Диета. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Диета. Автор: Олег Бондаренко

ДИЕТА…
Олег Бондаренко
Большой толстый кот был посажен на диету после того, как его попа и пузо уже не позволяли ему запрыгнуть на стул, не говоря уже о кровати и столе. На кресло и диван он взбирался при помощи жалостных звуков и помощи всех окружающих.
Диета, так диета. Но Бублик категорически был не согласен. Он, видимо, считал себя мужчиной в самом расцвете лет и сил. Поэтому, оглашал окрестности нашей квартиры яростным воем. В основном по ночам. И выл так, что приходилось закрывать дверь в спальню.
Но доктор был неумолим и прописал ему скудное кормление два раза в день. Соседи в подъезде интересовались, что такого мы делаем по ночам с нашим котом. А когда им демонстрировали фото и рассказывали о врачебных запретах, тяжело вздыхали и отводили глаза. Они сами в большинстве напоминали нашего Бублика и сидели на диетах разного вида. От чего диеты худели, а соседи жрали, судя по всему, по ночам.

Ещё живёт у нас опасный со всех сторон какаду, Жулик. Он очень долго нападал на всех обитателей квартиры, когда его выпускали из клетки, грыз всё подряд и воровал нещадно. Но со временем, привык. Понял, что его тут любят и не обидят. Особенно это сказалось, когда ему принесли и установили кусок сухого дерева с ветками, на котором он теперь и жил. Жулик проводил на своём дереве почти всё время, делая исключения только для недолгого общения. После чего требовал возврата на место.

Ну, так вот. Однажды ночью я проснулся с абсолютной уверенностью, что происходит в квартире что-то необычное. И так и оказалось! Посреди ночи, точно в три часа никто не орал и не выл. Испугавшись, что с Бубликом случилось что-то нехорошее, я пошел босиком искать голодного беднягу.
А у нас в квартире стоят специальные светильники, которые срабатывают на движение, и к счастью, в спальне и коридоре их нет. Зато есть в кухне. И именно там я и увидел такую картину…

На плите, где остывал приготовленный вечером борщ, сидел Жулик. Светильник заметив его, автоматически подсвечивал картину преступления. Какаду взобравшись на мощную ручку кастрюли что-то разглядывал там правым глазом.
Я спрятался за стеной, чтобы выяснить в чем дело. Попугай поднял хохолок и расправив крылья и достал что-то из борща и бросил на пол. Я перевёл взгляд и обомлел. На полу сидел Бублик и смотрел вверх. Когда что-то упало на пол, кот обнюхал это и недовольно мяукнул. После чего правой лапой запихнул кусок под шкаф с посудой.
Жулик внимательно наблюдавший за реакцией кота, распушил перья и недовольно ворчал. После чего, стал разглядывать в кастрюле плавающие составляющие борща левым глазом. Он опять зацепил клювом и бросил на пол кусок картошки.

Я закрыл рот руками, чтобы не рассмеяться. Очень уж интересно было наблюдать за процессом. Судя по всему, крики Бублика мешали спать попугаю и тот решил, что надо этот вопрос рассудить по своему.

Кормёжка продолжалась довольно долго. Пока Жулик не сообразил, что Бублик предпочитает мясо всякой там картошке и капусте.

Я не стал дожидаться, чем всё закончится и пошел спать. Утром всё рассказал жене. Мы долго смеялись, после чего таскали на руках находчивого Жулика и гладили его. За нами ходил Бублик и подвывал, пытаясь изобразить голодный обморок. Потом из-под шкафа с посудой я извлёк остатки ночного пиршества. Кот, испуганно мяукнув, скрылся в спальне.

Теперь по ночам мы оставляем в доступных местах на столе кошачий корм для сидящих на диете. И ночное пиршество продолжается. Но самое главное, что кошачьи крики и вой прекратились.
Жулик и Бублик ночью заняты очень важным делом. Они воруют. И все довольны. Даже соседи спрашивают теперь, помогла ли диета? И, действительно. Не то, чтобы Бублик превратился в стройного красавца, но…
Но сильно сбросил вес, и может забираться на стол и плиту, где они с Жуликом по ночам зачастую вместе теперь промышляют, рыская в поисках еды.
Иногда мы с женой подглядываем за ними потихоньку, чтобы не спугнуть.
Когда я показываю соседям фото похудевшего Бублика, они тяжело вздыхают и отводят глаза. Потому что, судя по всему, их сидение на диете привело к безвременной кончине оной, но никак ни к снижению веса. Они спрашивают меня, какую диету я применил для такого хорошего результата, и я, смеясь, сообщаю им по секрету.
– Попугайская.
Они слушают мои объяснения и смеются.
Так о чем это я, дамы и господа. Ах, да. Конечно.
Диета, дело хорошее. Но если у Вас нет такого какаду как у меня, то способ только один.
Меньше есть!

Диета. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Земляк. Автор: Тагир Нурмухаметов

размещено в: Про котов и кошек | 0
Земляк. Автор: Тагир Нурмухаметов

Земляк.

Кот долго не реагировал, потом медленно прикрыл оба глаза, а когда открыл их – это был уже другой кот. Вразвалочку подошел он к человеку, обвил хвостом ноги и, взглянув в глаза, коротко мяукнул…

Наконец-то отпуск летом! Впервые за много лет. Давно мечтал Сергей съездить в родные места, но все не получалось – то жена соберется к родителям и его с собой тащит, то дожди зарядят так, что до родной деревеньки не добраться…
И вот выпал случай! Жена с упреком и некоторой завистью посматривала на него, но возразить было нечего. Пыталась отговорить:
– Поди уж и деревни твоей нет давно. Десять лет назад три дома жилых и оставалось, остальные пустые да разваленные стояли.
– Правильно говоришь, – Сергей хлопнул себя по лбу. – Палатку надо прихватить – мало ли чего…
Поняв, что мужа не переубедить, она отстала. Да и что, в самом деле, ему тут диван давить: она на работе целыми днями, сын-студент в строительном отряде. Пусть отдохнет мужик, душу отведет на рыбалке в родных местах. Уж столько он про нее рассказывал…

Дорога до родных мест заняла половину дня. Сердце сладко ныло, узнавая знакомые с детства рощи и поля. Вот здесь – знатно набирали с ребятами грибов, а в том глухом лесу он потерял нож, знаменитый нож разведчика, который дед привез с войны и подарил внучку уже в последние годы своей жизни. Самое большое горе это было для Сереги в ту пору. Все лето искал, так и не нашел…

Деревенька встретила его запустеньем, только в конце улицы заметил Сергей трактор с тележкой и нескольких мужиков, занятых раскаткой бревенчатого дома, где жил когда-то дядя Захар – друг отца.
Подъехав к мужикам, Сергей вышел из машины, мужики бросили работу и подошли поздороваться. Разговорились. Мужики были из соседнего села, дом купили на разбор у родственников дяди Захара, а самого отвезли на погост месяц как…
– Последний житель был. До последнего тут оставался. Жил с котом, пока мог – занимался рыбалкой. Знаменитый рыбак был, всегда с уловом. Даже мы приезжали купить у него рыбки, да и так, на всякий случай приглядеть за ним…
– А кот-то где? – спросил Сергей, так, поддержать разговор.
– Да кто ж его знает, прячется где-то. Или ушел. Не видели его больше…

Первым делом Сергей поехал на сельское кладбище, отыскал изрядно заросшие могилки родителей, деда. До сумерек наводил порядок, подновил, покрасил ограду. Закончив работу постоял, сняв кепку. Потом поклонился всем сразу и, коря себя за то, что не знает молитв, вышел с кладбища.
Палатка оказалась очень даже кстати. Хоть и предлагали ему мужики остановиться у них, в соседнем селе, он решил остаться здесь. Собрав кирпичей – их изрядно было на разрушенных подворьях, сложил очаг и наскоро приготовил ужин из концентратов с тушенкой.
Ужинал затемно, при свете очага. Над головой попискивали комары, на небе горели крупные звезды. Те самые, из детства… Сергей со вкусом затягивался сигаретой и блаженно улыбался, прикрыв глаза.
Вот оно – чувство, которого он ждал несколько лет в душной суете каменных джунглей города. Покой и тихая радость пополам с печалью об ушедших навсегда счастливых днях детства.
Захотелось воды. Родник был рядом – в нескольких шагах от стоянки. Подсвечивая себе фонариком, прошел по траве и набрал студеной воды в пластиковую бутыль.

Возвращаясь, заметил, как от очага метнулась во тьму неясная тень. Собака? Может лиса? Кот – догадался он. Кот дяди Захара! Одичал, бедолага.
Котелок с остатками ужина убирать не стал – может придет кот, захочет покушать, так пусть ест на здоровье. Он забрался в палатку и прилег, не закрывая полога. Через несколько минут услышал тихое треньканье котелка – пришел, кушает.

Сергей поднялся с рассветом. Рядом в лесу, в тишину утра вплел свою первую трель соловей, ему откликнулась кукушка. Сергей вдохнул полной грудью прохладу утра и увидел сидящего у потухшего очага кота.
Крупный, с желтыми глазами и длинной шерстью, такие в прежние времена водились в деревне в каждом дворе. Он сидел, настороженно смотря на Сергея, готовый сорваться с места при первом подозрительном движении.
– Привет, земляк, – сказал ему Сергей. – Как же ты тут живешь один? Скучаешь, наверное, по дяде Захару? А то – оставайся, вдвоем веселей.
Кот долго не реагировал, потом медленно прикрыл оба глаза, а когда открыл их – это был уже другой кот. Вразвалочку подошел он к человеку, обвил хвостом ноги и, взглянув в глаза, коротко мяукнул.
– Сейчас, земляк, сейчас, завтракать будем.
Сергей вскипятил на очаге чайник, настрогал бутербродов с колбасой. Выделил кусочек колбаски и коту, тот выпросил еще.

После завтрака Сергей достал из машины пару спиннингов и удочку. Решил в качестве наживки использовать хлеб. По берегу ручья, бравшему начало у родника, спустился к реке, кот следовал за ним.
Наживив спиннинг, забросил его, затем второй. Стал разматывать удочку. Кот, с интересом наблюдавший за манипуляциями человека, будто что-то понял и беспокойно замяукал, потираясь о ноги.
– Чего тебе, земляк? – Сергей с интересом смотрел на беспокойного кота.
Тот, поняв, что завладел вниманием человека, бегом кинулся вдоль реки, оглядываясь и призывно мяуча. Сергей двинулся следом. Кот уселся на берегу у ивы и требовательно смотрел на своего спутника.
– Думаешь, здесь? – Сергей с сомнением смотрел на реку. Насколько он помнил – здесь был глубокий омут. – Ну, давай попробуем, – решил он и пошел за снастями.

Забросив спиннинг на новом месте, он взялся за второй, но не успел его наживить – поклевка на первом спиннинге была яростной! С трудом Сергей выволок на траву приличных размеров язя. Сердце радостно билось, хотелось кричать от радости.
Кот, по всей видимости, ощущал те же эмоции. Часа два не прекращался клев, и Сергей одним спиннингом натаскал язей с полсадка. Затем клев прекратился. Кот уже не проявлял интереса к ловле, и Сергей по его поведению понял – клева больше не будет.
Вернувшись к стоянке, он почистили рыбку, часть оставил на уху, часть решил засолить, а добрый кус отвалил коту. Тот принял его, как должное и, умяв с аппетитом, умылся и пошел в палатку – спать.

На вечерней зорьке кот повел его на другое место. И опять – поклевки, восторг рыбака, азарт! Неделя пролетела, как один день. Кот безошибочно угадывал места, где будет клев, время начала и окончания рыбалки, а однажды – вообще не вышел из палатки. Стало ясно, что сегодня рыбалки не будет.
За неделю Сергей насолил рыбы с избытком. Будет чем угостить мужиков на работе, да и супруга была большой охотницей до соленой рыбки. Сергей твердо решил забрать Земляка с собой.

Земляк – так он назвал его при знакомстве, так называл и впоследствии. Кот не возражал.
Перед отъездом Сергей решил набрать грибов, чтобы свежими привезти их домой, на радость хозяйке. Маслята уже пошли в хвойных лесах.
Земляк, увидев, что Сергей взял большую корзину, с готовностью вылез из палатки и пошел своей фирменной походкой – вразвалочку, в сторону глухого сосняка.
«Этот не ошибется» – понял Сергей и пошел за ним вслед. Лес был старый, неухоженный, приходилось продираться сквозь сухостой. Но за час с небольшим корзина была полна ядреных, симпатичных маслят. Можно возвращаться.

Но куда-то пропал кот…
– Земляк, Земляк! – позвал Сергей и услышал в ответ негромкий мяв.
На стволе поваленного дерева сидел кот и что-то трогал лапкой. Сергей пригляделся. Зажмурил глаза, вновь открыл… Земляк раскачивал висящий на ветке поваленной сосны – нож, тот самый. Легендарный НР-42!
Ножны на плечевом ремне и сам ремень высохли до каменного состояния. С трудом Сергей вынул нож. Плотные ножны не дали влаге и сырому воздуху повредить клинок, он был как новенький! Вот только рукоять придется менять, но это он и сам справится.
Это – память. Память о деде, прошедшим в разведке путь от Курской дуги до Берлина. Теперь он будет бережно храниться в семье, вместе с орденом Славы и медалью «За отвагу», потом перейдет к сыну, а тот, может, передаст внуку, и не угаснет память о славном воине!

Выехали после обеда, чтобы к вечеру добраться до дома. Пока пылили по проселку, Земляк, встав на задние лапы, озирал родные места, будто пытался запомнить их на всю жизнь. Сергей потрепал его по голове:
– Мы сюда еще вернемся. Это наша Родина, Земляк.

К удобствам квартиры Земляк привык легко, будто всю жизнь прожил тут. Но на хозяйку и сына смотрел снисходительно – несмышленыши, не добытчики.
Когда встал лед на городском пруду, они вместе с Сергеем ходили на зимнюю рыбалку. Мужики поглядывали на Земляка, наблюдая – где он встанет и потребует сверлить лунку. Все подтягивались поближе к нему.
Верная примета – здесь будет клев! А Земляк – недовольно поглядывал на окружающих из–за пазухи хозяйского тулупа – «Нахлебники!»

Жена и сын, наслушавшись рассказов о родных местах Сергея, о красоте и щедрости природы, гостеприимстве людей, твердо решили в следующий раз ехать вместе с Сергеем.
Земляк не возражал.

Автор: Тагир Нурмухаметов.

Земляк. Автор: Тагир Нурмухаметов
0
Поделиться с друзьями:

Лысый. Автор: Сергей Сергеевич Серегин

размещено в: Про котов и кошек | 0
Лысый. Автор: Сергей Сергеевич Серегин

Как-то случилась у нас беда с котиком. Есть перестал. До этого момента ел как не в себя, а тут хлоп и как обрезало. Мы ему:"Киса-кис!" А он и ухом не ведет.
Котик, надо отметить, был особенный. Привезли его к нам в коробке. Глянули на него и замерли, до чего ж зверь рожей страшен. Нукак есть малолетний преступник. Как только его на веранде из коробки высадили, тут же к нему для знакомства щенок пожаловал. Котик не мешкая, лапой ему по морде и зарядил. Сразу видно – характер. Кликуху котенок получил в соответствии с семейной особенностью мужского населения – Лысый. Позже к титулу присовокупили – уголовник.
Дома кисонька только кушал и спал, где шлындал все остальное время, не известно. На допросах молчал и вместо ответов издевательски вылизывал орудие подвигов. Силы кот был неимоверной. Умудрился как-то двухкилограммового карпа из ванны выловить, живого причем, и сожрать возле места ловли.
Вот и случилась с Лысым беда. Зима. Котик ходит по двору, хвост трубой, харя в форточку не пролезает, а еду не ест. Батя за ним наблюдает, с вопросами пристает, мол расскажи, что гнетёт тебя? А котик лапой миску с курицей отталкивает, да шерсть вылизывает лоснящуюся. Так и перезимовал, можно сказать, на подсосе.
Весна пришла, ручьи, сосули, неба синь и воробьи чирикают, температура в плюс рискует перевалить. Батя собрался мясо, которое в алюминиевой кастрюле огромной хранил, в холодильник перенести. Он его перед зимовкой уложил в каструльчик, сверху крышку, на крышку гирю в шестнадцать килограмм, чтоб ветром не сдуло. Так и оставил под навесом.
Полез папaня в кастрюльчик, а гирьки на месте нет – валяется рядом. Мяса внутри кастрюли тоже нет, бабай унёс. И тут и Лысый из-за угла вырулил к месту пропитания. Объясняться мужчины не стали, сразу начали действовать. Но у котика реакция лучше, плюс молодость и здоровье. Ушел от контакта…
Через три дня кот вернулся, тут и батя подостыл уже, отменил расстрельный приговор.
Потом гирю в тридцать два килограмма припёр откуда-то.

(c) Сергей Сергеевич Серегин

Лысый. Автор: Сергей Сергеевич Серегин
0
Поделиться с друзьями:

Одинокий странник. Автор: Cebepinka

размещено в: Про котов и кошек | 0
Одинокий странник. Автор: Cebepinka

Одинокий странник

Гоша путался у Галины под ногами, вопросительно заглядывая в глаза и периодически забираясь в большую сумку. Галя вздыхая, вынимала кота и продолжала собираться. Муж уже отнес часть вещей в машину и она не хотела задерживаться.

Родители Галины слегли оба сразу. Сначала матери стало стало плохо прямо на грядках, а следом схватился за сердце и отец. Уже из больницы позвонив дочери, они попросили приехать вместе с мужем и присмотреть за домом. Оформив отпуск за свой счет, Галя с мужем засобирались в деревню.

Кота Гошу решили с собой не брать, хотя как он мог им помешать, непонятно. Но волнение за родителей так затуманило голову Гале, что ни о ком, кроме как о них, она не могла думать. И Гошу отнесли к соседям…

– Гошенька, ты голодный? Иди поешь.

Соседка позвала кота, но он как приклеенный сидел на подоконнике и немигающим взглядом смотрел на улицу. Иногда он срывался и бежал к входной двери, прислушиваясь к шагам. Убедившись, что это совсем не те, он снова возвращался к окну.

Гоша затосковал… Чужие прикосновения были ему неприятны и он не давал до себя дотронуться. Соседка была женщиной понимающей и оставила котика в покое. Он не мог есть, не мог спать… Он ждал. Но так и не дождавшись своих людей, решил сам отправиться на поиски.

Он терпеливо дожидался, когда допустят оплошность и дверь окажется открытой. И однажды ему повезло. Выскользнув в подъезд, Гоша со всех лап бросился на улицу. Там он на мгновение остановился, поднял мордочку, распушил усы и закрыл глаза. Он вспоминал…

Хозяева собираясь, говорили о какой-то деревне, Гоша был там один раз – его брали с собой, когда ездили туда за свежим мясом. Уловив одному ему понятные сигналы, Гоша уверенно отправился в нужном направлении.

Непривычный к долгой ходьбе, кот быстро уставал, да и спать кошкам полагается большую часть суток, но он твердо держался выбранного направления и все шел и шел. Проголодавшись, он подходил к людям на стоящих вдоль трассы заправках и долго смотрел им прямо в глаза.

Уверенный вид, заявка на породу и какой-то неведомый кошачий магнетизм делали свое дело – Гошу кормили. Только раз молодой мужик раздраженно хотел пнуть подошедшего к его машине кота, но поднятая было нога остановилась в воздухе. Гоша, не двигаясь с места, строго и укоряюще смотрел на мужика. Тот чертыхнулся и достал из машины беляш.

Кот, аккуратно забрав его из рук, боднул мужика головой и исчез на заросшей обочине. Парень сам от себя не ожидая, крикнул вслед:

– У меня еще есть, если что…

Но Гоша уже шагал дальше. Ему было очень трудно… А уж страшно как и не описать. Для домашнего кота, покидавшего квартиру лишь в автомобиле, это был огромный стресс, пугало почти все… Он спасался бегством даже от крупных насекомых. Но он все шел, ловя усами и всем телом направление и почти через месяц пути вышел к деревне.

Напряжение, терзавшее все это время Галину, немного отпустило – родители пошли на поправку. Она наконец смогла не безвылазно сидеть в больнице, а заняться домом и огородом, чтобы подготовить их к возвращению отца с матерью.

Выпалывая сорняки возле забора, она отвлеклась на шум… Возмущались домашние птицы. Выглянув на улицу, Галя не поверила своим глазам. По пыльной дороге бежал ее Гоша, спасаясь от двух уток. Птицы, заметившие кота неподалеку, решили, что он покушается на их выводки и набросились на него.

Испуганный и усталый кот был легкой добычей и две почтенные мамаши атаковали его со всех сторон, уже успев повыдергивать с боков немало шерсти.

– А ну кыш отсюда!

Бросившись наперез, Галя шуганула уток. Те, не теряя достоинство, важно удалились. А Гоша в одном прыжке взлетел Галине на руке.

– Гошка, ты как здесь? И как нашел то?

Кот, рыдавший почти по человечески, прижимался к хозяйке. Один глаз заплыл от попавшего песка, ухо было подрано встретившейся кошкой, а когти были обломаны почти все… Но он дошел и нашел успокоение в любящих руках.

Отоспавшийся кот теперь ни на шаг не отходил от Гали.

– Да не денусь я больше никуда, иди вон, за бабочкой побегай.

Но Гоша решил, что теперь больше никогда не оставит своих хозяев, ведь тоска по ним едва не разбила его маленькое, верное сердечко.

© Cebepinka

Одинокий странник. Автор: Cebepinka
0
Поделиться с друзьями:

Кошки не плачут. Автор: Ольга Суслина

размещено в: Про котов и кошек | 0
Кошки не плачут. Автор: Ольга Суслина

Кошки не плачут.

– Кошки не плачут. Кошки не плачут, – как мантру повторял Гриша, глядя, как жмущиеся друг к другу еще секунду назад, неуверенно смотрящие на него худой черный кот с подранными, будто кудрявыми ушами, и серая, в белых носочках маленькая кошка, почти одновременно ставят дрожащие лапы ему на колени.

– Кошки не плачут. Кошки не плачут, – продолжал шептать мужчина, словно в замедленном кино наблюдая за радужными бликами переливающихся капелек, собравшихся в уголках раскосых кошачьих глаз.

– Кошки не плачут. Кошки не плачут! – срывающийся голос разрезал тишину комнаты и, выругавшись сквозь зубы, Гриша подхватил неуклюже пытающихся забраться на него животных, чтобы уже через секунду прижать их, совершенно несопротивляющихся, к груди и, судорожно вздохнув, посмотреть на застывшую в проеме двери жену.

Эти двое появились в доме благодаря ей – его упрямой, ни секунды не сомневающейся в своем решении, женщине. Появились не больше недели назад, и все это время жались по углам квартиры, боясь лишний раз попасться ему на глаза.

Как же он ругался, когда вместо оговоренного котенка Оля притащила из приюта это недоразумение. Мало того, что возрастные, потрепанные, так еще и расцветки самой что ни на есть обычной, неприметной. Глазу зацепиться не за что.

Но супруга была непоколебима. Вцепилась в черно-серый, будто склеенный, клубок мёртвой хваткой, скупила весь кошачий магазин за один заход и, как наседка, сидела каждый вечер на полу, напротив большой лежанки, повторяя, что красивее в своей жизни никого не видела. И ведь не было в них никакой красоты. Ничего не было. Хвосты как плети, усы поломанные – ну что в этом красивого?

Вот только Оля упорно стояла на своем, и Гриша спустя неделю сдался. Пришел после работы и вместо того, чтоб, как раньше, проигнорировать направленные на него настороженные взгляды, по какому-то наитию сел на диван, глянул на замершую парочку и буркнул:

– Ладно уж, права жена – красивые…

А им словно того и надо было. Переглянулись, не веря, вскочили со своей лежанки шустрее котят маленьких и…

– Оля, почему они плачут?! – прижимающий к себе животных мужчина вопросительно посмотрел на улыбающуюся супругу и, покрепче перехватив приникших к нему питомцев, нахмурился.

– А ты у них спроси, – ответила Оля и, ласково глянув в сторону жмущихся к Грише кота и кошки, прикрыла глаза, мысленно возвращаясь в тот самый день, когда пришла в приют за котенком.

Что ее дернуло остановиться у находящихся в дальней части комнаты клеток, Оля не знала. Просто вдруг зацепился взгляд за переплетенные сквозь прутья вольеров лапы. Приклеился к двум живым и, в тоже время, почти мертвым существам. Обреченные… Другого слова она и подобрать бы не смогла. Просидевшие в приюте не один год. Не надеющиеся ни на что, но продолжающие упорно тянуть лапы друг другу, словно цепляясь за видимый им одним спасательный круг.

Сколько они прожили в соседних клетках? Нескладный черный кот, чьи подранные кудрявые уши и поломанные усы совсем не вписывались в стандарты кошачьей красоты, и неприметная серая кошечка с белыми носочками на лапах. Оба взрослые, неказистые и совсем не умеющие привлекать к себе внимание.

Старожилы – так назвали их волонтеры. Животные, у которых практически нет шансов. И будущего тоже нет. Ну кому они такие нужны? Ни ярких пятен, ни звонкого мурчания. Тени… Блеклые тени самих себя, вопреки всему, спасенные с улиц города и хотя бы здесь, в тесном пространстве клеток, получившие возможность дожить свой век в сытости.

Мимо них проходили не глядя. Молча. Торопясь и как-то нервно отворачиваясь. Словно боясь задержать взгляд, боясь остановиться, разглядеть… И утонуть в собственной жалости к тем, кто провел в стенах приюта бесконечно много времени. А потом, радостно воркуя, прижимая к себе маленького котенка или яркую, похожую на облако сахарной ваты, пушистую кошку, исчезали навсегда, чтобы там, дома, строить свой мир с тем, кто достоин. Приметен. Красив. В конце концов, молод…

Откуда-то пришло понимание, что они не обижались. Давно уже разучились это делать. Какие обиды, когда рядом с тобой полная миска, а под боком мягкий лежачок. Это ли не счастье, после вечной гонки на выживание и уличного одиночества, в котором каждый день, как маленький личный ад? А здесь они есть друг у друга. Пусть через прутья стоящих рядом клеток, самыми кончиками мягких лап…

Может, потому и смотрели они, не отворачиваясь, на покидающих стены приюта сородичей. Не зло смотрели. Не просительно. А с той затаенной нежностью, что есть во взгляде старых, умудренных жизнью животных. Радовались. За маленьких, вертлявых котят радовались. За пушистых красивых кошек и длинноусых, статных, похожих на статуэтки котов. За всех тех, кому, в отличие от них, неприметных, посчастливилось стать нужными. Важными. И познать что-то гораздо большее, чем огораживающие тебя от сумасшедшего мира стены приютской клетки…

Оля помнила, как сажала их в переноску. Не верящих. Растерянных. Как суматошно подписывала договор и что-то отвечала на вопросы не сумевших скрыть слезы радости сотрудников приюта. Как плакала сама, украдкой заглядывая в смотрящие на нее из переноски две пары внимательных глаз.

– Не котята. Не красивые, – шептал ей по пути домой ветер…

– Глупости! Самые настоящие глупости! – спорила с ним всю дорогу Оля.

Она красивее никого и не видела, хоть и посмотреть успела немало.
А теперь вот муж спрашивает, чего они плачут. Да от счастья они, глупый, плачут. От счастья. Оттого, что на старости лет нужны оказались. Оттого, что красивыми назвал и заметить соизволил. Что вместо прутьев холодных, к рукам твоим прижаться могут, вместо опостылевших приютских стен в глаза твои смотреть…

Много ли им, старикам, надо? Вон как носами в щеки твои тычутся, будто щеки эти валерьянкой намазаны. Хотя…

Оля присмотрелась к влажным дорожкам на любимых мужниных щеках, нахмурилась…

– Да нет, глупости все это,- пробормотала, – не плачут мужчины. Ведь не плачут же?

Ольга Суслина(с)

Кошки не плачут. Автор: Ольга Суслина
0
Поделиться с друзьями:

Кот по имени Мышь. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Про котов и кошек | 0
Кот по имени Мышь. Автор: Олег Бондаренко

КОТ ПО ИМЕНИ МЫШЬ….
Олег Бондаренко
И зачем они завели ребёнка – одному Богу известно. Пили бы и дрались как раньше, и не вмешивали бы в это дело детей, и может быть всё было бы нормально. Но нет, ей захотелось ребёнка, видите ли. Сожитель и по совместительству собутыльник не понимал её, но что делать? Если женщине чего войдёт в голову, то вытащить это оттуда уже совершенно невозможно. Вот поэтому то и появился в их доме маленький, орущий комочек.
Теперь приходилось отвлекаться от таких очень важных дел, как поглощение самодельных спиртных напитков и выяснения отношений. Дом доставшийся ему по наследству, стоял у самого подножия большой горы в совершенно безлюдной местности. Так что, ежедневные скандалы никому не мешали. Хотя. Хотя пожалуй, одно недовольное лицо было. Большой серый кот по имени Мышь. Во-первых, он был серым как мышь, а во-вторых, просто в насмешку.
Когда находиться дома было уже совершенно невозможно, в связи с криками и запахами, Мышь уходил на трассу, проходившую в нескольких десятках метров от дома и смотрел на проезжающие мимо машины. Он мечтал. Мечтал, что когда-нибудь такая машина остановится, и из неё выйдет большой человек с добрыми глазами и тёплыми руками. Он протянет их к нему и взяв на руки увезёт в свой дом, где будет разговаривать с ним и гладить и ещё. Даже, может быть, кормить?
Потому, что Мыши надоело завтракать, обедать и ужинать мышами и прочими грызунами. Во-первых, за ними надо было охотиться, а во вторых они были невкусные.
В этот вечер семейная пара, как всегда, напилась и подралась. Потом они уснули, невзирая на настойчивые крики ребёнка, плотно завернутого в пелёнки. Он хотел есть. Матери было всё равно. Она уснула возле телевизора, а сожитель упал рядом в кресло после пятой рюмки самогона и отрубился.
Поэтому и не услышали, как разыгралась погода. Ветер ревел, сгибая столетние деревья и они скрипели и стонали от боли. А в воздухе носилось всё, что плохо лежало. Камни, огромные ветки и дрова запасённые на зиму. Шум стоял невообразимый. А потом наступила тишина, и пошел дождь. Нет, ливень. Нет, шквал воды. Она лилась из разверзшихся небес так, будто наступил день потопа.
Но ничто не могло разбудить парочку одурманенную спиртными парами.
Ребёнок в кроватке на втором этаже тоже заснул, умаявшись от бессмысленности собственного крика. И только Мышь не спал. Он настороженно прислушивался к стихии бушевавшей за стенами старенького бревенчатого домика на склоне.
Что-то не давало ему уснуть и беспокоило всё сильнее и сильнее. Гены, доставшиеся ему в наследство от бесчисленных поколений стучали в голову и тревожно перешептывались.
Уходи. Уходи. Уходи.
Мышь встал и пошел к окну с разбитым стеклом. Он всегда выбирался и возвращался через это окно позади дома. Подойдя к подоконнику и взглянув на бушевавшие снаружи потоки воды, он поморщился и остановился.
А может, переждать? А может, обойдётся, подумал он. Но тут предчувствие толкнуло изнутри и наполнило его ощущением ужаса.
Бежать. Бежать, немедленно.
Мышь вспрыгнул на подоконник и тут. И тут ребёнок лежавший на втором этаже тревожно пошевелился во сне и простонал. Незамутнённый детский разум почувствовал опасность.
Мышь проклиная себя, пьяную пару, ребёнка и свою судьбу бросился назад. Он не мог оставить малыша в этом месте. Постанывая от натуги, и роняя плотный и тяжелый сверток на каждом шагу, Мышь дотащил малыша до окна, и в несколько попыток сумел таки просунуть того в разбитое окно. Благо, прямо под ним стоял стул, что и облегчило его задачу.

Малыш, который до этого верещал весь вечер, как ни странно, молчал. Он давно проснулся и должен был бы отчаянно кричать, но вместо этого.
Вместо этого он протягивал ручки и время от времени теребил уши кота, Единственного существа, которое в этом доме обращало на него внимание.
Длинными, холодными и одинокими вечерами и ночами, Мышь забирался в детскую кроватку и грел ребёнка своим теплом, засыпая рядом.
Так что, когда они вдвоём выпали из окна на холодную и мокрую землю, ребёнок не закричал. Ведь рядом было единственное родное существо, и оно заботилось о нём, а значит и волноваться было нечего.
Инстинкт самосохранения вёл Мышь к единственному месту, где им могли помочь. К шоссе, проходившему рядом с домом. В урагане, бушевавшем вокруг на счастье беглецов наступило затишье. И только что-то зловещее шевелилось там вверху. В той темноте, которая всегда окутывала вершину горы. Шерсть на загривке Мыши встала дыбом, и он издав отчаянный вопль ужаса из последних сил поднял зубами свёрток с ребёнком и бросился к дороге.
А в это время две фары, рассекавшие ночь и дождь неслись к маленькой церквушке, стоявшей недалеко в долине у самой излучены реки. Тут и служил священник, собирая свою немногочисленную паству из охотников, рыболовов и просто местных жителей, разбросанных по этим глухим местам.
Он спешил домой, надеясь проскочить ненашутку разыгравшуюся стихию. В городок, находившийся неподалёку он ездил довольно часто запасаясь продуктами и всем необходимым для церкви.
Вечер и ночь он обычно проводил в компании своего старого друга. Тот и сейчас упрашивал его остаться и переждать ненастье у него дома, соблазняя горячим пуншем и сытным обедом за партией в бридж, но священник…
Священник привык доверять своему предчувствию А оно почему-то требовало ехать немедленно. Вот он и гнал стараясь притормаживать на поворотах, и внимательно вглядываясь в кромешную тьму разрываемую двумя фарами.
Поэтому то он и успел затормозить. Затормозить, когда ему показалось, что впереди прямо на дороге…
Прямо на дороге ему показалось что-то лежит, а рядом. Рядом светятся два маленьких прожектора.
Машина взвизгнув тормозами и пролетев по мокрой дороге стала, разбрызгав по сторонам холодные струи.
Священник, перекрестившись, вышел из машины и читая про себя молитву двинулся вперёд. Там, метрах в двадцати впереди действительно лежал маленький свёрток, напоминавший кучу плотно завёрнутых простыней, а рядом…
Нет, вы конечно не поверите в это. А рядом сидел огромный дрожащий от холода и страха серый кот, и его глаза светились двумя маленькими фонариками, отражая желтый свет фар.
— Господи ты Боже мой, – пробормотал священник и подбежав ближе упал на колени прямо в лужу. Он заглянул в то, что было свёртком из простыней.
Он увидел маленькое сморщенное личико ребёнка пытавшегося плакать. Но в этом шуме еле слышный голосок не доносился до ушей священника.
Он схватил на руки ребёнка и бросился к машине. Надо было как можно скорее добраться до церкви и помочь малышу.
Мышь посмотрел в спину человеку в длинной черной одежде, удалявшемуся с его ребёнком и вздохнул. Дело было сделано и можно было теперь поискать укрытие для себя. Надо было пересидеть где-нибудь эту напасть.
— Ну? Долго ещё прикажешь ждать тебя? Между прочим, дождь как из ведра. Вдруг услышал Мышь за своей спиной.
Он остановился и оглянулся в недоумении. Неужели это мне, удивился Мышь.
Но священник стоял позади него и смотрел ему прямо в глаза.
— Долго мне тебя уговаривать, сказал он и вдруг…
Вдруг, человек в длинной странной черной одежде подошел совсем близко и наклонившись взял Мышь на руки. Он поднял промокшего кота и прижав к себе побежал к машине. Посадив его рядом с ребёнком на переднее сидение, священник закрыл дверь и нажал на газ. Машина взревела и рванула с места, так будто тысяча чертей гнались за ней.
А в это время, зловещий шум доносившийся с вершины горы перешел в грохот, а потом превратился в дикий визг. С вершины горы со скоростью курьерского поезда неслись потоки грязи сметая всё на своём пути.
Сель оставил за собой огромную массу сломанных деревьев и пустое место, там где раньше стоял маленький, деревянный домик.
Мышь украдкой посмотрел на высокого, седого человека вцепившегося в руль и отчаянно жмущего на педаль газа. Ему почему- то понравилось то, что он увидел. Большие руки и тёплые глаза. И ещё.
Ещё от этого человека исходило какое- то спокойствие и тишина. Тишина в этом грохоте и ужасе оставшемся позади.
Мышь тихонько вздохнул и протянув лапу дотронулся до священника.
— Спи, спи, мы скоро приедем, сказал тот, и на секунду отпустив руль правой рукой погладил кота по голове. Ты герой, герой. И Мышь…
Мышь, впервые за всю свою жизнь свернувшись клубочком вокруг тихо посапывающего ребёнка уснул спокойным сном.
Ему снились большие, добрые и тёплые ладони гладящие его и миска с дымящимся мясом.
Мышь тихонько мурлыкнул во сне.
Они ехали домой.

Кот по имени Мышь. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Себастьян. Автор: Алексей Боярский

размещено в: Про котов и кошек | 0
Себастьян. Автор: Алексей Боярский

Кота официально звали Себастьян. Ну, это когда приходят гости или там по иным церемониальным поводам. А так Ленка звала его просто: Засранец. Ну, скорее, ласково, мягко, как бы могла называть мужа: мол, засранец, конечно, но любимый же, свой. Кот не обижался.

Это был огромный пушистый персидский кот. С широкой важной мордой. И разными глазами: оранжевым и фиолетовым. «Если б глаза были одинаковые, он был бы глухим», – объяснил Ленке ветеринар, сосед по лестничной клетке. Собственно, это он Ленке и подарил котенка. Среди ветеринаров встречаются такие айболиты, которые тащат домой всех, от кого хозяева отказались прямо в клинике или гуманно принесли на усыпление. Котенок был из этой категории: после двух недель реабилитации, слабым, но жизнеспособным сосед вручил существо Ленке. Ему тогда было… Да черт его знает сколько, – месяца два, не больше. Мяукая (сосед пояснил, что это остаточные боли в животе), он подползал к Ленке. Греться и гладиться.

Ленку он любил. Но как-то даже не по-кошачьи. Однажды Ленка привела в дом мужика. Ну, так случается у 30-летней барышни. В зауженных джинсах, пиджаке на футболку с мультиками. В очках и с хипстерской бороденкой. То, что это именно мужик-мужик, а не просто гость, типа, коллега по работе забежал, кот каким-то образом сразу распознал. И мужика тут же невзлюбил. Нет, не зашипел. Он вообще как-то не шипел. Он пыхтел. Весь будто надувался, злобно сверлил оппонента разноцветными глазами. И пыхтел. Наверное, это было даже ближе к рычанию. Мужик на пыхтение внимание не обратил. Снял в прихожей пиджак, белые кроссовки, издали поприветствовал кота стандартным набором «уссиии какаяяя морда!» и в обрезанных под щиколотку носочках проследовал мыть руки.

В гостиной мужик плюхнулся в кресло. И пока Ленка заваривала на кухне что-то китайское, уткнулся в смартфон. Если б он этого не сделал, то вероятно заметил растущую рядом точку напряжения. Сидящий на спинке дивана Засранец начал громко пыхтеть и прямо раздуваться на глазах. Взгляд разноцветных глаз выражал глубокую ненависть. Особенно оранжевого. И в тот момент, когда Ленка появилась в дверях с чайником, прыгнул на мужика. Тот вскрикнул и вскочил из кресла.

– Господи, ты ж его кресло занял… – вырвалось у Ленки.

Она увела мужика в ванную поливать перекисью. Когда вернулись, кот лежал в кресле с прикрытыми глазами. И загадочно молчал. Больше попыток нападения не предпринимал. Зато когда мужик уходил, подарки от кота были обнаружены сразу в обеих кроссовках…

С тем мужиком у Ленки не сложилось. Вряд ли тут было дело в коте. Хотя, кот тоже доставлял. Впрочем, доставлял он не только этому, но и всем последующим, с которыми у Ленки тоже не сложилось. «Это кресло Себастьяна – в него лучше не садиться», – предупреждала всех потенциальных женихов Ленка. Обувь прятали в запирающийся шкаф. При этом, кот сторожил Ленкины вещи – сильно оцарапал мужика, переложившего с полки косметичку. Один из женихов не ложился спать, не забаррикадировав тяжелой тумбой открывающуюся вовнутрь дверь спальни: ожидание ночного нападения кота превратилось у него в фобию.

Временами Ленка злилась. Орала на Засранца. На какое-то время он переименовывался в Говнюка. Но потом Ленка отходила, и он снова становился Засранцем. В отсутствии посторонних он был вполне мил. И даже заботлив. Так она и жила с котом.

… Ленке было уже 36, когда Засранец исчез. В какой момент это произошло, она сама не поняла. Последний пятый этаж. Теоретически, мог и в окно сигануть. Или в дверь, когда выносила мусор. Но, зачем? Обычно на улицу его не тянуло. Весна, конечно. Но побеги по кошкам за Засранцем и в юности не наблюдались. Тем более респектабельный 8-летний кот. Уже через два часа Ленка дала ориентировки во всех чатах, обежала по мартовской жиже район – расклеила объявления на столбах. Сулила вознаграждение.

– Кризис среднего возраста, – махнул рукой сосед. – Вернётся. Сам два года назад уходил. Бывает.

И кот вернулся. Не прошло и трех дней, как раздался звонок в дверь. У порога сидел Засранец. Даже не особо грязный и с ужасно довольной мордой. Едва Ленка открыла дверь, как он прошмыгнул внутрь и помчался на кухню. Но пришёл он не один – что логично, ибо не сам же кот звонил в дверь. На лестничной клетке стоял блондин средних лет. Лицо его было поцарапано, а куртка и штаны заляпаны грязью. В руках он крутил на ремешке брелок от автомобильной сигнализации.

– Господи, это он вас так? – запричитала Ленка. – Заходите, я вас перекисью протру. И вот салфетки… И конверт сейчас принесу!

Мужчина внимательно посмотрел на Ленку и аккуратно перешагнул через порог в мокрых, но явно дорогих полуботинках.

– Да я не…. – начал было он.

В этот момент он встретился взглядом с высунувшемся из кухни котом. Тот пристально, но как-то успокаивающе смотрел человеку прямо в глаза. Как будто говорил: «Расслабься и забудь». Дальше было как в классической мелодраме. Сначала они незаметно почти час проболтали стоя в прихожей. Потом Герман остаться пить тот самый китайский чай. Дальше он сел в знаменитое кресло. В доме так давно не было посторонних, что Ленка совсем забыла. Вспомнила она лишь когда в дверях гостиной возник Засранец. Ленка уже была готова на него прикрикнуть, как увидела, что Застранец не пыхтит. Он молча прошёл мимо гостя, едва потершись об его ноги. Вскочил на диван и растянулся там.

… Через полтора года у Ленки с Германом была свадьба. Потом двойня. И на всех годовщинах, днях рождения, гостям Ленка рассказывала историю знакомства:

– Себастьян сбежал. Герман тут недалеко жил. Увидел кота на улице, вспомнил объявление. Ловил, ловил. Получил лапой по морде. В грязи извозился, но доставил!

Гости цокали языками, произносили набор стандартных пошлостей про судьбу и браки на небесах. Герман и Себастьян при этом помалкивали, разве что довольно переглядывались.

Прошло много лет. Двойняшки учились уже на третьем курсе. Застранец давно умер. На очередном застолье Ленка как пасхальную историю описывала знакомство с мужем. Почти все присутствовавшие, слышавшие её не один раз, умиротворенно ковыряли вилками, готовясь к традиционному уже тосту за Кота судьбы.

– Да не так всё было, – неожиданно раздался голос Германа.

Все посмотрели на него. Даже дети оторвались от смартфонов.

– Не читал я никаких объявлений, – начал Герман. – Приехал с работы, припарковал машину. Выхожу. Хочу домой пойти. И тут подбегает ко мне огромный кот и начинает тереться у ног. Отодвинул его аккуратно, а он опять. И тут я уронил брелок от машины. А кот этот брелок хвать зубами и рванул. Деваться некуда – рванул по месиву за ним. Два раза падал так, что мордой по асфальту – оттуда и царапины. Квартала два бежал. Кот к какому-то подъезду. Там в этот момент заходили – дверь раскрыли. Кот в дверь, а я за ним. Он добежал до пятого этажа. Бросил брелок на пол. А сам сел под дверью в квартиру. Лапой её скребет, да на меня оборачивается. Тогда, я понял, что надо позвонить в дверь…

– Погоди, а почему ж ты раньше никогда не рассказывал? – у Ленки на глаза навернулись слёзы.

Герман пожал плечами:

– Мне показалось, он не хотел это афишировать…)

Автор: Алексей Боярский

Себастьян. Автор: Алексей Боярский
0
Поделиться с друзьями:

Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов

размещено в: Про котов и кошек | 0
Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов
Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов
Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов
Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов
Коты – это ценнейший ресурс. Они уют вырабатывают. Алексей Иванов
0
Поделиться с друзьями: