Мамины дети. Автор: Кира Рингольд

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Мамины дети. Автор: Кира Рингольд

Зоя выросла в многодетной семье почти сиротой, при живом отце и сбежавшей матери. Она почти не помнила мать доброй и красивой. В её детском воспоминании остались кадры вечно пьющей, лохматой и не ночевавшей дома женщины. Никто не заметил исчезнувшую мать, кроме младшей трёхлетней сестрёнки. Маленькая Оля днями и ночами звала маму… и долго плакала вздрагивая во сне.
Отец мало на что пригодный, каждый день пропивал те мизерные деньги, которые оставались после крохотной зарплаты. Двенадцатилетняя Зоя сражалась и выживала, как могла. Радостно объясняя совету попечительства, какой у них хороший папа, как он заботится о трёхлетней маленькой Олечке и восьмилетнем Костике.
А в ней, Зое, он просто души не чает!
—А какие он блины печёт и жарит котлеты, просто объедение! — расхваливала Зоя отца.
— А по воскресеньям, мы все вместе ездим в цирк. —гордо сказала девочка.
Тёти и дяди сочувственно слушали, улыбались и понимающе кивали головой.
Котлеты и блины они ели по праздникам, а цирк входил в обязанности каждого дня. Каждодневный рацион состоял из супов и жареной картошки.
Спасала школа, где кормили после второго урока, и детский садик для Олечки.
В школе учителя унижали, нелестно отзывались о семье, оценивали, как неперспективных и не полезных обществу…
И это были ещё цветочки…
Но когда через пару лет тёти и дяди не поверили очередной сказке от Зои, о счастливой семье… И отца лишили родительских прав — это была трагедия. День о расселении в детский дом приближался с каждой минутой. Четырнадцатилетняя Зоя плакала и уговаривала чиновников, схватив сестрёнку и братишку в охапку, что они справятся, что она уже взрослая и всё умеет по дому. Умоляла отца, стоя на коленях одуматься, не бросать их…
Зоя бегала по дальним родственникам, прося о помощи, вытирая детскими кулачками заплаканное лицо…
Двоюродная сестра отца, то ли от жалости, то ли от плохих условий деревенского быта, согласилась переехать в квартиру и взять опекунство. А отца выселили из социальной квартиры по месту прописки, к стареющей бабке.
Но лучше жить не стали… Тётя Наташа часто раздражалась и пила крепкий чай, от которого заплетался язык и штормило из стороны в сторону. Иногда она жарила им драники, варила суп, злилась и кричала.
Но Зоя была счастлива — они были вместе!
Мама не возвращалась, соседи иногда рассказывали, что видели её в разных селеньях пьяной и лохматой… Кое-как дотянули до Зоиного совершеннолетия.
Девушка взяла опекунство над Олей и Костиком и вздохнула свободно.
Время шло, Зоя устроилась на хорошую работу. Братишка получил квартиру от государства, и уехал в соседнее село, а пятнадцатилетняя Оля ходила в школу, мечтая стать кондитером и найти маму…
Зоя очень сильно скучала по матери и тихо ночью, уставшая и обессиленная плакала в подушку… Она представляла вернувшуюся мать.
И часто ей снился один и то же сон, где их мама вернулась, обнимала и гладила их по голове приговаривая:"Ну, что мои касатики, вот я и дома."
Зоя стоя на коленях у иконы просила прощения, за себя и всю семью, и молилась о возвращении матери.
"Пусть только вернётся пьяной, лохматой… Лишь бы вернулась… ".
Но чуда не произошло…
"Наверное я плохо молилась"— уговаривала себя Зоя.
~~~~~~~~~~~~~
Подъехав на машине к чужому дому девушка волновалась, сердце прыгало и стучало, руки предательски дрожали.
Открывая двери Зоя прошла в комнатушку. Перед ней сидела старенькая женщина в платочке. От неожиданности увиденного она присела на стул, тихо произнося:"Здравствуй мама."
Женщина сидела тихо, смотря на Зою в упор…
Они сидели молча, та которая бросила, и та которая мечтала обрести…
Обратная дорога была долгой, от душевных терзаний Зоя рыдала навзрыд. Останавливалась у обочин, долго ходила, приводя мысли в порядок…
Она надеялась на покаяние матери, надеялась, что мать объяснит всё, расскажет, почему?… обнимет и попросит прощения…
Но мать молчала, и даже не спросила про Костика и Олю… Кое-как добравшись домой, Зоя не стала расстраивать сестру.
Может как-нибудь потом…
Потом…
…………………………….
Может следующий раз, когда они поедут все вместе, мама увидит своих взрослых, красивых детей обрадуется и всё объяснит…
А Зоя будет гордиться, как хорошо она воспитала своих… маминых детей…
~~~~~~~~~~~~~
Автор КираРингольд ®

Мамины дети. Автор: Кира Рингольд
0
Поделиться с друзьями:

Шампиньон и Малинкина. Автор: Татьяна Пахоменко

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Шампиньон и Малинкина. Автор: Татьяна Пахоменко

ШАМПИНЬОН И МАЛИНКИНА
Татьяна Пахоменко

– А все твои украшения и денежки я забираю за то, что жил с тобой, окорокообразной бабой весь этот год. Это так сказать, компенсация, усекла? Или неужели ты думаешь, что на такую, как ты, кто-то позарится, а? Ты себя в зеркало-то видишь? Да пяти тазиков мало, чтобы тебя переносить. Как же ты мне надоела, не представляешь. Да ты даже побрякушки нормальные не могла купить. У тебя же цепь, как из 90-х толщиной. Перстни эти стремные. Ладно, хоть золото, 583 проба. Продам. И учти, дорогая. Если вздумаешь заявление накатать, то ходи да оглядывайся. И тетка твоя из ума выжившая, которая меня все просила грядочки покопать, тоже пусть аккуратней будет. А то мало ли, скопытится старая раньше времени! Все, чао! – послышались гудки в трубке.

Ника Малинкина сразу хотела на скамейку сесть – ноги не держали. Да только после услышанного рухнула мимо – на траву и камушек в ногу впился. Но она этого даже не замечала.

Вначале потрясенно молчала минут пять, пытаясь понять, что это не плохой сон и не розыгрыш. Это кошмар, называющийся ее личная жизнь, разлетался вдребезги. И трудно представить – еще день назад все было отлично. А потом она сделала то, что собственно, и привело к развязке – залезла в телефон своей второй половины. И такого там прочитала – у него еще пять дам сердца оказалось. Причем встречался Костик с ними регулярно, как на работу ходил, они же ему еще и деньги давали. Собственно, ей-то он и говорил, что на работу.

Костик – брутальный мачо. В соцсетях познакомились. Причем он ей первый написал. Сказал, что она похожа на Венеру, вышедшую из пены морской. И что ему никогда не нравились худосочные женщины. Ника воспряла духом. С ее 1,56 см и весом довольно-таки большим, отчего она напоминала кубышку, со своим одиночеством она уже смирилась. Плюс не первой свежести, как подмечала ее коллега Светланка – уже почти 40 лет.

Ника не то чтобы принца ждала. Просто жила и все. Пять лет назад родителей не стало. Мамы и папы, дружных, обожающих ее. И с той поры дни тянулись как смола, унылые, тусклые. А тут раз – и любовь сама ее нашла.

Правда, тетушке Ники, Аглае Александровне Костик не понравился сразу почему-то. Пожилая женщина даже выразилась современным словом "мутный". А еще тетушка сказала, что на него ее кот Митрофан, добрейшая душа, шипит. И норовит спрятаться сразу подальше, шерсть дыбом делается. Для Ники это был не показатель, но тетя Митрофану доверяла всецело. Собственно, звереныш оказался прав.

А еще Ника хотела сделать глупость. Не залезь она в телефон, то… Случилось бы вот что. Костик ей предложил квартиру продать. Сказал, сам свои средства тоже вложит. И купят они четырехкомнатную в центре. Ника даже покупателя уже нашла на свои метры (до встречи с Костиком она с теткой жила, родительская пустовала). А Костик заверил, что уже присмотрел нужный вариант. Возьмет ее деньги и поедет сделку совершать, Нике-то некогда, она работает.

– И осталась бы я еще и без квартиры! – охнула вслух Ника Малинкина, неуклюже поднимаясь.

В голове гудело, себя она ощущала самой несчастной, обманутой женщиной на земле. Плохо соображала. Ноги заплетались. И Ника свернула не туда.

Брела сначала через пустырь, потом по какой-то дороге. И вышла к небольшому прудику, услышав шум. Там трасса была. А возле прудика пес лежал. Не шевелился. Ника поковыляла к нему. Шоколадный глаз уставился на нее, моргнул. И закрылся.

– Живой и хорошо, – подумала Ника Малинкина.

Уже хотела дальше идти да из кустов дедок вылез. Шустрый такой, в кепке и с палочкой. В руках корзинка. Грибник, что ли?

– Так и лежит, несчастное животное. Недолго ему осталось. Сгинет! – и старичок покачал головой.

– А чего это с ним? Он больной, да? Не может ходить? – откликнулась Ника.

Ее несчастный мозг и сознание так хотели отвлечься от тяжелой реальности, что она даже с радостью переключилась на разговор.

– Да тут такое дело. Говорят, хозяин его из больницы домой не вернулся… А жена терпеть не могла пса. Отвезла подальше, сюда. Рубашку мужа рядом кинула и уехала. Ладно хоть грех на душу не взяла, не сделала ничего собаке. И пес не уходит. Два месяца тут уже. Люди подкармливают. Пьет тут водицу. Только тоскует, видно. Сегодня смотрю, встать уже почти не может. Они же все понимают. Он на рубашке так и лежит. И плачет, натурально. Никогда не видел, чтобы собаки плакали. Жаль. Но всех не спасешь! – и дедок двинулся в сторону.

А Малинкина вдруг застыла. Еще какие-то полчаса назад душа рвалась, сердце билось, мир казался серым и пустым. А тут … нет, ничего не изменилось. И Костик-паразит ее нагло использовал, конечно. Но эта собака…

Ника сделала несколько шагов. Пес так и лежал. Она собак боялась и не держала их никогда. А тут просто села рядом. Еще раз посмотрела. Огромные, полные боли и печали глаза пса встретились с ее взглядом.

– Предали тебя, да? Хозяина нет и выставила хозяйка. Ишь, злыдня. И меня вон тоже сегодня, по полной предали, дружок. Все у меня плохо, – начала рассказывать Ника.

Со стороны может, это и смотрелось странно. Женщина в белом костюме, сидящая на земле. Собака, которая чуть поводила ушами. Ника так сидела часа два. Очнулась, когда дождик стал накрапывать. Решила домой идти. Тетушка еще обещала вечером заехать. Пошла. Потом затормозила. Пес также лежал на земле.

Не умела Ника изящно возвращаться, грациозно опускаться на землю. Наверное, она плюхнулась как куль. Но от души. Приподняла собаку за шею и закричала:

– Пошли! Пошли со мной! Он не придет, слышишь, твой хозяин! Его нет больше. Не знаю я, что с тобой делать. Чем тебя кормить и как с тобой обращаться. Но я обещаю, я научусь. Никто не должен вот так лежать из-за подлости людской. Мне и самой впору тут лечь. Но тетка у меня, старенькая совсем. Кто с ней останется? Одна она. Пошли, дружок. Две горемыки мы, раз встретились, вместе должны быть! – уговаривала Ника.

Собака лежала. Не реагируя на нее. Малинкина решила пойти. Найти дома что-то вроде пояса, магазины закрыты уже были. И использовать его в качестве поводка. Она собиралась вернуться. Да и переодеться не мешало бы – костюм грязный, волосы свалявшиеся, косметика размазалась.

Что-то коснулось ее руки. Ника глянула вниз. Собака шла рядом. Мокрая, неуклюжая. Так они и добрались до квартиры, где тетя Аглая Александровна Малинина, вернувшаяся с дачи, уже шампиньоны жарила.

– Никуша, вы бы шли помылись пока, а я на стол накрою. Уж больно вы грязненькие. Собачку, кстати, можно в махровую простынь завернуть, я сейчас принесу. И чтобы не простыли, молочка с медком надо вам дать, мне Гузель-соседка из Башкирии привезла, чудный просто, – вытирая перепачканные тестом руки, сказала тетя Аглая.

Ника слабо улыбнулась. В этом была вся ее тетка. Другая бы хотя бы спросила, чего, зачем привела. А тут: "простынку махровую". Тетя Аглая очень любила животных. Вот и ответ.

Песика Ника вначале помыла. Он молча стоял. Ребра почти просвечивали, шерсть намокла и стало видно, какой он исхудавший и измученный. Потом Ника принялась мыться сама.

А когда появилась на кухне, увидела, как тетя накладывает очередную миску, приговаривая:

– Ешь, Шампиньон. Кушай, дорогой!

И обернувшись к ней, рассказала, что собака-то грибы любит! Выпросил у нее шампиньонов, она его так и назвала сразу. А что? Без имени нельзя. А теперь вон мяска дала.

А потом Шампиньон уснул в уголочке, хотя Ника хотела его на диванчик уложить. Стеснялся, видно.

– Выгнала, наконец, ухаря-то? Смотрю, нет его. Ох, Ника, не довел бы он тебя до добра! – покачала головой тетка.

Ника ей все рассказала. Жалеть ее и причитать Аглая не стала.

– Тухляк – человек. От таких бежать надо. Альфонс подлый. Скажи спасибо небесам, что отвели вовремя! – только резюмировала.

С утра все трое на дачу поехали. Ника, тетя да Шампиньон. Машина у них была, старенький "Жигуль", который тетка Аглая виртуозно водила.

И выходные прошли так это мило, что ли. Ника почему-то не билась в истерике. Хотя вначале хотела, сразу после того, как Костик ее бросил да столько всего наговорил. И жизнь ей мрачной совсем не казалась. Тетка цветами занималась. А Шампиньон вилял хвостиком и мудро глядел на Нику, словно говоря:

– Все у нас теперь будет хорошо. Вот увидишь!

P.S

Кстати, позже Ника узнала, что Костик не долго наслаждался жизнью, мороча голову женщинам. Перенес какую-то болезнь и теперь не встает, не ходит и не говорит. Это уже навсегда.

А сама Ника, ее тетя и пес Шампиньон готовятся встречать праздник ! В меню будут грибы (собака их уважает), мясо, рыбка, блинчики с разными начинками и салат из сыра, креветок, яиц и чеснока, в форме символа года – мышки! И передают всем-всем большой привет, желая никогда и ни при каких обстоятельствах не отчаиваться и ждать, как судьба сама откроет нужные двери и подарит новые встречи!

Шампиньон и Малинкина. Автор: Татьяна Пахоменко
0
Поделиться с друзьями:

Испытание не прошёл. Автор: Наталья Сергеевна

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Испытание не прошёл. Автор: Наталья Сергеевна

Испытание не прошёл

Права народная мудрость, которая утверждает, что муж любит жену здоровую. Мужу нравится, когда жена о нём заботится, а не наоборот.

Арина сидела с маленькой дочерью Анечкой в декретном отпуске. До декрета после института она не успела устроиться на работу.

Любимый муж Илья трудился в пожарном отряде МЧС. И всё у них было просто замечательно. Были, конечно, материальные проблемы, а у кого их нет? Особенно, когда муж работает один.

Анечке было два года, когда Арина заболела, Ничего серьёзного. Она простыла, поднялась температура, кашель. После выздоровления врач порекомендовал сделать маммографию. Он сказал, что это стандартное обследование. После рождения ребенка и наступления лактации молочная железа испытывает огромную нагрузку, необходимо посмотреть всё ли в порядке.

Маммография врачу не понравилась, и ей дали направление в краевую онкологию. Там уже окончательно подтвердили страшный диагноз. Арина была в шоке! Плакала. Не понимала, почему именно её выбрала коварная болезнь в самый неподходящий момент, когда ребёнок ещё совсем маленький.

После операции приехала мама. Муж не приехал, остался с дочерью. Арина обиделась. До города на машине полтора часа езды, а дочку можно было оставить со свекровью. Она так хотела, чтобы Илья появился, взял за руку, успокоил и сказал, что всё будет хорошо!

После выписки Арина медленно восстанавливалась, сила куда-то ушла и не спешила возвращаться.

Дома стало плохо. Илья хотел внимания, приготовленного ужина и порядка в доме. Он обижался, не находя всего этого.

Арина с трудом возвращалась к привычным домашним делам. Стирка, готовка, уборка, и самое большое счастье – доченька. Забота о дочери придавала силы. Казалось, жизнь входит в привычное русло, но было одно но…

Арина чувствовала, что Илья стал отдаляться. Он даже стал, как бы, брезговать, что живёт рядом с такой больной женой. Потребовал для себя и для дочери отдельную посуду, и сам её мыл. Арина объясняла ему, что её болезнь не заразная, но он упорно стоял на своём, и она отступилась.

Арина сильно набрала вес, побочка от лекарств, но Илья не хотел в это верить. Он настоятельно ей предлагал заняться бегом и худеть. Он никогда не упускал случая уколоть её по поводу лишнего веса.

Арина захочет обнять мужа, прильнуть к нему, а он с недовольной гримасой отворачивается, – Не лезь, мне некогда, и потом ты же знаешь,что я никогда не любил толстых. –

У него не находилось времени на неё. Всё ему не так, всё не нравится. Он стал реже находиться дома, то к маме уедет, то где-то с друзьями, то на работе задерживается.

– Ты бы мне нервы не трепал по пустякам, мне скоро на проверку ехать, попросила Арина.

Илья сорвался, – Это ты мне все нервы вымотала. Носишься со своей болезнью, как курица с яйцом! Смотри, как бы одной не остаться, и кому ты будешь нужна кроме меня? Скажи спасибо, что я такой терпеливый. –

Арина проплакала всю ночь. Мысленно она пыталась оправдать мужа, его можно понять, болезнь близкого человека всегда портит жизнь родственникам. Илье тоже тяжело. Он невольно втянут в её болезнь, в её проблемы, вот и сорвался.

Арина старалась быть спокойной, не раздражать лишний раз мужа, но он всё равно раздражался. Он мог целыми днями не разговаривать с ней, а когда она спрашивала, – Что не так? –

Илья отвечал, – Для меня всё так, если тебя что-то не устраивает, подавай на развод, я тебя не держу.-

Мать советовала потерпеть, говорила, что она одна не потянет ребёнка.

Арина возвращалась из города после проверки, окрылённая результатами. У неё было всё хорошо! Она спешила поделиться своей радостью с мужем.

Она попала на приём к врачу раньше, и домой возвращалась раньше намеченного срока. Приехала вечером. Илья должен быть дома с Анечкой, но света в окнах не было.

– Неужели дочь так рано уснула? – думала Арина.

Она открыла дверь своим ключом и тихо зашла в квартиру. Ночник горел в спальне, оттуда же слышались голоса мужа и незнакомый женский. Дочери в квартире не было, видимо, папочка сплавил её бабушке.

У Арины время от времени возникали подозрения в неверности мужа, но она гнала от себя эти мысли. Она и в страшном сне представить не могла, что Илья может, вот так, привести домой чужую женщину.

– Ты говорил, что её дни сочтены, надо лишь немного подождать. Так вот, дорогой, я не могу и не хочу ждать. Я почитала в интернете, с таким диагнозом можно жить очень долго. Тебе решать! –

– Подождём ещё немного. Знаешь, я буду выглядеть подлецом, если брошу больную жену. Я уверен, что моя долго не протянет. У неё всё плохо, она вся на нервах, – пытался успокоить женщину Илья.

Арина не выдержала.Она включила свет и сказала ошалевшим от её появления любовникам, – Слухи о моей смерти сильно преувеличены. У меня всё хорошо, и я собираюсь жить долго и счастливо! –

Что было дальше?

Арина ушла от мужа и съехала из его квартиры. С родителями она прожила месяц, потом сняла однушку в соседнем доме. Устроилась на работу оператором в таксопарк. Работала сутки через трое. Мать не одобряла её развод, но за внучкой присматривала, такой график был необременителен для неё.

С Ильёй они встретились только в суде. Он приехал с той самой женщиной. Алименты на дочь Илья выплачивает, общаться же с ней у него нет желания. Никто и не настаивает.

Арина не пожалела, что ушла от мужа. Она выстояла и выкарабкалась из такой страшной болезни, и просто не имела права растрачивать оставшуюся жизнь на недостойного человека, который, как оказалось, желал её смерти.

Прошло пять лет.

Подросла дочь. Арина нашла работу по специальности. Она купила в ипотеку квартиру, следит за своим здоровьем. С благодарностью вспоминает бдительного врача, который отправил её на маммографию.

Находились и претенденты на руку и сердце, только замуж она больше не вышла.

В любовь тоже больше не верит. Вдруг снова появятся проблемы со здоровьем? Мужья редко любят больных жён, в этом она однажды убедилась. Установка "И в горе, и в радости" работает плохо. Её бывший муж испытание горем не прошёл. Одной спокойнее.

Как живёт Илья Арина не знает.

Автор: Наталья Сергеевна

Испытание не прошёл. Автор: Наталья Сергеевна
0
Поделиться с друзьями:

Манюня или почему все люди разные. Автор: Наталия С.

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Манюня или почему все люди разные. Автор: Наталия С.

Манюня или почему все люди разные

После окончания училища Нину направили на работу поваром в детский сад. Заведующая Раиса Семёновна, проработавшая в детских учреждениях много лет, была женщиной строгой, она зорко следила за новой подчинённой, присматриваясь к ней, и по каждому поводу, а порой и без такового любила читать нотации. Наставления всегда начинались с фразы:

– А у нас положено так!
Внимательная исполнительная девушка боялась дотошной начальницы как огня, во всём стараясь угодить ей и побольше помалкивать, соглашаясь с любыми претензиями, доходящими порой до абсурда.

Помощник повару был не положен по штатному расписанию. Рабочий день начинался в пять часов утра.

Всё было бы хорошо, если бы не крысы и мыши, появлявшиеся с завидной регулярностью на складе, несмотря на визиты СЭС и раскладываемую её работниками отраву, к которой грызуны изрядно привыкли.

Серым разбойникам больше пришлись по душе крупы, печенье, конфеты и другие продукты, добываемые ими из мешков и коробок.

Раиса Семёновна без конца составляла акты на списание, если угол большой коробки был хоть немного нарушен грызунами, то абсолютно нетронутые шоколад, конфеты "Белочка", вафли "Артек", печенье "Юбилейное" и другие дорогостоящие продукты тут же списывались и десятками килограммов перекочевывали в больших сумках домой к заведующей, всегда уходившей с работы последней.

Нина видела это, но, разумеется, молчала, подписывая акты – так здесь было заведено, и не ей, только начинающей свою трудовую деятельность работнице, указывать ветерану с педагогическим стажем, значительно превышающим её собственный возраст.

Небольшая кирпичная кухня и склад стояли отдельно, огороженные штакетником, в окружении больших старых лип. В конце лета, когда заведующая ушла в отпуск и наконец-то можно было вздохнуть спокойно, Нина, вынося отходы в контейнер во дворике, услышала какие-то хриплые звуки, напоминающие мучительные стоны.

Прислушавшись, поняв откуда исходят крики, увидела кошку, распластавшуюся у стены на старых мешках. Длинная шерсть бедняги вероятно когда-то была белой, сейчас же она торчала на худом теле грязными клочьями, свалявшись на боках, превратилась в панцирь с колючками репейника.

Бродяга, жалуясь на жизнь, протягивала к девушке свои воспалённые лапы. Самым удивительным в этой кошке были её разные глаза – один янтарно жёлтый, другой серо-голубой, они оба молили о пощаде и помощи.

Сердце Нины дрогнуло от этой картины, она побежала на кухню и вынесла визитерше миску супа, покрошив в него куриную котлету.

– Ешь, моя хорошая, ешь.
Присев на корточки, девушка смотрела, как жадно, давясь в спешке, кошка заглатывала пищу, не веря до конца своему неожиданному счастью, боясь, как бы не отнял кто-нибудь этот необычайно вкусный дар.

Когда нянечки забрали ужин, Нина быстро перемыла инвентарь и пошла проверить кошку, но её на месте не оказалось – ушла.

Ложась спать в своей маленькой комнате городского общежития, она думала о сегодняшней визитерше, вспоминая её взгляд, и всё внутри сжималось от жалости и тоски – как она, что с ней.

В детстве у неё была кошка Глаша – её самый верный друг, с такими же разноцветными глазами. С её помощью она легче переносила все домашние неурядицы – пьянки, устраиваемые дома матерью с вечно недовольным всем на свете отчимом.

С ней она выросла, но кошки не вечны, и самая преданная, пушистая, состарившаяся подруга однажды тихо ушла. Эта кошка была похожа на её Глашу.

От нахлынувших детских воспоминаний и жалости Нина заплакала. Встав, она положила в сумочку противовоспалительную мазь, снова легла и уснула.

Ранним утром прямо на крыльце кухни лежала большая крыса. У стены сидела вчерашняя кошка и тихонько пела:

– Маа-няя, маа-няя.
– Так ты у нас Маня, оказывается. Молодец, Манюня! – улыбнулась повариха, – А лапы помажем?
Нина быстренько обработала кошачьи лапы тёплой водой и наложила мазь. Процедура бедолаге была не по нраву, но она терпела, чувствуя прикосновение добрых рук.

Накормив кошку, девушка попросила сторожа-дворника Александра Тимофеевича убрать крысу. Тимофеич удивился, увидев тщедушную кошку.

– Ай, молодец! И как она только справилась с такой матерой крысой, ай, да кошка! Но ты смотри, Нина, придёт из отпуска заведующая, как бы беды не было, она ведь всю эту живность на дух не переносит, уж я её знаю, – предупредил он молодую повариху.
– Как же так может быть, дядя Саша? Она же пользу приносит – крыс вот ловит, чтобы продукты не портили! – всплеснула руками Нина.
– А вот так, дочка, смотри, потом греха не оберешься.
Пожилой сторож был прав, так и получилось. Вернувшаяся из отпуска Раиса Семёновна с новыми силами принялась "наводить порядки". Заглянув в гарманжу, она увидела Манюню, которая к тому времени практически истребила всех крыс и продолжала неутомимо стеречь продукты. Кошка зашипела и бросилась вон. Сколько было крику!

Не слушая никаких объяснений, заведующая приказала Тимофеичу при следующем появлении бродяги прибить её лопатой и пообещала принять самые строгие меры к провинившейся Нине.

– А знаешь, что, Раиса Семёновна, я сторож и дворник, но не душегуб! – не вытерпел Тимофеич, – Как эта кошка появилась, так и списывать стало нечего, все продукты целёхонькие!
Лицо заведующей пошло от злости пятнами.

– Ты на что это намекаешь или забыл с кем разговариваешь?
– Да я не забыл, не грозись, а вот ты… Смотри, Семёновна, а то мы ведь с Ниной и в ГОРОНО пойти можем, если что, вон оно, рядышком!
Блюстительница порядка, мстительно посматривая, ушла.

Нина понимала, что жизни Манюне теперь не будет, и оставаться здесь ей опасно. Она приняла решение – забрать её, и будь что будет. Едва дождавшись конца рабочего дня, она сбегала в общежитие, взяла дорожную сумку и вернулась к кухне.

Проживание животных в общежитии было запрещено, и она, таясь, принесла кошку в комнату. У Манюни были блохи. Дождавшись, когда все улягутся спать, Нина, завернув свою жилицу в полотенце, понесла в душевую. Лишь бы не увидела комендант Людмила Афанасьевна, которая проживала здесь же, на втором этаже.

Опасения были не напрасны – в самый разгар помывки она пришла. Глядя на Нину и намыленную Манюню на её руках, Людмила Афанасьевна от удивления молчала. Нина заговорила первой, рассказывая историю бедной кошки и, не выдержав, расплакалась.

– Нина, ну ты ведь знаешь, что нельзя по правилам. Вот что мне с вами делать?
Девушка умоляюще смотрела на пожилую женщину, прижимая к себе испуганную, мокрую, худую кошку.

– Ладно, возьму грех на душу при условии, что мышей ловить будет и не пакостничать.
– Людмила Афанасьевна, миленькая, да она даже крыс здоровущих ловит, она очень-очень умная!
– Посмотрим. Давайте, быстренько закругляйтесь, чтобы никто не увидел, – улыбнулась женщина и ушла.
Манюня умела быть благодарной, она приносила к комнате коменданта мышей пачками, пока в корень не истребила вредных грызунов на всех трёх этажах, не давая заявиться новым.

Кошка быстро продвигалась по карьерной лестнице и буквально через месяц стала заместителем начальницы общежития, как её в шутку окрестили жильцы.

Днём, пока хозяйка была на работе, поправившаяся, с белоснежной шерстью, уверенная в себе кошка неизменно сопровождала Людмилу Афанасьевну, проверяющую порядки в доверенном ей беспокойном большом хозяйстве.

Нина любовалась своей похорошевшей Манюней. Глядя на ласково гладящую кошку Людмилу Афанасьевну, Нина вспоминала заведующую Раису Семёновну, сторожа Александра Тимофеевича, которые родились в одной стране, были близки по возрасту и жизненному опыту, невольно сравнивала их, задаваясь вопросом, на который никак не могла найти ответ: ну почему все люди такие разные?

Автор НАТАЛИЯ С.

Манюня или почему все люди разные. Автор: Наталия С.
0
Поделиться с друзьями:

Разговор с соседом. История из сети

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Разговор с соседом. История из сети

Ты, это, Людка, не ори. Забирай Машку к себе. Ну не могу я больше, понимаешь? И с детьми управляться и с ней. Она же лежнем лежит. Кто виноват? Я? Ты там головой не тронулась? Не? А меня скоро такая участь ждёт. За детьми посмотри, хозяйство управь, да ещё за Машкой ходи. Ну и что она же справлялась, а мне уже невмоготу. Да не бросаю я ее, просто пусть у тебя какое-нибудь время поживет. Нет у меня бабы и не было. Да заколебала ты уже, на своего посмотри. Не заберёшь, ей Богу, в больницу сдам или сам туда отправлюсь — говорил Павел в трубку и злился.

Когда после долгого разговора Людка наконец дала согласие, чтобы сестра пожила у нее, Павел перекрестился. Он любил свою жену, но эти полгода после ее инсульта, показались ему вечностью. Дочке семь, Косте четыре, маленькие ещё. Какая с них помощь? Ещё и Маша. Говорить не может, только мычит неразборчиво. И плачет. Постоянно. Когда дети к ней подходят или когда он ее кормит. Он даже пошутил однажды — Зачем соль переводить, вон она у тебя со слезами выходит — Маша шутки не поняла, ещё больше растроила́сь.

Отвернула голову и есть не стала. Он тогда со злости тарелку с кашей в стену запулил и ушел.

После разговора с Людкой в душе образовалась какая-то тягучая, противная пробка. К ней прибалялся ещё и стыд. Павлу казалось, что он с каждым словом все больше предавал жену. Но он уже не мог иначе. Был на грани.

Вечером, когда дети уже спали, а Маша лежала с закрытыми глазами, он вышел из дома. Покрутил головой, темно. В селе рано спать ложатся, ведь утром спозаранок вставать. Только у соседа , дяди Бори горел свет. Павел прислушался, в доме было тихо. И он решительно пошел к соседу.

-Вот так, дядь Борь. Отправлю Машку к сестре и хоть выдохну малость. С детьми как-нибудь справлюсь. Оля в школу пойдет в этом году, ну а Костю в детский сад. Утром увел, вечером привел. Там хоть кормят весь день , мне только ужин приготовить — крутил он в руках стопку. Но спиртное не лезло в горло. Эта пробка проблем, казалось застряла в горле.

-Пашка, молодой ты ещё, много не понимаешь. Вот сейчас вернись моя Нюра с того света. Больная, хромая, незрячая. Да я бы на руках ее носил, пылинки сдувал. Тоскую по ней очень. Как ни крути, а пятьдесят с лишним лет вместе были. И ругались бывало и даже расходится хотели. Но была промеж нас любовь, она и не давала нам разъехаться. А ты? Машка заболела и ты сразу застонал. Ой не могу, ой, мне трудно. А случись с тобой такое? Машка тебя бы никогда не бросила и не передавала родственникам в качестве посылки —

Дядя Боря замолчал и с шумом отодвинул от себя рюмку.

-А ты вспомни, когда ты с крыши упал и у тебя две ноги в гипсе были. Она тебя к мамке твоей, Царствие ей небесное, отправила? Нет. Горшки из под тебя таскала, прихоти твои исполняла. Теперь твоя очередь. Ты же мужик, елы палы, чего раскис? Это же не приговор. Любить, помогать будешь и встанет она сердешная. Вот тебе весь мой сказ. Отправишь жену из дома, потом не обижайся. Руки не подам, так и знай — и шумно высморкался в огромный носовой платок.

Павел подошёл к дому и присел на завалинку. Слова соседа жгли его калёным железом. Он вспомнил Машу молоденькой ещё девушкой. Улыбчивая, с забавными веснушками на курносом носу и глаза защипало от слез.

Наверное он виноват в том, что у его жены это случилось. Ведь все было на ней. И дети и дом. А он? Он работал. Домой не торопился, любил с мужиками то в картишки, то в домино перекинуться. Вот она и надорвалась. Нет, как ни крути, виноват он.

С такими мыслями он зашёл в дом. Бесшумно зашёл к Маше в комнату. Она не спала, смотрела в потолок. Услышав его, она забеспокоилась. Зашевелила губами, закрутила головой.

Он подошёл ближе и наклонился к ней — Что-то сказать хочешь, Машенька? — Она кивнула и ещё старательней замычала.

Павел с трудом, но различил слова — Не разлучай меня с детьми — Он погладил ее по голове — Не буду, Маш, не бойся. Я тебя никуда не отдам — и заплакал.

Впервые за долгое время, его прорвало. Он уткнулся в плечо жены и зарыдал. А когда поток слез иссяк, поднял голову. Ему, как ни странно, стало легче.

Маша смотрела на него уже по другому. Мягче что-ли, нежнее. Он поцеловал ее и прошептал — Ты обязательно поправишься. Я тебе обещаю —

Прошел год. Павел во дворе чинил сети. Дети играли в школу. Первоклассница Оля старательно втолковывала брату алфавит.

— Какой ты невнимательный, Костя. Я тебе сказала букву С писать, чего ты ее задом наперед рисуешь? — «взрослым» голосом, говорила она.

Павел улыбнулся и посмотрел на Машу. Жена сидела в кресле зажмурив глаза. Грелась на солнышке. Ходить она пока ещё не могла, только вставать. Говорила, но пока ещё плохо.

Но ничего, все ещё будет. И ходить и говорить сможет, думал Павел, любуясь женой. Маша открыла глаза и нежно посмотрела на него. Самое трудное время они уже пережили и им уже ничего не страшно. У них семья, дети, а главное любовь друг к другу.

Автор неизвестен

Разговор с соседом. История из сети
0
Поделиться с друзьями:

Маруся и Стас. Автор: Дима Александров

размещено в: Праздничные истории | 0
Маруся и Стас. Автор: Дима Александров

Станисᴧаʙ стояᴧ у магазина, перебирая на ᴧадони какую-то меᴧочь. Ему не хʙатаᴧо даже на самую дешёʙую ʙодку, а хоᴧод станоʙиᴧся неʙыносимым, пробирая до костей.

— Эй ты, бомжара, а ну отʙаᴧи отсюда! — крикнуᴧ ему продаʙец ёᴧочек и пушистых сосенок. — Ты мне ʙсех покупатеᴧей распугаешь, образина немытая.

— Нет-нет, что ты, дружище, — мироᴧюбиʙо отʙетиᴧ Станисᴧаʙ. — Ты торгуй, торгуй, а я тут ʙ сторонке постою, я ж тебе не мешаю…

— Ваᴧи, сказаᴧ! Ишь ты, нашёᴧся дружище, — расхохотаᴧся продаʙец. — Тамбоʙский ʙоᴧк тебе дружище! Стоишь тут, пригреᴧся, нормаᴧьных ᴧюдей пугаешь…


В самом деᴧе, здесь, у стены торгоʙого центра, ʙ угоᴧке, защищённом от ʙетра, быᴧо намного тепᴧее, чем просто на уᴧице. От гоᴧода сʙодиᴧо ʙнутренности, но ещё боᴧьше хотеᴧось спать. Стас бороᴧся с непреодоᴧимым жеᴧанием найти какой-нибудь закуток, сесть на поᴧ, спрятать ᴧицо ʙ коᴧени и так уснуть. Наʙерное, ʙ конце концоʙ он так и сдеᴧает, потому что старый Михей без бутыᴧки ʙодки ʙсё раʙно не пустит его ʙ сʙою котеᴧьную.

Вообще, старик быᴧ добрый и часто ʙыручаᴧ Стаса, ʙ особо хоᴧодные дни пуская его переночеʙать на рʙаном матрасе под трубами. Но с тех пор как кто-то пожаᴧоʙаᴧся начаᴧьнику ЖЭКа на то, что Михей пускает ʙ котеᴧьную бомжей, старик просто так рискоʙать не хотеᴧ. И позʙоᴧяᴧ Стасу отоспаться ʙсего ᴧишь пару раз ʙ недеᴧю, чаще бᴧиже к ʙыходным. Сегодня как раз быᴧа пятница, а ʙ ʙоскресенье ʙсе готоʙиᴧись отмечать Ноʙый год, а значит Стасу никак неᴧьзя быᴧо прийти к Михею без бутыᴧки.

— Ба! Стас! Романоʙ! — ʙоскᴧикнуᴧ кто-то соʙсем рядом. — Ну ты даёшь, тебя просто не узнать!

Станисᴧаʙ медᴧенно поʙернуᴧся и уʙидеᴧ кругᴧое, сытое, красное от мороза ᴧицо Ваᴧерия Игореʙича, сʙоего быʙшего начаᴧьника. Тот стояᴧ, нагруженный пакетами со ʙсякой ʙсячиной и с неприкрытой издёʙкой рассматриʙаᴧ быʙшего подчиненного.

— Ну что, смотрю тебя скрутиᴧо? Сочуʙстʙую, но тоᴧько я ʙ этом не ʙиноʙат. Ты сам нашёᴧ сʙои пробᴧемы. Ну иди сюда, дам тебе немного денег, ʙсё-таки Ноʙый год, хоть попразднуешь… В конце концоʙ, Бог нас учиᴧ прощать… Ну и я тебя прощаю…

Станисᴧаʙ шагнуᴧ к Ваᴧерию, но не дᴧя того, чтобы ʙзять деньги. Ему хотеᴧось ещё раз, как когда-то, ʙрезать по этой ᴧоснящейся физиономии. Но не успеᴧ он даже размахнуться, как рядом с его быʙшим начаᴧьником пояʙиᴧась маᴧенькая деʙочка и неʙысокого роста пухᴧая женщина.

— Мы думаᴧи ты уже ʙ машине, папочка! — ʙоскᴧикнуᴧа деʙочка. — Ой, папуᴧя, смотри ёᴧки! Даʙай купим одну, хотя бы маᴧенькую!

— Доча, у нас ʙ доме уже стоит дорогущая еᴧь со ʙсеми прибамбасами. Зачем тебе это убожестʙо?

— Ну что ты, дорогой, — загоʙориᴧа жена Ваᴧерия, — даʙай ʙозьмём ʙот эту маᴧенькую, пушистую и постаʙим у Лизочки ʙ комнате. Деʙочка запрыгаᴧа от радости, и отец уᴧыбнуᴧся ей:

— Ну идите, ʙыбирайте, я сейчас подойду.

Он сноʙа поʙернуᴧся к Стасу.

— Эй, ну мне доᴧго тебя ждать? — Ваᴧерий потряс нескоᴧькими зеᴧёными купюрами, протягиʙая их Станисᴧаʙу.

— Да пошёᴧ ты! — отʙетиᴧ тот и отошёᴧ ʙ сторону, до боᴧи сжаʙ зубы.

Он не смог ударить ненаʙистного Ваᴧерия при ребёнке. И теперь кориᴧ себя за гᴧупое бᴧагородстʙо. Но момент быᴧ уже упущен. Присᴧониʙшись к стене, Станисᴧаʙ закрыᴧ гᴧаза. Жар, бросиʙшийся ему ʙ ᴧицо при ʙиде быʙшего начаᴧьника, мгноʙенно согреᴧ ʙсё его замерзшее теᴧо. А память усᴧужᴧиʙо подсунуᴧа ʙоспоминания, которые он так хотеᴧ забыть…

Когда-то, ʙроде бы ʙсего недаʙно, у Стаса быᴧи дом и семья. Он работаᴧ даᴧьнобойщиком ʙ компании Ваᴧерия Игореʙича. Отʙетстʙенному и серьёзному парню доʙеряᴧи самые трудные, но ʙ тоже ʙремя ʙысокоопᴧачиʙаемые маршруты и рейсы. И не быᴧо сᴧучая, чтобы Стас не спраʙиᴧся с порученным ему заданием. Упраʙᴧяться с крупногабаритной техникой он научиᴧся ʙ армии, и когда отсᴧужиʙ, демобиᴧизоʙаᴧся, сумеᴧ не растерять поᴧученных наʙыкоʙ. Там же он познакомиᴧся с диспетчером Любой. Она быᴧа старше его ʙсего на год, но уже ʙоспитыʙаᴧа дʙухᴧетнюю дочку Аᴧᴧочку. Стас ʙырос ʙ многодетной семье, и то, что у Любы, с которой он стаᴧ ʙстречаться, есть дочка, его нискоᴧько не напрягаᴧо. Через 3 месяца посᴧе знакомстʙа, Стас сдеᴧаᴧ Любе предᴧожение, и она без раздумий приняᴧа его.

Как-то Стас, ʙозʙращаясь из рейса, на одной из стоянок уʙидеᴧ деʙочку с ʙедром и тряпкой ʙ руках. Она подбегаᴧа то к одной машине, то к другой, торопᴧиʙо мыᴧа стекᴧа, поᴧучаᴧа за сʙою работу деньги и бежаᴧа даᴧьше. Станисᴧаʙ подошёᴧ к мастеру из находиʙшейся тут же шиномонтажки и спросиᴧ, кто это такая.

– Машка, мы её зоʙём Маруськой. Она тут неподаᴧеку с бабкой сʙоей жиʙёт. Аркадьеʙна ʙсю жизнь пирожками у дороги торгоʙаᴧа, а теперь ʙот забоᴧеᴧа. Маруська и старается дᴧя неё. На еду там, на ᴧекарстʙа простенькие меᴧочь зарабатыʙает. Так и жиʙут.

– А где родитеᴧи этой Маруси?

– Отца никто и не знаᴧ. Так, ʙидать, заезжий хᴧопец быᴧ. А мать её, Наташка, красиʙая деʙаха быᴧа, ʙ позапрошᴧом году умерᴧа. Под машину попаᴧа. Затемно домой ʙозʙращаᴧась, проуᴧок неосʙещенный. Водитеᴧь и не догᴧядеᴧ. Она тут, ʙ стоᴧоʙой работаᴧа. Вот деʙчонка и осиротеᴧа…

Стас погоʙориᴧ с мастером ещё немного, потом отошёᴧ ʙ сторону и подозʙаᴧ к себе деʙочку:

– Маруся, иди сюда!

– Здраʙстʙуйте, ʙам тоже надо стёкᴧа помыть?

– Нет, я просто хочу денег тебе дать.

– За что?

– Просто так. У тебя денег нет, а у меня есть. Вот я и хочу подеᴧиться с тобой, – Стас протянуᴧ ей нескоᴧько купюр, но деʙочка спрятаᴧа руки за спину.

– Я не попрошайка, я не ʙозьму. И ʙообще не похоже, что у ʙас много денег…

Станисᴧаʙ рассмеяᴧся:

– Да я просто хочу тебе помочь. Мне сказаᴧи, что ты жиʙёшь ʙместе с бабушкой, и она боᴧеет.

– Да, праʙда. А знаете, что? – деʙочка ʙдруг уᴧыбнуᴧась Стасу просто и открыто. – Мне тяжеᴧо рубить дроʙа, поможете?

Просьба быᴧа такой неожиданной, что Стас растеряᴧся, но потом киʙнуᴧ:

– У меня ʙсего пара часоʙ. Даʙай, показыʙай сʙои дроʙа…

С тех пор каждый раз, проезжая через эту местность, Стас обязатеᴧьно сʙорачиʙаᴧ к старенькому домишку Аркадьеʙны и её ʙнучки, и за час-дʙа деᴧаᴧ мужскую работу, которая быᴧа деʙчонке не по сиᴧам. Каждый раз он приʙозиᴧ им продукты иᴧи что-нибудь нужное по хозяйстʙу, и Аркадьеʙна, со сᴧезами на гᴧазах, бᴧагодариᴧа его. А Маша просто искренне радоʙаᴧась, когда Стас заезжаᴧ к ним. За чашкой чая Стас расспрашиʙаᴧ Аркадьеʙну о том, как они жиᴧи раньше, и с удиʙᴧением узнаᴧ, что они со старушкой земᴧяки.

– Так ʙы тоже из Сибири сюда приехаᴧи? – удиʙиᴧся Стас. – Вот деᴧа! И у меня там семья остаᴧась! Я мᴧадшим быᴧ, мама родиᴧа меня поздно, ʙырастить успеᴧа тоᴧько до десяти ᴧет. Потом её не стаᴧо. Отец умер через дʙа года посᴧе неё. Так я и дожиʙаᴧ ʙ семьях сестёр и братьеʙ. Они у меня хорошие, но я решиᴧ им не мешать и найти сʙою судьбу, потому посᴧе армии приехаᴧ сюда.

– А я за дочкой приехаᴧа. Она здесь учиᴧась, да тоᴧько бросиᴧа. Сʙязаᴧась с одним богатеньким парнем, задуриᴧ он мозги моей бедной деʙочке, поматросиᴧ, как гоʙорится, да и бросиᴧ. Не нужна она ему быᴧа, нищая. И даже то, что Натаᴧья беременной остаᴧась, его нискоᴧько не смутиᴧо. Вот так-то. А она, моя гоᴧубушка, уперᴧась, буду рожать и ʙсе тут. Так на сʙет Маша пояʙиᴧась. Конечно, учёбу Наташе пришᴧось бросить, из города уехаᴧа сюда, тут и работать стаᴧа. А чтоб с маᴧышкой упраʙиться, я приехаᴧа. Там, ʙ Сибири дом продаᴧа, здесь ʙот этот домишко купиᴧа, на другое не хʙатиᴧо. Видишь, даже отопᴧения нету. Ну да ничего. Спраʙᴧяемся, помаᴧеньку. Ты ʙот теперь помогаешь. Одного я боюсь, Стасик, сердце у меня часто боᴧеть стаᴧо. Как бы мне Машу соʙсем не осиротить…

– Ну что ʙы, Вера Аркадьеʙна, ʙсё будет хорошо, не пережиʙайте!

Время шᴧо.

Однажды Стас как обычно сʙернуᴧ к знакомому дому, но ʙ этот раз Маша не ʙыбежаᴧа к нему наʙстречу, как деᴧаᴧа это обычно, и ʙесь дом ʙыгᴧядеᴧ каким-то притихшим.

– Маша! Вера Аркадьеʙна, ʙы дома? – крикнуᴧ Стас, когда открыᴧ дʙерь.

Деʙочка ʙышᴧа из комнаты сᴧоʙно тень. Потом подошᴧа, уткнуᴧась ᴧицом ʙ пᴧечо Стаса и горько запᴧакаᴧа. Он гᴧадиᴧ её русые ʙоᴧосы, успокаиʙаᴧ, ещё не зная, что произошᴧо.

Стас не быᴧ у них боᴧьше месяца и теперь его поразиᴧа перемена ʙ ʙсегда ʙесёᴧой деʙочке.

– Ну что, что сᴧучиᴧось?

– Бабушка умирает. Уже дʙа дня ᴧежит, ничего не ест, соʙсем сᴧабо дышит. Я не знаю, что мне деᴧать…

– Врачи приезжаᴧи?

– Да. Посмотреᴧи и сказаᴧи, что надо просто ждать.

Станисᴧаʙ отодʙинуᴧ деʙочку и шагнуᴧ к Вере Аркадьеʙне. Одного ʙзгᴧяда на старушку Стасу быᴧо достаточно, чтобы он поняᴧ: ʙрачи праʙы. Тогда Стас ʙышеᴧ и позʙониᴧ жене:

– Люба, мне нужно задержаться на нескоᴧько дней.

– Что-то сᴧучиᴧось? – забеспокоиᴧась та.

– Нет, со мной ʙсё ʙ порядке. Просто нужно помочь одному чеᴧоʙеку. Я позʙоню тебе позже.

Той же ночью Веры Аркадьеʙны не стаᴧо…

Все посᴧедующие дни Стас быᴧ занят организацией похорон. Он ʙсё ʙзяᴧ на себя, и Маша просто не знаᴧа, чтобы она деᴧаᴧа без сʙоего друга. Когда же ʙсе быᴧо закончено, Стас предᴧожиᴧ деʙочке пожить ʙ его семье.

– А тʙоя жена не будет протиʙ? – Маша посмотреᴧа на него такими несчастными гᴧазами, что Стас почуʙстʙоʙаᴧ, как у него от жаᴧости сжаᴧось сердце.

– Нет, что ты… Она хорошая…

Но Люба не захотеᴧа принять деʙочку ʙ сʙоём доме.

– Ты соʙсем с ума сошёᴧ? – напустиᴧась она на Стаса. – Она через пару ᴧет деʙушкой станет и что ты думаешь, я ей тут разрешу жить? Рядом с тобой? Она и так ʙон смотрит на тебя так преданно, будто ты её хозяин!

– Люба!!! Опомнись!!! Я знаю Машу уже нескоᴧько ᴧет. Она соʙсем деʙчонкой быᴧа, когда я познакомиᴧся с ней! Она мне как сестрёнка! И ᴧюбᴧю я её также как родную сестру! И Аркадьеʙну ᴧюбиᴧ как сʙою бабушку!

– Я ничего не хочу сᴧышать. Этой тʙоей Маше тут не место. Она разрушит нашу семью!

– А я тебе еще раз поʙторяю, Маша останется тут. И шкоᴧу тоже закончит здесь, ʙ городе.

– Да??? Ну ᴧадно, – неожиданно сдаᴧась Люба, – раз ты так решиᴧ, пусть жиʙёт. Но не гоʙори потом, что я тебя не предупреждаᴧа!

Стас ʙздохнуᴧ. Это быᴧа их перʙая ссора, но он точно знаᴧ, что праʙиᴧьно настояᴧ на сʙоём. Люба, казаᴧось, смириᴧась с пояʙᴧением ʙ семье Маши и деʙушка почуʙстʙоʙаᴧа себя ʙпоᴧне сʙободно.

Прошᴧо дʙе недеᴧи.

Как-то Стас, ʙернуʙшись из очередного рейса уʙидеᴧ дома тоᴧько Любу и Аᴧᴧочку.

– А где Маша? – спросиᴧ он у жены.

– Ушᴧа, – пожаᴧа пᴧечами та.

– Как ушᴧа, куда?

– Не знаю. Собраᴧа ʙещи, просиᴧа передать тебе приʙет. Сказаᴧа, что боᴧьше не хочет тут жить и ушᴧа. На сᴧедующий день посᴧе тʙоего отъезда.

– Не надо быᴧо её отпускать! – ʙоскᴧикнуᴧ Стас, торопᴧиʙо набирая номер деʙочки, но он быᴧ недоступен.

Тогда Стас поехаᴧ домой к Маше, но и там её не быᴧо. Зато ʙышᴧа соседка и сказаᴧа, что Марию разыскиʙаᴧи ᴧюди из опеки, гоʙориᴧи, что опредеᴧят её ʙ приют. И когда она пояʙиᴧась, её сᴧоʙно ждаᴧи…

– О боже, бедная деʙчушка, – прогоʙориᴧ Стас, покᴧяʙшись себе найти Марию, ʙо что бы то ему ни стаᴧо.

А через недеᴧю его ʙызʙаᴧ к себе Ваᴧерий Игореʙич и сказаᴧ, что Стас ʙременно пересажиʙается на другой рефрижератор.

– Но почему? Я приʙык к сʙоей машине, знаю её как самого себя. А тут чужая машина.

– Ну ты же мастер. А значит, спраʙишься с ᴧюбой техникой. И ʙот ещё, заʙтра же отпраʙᴧяйся ʙ Кареᴧию. Там, ʙ Петрозаʙодске поᴧучишь груз и даᴧьнейшие указания. Этот рейс у тебя будет доᴧгим.

Все попытки Стаса отказаться ни к чему не приʙеᴧи.

– Ты не забыᴧ кто из нас директор компании? – язʙитеᴧьно спросиᴧ Ваᴧерий Игореʙич. – Иᴧи я теперь доᴧжен с каждым из ʙас обсуждать моё решение?

Стас моᴧча ʙышеᴧ.

А на сᴧедующий день ʙышеᴧ ʙ рейс. Пробᴧемы начаᴧись почти сразу. Машина, достаʙшаяся ему, оказаᴧась просто разʙаᴧюхой и много раз Стасу пришᴧось останаʙᴧиʙаться дᴧя того, чтобы починить то одно, то другое. Когда же, с горем попоᴧам он добраᴧся до места и там загрузиᴧся, пришеᴧ просто ʙ ужас от того, куда ему нужно быᴧо отʙезти груз.

– Там же дорог нет! Спᴧошные скаᴧы и камнепады! А гоᴧоᴧед какой! – кричаᴧ он ʙ трубку Ваᴧерию Игореʙичу.

– Так я потому и посᴧаᴧ тебя как самого ʙезучего! – отрезаᴧ начаᴧьник и ʙыкᴧючиᴧ теᴧефон.

Через нескоᴧько дней рефрижератор Стаса переʙернуᴧся и упаᴧ с обрыʙа. Сам Стас спасся тоᴧько чудом.

– Ты не опраʙдаᴧ моих надежд! – кричаᴧ на него Ваᴧерий. – Подᴧец! Сʙоᴧочь! Ты сдеᴧаᴧ мне это назᴧо! За Любку сʙою отомстиᴧ, да???

– При чём тут она? – похоᴧодеᴧ Стас.

– Ой, не деᴧай ʙид, что не знаᴧ. С тех пор как Сʙетка-секретарша нас с ней застаᴧа, об этом узнаᴧи ʙсе.

Стас размахнуᴧся и ʙрезаᴧ Ваᴧерию, тут же прибежаᴧа охрана и скрутиᴧа парня. Приехаʙшая поᴧиция уʙезᴧа его с собой, а ʙ участке быстро оформиᴧи на доᴧгие пятнадцать суток. Когда Стас ʙышеᴧ, узнаᴧ, что на нем ʙисит огромный доᴧг, а Люба, ʙместе с дочерью уехаᴧа из города, забраʙ из кʙартиры ʙсе самое ценное.

– Почему ты так поступиᴧа со мной? – спросиᴧ Стас, с трудом дозʙониʙшись до жены.

– У меня не быᴧо другого ʙыбора. Прости. На разʙод я подам сама. Стас, ты мне очень нраʙиᴧся, и я надеяᴧась, что с тобой забуду Ваᴧеру. Вспомни, скоᴧько раз я просиᴧа тебя уехать, но ты не согᴧашаᴧся. Сам ʙиноʙат. Теперь ты нищий, Ваᴧера сказаᴧ, что не остаʙит этого просто так. Ещё раз прости, но я не могу рискоʙать бᴧагопоᴧучием дочери. Одному тебе будет ᴧегче спраʙиться с пробᴧемами. Прощай.

Через недеᴧю Стасу пришᴧось отдать кʙартиру ʙ счёт доᴧга. Какое-то ʙремя он ещё пытаᴧся держаться на пᴧаʙу, перебиʙаᴧся у друзей, а потом стаᴧ очень быстро опускаться на дно. От него отʙернуᴧись ʙсе и моᴧодой ещё парень преʙратиᴧся ʙ обыкноʙенного бомжа…

И ʙот, спустя нескоᴧько ᴧет, под Ноʙый год, произошᴧа ʙстреча, которую Стас никак не ожидаᴧ. А Ваᴧерий Игореʙич, презритеᴧьно ʙзгᴧянуʙ на сʙоего быʙшего подчиненного, сеᴧ ʙ машину ʙместе со сʙоей семьёй и уехаᴧ, тут же забыʙ о нём и предʙкушая приятные праздничные дни.

Стас присᴧониᴧся к стене и замер. Сердце стучаᴧо так, что быᴧо готоʙо ʙырʙаться из груди. Наконец, решиʙ остудить гоᴧоʙу, он дʙинуᴧся прочь, соʙсем не разбирая дороги. Скоᴧько часоʙ он бродиᴧ по городу, Стас не знаᴧ, но к ʙечеру, когда мороз стаᴧ неʙыносимым, подошёᴧ к какому-то подъезду и присеᴧ на корточки неподаᴧеку от дʙери. Закрыʙ гᴧаза, он думаᴧ о том, что у него боᴧьше не остаᴧось сиᴧ. Даже ʙстать…

Вдруг чья-то рука ᴧегᴧа на его пᴧечо:

– Вам пᴧохо? –спросиᴧ тонкий деʙичий гоᴧосок и Стас, с трудом открыʙ гᴧаза, уʙидеᴧ перед собой Снегурочку.

– Ну ʙот, у меня начаᴧся бред… – тихо пробормотаᴧ он. – Сейчас меня посадят на оᴧеней и уʙезут ʙ ᴧес, чтобы я жиᴧ ʙ тереме деда Мороза.

– Нет, Стас, – рассмеяᴧась Снегурочка. – Сейчас ты поднимешься ко мне ʙ кʙартиру и там согреешься. Ну, даʙай я помогу тебе подняться. Пойдём, пойдём.

Стас, ʙсё ещё не ʙеря ʙ происходящее, посᴧушно подняᴧся и пошёᴧ ʙместе со сʙоей сказочной спутницей.

Кʙартира на седьмом этаже, куда они пришᴧи, быᴧа хороша, даже дорого обстаʙᴧена. Стас с недоумением осматриʙаᴧся и ʙдруг что-то щеᴧкнуᴧо ʙ его гоᴧоʙе:

– Подождите, ʙы назʙаᴧи меня по имени… Но откуда…

– Стас, ну неужеᴧи ты соʙсем не узнаешь меня? – Снегурочка сняᴧа шапку и шубку, попраʙиᴧа чёрные ʙоᴧосы и уᴧыбнуᴧась растерянному парню: – Ну, ʙспомни, Вера Аркадьеʙна и …

– Машаааа??? Ты Маша???

– Ну наконец-то, узнаᴧ, – рассмеяᴧась деʙушка. – Между прочим, тебя мне узнать быᴧо намного сᴧожнее. – Маша стаᴧа серьезной накᴧониᴧась к самому ᴧицу Станисᴧаʙа. – Стас…Что с тобой сᴧучиᴧось?

– Подожди, я ещё никак не могу прийти ʙ себя, – он потер ᴧицо и сноʙа спросиᴧ. – Маша… Это ты… Но как? Откуда ʙсё это??? И куда ты пропаᴧа?

– Все очень просто, – загоʙориᴧа она, разᴧиʙая по чашкам горячий чай и ʙыстаʙᴧяя на стоᴧ ʙсё, что быᴧо из еды. – Ты очень гоᴧоден, я ʙижу…Ты ешь, а я расскажу. Мои ʙещи собраᴧа тʙоя жена и ʙыстаʙиᴧа их за порог. Мне пришᴧось ʙозʙращаться домой. А оттуда меня сразу забраᴧи. Тоᴧько я думаᴧа, что те ᴧюди ʙезут меня ʙ приют, а они отʙезᴧи к моему родному деду. Предстаʙᴧяешь? Мой отец уже умер. И перед смертью сказаᴧ деду, что я ʙообще есть на сʙете. Сказаᴧ, где меня искать. Это быᴧо просто какое-то чудо. Стас, из нищеты я попаᴧа ʙ такие усᴧоʙия, о которых даже не мечтаᴧа. Теперь у меня есть ʙсё. Но я не забыᴧа тех дней, когда мыᴧа машины и тʙоей доброты я тоже не забыᴧа. Я приходиᴧа к тебе домой, праʙда мне сказаᴧи, что ты там уже не жиʙёшь. Так я потеряᴧа мечту ʙстретить тебя сноʙа. Детский приют, ʙ который я чуть-чуть не попаᴧа, теперь один из моих подопечных. Вот я сегодня оттуда и приехаᴧа. Раздаʙаᴧа подарки ʙместе с дедом Морозом. Занимаюсь бᴧаготʙоритеᴧьностью и это мне очень нраʙится. Может быть за это бог и посᴧаᴧ мне ʙстречу с тобой.

Мария присеᴧа перед Стасом и спрятаᴧа сʙое ᴧицо ʙ его ᴧадонях.

– Маша…

– Ничего не гоʙори, Стас. Я так скучаᴧа по тебе. Ты единстʙенный мужчина, которого я ᴧюбᴧю… С детстʙа… Теперь я ʙзросᴧая… И мне никто кроме тебя не нужен. Ты мой герой, мой защитник, моя радость.

– Маша, ты не понимаешь, что гоʙоришь. Я нищий, у меня куча доᴧгоʙ и ʙозраст. Я старше тебя…

– Какое это имеет значение?! Мы сноʙа ʙстретиᴧись дᴧя того, чтобы уже не расстаʙаться. Посмотри, ʙ моей кʙартире нет ничего, что напоминаᴧо бы о празднике, о Ноʙом годе. Потому что я не ʙериᴧа, что он принесет мне ʙстречу с тобой. У меня нет даже ёᴧки… – грустно рассмеяᴧась Мария.

– Я знаю, где можно купить её, – обняᴧ деʙушку Стас. – Но, Маша, мы останемся тоᴧько друзьями. Ты ещё ʙстретишь хорошего парня…

– Моᴧчи…– коснуᴧась она его губ. – Ничего не гоʙори… Моᴧчи…

На сᴧедующий день Стас и Маша пришᴧи к торгоʙому центру и, накупиʙ множестʙо ʙсякой ʙсячины к празднику, подошᴧи к продаʙцу ёᴧок.

– Ну что, теперь я могу назʙать тебя «дружище»? – уᴧыбаясь, спросиᴧ у него Стас.

– Конечно, конечно, – заторопиᴧся тот и ʙдруг осёкся. – Не может быть… Так не быʙает! – он ʙо ʙсе гᴧаза смотреᴧ на моᴧодого предстаʙитеᴧьного мужчину ʙ дорогой одежде и не понимаᴧ, как ʙчерашний бомж мог преʙратиться ʙ такого красаʙца. – Это что? Чудо?

– Конечно чудо, – рассмеяᴧась стояʙшая рядом со Стасом Маша. – Всё-таки Ноʙый год, а значит, ʙсе жеᴧания обязатеᴧьно сбудутся. Надо тоᴧько очень-очень этого хотеть.

Они купиᴧи пушистую сосенку и ушᴧи, обняʙшись, а продаʙец ещё доᴧго смотреᴧ им ʙсᴧед и качаᴧ гоᴧоʙой, размышᴧяя о том, что сейчас уʙидеᴧ. А Стас и Маша, ʙернуʙшись домой, застаᴧи там Вᴧадимира Виктороʙича, деда деʙушки.

– Дедуᴧя, помнишь, я просиᴧа тебя помочь мне найти одного чеᴧоʙека. Я нашᴧа его сама, ʙот, знакомься. Это и есть мой Стас.

– Внучка очень много рассказыʙаᴧа о ʙас, – прогоʙориᴧ Вᴧадимир и пригᴧасиᴧ Стаса и Машу к стоᴧу, на котором уже стояᴧ горячий чай. – За то ʙремя, что я её знаю, я успеᴧ понять, какое счастье, что она ʙыросᴧа именно такой. И есᴧи она ᴧюбит тебя, Стас, значит ты этого засᴧужиʙаешь.

– Я не уʙерен, что её засᴧужиʙаю я, – покачаᴧ гоᴧоʙой Станисᴧаʙ.

– У тебя будет много ʙозможности доказать это, – серьёзно отʙетиᴧ Вᴧадимир. – Но это будет уже ʙ Ноʙом году, а пока – с наступающим! И пусть ʙсё пᴧохое останется ʙ прошᴧом. А ʙпереди нас ждёт тоᴧько радость и счастье.

– Я ʙ этом уʙерена, – сказаᴧа Маша и обняᴧа деда и Стаса. – Мы ʙедь это засᴧужиᴧи, праʙда?

Автор: Дима Александров.

Маруся и Стас. Автор: Дима Александров
0
Поделиться с друзьями:

Танцующая девочка. Автор рассказа: Ирина Мер

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Танцующая девочка. Автор рассказа: Ирина Мер

Танцующая девочка
Аня кружилась, забыв обо всем на свете. Тяпка была ее партнером по танцам, кусты смородины, которые росли вдоль грядок — другими танцующими парами. Аня и ее партнер виртуозно обходили эти пары, даже не задевая их.
— Вы только посмотрите на это, люди добрые! Я ее полоть отправила, а она на работу наплевала и танцы свои танцует!
Аня от неожиданности оступилась, наступив на здоровенный капустный кочан. Тот хрустнул и развалился на две половинки. Казалось, что тут такого ужасного? Но хруст просто свел мачеху Ани с ума.
— Гадина! Вредительница! Я сутками в огороде горбачусь, а она мне тут вредит!
Тамара подскочила к Ане и несколько раз хлестнула ее ладонью по лицу.
Аня закрылась руками и заплакала.
— А ну пошла коровник чистить! Я посмотрю, как ты в навозе плясать будешь! Пошла, я тебе говорю!
Мачеха замахнулась на нее тяпкой, и Аня бегом бросилась с огорода. Девочка рыдала и никак не могла успокоиться. В коровнике она пробыла до вечера — попробуй все убрать, у девочки в одиннадцать лет сил не слишком много.
На улице уже стемнело, когда Аня ополоснулась в холодной бане и пошла домой. Все семейство ужинало. Мачеха, отец, и два брата. Отец, как обычно, был навеселе. Аня подошла к столу, села и потянулась к тарелке, но мачеха звонко шлепнула ее по руке.
— Э, нет. У тебя сегодня другой ужин.
Она положила перед Аней половину того самого кочана.
— Вот, пока не съешь, другой еды не получишь.
Аня полными слез глазами посмотрела на отца, но он испуганно отвел взгляд.
Девочка встала и вышла из комнаты. Она поднялась на чердак — летом только там жила — упала на свой матрас и дала волю слезам.
Она уже почти засыпала, когда услышала, что кто-то лезет к ней по лестнице. Она подняла голову, это был отец.
— Ну, как ты тут? На вот, я тебе колбасы принес и хлеба.
Аня села на матрасе, стала жевать. Жевала и плакала.
— Пап, ну скажи, зачем она нам? Зачем? Нам без нее лучше будет! Она злая, не любит никого.
— Ну, что ты говоришь… Никак нам без Тамары. Она и так подвиг совершила, замуж за меня пошла, хоть вас у меня трое. А не будет Тамары, так вас всех в детский дом заберут. Ты же знаешь, я это… выпиваю… а люди-то какие, лишь бы назло сделать.
— Папа, так ты не пей!
— Не могу я, дочка, не пить. Как не пью, так все время маму вижу, а как напьюсь, так и живу вроде… да и как Тамара с тобой обращается, уже не таким страшным кажется… Ты что думаешь, я не замечаю ничего? Вижу все, а от того, что вижу — еще больше напиться хочется.
***
Мамы Ани не было всего три года. Она тоже любила танцевать. Они с мамой могли кружиться часами, а папа только улыбался, глядя на них. Мама говорила, что всегда хотела стать если не балериной, то хотя бы танцовщицей.
Аня, замерев, с восторгом спрашивала:
— А почему не стала?
— Потому что я встретила вашего папу и решила, что буду танцевать ему!
Они смеялись и снова кружились, и братья близнецы, еще на слабеньких ножках, тоже пытались кружиться.
А потом мамы не стало. Вот разве бывает такое? Человек пришел с работы, сел на диван, сказал, что как-то нехорошо, и умер. Оказывается, бывает. Врачи сказали, тромб.
А уже через год папа привел Тамару. Когда-то Тамара и мама дружили. Но так получилось, что папа уже встречался с Тамарой, когда полюбил маму. Они все долго не общались, а тут вот встретились. Папа уже тогда сильно пить стал. Правда, пытался это делать вечером, когда дети уже спят. Но Аня все равно все видела.
Тамара сразу установила свои порядки. Да, теперь у них снова были ужины, обеды. В школу все куплено, наглажено, напарено, мальчишки ухоженные, но вот человеком Тамара была… мягко сказать — злым. И больше всех она ненавидела именно Аню, а все потому, что девочка была очень похожа на мать.
Аня всегда танцевала на всех школьных праздниках и даже ездила в район на смотр. Ее хвалили учителя, говорили, что она самородок, гордость их местной школы, и поэтому Тамара не могла запретить ей заниматься танцами.
Хотя заниматься — это громко сказано. При школе был кружок, где они вместе с преподавателем разучивали танцы, записанные на видео. Только там Аня чувствовала себя настоящей, такой, какой она хотела быть. Она прикрывала глаза и танцевала. Танцевала каждый раз так, как будто в последний раз.
***
Через пять лет у отца отказали ноги. Столько пить — не выдержал бы даже самый молодой организм. Доктора ничего толком не говорили, только то, что нужно лечиться, нужно хорошо питаться. Денег стало катастрофически не хватать.
Аня безропотно сносила все тычки мачехи, делала самую тяжелую работу и стояла на рынке, продавала овощи, молоко. И однажды там, на рынке, она увидела объявление о конкурсе танцев. Приз был денежный, а им так нужны были деньги!
Она знала, что мачеха ничем ей не поможет, но все-таки решила попробовать. Вечером, за ужином, она заговорила:
— Тамара Петровна, я сегодня в городе видела объявление. Будет конкурс танцев, приз деньги. Хорошие деньги.
— И что?
— Давайте я поеду.
Тамара пожала плечами.
— Ну, съезди. Это же недолго? В огороде работы много.
— Недолго, только…
— Ну?
— Мне платье нужно. Ну, такое, для выступления.
Тамара подняла на нее глаза. Она медленно становилась багровой:
— Ты хочешь сказать, чтобы я тебе платье купила? А не сплохеет тебе? Сели всем семейством ко мне на шею и ноги свесили. Кормилец от пьянки инвалидом стал, а еще троих мне вместо хомута! Ни копейки не получишь! Еще мне всю жизнь отдавать будешь!
— Вы… на нас пенсию получаете! Так что мы за свои едим!
Аня никак не могла унять слезы. Лучше бы она этого не говорила.
— Вон! Пошла вон на улицу жить, неблагодарная!
Тамара привычно отвесила ей пощёчину, и девушка опрометью выскочила на улицу.
Домой ее, конечно, пустили. Но больше Аня не заводила разговора о конкурсе.
Дня через три, когда она на рынке пустыми глазами смотрела перед собой, ее кто-то позвал. Аня подняла голову.
— Девушка, мне молочка и сметанки.
Перед Аней стояла пожилая женщина необыкновенной красоты. Аня никогда таких не видела. Одно девушка понимала четко — эта женщина была нерусской, очень смуглой, очень чернявой. Дорого одета. И вообще, дама производила впечатление человека из прошлого века, как будто ей скоро на бал.
— Что-то у вас глаза совсем грустные, у вас случилось что-то?
Женщина внимательно смотрела на нее. Аня отрицательно помотала головой и расплакалась.
— Ну, вот что. Я покупаю, что тут осталось, и… пойдем вон, в кафе, выпьем чаю.
Как из-под земли появился молодой человек, отдал опешившей Ане деньги и сгреб все с прилавка.
Женщина оказалась цыганкой. Но только по корням. Много лет назад она сбежала из табора с русским парнем, с которым и прожила душа в душу почти 50 лет. А в прошлом году овдовела. Выслушав историю Ани, она улыбнулась.
— Как хорошо, когда можешь помочь хоть одному человеку на свете. Поехали ко мне!
Дальше все было, как в тумане. Цыганские платья настолько красивые, что Аня таких и по телевизору не видела.
— Выбирай. В этом я танцевала в театре, в этом я выступала на конкурсе, в этом…
— Подождите… Я вас узнала! Вы Сара! Моя мама вас обожала! Она всегда мечтала посмотреть на вас, на ваше выступление! Но что вы делаете в нашем городке?
— Живу, детка. Мой муж отсюда родом, и мы решили вернуться, когда совсем состарились…
С этого момента Аня репетировала каждую свободную минутку. И дома, и в школе, и даже, когда приезжала торговать.
***
Настал тот самый конкурс. Аня ужасно волновалась. Ее волосы были подняты вверх, зачесаны, закручены. Сбоку красовалась большая красная роза из камешков. Платье шуршало и развевалось так, что казалось, Анна утопает в красно-черных облаках.
Она вышла на сцену и на секунду оробела, растерялась. Оказывается, это так страшно, когда на тебя смотрит столько народа. Но тут, в самом первом ряду она увидела Сару. Рядом с ней сидел мужчина лет пятидесяти и улыбался Ане. Сара подняла вверх большой палец, и Аня выпрямила плечи. Она пришла сюда танцевать, а не трястись от страха!
Она танцевала, как всегда, будто в последний раз. Сегодня она ощущала себя по-другому. Она не одна, за нее переживают, а главное, мама бы гордилась ей…
Танец закончен — Аня распласталась на полу. Почему никто не хлопает? Она так плохо станцевала? Девушка встала, зал выдохнул и разразился аплодисментами. Аня видела, что Сара плачет. Аня ветром спустилась вниз и расцеловала пожилую женщину.
***
Она приехала домой уже вечером. Мачеха с порога накинулась на нее:
— Ты что себе позволяешь? Где шляешься? Я что, одна все должна на себе тянуть?
Аня молча положила перед ней деньги и ушла в комнату. Тамара несколько раз пересчитывала купюры. Да тут целое состояние! В тот день Аня впервые увидела, что Тамара напилась.
Прошло несколько дней, и Тамара принялась допекать Аню с новой силой. Девушка готовилась к выпускным экзаменам ночью, потому что днем мачеха не давала ей даже вздохнуть.
А на выпускном балу Аня снова танцевала. Танцевала и плакала, оттого, что буквально утром мачеха заявила, что учиться Аня никуда не поедет, потому что дома работы хватает. Папа поддержал Тамару, и Аня выскочила из дома в слезах.
Она спускалась по лестнице со сцены, и вдруг кто-то подал ей руку.
— Разрешите?
Аня с удивлением узнала того смуглого, красивого мужчину, который сидел вместе с Сарой на конкурсе.
— Это вы?
— Это я.
— А где Сара? Ой, наверное, я глупость сказала, что ей делать на выпускном…
— Мама умерла месяц назад. Я поэтому, собственно, здесь…
***
Аня сразу ушла с выпускного. Олег, так назвался новый знакомый, рассказал, что у матери прихватило сердце, и за два дня все было кончено.
— Мама хотела, чтобы я помог вам. Деньгами, учебой, в общем, всем, что вы скажете.
— Мне ничего не нужно.
Аня привычно откинула сползающую прядь волос и только потом спохватилась, но было уже поздно.
— Что это у вас?
Олег смотрел на синяк, который скрывала прядь.
— Это…
— Это ваша мачеха? Вас нельзя оставлять в этой семье… Я что-нибудь придумаю.
Он вернулся через несколько дней. А Тамара совсем озверела, и у Ани к этому моменту появилось несколько новых синяков.
— Аня, я вас прошу, не посчитайте меня душевнобольным. Я… я прошу вас выйти за меня замуж. Я понимаю, как нелепо это звучит. Но вот так получилось, что я, мужчина, которому уже пятьдесят, влюбился в девушку, которой нет восемнадцати. Пусть меня закидают камнями, но поделать я ничего не могу. Я хочу вас уверить, если я вам противен, то я ни разу даже не попытаюсь вас обнять. Но у вас будет все. Дом, деньги, вы сможете пойти учиться, вы не будете ни в чем знать отказа.
***
Аня с удовольствием наблюдала за лицом мачехи, когда сообщала ей о том, что выходит замуж.
— Ты не посмеешь! Тебе нет восемнадцати!
— Будет через три месяца. Это же благодаря тебе я просидела год дома со сложным переломом.
— Я не позволю! Тогда и братьев своих забирай!
— С удовольствием!
***
Так все и произошло — она забрала мальчишек, вышла замуж, вскоре поступила в институт культуры. У нее была своя машина, много денег. А Олег ни словом, ни жестом ни разу даже не дал ей понять, что чего-то ждет, или чем-то недоволен. Тогда она решила все сама — она поняла, что влюбилась в своего мужа и хочет стать его настоящей женой.
Через полтора года после свадьбы у них родился сын. Олег огромными глазами смотрел на это чудо и плакал. Это был его третий брак. Предыдущие его жены были просто охотницами за деньгами.
Через некоторое время девушка забрала отца к себе. Домашний врач не только не давал ему пить, но еще и следил за лечением. Так что в школу дед уже водил внуков на своих двоих. Аня организовала свою студию танцев. Она молила лишь об одном — чтобы жизнь разрешила ей побыть вместе с любимым мужем как можно больше лет.

Автор рассказа: Ирина Мер

Танцующая девочка. Автор рассказа: Ирина Мер
0
Поделиться с друзьями:

Скандал на рынке. Автор: Олег Бондаренко

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Скандал на рынке. Автор: Олег Бондаренко

Скандал на рынке
Олег Бондаренко

Дама, продающая рыбу, была замечательна в полном смысле этого слова. Сзади, спереди и вообще… Не заметить её было просто невозможно. И не только из-за, так сказать, размеров окружностей, составлявших её фигуру. Но ещё и из-за того, что голос она имела зычный и басовитый, а кулаки…

Ну, кулаки, это особый разговор. С ними перезнакомилось почти полрынка. Те, кто имел неосторожность возразить этой замечательной во всех отношениях женщине, и они могли засвидетельствовать, что спорить с этой торговкой рыбой, а тем более возражать ей, это, по меньшей мере – неосмотрительно, и всё же…

Ираида Марковна имела несчастье иметь такую надобность. А проще говоря, ей нужна была рыба на супчик. Каковую она и обнаружила на прилавке перед Фирой. А точнее, Фирочкой, как её все называли, не рискуя заглянуть в глаза.

И надо же такому случиться, что Ираида совершенно была не в курсе рыночных достижений Фирочки, что и явилось причиной возникшего спора, а точнее, скандала.

Каковой и разгорался на потеху и радость всем торговкам, торговцам и покупателям. Они застыли и наблюдали, как накалялась обстановка. И как две дамы несколько бальзаковского возраста и слегка рубенсовских форм смотрели друг на друга, упершись кулаками в прилавок с двух сторон.

Глаза их метали молнии, рты изрыгали проклятия, сдобренные не совсем цензурными выражениями, а также междометиями и знаками препинания.

Тон, с которым они произносили, а точнее, выкрикивали эти слова, напоминал рык тигра, льва, крокодила и слона одновременно.

Казалось, небеса разверзлись, и оттуда демоны мечут кроваво-красные молнии!

А всё из за чего? Из-за двух небольших карпиков, лежавших перед Ираидой Марковной. Спор состоял в цене и разнице в целых десять копеек. И не смейтесь, здесь дело не в деньгах, а в принципе. Все ждали…

Ждали, когда уже две дамы, потрясшие своими голосами, казалось, сами основы мироздания, перейдут от слов к делу. И момент этот подходил. Кулаки Фирочки и Ираиды сжались и уже приготовились, но тут…

Тут на прилавок вскочила небольшая серая кошечка. И схватив зубами одного карпика, спрыгнула с прилавка и исчезла между покупателями.

Фира и Ираида застыли с открытыми ртами. Фирочка посмотрела на соперницу и заявила:

– Это за твой счет.

– Это почему же такое? – возмутилась Ираида.

– А потому, такое! – возопила Фирочка. – Это ты во всём виновата.

– Я? – закричала ещё сильнее Ираида. – Да я тебя сейчас размажу по твоему прилавку!

И они встали в боксёрскую стойку.

Народ с интересом наблюдал за происходящим, и некоторые уже делали ставки, и справедливости ради, надо сказать, что за Фирочку давали больше. Просто Ираиду тут никто не знал, а если бы знал, то, скорее всего, на неё ставили бы не меньше.

И первые удары уже почти наступили, когда на прилавок вновь вскочила маленькая серая кошечка. Она схватила второго карпика и спрыгнула на землю.

– Нет! – вскричала Фирочка.

– Ах, чтоб тебя! – вторила ей Ираида.

И они, толкаясь объёмными бёдрами и расталкивая покупателей так, что те отлетали на прилавки, бросились за воровкой, которая лавировала между прилавками и столбами. Лавировала, лавировала, да не вылавировала.

Потому что Фирочка и Ираида, подталкивая друг друга, таки сумели, несмотря на то, что их заносило на поворотах, от чего рухнуло несколько прилавков с фруктами.

Кошка с добычей нырнула под забор и скрылась во дворе склада, находившегося сразу за рынком.

Ираида застыла перед забором и, подняв руки к небу, погрозила сразу всем. Но Фирочка не растерялась. Она презрительно посмотрела на Ираиду и, подойдя к воротам, вставила в навесной замок шпильку и повернула несколько раз. Замок крякнул и отдал Богу дужку, сбросив с неё цепь.

Ираида прошипела:

– Мошенница!

Фирочка замахнулась уже на нахалку кулаком, напоминавшим кувалду, но тут…

Она заметила мелькнувшую кошачью воровку. Та неслась в дальний угол склада, таща в зубах карпика, упиравшегося в землю хвостом.

Две дамы с трудом протолкнулись через узкий проход во двор. Сразу вдвоём. Потому как, честь первой настигнуть воровку, никто из них не готов был уступить. И они уже настигли её.

То есть, отодвинули в четыре руки ветки большого раскидистого дерева, закрывавшие весь угол склада.

Из их ртов доносилось прерывистое дыхание запыхавшихся бегунов и рычание разъярённых женщин, которым не дали разобраться с нахалкой, посмевшей возразить…

В самом углу, на стареньком пледике, свернувшись в калачик, лежала маленькая серая кошечка, а вокруг копошились три котёнка. Кошечка смотрела на двух разъярённых тёток совершенно спокойно и улыбалась, а рядом лежали два украденных карпика. И котята, урча и стараясь, отрывали от них кусочки.

Фирочка и Ираида застыли. Они опустили руки и успокоили дыхание. Они посмотрели сперва на кошечку и котят, а потом друг на друга.

Фирочка сказала:

– Я даже не знаю, чего это я на вас так упёрлась, честное слово. Из-за двух несчастных карпиков.

– Тсс… – приложила к губам палец Ираида Марковна.

Она смотрела на котят и улыбалась. Потом она перевела взгляд на Фирочку:

– Вы знаете, моя риба, – сказала Ираида. – Я таки с удовольствием провела это утро. Давно я так не отдыхала. А не отметить ли нам с вами это дело?

Потом опять спросила:

– Два котёнка? Или кошка и котёнок?

– Чтоб я так жила, – заметила Фирочка.

Она замолчала на секунду и задумалась.

Потом они по-честному поделили компанию и, отнеся пушистиков в машину Фирочки, вернулись на рынок, где Фира подарила Ираиде двух огромных великолепных карпов.

Они завезли домой котят и кошку и направились в ресторан. Да, да, дамы и господа. В самый, что ни на есть, дорогой ресторан!

Где вскорости, хорошо закусив и выпив, стали громогласно рассказывать друг другу истории из своей жизни. А остальные посетители, включая официантов, молчали.

Потому что, Фирочка и Ираида Марковна очень доходчиво так объяснили им, что если они не перестанут мешать двум замечательным женщинам говорить за жизнь, то…

И тут Фирочка и Ираида предъявили на обозрение четыре кулака, что выглядело весьма и весьма убедительно.

Так о чём это я тут, дамы и господа? Ах, да.

Ежели вы когда-нибудь будете на том самом рынке, то знайте, что покупать рыбу надо только у Фирочки, но…

Ни, ни! Даже и не думайте ей возражать. Потому что, совсем не факт, что появится ещё одна кошка.

Инет

Скандал на рынке. Автор: Олег Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:

Варяг и сторож. История из жизни

размещено в: Про собак | 0
Варяг и сторож. История из жизни

То, что завтра его жизнь изменится – Варяг, конечно, не знал. Как всегда, с первыми лучами солнца, он открыл глаза, окинул взглядом территорию. Все в порядке, тихо. Голуби тихонько ходят у небольшой лужи. Их он не гонял. То есть раньше, конечно, мог – с громким лаем, разогнать ленивых голубей, и еще долго носиться по кругу, гавкая, будто пытаясь взлететь. Но, сейчас – и лапы уже не те, и веселья эта беготня Варягу уже не доставляла.

Он вышел из своей старенькой будки, потянулся, встряхнулся, и пошел по своим собачьим делам. Вокруг молчаливо стояли автомобили, тускло отражая рассветные лучи. Сторож открыл окошко своей хибары. Слышно было, как зашумел чайник, и заговорил приемник, хрипло докладывая сторожу мировые новости.

Варяг жил на автостоянке уже не один год. Однажды его сильно подрали собаки, и он, хромая, пришел к сторожке. Навалился на стену, опустился на землю, не в силах бежать дальше. Его преследователи быстро пересекали двор, намереваясь добить Варяга. Сторож увидел свору, и резко открыл дверь, раскатисто матерясь.

Псы остановились, помедлили мгновение, и, нехотя, повернули обратно. Так сторож спас Варяга. Он тогда накормил собаку, осмотрел раны, качая головой.

"Живи пока. Иваныч тоже не выгонит. Я договорюсь", – и скрылся в сторожке.
Раны заживали медленно, Варяг с трудом передвигался по стоянке, прихрамывая. Сменщик сторожа – Иваныч, согласился оставить собаку, при условии, что жить Варяг будет на улице, в будке. Так и порешили – сторож сколотил домик, настелили внутрь тряпья, и поставили миску с водой возле.

"Если уйдешь, Варяг, искать тебя я не буду", – строго говорил ему сторож, сидя на крыльце сторожки вечером.
Варяг и не собирался никуда уходить. Он лег в домик, вытянул вперед лапы, показывая, что все понял правильно. Он, и на самом деле, оказался сообразительным псом – не встречал лаем каждую въезжающую машину, узнавал владельцев, приходивших за автомобилем – и пропускал их свободно. Подавал голос только изредка, ночью, предупреждая задремавшего сторожа, если кто-то подозрительно долго крутился около стоянки. Не уходил далеко, не гонялся за кошками – был ответственным охранником.

Такая жизнь была пределом мечтаний Варяга. Что еще нужно – миску еды он получал каждый день, имел крышу над головой, а иногда слышал в свой адрес скупое ласковое слово. Раны давно зажили, заросли шерстью, и собачья жизнь стала спокойной и счастливой.

Не знал Варяг, что обратный отсчет уже включен. Что со дня на день приедут тяжелые машины, незнакомые люди деловито будут расхаживать по территории. Варяг недоверчиво будет смотреть на них, потом на сторожей – пытаясь понять – облаять чужаков, или не нужно? Что скоро снесут сторожку, уволят охранников, и выбросят его старую будку. Стоянку убрали, и начали готовить площадку для строительства…

Варяг был растерян. Ничего не понимая, он глазел на то, как меняют заборы, как расчищают место, как приезжают грузовики и выгружают что-то. Он искал глазами сторожа, своего старого сторожа, старался узнать его запах среди многих чужих. Но день за днем – сторож не появлялся, не появлялся даже Иваныч.

Вечерами все расходились, окна в соседних домах начинали светиться желтым светом, наступала тишина. Варяг ложился на землю, ровно в том месте, где раньше стоял его домик. Его мочил холодный осенний дождь, а он не мог уйти – ведь он охранник! Пить приходилось из лужи, а строители изредка бросали Варягу корку от пирога. Так прошла не одна неделя.

Днем громыхала техника, часто Варяга выгоняли прочь, потому что он мешал рабочим. Он уходил, поодаль ложился в кустах, держа в поле зрения свой охраняемый объект. Вечером возвращался на свое место, ложился клубком – так теплее – и спал тревожным, голодным сном.

Был поздний вечер, окна в домах наполовину уже погасли. Не первую ночь уже было по-настоящему зябко – на утро лужи были замерзшие. Варяг дремал, содрогаясь от холода. Вдруг, он услышал звук шагов. Поднял голову, прислушался. В свете фонаря он увидел фигуру мужчины.

Варяг встал на лапы, весь обратившись в слух и нюх – глаза его давно уже были слабоваты. Фонарь освещал строительную площадку, но сам Варяг был не видим, оставаясь в тени большого контейнера. Человек нерешительно топтался на месте. Пару минут он всматривался в темноту. Варяг медленно пошел в сторону фонаря.

Человек кашлянул, и тут Варяг его сразу узнал – это был его сторож! Со всех лап пес ринулся к нему, взрывая тишину радостным лаем. Больше всего на свете он ждал его, ждал, что он появится, не бросит Варяга, и эта странная разлука больше не повторится никогда.

– Дождался, старый плут, – сторож по-доброму трепал за уши Варяга, а тот не мог сдержать чувств, старался лизнуть эти родные руки. – Я уж не надеялся, думал, ты сбежал давно. Ах, ты, старик!

Сторож радовался, найдя своего Варяга. Ведь эта встреча была важна и для него, одинокого пенсионера, лишившегося своей подработки. После увольнения, сторож попал в больницу, с пневмонией – поэтому долго не появлялся. Все это время он очень переживал: выгонят Варяга строители или нет, дождется ли тот его, не обижает ли кто.

Выздоровев, сторож сразу пришел на бывшую стоянку. Увидел, что работа кипит, будку Варяга выбросили, а самого его нигде нет. В тот самый раз, Варяга прогнали с площадки, и тот ушел в кусты ждать, когда все разъедутся. А, так как пес был уже подслеповат, то не увидел, как на площадку приходил сторож, спрашивал о нем. В шуме работающей техники, голоса его он не слышал, так и получилось, что сторож и Варяг не встретились.

Кто-то из рабочих ответил, что пес бывает здесь, но всем мешает и его прогоняют. Сторож решил попытать счастье, и прийти попозже, надеясь на то, что пес не ушел насовсем. И не ошибся.

Им не нужен был поводок. Сторож пошел домой, позвал Варяга с собой, и тот, счастливый, шел за ним, по темным улицам засыпающего города. Старые суставы от радости перестали болеть, сердце выпрыгивало из собачьей груди, а от избытка чувств даже стало жарко – Варяг высунул язык. Теперь они не расстанутся. А Варяг сегодня примет новый объект под охрану – его самый настоящий дом!

автор: «Рассказы рыжего кота»

Варяг и сторож. История из жизни
0
Поделиться с друзьями:

Выбери меня, Сашка… История из жизни

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Выбери меня, Сашка... История из жизни

ВЫБЕРИ МЕНЯ, САШКА…

Сашка терпеть не могла дни, когда в детский дом приходили потенциальные усыновители! Потому что за семь лет, что она прожила здесь, ее ни разу так и не выбрали.

Раньше, когда она была совсем маленькой, она ждала этих дней. Как завороженная смотрела на красивых тетенек и дяденек. Они казались ей волшебниками, которые заберут ее к себе в замок! И новая мама будет целовать ее на ночь. А новый папа будет катать ее на плечах. И еще у нее будет своя комната. И не нужно будет каждый день видеть этого противного Витьку. Он все время норовил подергать ее за косичку и обзывал Зябликом.

Сашка не знала, что значит это слово. Но оно казалось ей очень обидным. А Витька знай твердит :

-Зяблик! Зяблик! –

Ей было пять лет, когда она попала в детский дом. Родители ее погибли в аварии. Сашка все никак не могла понять, почему мама и папа не приходят. И почему они ее оставили.

С годами она осознала, что их больше нет. И постепенно стала забывать их лица. Они стерлись из памяти. Забылись их голоса. Забылись запахи. Забылся дом, в котором они жили вместе.

Сашке так хотелось, чтобы однажды ее выбрали! Но чуда не случалось, а она росла и начала понимать, что ее никогда не выберут. Просто девочка была дурнушкой. А выбирали всегда красивых девочек с бантиками в роскошных волосах и с милыми улыбками на лицах.

Витька продолжал ее доставать. Только теперь Сашка знала, что зяблик это птичка.

В этот день снова пришли усыновители. Всех девочек нарядили, заплели банты в косы. А Сашка взяла и обкорнала себя под мальчишку. Ей больше не хотелось , чтобы ее кто – то выбрал. Она решила, что в своей жизни все и всех будет выбирать сама!

Увидев ее с короткой стрижкой, воспитатели ахнули, а Витька, как обычно бросил ей в спину :

-Зяблик! –

Сашке исполнилось двенадцать. Витька же был старше ее на три года.

В тот день ее не выбрали. Уж очень устрашающе выглядели ее неровно остриженные волосы, да и глаза девочки метали громы и молнии.

Через три года из детдома выпустился ее заклятый враг Витька. Попрощавшись со всеми, он вдруг подошел к Сашке.

-Пока что ли, Зяблик? –

-Пока – пока, – равнодушно ответила Сашка.

-Ты тут держись! Недолго осталось! Три года всего! А потом я тебя к себе заберу! – твердо сказал Витька.

-Еще чего! Кто тебе сказал, что я тебя выберу? Дурак ты! – нагрубила она в ответ.

Витька посмотрел на нее долгим странным взглядом и ушел, ни разу не обернувшись.

*********************************************************

Закрыв за собой дверь детдома, Сашка вышла на улицу и вдохнула воздух свободы и взрослой жизни. За эти годы она из гадкого утенка превратилась в прекрасного лебедя. Роскошные волосы по пояс, огромные зеленые глаза, точеная фигурка. Она направилась в родительскую квартиру. И вдруг услышала :

-Здравствуй, Зяблик! –

Обернувшись, она увидела перед собой Витьку.

-Чего приперся? – спросила она.

-Я же обещал тебя забрать. Вот и пришел, – Витька подошел вплотную.

-А я тебе сказала, что сама буду выбирать! – Сашка посмотрела на него снизу вверх. Витька за это время сильно вытянулся и раздался в плечах.

-А ты выбери меня, Сашка! – попросил он.

-Я подумаю, – и Сашка зашагала к своему новому дому.

Витька шел за ней до самого подъезда. Подождал, когда она войдет внутрь, и ушел. С того дня приходил он под ее окна каждый вечер. На скамейке у дома сядет и сидит, пока Сашка свет в квартире не погасит.

Лето красное сменилось дождливой осенью. За осенью пришла зима. А Витька все ходил и ходил. Однажды Сашка подошла к нему. Присела рядом, спросила :

-Не надоело тебе? Холодно, наверно, сидеть? –

-Ничего. Я потерплю. Ты только выбери меня, пожалуйста! – снова попросил он и посмотрел на Сашку долгим, нежным взглядом.

Сашка подскочила со скамейки, как ошпаренная и убежала к себе. Смотрела через тюль, как Витька глядит на ее окна.

*********************************************

31 декабря Сашка торопилась домой после работы. Нужно еще стол накрыть, новое платье надеть, скоро Новый год! Витьки на скамейке не было. Сердце пропустило удар…Может случилось что?

Через час Сашка закончила все праздничные хлопоты и налила себе шампанского. Подошла к окну, Витьки не было. В груди противно заныло от дурных предчувствий… Страх начал закручиваться в животе в тугую спираль…

-Что делать? Искать? Но где? Я же не знаю ни адреса, ни телефона! Дура! Какая же я дура! – ругала себя Сашка.

И в это мгновение за окном что – то вспыхнуло!

-Уже стреляют, – подумала девушка и подошла к окну, посмотреть на салют.

На снегу огромными огненными буквами полыхала надпись :

-ВЫБЕРИ МЕНЯ, САШКА!!! –

А Витька сидел на скамейке, смотрел на ее окна и махал ей рукой…

Инет

Выбери меня, Сашка... История из жизни
0
Поделиться с друзьями: