверем. Там ему снились сны…

Будто он маленький котёнок. И мама-кошка ещё жива и облизывает его. Охотнику становилось так хорошо, что он мурлыкал во сне. Наяву он этого не делал, потому что его никогда не гладили.

Грязный он был очень из-за своей жизни в яме. Да и виду самого, что ни на есть, бандитского, что не располагало к общению.

И в этот день праздник был большим. Поэтому у Охранника работы было много. Он взял на себя несколько мангалов, стоящих недалеко друг от друга, и стал гонять котов и собак, пытавшихся украсть прямо с огня куски мяса.

Все приехавшие были давними посетителями этой площадки, поэтому, доверяли Охраннику. И только одна компания была новой. Там всем руководила маленькая женщина, которая очень заразительно смеялась. Она почему-то нравилась Охраннику, и он жмурился и перебирал лапами, слушая её голос.

Сегодня ему как-то особенно не везло. Мало того, что приходилось бегать, так ещё и напились почти все очень быстро. А это было самое плохое в его работе.

Теперь ему доставались только объедки, которые люди бросали под стол. А напоследок его ещё и пнули ногой. Охранник отлетел и тихонько заскулил. Все собирались и уже уезжали. А желудок был пуст…

Есть очень хотелось, и он подошел к последней оставшейся группе. К той, где заправляла маленькая весёлая женщина.

Бок очень болел от удара, и Охранник проковылял к столу, за которым сидели люди. Он сел возле маленькой женщины и тихонько мяукнул. Он не надеялся ни на что. Кому нужен старый грязный кот, но, может, дадут хоть кусочек мяса? Очень не хотелось ложиться спать на голодный желудок.

Но женщина его услышала. Она повернулась к нему и внимательно посмотрела.

– Что? Бок болит? – спросила она. – Эти мерзавцы ударили?
И она кивнула на отъезжающую машину.

Охранник прищурил глаза. Его почему-то успокаивал голос женщины, и он даже попытался мурлыкнуть, но вместо этого из горла вырвался стон.

Женщина болезненно поморщилась и, взяв свою тарелку со стола, поставила перед Охранником. Он не ожидал такого. А потом стал есть, опасливо оглядываясь вокруг и инстинктивно пытаясь прижаться к ногам странной женщины.

Но всё хорошее, как известно, имеет особенность – проходить. Неизменно в этом мире лишь количество скорби и зла.

Охранник тоскующим взглядом провожал собирающуюся последнюю компанию. Женщина складывала посуду и постоянно отвлекалась. Как будто искала кого-то.

Охранник вздохнул. Бок очень болел. Он последний раз посмотрел на маленькую женщину, и ему даже на минуту стало легче. Потом он, прихрамывая, пошел в сторону кустов, где была его нора.

– Ты куда? – вдруг услышал Охранник за спиной.
Он сжался, ожидая удара. Но вместо этого маленькая, тёплая женская ручка погладила его грязную голову. Она села рядом с ним, прямо на грязную землю.

– Ты, вот что, – сказала она коту. – Тут, смотри, такое дело… У меня дома хозяйство большое. Частный дом, двор и деревья с кустами. Короче говоря…
Маленькая женщина погладила большого, старого, грязного кота.

– Короче говоря, такое дело. Охранника у меня нет. А ты своё дело знаешь. Как на счет предложения – поехать ко мне домой?
Охранник не верил людям. Они всегда обманывали. Поэтому, лучше не расслабляться и не доверять. Но почему-то, так хотелось…

Так хотелось поверить и прижаться к этой маленькой женщине. Он сделал шаг по направлению к ней и застонал. Бок очень болел.

Женщина вдруг подхватила его своими маленькими тёплыми руками, оказавшимися очень крепкими и, прижав к себе, понесла в машину.

За рулём сидел её муж. Они ехали домой, на заднем сидении сидела маленькая женщина. Она гладила большого старого грязного кота и тот…

Первый раз за много лет мурлыкал не во сне, и даже бок болел меньше.

– И никакой ты не охранник, – сказала женщина. – Ты ведь – Мурлыка.
А кот дремал на её коленях, иногда вздрагивая во сне и обхватывая руку женщины лапами. Ему не верилось, и он боялся снова проснуться в норе.

– Всё будет хорошо. Всё будет хорошо, – успокаивала его женщина.
И он прижимался к ней во сне…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Охранник. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Маленький человек. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Маленький человек. Автор: Олег Бондаренко

Маленький человек
Олег Бондаренко

Человек был маленьким буквально. То есть, невысокого роста. И очень худым. С глазами, которые, казалось, жили своей жизнью на лице, всегда хранящем суровое выражение. А характеру он был спокойного, если не сказать, флегматичного.

Что, впрочем, ему нисколько не помогало. Увольняли его постоянно. И именно потому, что он был молчуном. Переживал всё про себя. Никогда не возмущался, не скандалил и никому не жаловался. А поэтому, если надо было кого-нибудь убрать, то убирали именно его.

Дома он страшно переживал. А когда устраивался на очередную работу, то старался ни к кому не привязываться, зная, что, скорее всего, скоро придётся расставаться.

В общем, он привык быть козлом отпущения. И, наверное, именно поэтому жил один. Вечно угнетённое состояние и сумрачный вид женщин не привлекали. А иногда он пил. Не то чтобы сильно, но вполне ощутимо.

Он брал за свой счёт несколько выходных и устраивал себе праздник. С выпивкой. И тогда ему казалось, что жизнь прекрасна и все вокруг его любят, а потом…

Потом он опять возвращался на работу. И товарищи видели всё то же угрюмое выражение лица.

И вот, в один из таких импровизированных праздников, он шел домой, спотыкаясь и покачиваясь. Стараясь не выпустить из рук несколько пакетов с закуской и выпивкой.

Шел дождь. Не ливень, но вполне себе заметный. Так что, земля превратилась в жижу с лужами, а трава стала скользкой и холодной. Наверное, поэтому, когда он упал, и пакеты разлетелись вокруг, он быстро пришел в себя. Потому что уткнулся лицом прямо в густой пучок мокрой травы.

Отплёвываясь и чертыхаясь, он попытался подняться, но опять растянулся. Потому что руки разъехались. И правая рука наткнулась на что-то живое.

Он повернул голову и с удивлением увидел малюсенького, серого котёнка, которого не разглядел сперва в мокрой склизкой и серой траве. Малыш пытался мяукнуть, но у него не получалось…

И тогда маленький человек встал и, стараясь не упасть снова, собрал пакеты и опустил в один из них котика. Придя домой он первым делом вытащил котёнка и, вытерев его стареньким махровым полотенцем, положил на кровать. А сам пошел купаться и готовить есть. Потом он слегка злоупотребил спиртным, после чего, забыв о малыше, свалился на кровать ночью.

Он проснулся от того, что кто-то дышит ему в лицо. Открыв глаза, он при свете уличных фонарей, светивших в окно, увидел малюсенького котёнка, который прижался к его лицу и тихонечко сопел. Осторожно обняв его, он прижал малыша и заснул.

Утром его заняли проблемы и заботы. Магазин, ветеринар. Везде он старался не дышать ни на кого и ему было стыдно.

Когда он вышел на работу, все обратили внимание на то, что он изменился. Лицо его больше не было угрюмым, наоборот. Он постоянно чему-то улыбался. И некоторые стали донимать его, интересуясь, не познакомился ли он с какой-нибудь дамой.

Он отмахивался и отшучивался. А в обед вышел кормить кошек, которые в изобилии бродили вокруг цеха, в котором он работал. Начальник, увидев, как он выходит с едой на улицу, решил посмотреть, не выбрасывает ли он пакеты мимо мусорных баков.

Заметив, как маленький тщедушный человек кормит худых и облезлых кошек, он рассвирепел. Бросившись к собравшимся пушистикам, он стал распихивать их ногами и кричать, что уволит мужчину, если тот немедленно не прекратит это безобразие.

Рабочие, услышав крики, все высыпали вслед за начальником. И наткнулись на очень неприглядную сцену. Когда их начальник, размахивая руками, с перекошенным от злобы лицом, пинал кошек ногами и орал на маленького мужчину, а тот…

Сперва оцепенев и широко раскрыв глаза, смотрел на начальника, но когда, опустив глаза, он увидел ноги, пинающие тех, кого он кормил… Худой маленький мужчина, никогда никому в жизни не возражавший, вдруг заревел.

Причем, таким диким голосом, что начальник споткнулся и, зацепившись за что-то ногой, рухнул на землю. После чего встал и решил продолжить экзекуцию, но…

В эту секунду маленький мужчина подскочил к нему и влепил ему правой рукой звонкую пощёчину. Потом сжал свои маленькие кулачки и бросился в бой. Ребята со смены сумели его оттащить от начальника, который даже и не подумал защищаться. Он так и стоял, раскрыв рот и потирая левую щёку, горевшую от пощёчины.

Маленький мужчина решил уйти домой и больше не приходить. В конце концов, ему не привыкать менять одно место на другое, но…

На следующий день ему позвонили из приёмной генерального директора и попросили прийти в отдел кадров. Мужчина пришел, думая, что сейчас ему дадут расчёт, но ошибся.

Начальник отдела кадров мягко его пожурил и объяснил, что они совсем не против. Можно даже сказать – за. И совсем не надо было устраивать скандал, а можно всё было решить мирно.

После чего ему предложили вернуться на рабочее место с повышением зарплаты. И стать начальником участка. Полностью сбитый с толку, мужчина вернулся в цех, где был встречен бурными овациями.

Начальник цеха, естественно, не пришел поговорить с ним. Но не это его волновало. Он не мог понять, почему его не уволили. И тогда, во время обеда, одна из женщин отвела его в сторону и рассказала…

Всё, что случилось, кто-то снимал на телефон и немедленно выложил в сеть. И видео набрало огромное количество просмотров. А комментарии…

Комментарии были такие, что реакция начальства совершенно не удивляла больше маленького мужчину. Теперь он был известной личностью на заводе. Ещё бы.

Человек, отважившийся дать пощёчину начальнику за то, что тот ударил кота. Это я вам скажу, не шутка.

Его стали знакомить с разными женщинами, которые очень заинтересованно смотрели на него. И вскоре в его маленькой квартирке… Появилась женщина.

Котёнок принял её очень охотно. Ему тоже не хватало женского внимания, заботы и тепла. Так что. У них было хорошо, спокойно и радостно.

О чём это я? Да Бог его знает. Так, вдруг вспомнилось. К слову пришлось. Ни к чему, а может…

О том, что и у маленьких людей может быть большое сердце. А оно, в общем-то, как и душа, от размера тела не зависит.

А от чего, интересно? А ответ на этот вопрос каждый сам для себя найдёт.

Маленький человек. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Паразит. Автор: Алексей Байков

размещено в: Про котов и кошек | 0
Паразит. Автор: Алексей Байков

ПАРАЗИТ

— Васька! Паразит ты, леший! Ну-ка быстро иди сюда!!!
Баба Нюра привычно сметала с пола разбитую чашку и продолжала ругать Ваську, заранее зная, что тот до завтрашнего утра на глаза ей не появится.
Раньше, когда Василий был ещё молодой и глупый, он прибегал на бабкины крики. Но, получив пару раз тряпкой и веником по заду, стал умнее. И теперь по интонации и мощности децибел безошибочно определял степень опасности. Когда можно появиться вечером, а когда и через два–три дня.
В этот раз в погоне за мышью он случайно смахнул со стола забытую чашку. В прошлый – рассыпал пакет с крупой, а до этого было ещё много мелких недоразумений. И всё из-за вредных мышей. Но баба Нюра почему то продолжала ругать Ваську, хотя, по большому счету, он тут был ни при чём. Он просто делал свою работу и исправно отчитывался, принося бабке на подушку задушенных мышей, кротов и крыс.
Утром, проснувшись и увидев очередной «отчёт», баба Нюра мелко перекрестилась и завела старую песню:
— Васька! Паразит! Зачем ты мне это опять в кровать тащишь? Выгоню, чёрт, леший!
А увидев разбитую чашку, завелась пуще прежнего. Но, справедливости ради, надо сказать, что на людях хозяйка своего кота нахваливала. Мол, и мышелов отменный, и чистюля, и ласковый.
Василий старался не подвести и охранял небольшой бабкин урожай со всем усердием.
А иначе мыши в подполе подчистую уничтожили бы всю картошку и морковь. Да и крупой бы не побрезговали. А разбитую посуду и другие неурядицы Василий философски списывал на сопутствующие неизбежные потери.
В этот вечер баба Нюра налила в блюдечко молока и долго звала кота, но он куда-то запропастился и категорически отказывался появляться:
— Кис-кис-кис, Вася, паразит. Куда пропал? Молоко скиснет. Ну, и чёрт с тобой…
Бабка решила нажарить себе на ужин картошки. Открыла крышку погреба, и кряхтя, стала спускаться вниз по ступенькам. Согнувшись в три погибели и подслеповато щурясь, она добралась до отсека с картошкой. Когда глаза привыкли к полутьме, баба Нюра увидела Ваську. Он судорожно дышал. Правая передняя лапа распухла, став в два раза толще левой.
А рядом на картофельных клубнях лежала здоровенная мёртвая гадюка.
«Господи! — охнула баба Нюра, живо представив себе, как ей в руку впиваются ядовитые клыки. Уже только от этого сразу подскочило давление и сердце стало биться с перебоями. — Васенька, спаситель ты мой. Ты что же, помирать вздумал? Я сейчас, сейчас. Потерпи. Ах ты, паразит, вот же угораздило. Как же я без тебя?».
Подхватив кота, баба Нюра выбралась из погреба, схватила сумку с кошельком и прямо в тапках побежала к соседу.
— Пашка! Пашка! Выручай! Срочно отвези меня в райцентр.
— Что случилось, баб Нюр? Чё за спешка, на ночь глядя?
— В ветеринарку мне надо. Ваську гадюка кусила. Отвези, Христом богом молю. Я с тобой потом рассчитаюсь и за бензин, и за беспокойство.
— Ща, баб Нюр. Жене скажу и едем.

Возле ветеринарной клиники баба Нюра выбралась из машины. Поминутно охая и причитая, достала кота, который, тяжело дыша, висел как тряпочка и шустро засеменила в приёмную.
— Доченька, – обратилась она к дежурной. – Помоги, пожалуйста. Спасите Васеньку, а то у меня кроме него и нет никого.
Беглого взгляда на несчастного кота было достаточно, чтобы сразу поставить диагноз.
— Змея? Когда был укус?
— Сегодня. А точно не скажу. Я его в погребе нашла и сразу к вам.
— Срочно под капельницу.
Ваську унесли. Примерно через двадцать минут врач вернулась в приёмный покой и обратилась к бабе Нюре:
— Давайте оформим документы. Вы, значит, хозяйка? Как Вас зовут?
— Анна Сергеевна. Смирнова.
— Так, как зовут кота? Сколько ему лет?
— Вася, шесть ему, вроде. Вы уж спасите его, пожалуйста. С Васей я и поговорю, и кино посмотрю, и зимой с ним теплее. Опять же, где я ещё такого мышелова найду? Вот и от змеи меня спас.
Баба Нюра расплакалась.
— Успокойтесь. Мы сделаем всё, от нас зависящее. Вам придётся оставить его у нас в станционаре на ночь. Завтра приезжайте, будет понятно: что и как.
— Доча, скажи, а дорого это?
— Не переживайте. Заплатите только за лекарства. Я уверена, всё будет хорошо. Кот у Вас — богатырь! Выкарабкается.
— А Вас-то как величать?
— Вера Анатольевна.
— Дай Вам Бог здоровья, Верочка.
В машине баба Нюра спросила у Паши:
— Паш, ты меня завтра с утра сможешь сюда довести?
— Баб Нюр, я завтра на работу в семь выезжаю…
— Вот и я с тобой.
— Дак больничка-то с девяти.
— Ничего, я подожду.
— Ну хорошо. Завтра подъеду.
На следующий день Вера Анатольевна, идя на работу, увидела на лавочке возле клиники вчерашнюю клиентку. Старенькая бабушка с надеждой поднялась ей навстречу:
— Как там мой паразит?
— Сейчас посмотрим.
Спустя полчаса баба Нюра, прижимая к груди кота, шла к автобусной остановке, гладила по голове Ваську и приговаривала:
— Вот, Вася, Верочка сказала, что через три дня будешь как новенький. Я тебе сметаны куплю. Да не магазинной, а домашней, и колбасы. Заслужил. Ты только живи подольше, паразит ты этакий!

Алексей Байков

Паразит. Автор: Алексей Байков
0
Поделиться с друзьями:

Папочка. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Папочка. Автор: Олег Бондаренко

Папочка
Олег Бондаренко

Котенок подкатился прямо под лапы большого, сильного, черного кота, мышцы на груди которого выделялись прямо, как у бодибилдера. И выглядел он сурово. Среди котов, собак и кошек двора, сей тип был известен под кличкой – Черный. И авторитетом он обладал железным.

Маленький, серый котёнок отлетел от удара лапой одного из котов, столпившихся вокруг куриных потрошков, которые им вынесла одна из женщин, живущая в доме. Он ударился в правую переднюю лапу Черного и жалобно пискнул.

Потом, подняв голову вверх, вдруг прижался к большому черному коту и сказал:

– Папа…
Глаза Черного полезли из орбит. Он поднял правую переднюю, чтобы дать затрещину маленькому наглецу, но вместо этого…

В его голове всплыло голодное и холодное детство. Он вспомнил, как большие коты отгоняли его от тарелки с едой, и доставались ему только остатки. Как в дождливую осень он убегал от собак и котов, гнавших его из-под укрытия и…

Опустил лапу. Маленький, серый котёнок прижался к лапе Черного и, обняв её, стал повторять.

– Папа, папа, папочка.
Коты и кошки, пировавшие курятиной, посмотрели назад и засмеялись, и тогда Черный вдруг разозлился. Он в мгновение ока оказался в кошачьем кругу и стал раздавать увесистые оплеухи направо и налево. А когда все коты разбежались, он подошел к маленькому котёнку, смотревшему на происходящее со страхом, и, подтолкнув его носом, сказал:

– Иди, ешь. Не папа я тебе. Не папа, запомни! Понял?
– Конечно, папочка, – согласился серый малыш и зачавкал кусочками курицы.
Черный смотрел, как худые рёбрышки котёнка ходили под шкурой в такт его челюстям, и что-то теплело у него внутри. Так оно и пошло. Маленький котик ходил, как хвостик, за своим большим черным заступником и называл его, как вы понимаете…

Папочка.

Черный сперва злился и пытался возражать. Даже пару раз отпускал затрещины, о чем потом жалел, но малыш прижимался к нему и обещал, что никогда, ни за что, ни при каких условиях не будет больше говорить это слово. И добавлял:

– Лишь бы ты не сердился, папочка.
Черный тяжело вздыхал и прижимал к себе серого малыша. Он учил котёнка защищаться и нападать. Он учил его добывать еду и убегать от собак. Он учил его всему, что умел сам.

Прошло пару лет. И Черный с Сынком, такая именно кличка во дворе прилипла к серому котику, стали грозой всех котов и собак.

Пока однажды осенью Черный не простудился. Он лежал на куче пожухлых коричневых листьев и кашлял. Над ним были сомкнутые ветки кустов, и дождь сюда почти не доставал.

Сынок взволнованно смотрел на своего папу. Он прижимался к нему и пытался согреть теплом своего тела, но Черный горел всё сильнее и сильнее. И беспокойство Сынка всё возрастало и возрастало. А во двор…

Одна женщина вынесла остатки обеда, и Сынок решил принести несколько кусочков своему папе. Черный вдруг открыл глаза. Вкусный запах пробился через марево простуды. Он поднялся на слабые, дрожащие лапы и пошел вперёд. К тарелке с курятиной. И тут…

Две большие овчарки, бегавшие по двору, тоже решили предъявить свои права на сытный обед. Они бросились к тарелке и, окружив Черного, оскалили клыки. Хозяин собак смотрел на это и улыбался. Из их горла вырвалось рычание, полное злобы. В этом рычании был приговор.

Лапы Черного подогнулись. Он был очень слаб. Упав на мокрую землю, он свернулся клубочком и закрыл глаза. Ему не хотелось видеть приближение конца и эти страшные клыки.

Но последний миг всё не наступал…

Открыл он глаза от страшного шума. Визг, шипение, рычание и вой могли разбудить и мёртвого, а Черный был всё ещё жив.

Сынок, его ученик и надоедливый кот, превратился в огромный, раздутый шар с торчащим хвостом и когтями! Сынок бил лапами двух собак сразу и так орал, что выбежала женщина, всегда кормившая котов.

Собаки, жалобно подвывая и поджав хвосты, ретировались, и тогда женщина, подвинув миску с курятиной, сказала Сынку:

– Ну, иди. Иди. Кушай уже. Заслужил. Прогнал этих собак.
Сынок успокоился и посмотрел на женщину снизу вверх. В его глазах не было страха. Но есть он не стал. Он подошел к лежащему на земле черному коту и стал подталкивать того носом к тарелке. Женщина застыла, раскрыв рот.

Черный, пошатываясь, встал, а Сынок, поддерживая его своим телом справа, помог добраться до тарелки с потрошками.

– Ах ты, Господи! – воскликнула женщина. – В жизни такого не видела. Да ты, никак, кормишь этого кота. И кем же он тебе приходится? Тут от людей такого не дождёшься. А кот кормит! Так кто же он тебе?
Сынок посмотрел на неё опять и сказал:

– Папочка.
Конечно, он не мог говорить на человеческом языке. Он просто мяукнул, но женщина, она понимала по-кошачьему.

– Не может быть, – произнесла она. – Такого не бывает.
Черный с трудом проглатывал кусочки курицы, а Сынок тёрся об него носом.

– Ах ты, Господи! – опять сказала женщина в большой старой куртке. – Он же болен.
Она подошла поближе и погладила черного кота. Тот нехотя отодвинулся, но силы покинули его, и он упал.

– Да ты весь горишь! – заметила женщина. – И нос сухой…
Потом посмотрела на Сынка и заметила:

– Ну, что? Пошли ко мне, что ли. Там я смогу вам помочь.
И открыв дверь в подъезд, широким жестом правой руки пригласила Черного и Сынка.

Черный попытался убежать, но вместо этого только дёрнулся и застонал. Всё тело болело. Он не доверял людям. Сынок растерянно посмотрел на больного Черного и женщину. Он не знал, что делать. Ведь он не мог оставить своего папу…

И женщина решилась. Она наклонилась над больным черным котом и, подхватив его, прижала к себе.

– Я тебя понесу, – сказала она упрямцу и погладила.
И Черный вдруг почувствовал, как бьется её сердце – спокойно и уверенно. И ещё, от неё исходило тепло, ласка… И вдруг ему стало хорошо. Он прижался к старой куртке и тихонько мяукнул.

– Я, если бы был сильнее и здоров, то как поцарапал бы тебя, – объяснил он женщине и толкнул её головой снизу вверх.
– Идём, идём, – усмехнулась женщина. – Ишь, вояка какой.
– Ну, или укусил бы, – пробормотал Черный и обнял руку женщины лапами.
Она прижала к своему лицу мокрую спину черного кота и подула в неё теплым воздухом. И Черный…

Он замурлыкал. И прикрыл глаза от удовольствия, а Сынок, он уже давно проскользнул в подъезд и пробрался в квартиру.

Теперь женщина живёт с двумя котами. Одним серым и ещё одним, чёрным. Она так и называет их – Черный и Сынок. А всё потому, что понимает кошачий язык. И Сынок рассказал ей всю историю.

Большой черный кот поправился и очень быстро привык к домашним условиям и правилам. Иногда он отпускает оплеухи расшалившемуся Сынку. Он учит его вести себя культурно, и ещё…

Иногда спихивает его с колен женщины. И сам забирается на них.

Но Сынок не обижается, ведь это его…

Папочка.

Папочка. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Жили-были. Автор: Лев Неизвестный

размещено в: Про котов и кошек | 0
Жили-были. Автор: Лев Неизвестный

Жили-были

С мужиками у тети Кати как-то всю жизнь не ладилось. Муж ушел почти сразу после рождения дочери. С зятем получалось больше ругаться, чем дружить. Даже внук, когда гостил, большую часть времени норовил провести у себя в комнате, не попадаясь бабуле на глаза.

Ну вот так всегда получалось. Что тут поделаешь…

Тетя Катя всю жизнь держала кошек. Чтобы рыженькая или трехцветная непременно. И обязательно дворовая, приблудная. Поскольку полагала, что животина, подобранная на улице, будет благодарна своей хозяйке за кров и корм из холодильника. И, соответственно, не станет выказывать гонор очень уж часто.

Последняя из теткиных приживальщиц померла от старости месяца два тому назад. И заядлая кошатница, в конце концов, решила, что этого срока для благочинного кошачьего траура более чем достаточно.

И стала задумываться о новой воспитаннице. Отчего приобрела привычку ходить с работы до дома медленнее обычного, с особой тщательностью исследуя подворотни и подвальные окна. Чтобы не проворонить судьбу. Кстати, всматриваться тетя Катя умела – как-никак, музейный смотритель.

В этот раз судьба явно насмехалась над тетей Катей. И в зоне ее патрулирования не попадались не то что несмышленые котята, но и зрелые особи, которых по ряду признаков можно было бы отнести к категории ничейных и диких. Мироздание просто исключило кошачьих из ее жизни.

И тогда тетя Катя пошла на сделку с совестью – отправилась на птичий рынок. Искать нового кошака. Которого обнаружила сразу у входа на территорию скотской торговли.

Чудным пепельным созданием торговал знойный брюнет с горским профилем. Он уверял, что предлагает русскую голубую кошечку с уживчивым характером и задатками гения.

Сторговались на десяти рублях одной монетой – цена символическая, точно плата Харону. Это была первая кошка, приобретенная за деньги и первая условно-породистая – метрики упрямый продавец не предложил.

Сложности начались через неделю. Пришедшая навестить тетю Катю дочь определила, что новая кошечка является полновесным котом. О чем красноречиво свидетельствовали не только базовые признаки, но и матерая щекастая морда небесного создания.

Тетя Катя перетрухала и приготовилась к худшему. За семь дней она изрядно привязалась к новому постояльцу и даже назвала ее человечьим именем Прасковья. Пришлось срочно переучиваться на Прохора.

Прохор оказался наглым и одновременно нежнейшим котом, приходившим к хозяйке каждое утро погладиться. Правда, он регулярно таскал с улицы птичек, что сильно огорчало тетю Катю – в этих вопросах она придерживалась радикального буддизма. Хотя и признавала, что кошка по природе свой чистейший хищник.

Впрочем, с действительностью ее мирило то, что время от времени Прошка раскладывал на крыльце добрый мышиный выводок.

Потом случилось страшное – кот окончательно повзрослел. И приобрел привычку пропадать на день-другой, возвращаясь в непотребном драном виде со следами сильнейшего утомления во всем облике. Усталый настолько, что застревал при подъеме на поленницу, с которой обычно проскальзывал в слуховое окно, державшееся специально для него приоткрытым.

Даже как-то сумел упасть на спину (что нехарактерно для кошек) вместе с поленом. Причем полено придавило кота и он, не имея от усталости сил выбраться из-под него, сипло и чуть слышно мяукал, взывая к милосердию. Когда несчастного нашли и вызволили, он успел потерять голос. Впрочем, временно. Чему хозяйка даже радовалась – Прохор неделю сидел дома, отъедаясь и восстанавливая силы.

Потом загулы стали регулярными. И тетя Катя решила с ними бороться суровыми методами – перестала выпускать кота на гулянки. Тот в отместку принялся метить.

А позднее еще и посмел украсть из раковины мороженую тушку минтая, с которой долго играл, воображая рыбину страшно живой, а себя величайшим охотником. И в рамках этой игры подкидывал рыбину высоко к люстре, откуда она брякалась на половицы с характерным звуком промороженной жабы.

Под занавес уже почти оттаявшая тушка была определена на сохранение тете Кате под подушку. Чему та, как ни странно, ни разу не обрадовалась.

После обнаружения филиала сейнера в своей постели, тетя Катя приняла непоколебимое волевое решение. И кота сводили к ветеринару. Откуда он вернулся с некоторым уменьшением веса. Но, немного отойдя от операции, кот принялся мстить.

Причем делал это он крайне изобретательно – мочился на стены. На которых красовались новейшие обои в розовых тонах, хорошо вбиравшие жидкости и запахи.

Тетя Катя сходила в поселковый книжный и вернулась оттуда с рулоном пленки, которую предлагали школьникам для оклейки учебников. И, прокряхтев с горячим утюгом в неудобной позе, заламинировала низ обоев выше плинтуса сантиметров на двадцать пять – как раз по ширине рулона.

Кот долго нюхал новый бастион противника, а потому стал тренироваться в ходьбе на передних лапах. Вдоль стены. Задние при этом он закидывал на стену и снова мочился. Попадая с удивительной меткостью на незащищенные участки стен. Иногда он справлял малую нужду в прыжке, малыми порциями. С неизменной точностью.

На стены наклеили вторую полосу. Кот походил в растерянности недели полторы, а потом принялся гадить в кастрюли и сковородки, оставленные на кухне.

Такого уже тетя Катя простить не могла и самолично бы придушила гада, сумей его поймать. Но тот чуял грозящую опасность и ловко уворачивался, не испытывая никаких потерь и неудобств, кроме моральных.

Тетя Катя вздыхала три дня и жаловалась соседкам. А потом решила избавиться от мучителя, усыпив. И даже договорилась с ветеринаром. Правда, приговор так и не был приведен в исполнение. Потому что приехала дочка.

И не одна, а с весьма наглым кобелем-лайкой по кличке Байкал. И тот, не соблюдая установленного протокола и не обращая внимания на когти и протестный визг, при входе в дом сразу же вцепился в ляжку коту, предельно удивив и даже озадачив того.

Быть бы коту крепко трепанным, если бы не хозяйка. Которая сапсаном метнулась с табуретки (вкручивала перегоревшую лампочку) и железной хваткой вцепилась в дочкиного пса, другой рукой вызволяя кота из челюстного недружественного капкана. О том, что в горячке охотничьего инстинкта милый Баинька может тяпнуть и ее, она не думала – погибал друг.

Удивительно, но после этого случая кота как подменили. Он перестал шкодить. И предпочитал безмолвно умиляться свой хозяйкой, сопровождая ее, точно собачонка, даже в поход за хлебом в сельский магазин.

Но апогей случался вечером, когда Прохор забирался на стул, специально установленный для него посредине кухни, и замирал на нем в благородной позе египетского божества Бастет.

Он даже моргать старался пореже. И просто смотрел на тетю Катю, чинившую на лампочке старые носки. И даже если приходили соседи, кот на них не отвлекался – он обожал хозяйку.

Кстати, тот стул так и прозвали «мужским». Потому что сидеть на нем дозволялось только Прохору или гостям мужского пола. Остальных (хозяйке исключения не делалось) наглый Прохор когтями обращал в позорное бегство. На что тетя Катя всегда ехидно замечала, то кот ее не просто голубой по породе. Но и по жизни, знаете ли, тоже редкий… не сахар.

Автор: ЛЕВ НЕИЗВЕСТНЫЙ

Жили-были. Автор: Лев Неизвестный
0
Поделиться с друзьями:

Зайцевы и кот по имени Мус. Автор: Айгуль Шарипова

размещено в: Про котов и кошек | 0
Зайцевы и кот по имени Мус. Автор: Айгуль Шарипова

..Когда Зайцевы решили завести кота, друзья шутили, что это верный знак, что скоро и ребёнка заведут. Те отмахивались, мол какой ребёнок мы месяц как поженились, друг другом не насладились. Вот пару-тройку лет поживём, денег подкопим, а там и о детях подумаем. А кота завели просто, потому что оба любим хвостатых.
Кота выбрали красивого, породистого, с гордостью рассказывали всем его абиссинскую родословную.° Назвали ни больше ни меньше — Генералиссимус. Правда, быстро сократили до Му́са, но это не изменило командирского характера кота. А командирские замашки проявились не сразу, а спустя месяца три, когда из маленького рыжего милахи, кот превратился в жилистого, длиннолапого кота-подростка.
В тот вечер супруги поссорились. Из-за ерунды, конечно. Но так как оба были уставшие, голодные, то маленький спор перерос в громкую ругань. Мус, не видавший ранее хозяев в таком неприглядном виде, молча сидел у дверей в кухню, где шёл ожесточённый бой, и наблюдал, переводя взгляд с одного на другого.

Через 15 минут громкой словесной перепалки, он подошёл к хозяину и ощутимо стукнул по ноге лапой. Без когтей, но весьма неожиданно, Лёша даже замолчал на секунду, чем тут же воспользовалась Аня:
— Видишь даже Мус на моей стороне! — крикнула она.
Но тут и ей досталось от кота.
— Вот так тебе и надо! — заржал в ответ Лёша — Ни фига он не на твоей стороне, и вообще как мужик сказал, так и будет!
— Знаешь что, дорогой… — договорить она не успела: кот ударил её ещё раз, уже с когтями. Аня взвизгнула, а на ноге появилась царапина.
— Ах ты засранец! — обрушила она гнев на кота — Ты чего это расцарапался?! Я тебе сейчас! — она сняла тапок.
Но кот изогнув спину дугой и, издав громкий рык, прыгнул на подоконник и принялся ругать хозяев.
Супруги тут же забыли о чём спорили, потому как повод действительно был пустяковый и ошарашенно смотрели на Му́са, который ну никак не походил на игривого, ласкового кота. Это же дикий зверь, а не домашний кот.

К тому моменту, когда Генералиссимусу исполнился год, супруги ещё несколько раз сильно ругались. И опытным путём установили, что их кот не выносит ругань и распускает лапы, стоит им повысить голос. Как только ссора прекращается или они переходят на привычные тона, кот успокаивается и теряет к орущим людям интерес.
Ходить с царапинами Зайцевым не нравилось. А ругаться шёпотом, согласитесь, никакого удовольствия.° Ну не выходить же в подъезд, чтобы скандалить! И супруги просто перестали ругаться, а научились договариваться.
Не сразу, конечно, вышло, но как только кто-то повышал голос, в комнату заходил Мус, а это был знак убавить громкость. Даже гости Зайцевых были предупреждены, что ругаться в их доме нельзя — кот не разрешает. А приказы нарушать — под трибунал можно попасть, и ходить потом с царапинами.

Вскоре Аня забеременела и у супругов возник вопрос: как поведёт себя Мус, когда малыш начнёт плакать? Неужели кинется на него с когтями?
Беременный мозг подкидывал Ане варианты развития событий и она то и дело предлагала решение проблем, которых ещё не возникло: удалить коту когти; надеть на лапы ботинки; ну или отдать Му́са кому-то. Она даже рыдала целый вечер, оплакивая расставание.
Благо беременный мозг был только у неё, Лёша спокойно прокомментировал:
— Будем решать вопросы по мере их поступления. Тем более не факт, что они будут.
И как в воду глядел. Генералиссимус обнюхал нового члена семьи, осторожно потрогал лапой пелёнку, сказал короткое, одобрительное «миу» и вышел из спальни. На плач малыша даже ухом не поводил. Но за родителями, которые из-за непривычной усталости, вновь вздумали кричать друг на друга, следил внимательно. Когти всегда были наготове, и если откровенно, то пару раз Зайцевым влетело от кота.
Непредвиденное случилось, когда Никите было уже полгода. Аня оставила малыша на кровати, и убежала на кухню: закинуть картошку в суп. В этот самый момент услышала пронзительное:
— М-Я-Я-Я-УУУУ!

Бросив крышку от кастрюли, Аня кинулась в спальню и за эти 10 секунд, что мчалась в комнату, попрощалась и с сыном, и с котом и со всем миром. Залетев в комнату, увидела, что сынуля, ставший в последнее время очень активным, несколько раз перевернулся со спинки на животик и обратно и оказался в шатком положении на краю кровати. Перевернись он ещё раз, неминуемо плюхнулся бы прямо на пол.° Рядом с сыном сидел Мус и отчаянно орал, несомненно, призывая беспечную мать вернуться к своим прямым обязанностям.
Если было бы звание выше генералиссимуса, то кот, безусловно, получил бы его. Но он и без того был обладателем высшего воинского чина, поэтому Зайцевы просто ещё больше полюбили кота.
Как только Никита начал перемещаться по квартире спокойная жизнь у кота кончилась. Мус забирался на книжную полку и сверху следил за ребёнком. Если Никита оказывался в опасности, например, под угрозой прищемить пальцы, Мус своим стройным телом закрывал путь к опасности, отталкивал мальчика, тыкал мордой. Ни разу при этом не выпустив когтей и даже не замахнувшись лапой. Если уловка не срабатывала, включал сирену:
— М-Я-Я-Я-УУУУ!

И Аня мчалась спасать сына, каждый раз мысленно, а порой и вслух благодаря кота за бдительность.
Стоит ли говорить, что Мус стал лучшим другом Никиты. Его покровителем, наставником, товарищем. Несколько раз они ели из одной миски, пока Аня не заметила и не пригрозила лишением пайка. Любую еду Никита предлагал старшему по званию, но тот не любил конфет, отдавая предпочтение белковой пище охотников.
Засыпали они вместе и кот стойко терпел панибратское складывание маленьких ножек на командирские бока.
Когда Никита уходил на боевое задание в детский сад, Мус скучал, но и чего скрывать, отсыпался. С точностью до секунды он знал, когда друг вернётся и пулей срывался ещё до того как будет слышно что лифт остановился на их этаже.
Ругать Никиту не разрешал. Как и прежде Ане с Лёшей доставалось когтистой лапой, позволь они себе повысить голос.
Но иногда Мус воспитывал и Никиту. Например, когда тот закатывал беспричинные истерики, подходил к нему, толкал лапой и тёрся о ноги. Если это не помогало, начинал громко мяукать, грозя разжаловать до обычного человека.

Лет с шести Никита стал ездить на дачу к бабушке и дедушке. Кот тосковал, отказывался от еды, приносил к двери игрушки. Супруги отвезли и его на дачу. С таким охранником им было спокойно: Мус Никиту в обиду не даст.
И действительно на даче он неотступно ходил за мальчиком, расслабляясь только ночью. Генералиссимус был городским котом, к тому же лишённым некоторых мужских радостей, и особого восторга от других хвостатых не испытывал.° В первый же день истошным воплем он известил местных, что на их участок лучше не ходить. Один раз поймал мышь, но скорее всего для того, чтобы показать её Никите, ну или у котов свои ценности: завести хозяина, поймать мышь…
Мус и Никита как родные братья неразлучны. Спят, играют, едят, всё вместе. Кот даже проявил интерес к мультфильмам, смотрел вместе с хозяином.

Когда Никите плохо, он прятал лицо в кошачью шею и рассказывал свои детские горести, а тот слушал и успокаивающе урчал… Если мальчик подхватывал простуду, то кот неизменно спал рядом, на его подушке, или грел ноги, когда мальчика знобило. Своих не бросают!
Глядя как сын делает уроки, а под настольной лампой греет бока кот, Лёша сказал:
— Ань, может, сестрёнку Никите родим? Или братишку? Мне, кажется, Мус справится с двумя. Как думаешь?
— Конечно, справится. С таким котом сразу двойню можно родить. Не понимаю почему раньше не додумались…

Автор: Айгуль Шарипова

Зайцевы и кот по имени Мус. Автор: Айгуль Шарипова
0
Поделиться с друзьями:

А Васенька вернулся!

размещено в: Про котов и кошек | 0
А Васенька вернулся!

Окончен март!
Я вспомнил сытный дом. Я так бежал!
Я в лужу кувыркнулся!
Я на второй этаж залез с трудом…
Не ждали, да?…
А Васенька вернулся!

Худ. Рина Зенюк

А Васенька вернулся!
0
Поделиться с друзьями:

Не, начиналось-то все хорошо! История из сети

размещено в: Про котов и кошек | 0
Не, начиналось-то все хорошо! История из сети

Не, начиналось-то все хорошо!

А потом кто-то предложил помыть кота. Точно помню, что не сам кот.
Однако именно вчера вечером он притащил на себе все пробы почв, которые откопал под сугробами. А под сугробами, надо сказать, он нарыл все, кроме нефти. За нефть я бы простила, а вот за просто почву коту пришлось отвечать.

Кот умный, кот сразу все понял и попытался скрыться, исчезнуть, улететь, депортироваться. Жалобно выл, слезливо смотрел прямо в душу, матерно ругался глазами. Но процесс начался.
Дети притащили резиновую уточку и полотенца, я достала шампуни. Дочь отдала свой бальзам, который обещает блеск и аромат персика.
Вениамин выл, что не хочет пахнуть персиком! Он кот-брутал. У него три любовницы и по врагу под каждой машиной, какой к черту персик?!
Я тоже не феечка! Но у меня белые простыни, белый ковёр и белые стены. Ну, были во всяком случае ещё недавно. Поэтому я крепко обняла кота и пообещала ему райскую жизнь! Эх, кто б меня так.. но сейчас не об этом.

Три раза Веня вырывался, пикировал на шкаф, оббегал ванную комнату по горизонтали и вертикали, три раза я ловила его и орала матерное, совсем не про то, что читала у Бунина и Достоевского.
Четыре раза Вениамин взбирался мне на голову и четыре раза дети радостно поливали меня вместе с котом. Один раз нам с Веней удалось в отместку полить детей.

Через десять минут в ванной стоял стойкий аромат персика и ненависти. Я клялась, что лучше бы завела корову. Веня клялся о чём -то своем и на своём.

Дети радостно визжали. У них, у единственных походу, вчерашний вечер удался. А когда они счастливые наконец улеглись спать, персиковый Вениамин притащился ко мне на кухню и предложил дружбу в обмен на окорочка.

Путь к мужскому сердцу лежит через желудок – это факт.

Инет

Не, начиналось-то все хорошо! История из сети
0
Поделиться с друзьями: