В трудные времена нельзя делать вот что:

размещено в: Уроки жизни | 0
В трудные времена нельзя делать вот что:

В трудные времена нельзя делать вот что:

✅Ссориться со своими. Вымещать на близких свою тревогу, раздражение, усталость. Это усугубит ситуацию и лишит поддержки. Масса энергии уйдёт на конфликты и взаимные обвинения. Враждебность мира можно пережить; враждебность среди своих быстро погубит группу. Семью или рабочий коллектив…
✅Общаться с мрачными пессимистами и безумными оптимистами. Слушать их речи. В первом случае вы лишитесь надежды и погрузитесь в состояние безысходности. А в лучшем случае, начнёте сомневаться в своих силах. Сомнение губительно. А безосновательный оптимизм вроде «да по-любому все будет хорошо! Все само собой рассосётся, шлю лучи добра!», – это обесценивание опасности и ложная надежда. Она лишает ориентиров и мешает правильно действовать.
✅Не пейте. За короткий период расслабления и хорошего настроения придётся дорого заплатить. Вы проснетесь в той же плохой ситуации. А сил для борьбы не будет. Все станет еще хуже. И во сне вы не получите подсказок и ответов; мозг не сможет принять решение. Даже легкое опьянение сделает вас легкой добычей для врагов и напастей.
✅Не давать себе отдохнуть и переключиться. Полностью сконцентрироваться на ситуации и только о ней и думать. Это не поможет решению проблемы, наоборот, может наступить «паралич решения». Вы перестанете отличать правильное от неправильного. Так с духами бывает; понюхаете подряд десять пробников, а потом словно лишитесь обоняния. Надо выйти на свежий воздух. Нужно отвлекаться и переключаться.
Это четыре главных запрета в опасное и сложное время. Потому что важно не только пережить и переждать трудный период. Важно выйти из него победителем. Эти четыре запрета – запреты Победителя. Их непросто соблюдать, но они помогают преодолеть и справиться. И стать сильнее.

Анна Кирьянова

В трудные времена нельзя делать вот что:
Анна Валентиновна Кирьянова
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Неказистая. Автор: Валентина Пахман

размещено в: Размышлизмы | 0
Неказистая. Автор: Валентина Пахман

НЕКАЗИСТАЯ
Знаете, когда он пришел к нам впервые, я аж задохнулась от его красоты. Такой красоты просто не бывает, подумала я тогда. Мне было 14. Моей бабушке тогда было 65. Она тоже сказала — он бог. Не знаю где познакомился с ним отец, но он стал появляться в нашем доме регулярно. С отцом они то переписывали какую то музыку. то просто под музыку раскладывали на тарелочках бутерброды и попивали водочку. Пока пили — разговоры, смех, шутки. Он был не только красив как бог, но еще и обаятелен.

Когда он приходил я отменяла все свои тусы с друзьями. Какие могут быть кино, когда в доме сам …
Он был военным летчиком. Однажды он даже пришел в форме. Это было вообще зря, потому что для меня, четырнадцатилетней девочки, это было слишком.
И он стал мне сниться ночами.

Но это даже была не детская любовь. Любовь — это к человеку, а он бог.
И однажды это случилось — он пригласил родителей в гости. Напросилась я или так взяли, без унижений и ползанья на коленях — не помню. Но факт что взяли и я с нетерпением ждала встречи с его женой. Какая она должна быть красавица, думала я, идя тогда с родителями к нему, если он, бог, обратил на нее внимание.

Я не смогу описать что я почувствовала, когда она открыла дверь,. Только скажу, что если бы меня огрели кувалдой по голове, я бы расстроилась и разочаровалась в окружающем мире меньше. Она была некрасивая. Совсем. И ни грамма косметики на лице. Серая, белобрысая, бесцветная… мышь.
Я растерянная зашла в дом с ощущением, что мой мир перевернулся, что я теперь 14 ти летняя девочка с разрушенной психикой. И что если есть на свете несправедливость — то вот она, передо мной.
Потом мы сели за стол и эта женщина стала говорить.

Она оказалась доктором наук по биологии, она оказалась безумно интересным человеком, я сидела за столом раскрыв рот и ловила каждое ее слово. А потом я поймала себя на мысли, что я перестала видеть, что она не красавица.

А потом я посмотрела на него и мне показалось, что он тоже уже не так красив и они сравнялись и вполне подходят друг другу. И ушла я оттуда с ощущением, что в целом все логично и понятно.
Он еще несколько раз приходил к нам в дом, а потом они уехали в Россию. Военный летчик, наверное его просто перевели на другое место службы.
А через много лет я узнала, что у него случился инсульт. Его парализовало и его жена стала для него и руками и ногами и сиделкой и мамой. Что она заменила ему весь мир. И что она его любит и не бросает и что он без нее теперь ничто.

Я не знаю, что он, красавец, равных которому, я потом не встречала никогда в жизни, увидел в этой серой девочке, когда решил жениться на ней. Ум? Возможно. Думаю она была умной еще не будучи доктором наук по биологии. Харизму? Возможно. Полагаю в молодости у нее могло быть и это.
Но…

Мы не знаем для чего нам бог дает спутников жизни и как мы выхватываем их глазом из толпы. Что нас притягивает друг к другу? Это загадка.
Но я очень часто вспоминая его думаю, что он в толпе, увидев эту неказистую девочку, увидел в ней свою опору и тыл.
И не ошибся.

© Валентина Пахман

Неказистая. Автор: Валентина Пахман
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

О тишине и негромкости. Автор: Лиля Град

размещено в: Размышлизмы | 0
О тишине и негромкости. Автор: Лиля Град

Чем старше становишься, тем больше потребности в тишине, в уединении, в свободе от любых суетных обстоятельств. Потому что ресурсы уже не бьют щедрой нефтью из богатой скважины и требуют бережного отношения.
И сохранить их можно, не опустошаясь нещадно там, где бываешь с трудом и с теми, к кому не лежит душа.
Мне часто хочется молчать. Просто молчать.
И я делаю это, открыв для себя наслаждение собственной негромкости, в которой давно нет азарта хоть что – то оспаривать, доказывать, или везде непременно вставлять непрошенные копейки своего мнения.
Я больше не думаю, что оно должно быть всем интересно. Больше не участвую, как когда – то, во всех обсуждениях. Ничего не комментирую, ни с кем не спорю, не отслеживаю чужих реакций на себя.
Эта роскошь уже давно со мной – позволить каждому думать обо мне всё, что ему хочется.
И оказывается, именно так в жизнь приходит лучшее общение, лучшие отношения, лучшие связи – когда отпадает истерика нравиться всем непременно.
Почему? Потому что, когда ты не играешь никаких ролей ради чьего – то одобрения, тебя находят свои, а не такие же носители масок.
Человек не нуждается в жизни на карнавале.
Он нуждается в своей жизни. А карнавал – это чужой праздник, на котором даже веселиться надо по чужим правилам: разодеться в перья и танцевать так, словно соблазняешь весь мир.
И, однажды, надо точно решить – нужен ли тебе весь мир, который придётся удовлетворять неустанно, вылезая из кожи вон, или достаточно своего – в котором только те, кого ты хочешь видеть в нём всегда, и где всё взаимно, а не односторонне…

Лиля Град

О тишине и негромкости. Автор: Лиля Град
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Алиса Фрейндлих. Размышления

размещено в: Уроки жизни | 0
Алиса Фрейндлих. Размышления

О ЛЮДЯХ…

Я не испытываю удовольствия, видя, что люди вместе с прочими свободами обрели свободу от совести.

Совесть – это лампочка с сиреной, которые начинают выть внутри нас, если мы преступаем черту. В наши дни эту черту преступают все, кому не лень. А все почему? Хочется утащить как можно больше материальных благ в свою нору…

Читала я на днях роман известного российского писателя, главный герой которого занимался на работе сущей ерундой, но ему за это хорошо платили. Он умом понимал несправедливость ситуации и ему было стыдно за свою невыносимую легкость бытия (и дед и отец его пахали, как проклятые), но от денег не отказывался. Зачем? Если само идет в руки.

Мне не интересны люди, которые не отдают душу.

У Евгения Евтушенко есть такая строчка: "Людей неинтересных в мире нет". Вот только я с ним не согласна. Есть люди – океаны, чья глубина неподвластна пониманию. А есть лужи – мелкие и неглубокие, с грязью на дне. Переступил и забыл.

Чтобы отдавать самого себя, нужно сначала обзавестись душой. Но она не выдается нами при рождении, она приобретается с годами, взращивается добрыми делами, впечатлениями и потрясениями.
Люди уверены: они будут счастливы только тогда, когда возьмут от жизни как можно больше. А реальность такова, что счастливы они только в тот момент, когда могут делиться и отдавать – самого себя или то, что имеют.

Об одиночестве.

Одиночество – это когда некому себя отдать.
Муж моей подруги сбежал, оставив ее с ребенком. Он наслаждается свободой. А я думаю – боже, что за дурость. Его сын никогда не вспомнит тепло об отце, никогда не воспользуется его советами, никогда не скажет "спасибо" за поддержку. И не станет перенимать его жизненные ценности. Папаша зависает в клубах и на шашлыках, а мне кажется, что грош цена такой свободе.

О юности души.
Чем дольше человек хранит в себе детство, тем дольше сохраняется данное ему от природы дарование.
Детство в данном случае – это уметь забыть про ненастье вчерашнего дня и с любопытством заглядывать в будущее. Не держать ни на кого обид, звонко смеяться и с предвкушением ждать чуда от жизни.

О себе.
Всю жизнь мы расписываемся в том, что не знаем себя до конца.
Нам приятно и грустно вспоминать самих себя 10-20-30 летней давности. Неужели это, и правда, были мы? А какими мы будем еще через 10 лет? Станем сильнее или сломаемся? Озлобимся на жизнь или распробуем ее на вкус?

О главном заблуждении молодости.
Прочь сомнения и страхи! Прочь мысли о том, что "сначала надо встать на ноги". Вы уже готовы, вы уже сильны! Действуйте, чтобы не упустить свой шанс. Жизнь только кажется бесконечно длинной и полной возможностей, на самом деле, она пролетает очень быстро.

И лучший день для счастья – сегодня….

Алиса Фрейндлих

Алиса Фрейндлих. Размышления
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Чем больше опыт, тем тише смыслы. Но и глубже… Автор: Лиля Град

размещено в: Размышлизмы | 0
Чем больше опыт, тем тише смыслы. Но и глубже... Автор: Лиля Град

Чем больше опыт, тем тише смыслы. Но и глубже…

Ты просто понимаешь, что устал быть ни за что не отвечающим большим ребёнком, и что жизнь, местами, больнее, чем хочется, но иногда и намного счастливее, чем ты уже к тому готов.

Да, такое тоже приходит с годами: умение жить без агрессивного юного настроя сражаться за каждую пядь тебе, как кажется, полагающегося. Не потому что сил нет, а потому что видишь вдруг тонкую для понимания, но непрошибаемую, на самом деле, разницу между трофеями и дарами…
И не надо становится трофеев. Ни в каком виде не надо.

И ещё совсем по-другому смотришь на те вещи, от которых отмахивался когда-то, как от пустых нравоучений, но они вдруг стали настолько очевидными и настолько необходимыми, что ты не принуждаешь себя соблюдать их просто звучащие, но не всегда просто исполнимые правила, а испытываешь потребность делать это…

Не обманывать, не использовать, не давать пустых обещаний, не причинять осознанно боли, не захватывать не твоё, не оплачивать свои прихоти чужим страданием и не брать того, на что не имеешь равноценной отдачи.

И всё это не для того, чтобы возвыситься над кем-то.

Для себя.

В силу НЕвозврата туда, где думалось, будто бы семь бед – один ответ…один раз живём.

Но в том-то и дело, что один, друзья мои…

Лиля Град

Чем больше опыт, тем тише смыслы. Но и глубже... Автор: Лиля Град
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

15 Божьих подсказок человеку

размещено в: Советы мудрых | 0
15 Божьих подсказок человеку

15 Божьих подсказок человеку.

Для того, чтобы человеку по жизни всегда сопутствовала удача, радость и счастье, он должен руководствоваться правильными представлениями. В этой статье будет дано 15 правил, основой для которых есть Божьи заповеди.

Правило первое

Бог создал человека не для страданий – создание Божье должно радоваться жизни, любить и творить. Меньше жалуйтесь на жизнь, всегда помните, что есть люди, которым живется намного хуже, чем вам.

Правило второе

Каждый человек послан на эту Землю не просто так – он должен проявить свою божественность и в чем-то улучшить окружающий мир. Бог дает человеку таланты, силу и способности. Дар Божий нужно использовать для совершенствования окружающего мира, а также для помощи тем, кому реально требуется ваша помощь.

Правило третье

Постарайтесь наполнить любовью свою жизнь и жизнь ваших близких – этим вы притянете благоприятные обстоятельства, финансовое благополучие. И наоборот, агрессия будет проявляться в неизменном ухудшении качества жизни.

Правило четвертое

В жизни нет абсолютно ничего случайного – своими мыслями, словами, действиями и поступками мы формируем свою сегодняшнюю реальность и свое будущее. Так что будете ли вы наслаждаться, или наоборот, только мучиться, целиком и полностью зависит от вас.

Правило пятое

С четвертым правилом прямо связано пятое: мысли формируют события. Научитесь думать позитивно, и вы создадите радующую вас действительность. И наоборот, раздражительность, гнев, зависть, гордыня притягивают одни неудачи и невезение.

Правило шестое

Какие бы ни были обстоятельства вокруг, всегда оставайтесь спокойными, сохраняйте позитивный настрой, верьте в свои силы и в Божью помощь. И по вере дано будет!

Правило седьмое

Старайтесь слушать голос Бога – просто задайте вопрос, на который хотите получить ответ, и прислушайтесь к голосу своего Подсознания.

Правило восьмое

Каждый человек может спастись с Божьей помощью, но не через религию. Бог находится в каждом из нас. Найдите Его в себе, а потом проявите Его через себя в своем окружении.

Правило девятое

Независимо от того, насколько тяжелы проступки, Господь все равно любит каждого из нас. В Библии написано: «ищите и обрящете, стучите и отворено вам будет». Однако запомните: Господь всегда дает то, что вам нужно именно в данный момент.

Правило десятое

Одним из основных божественных законов является «закон подобия»: если вы не любите самого себя, то и окружающие вас тоже не будут любить. «Какой мерой вы отмеряете, такой и вам отмеряно будет». Как вы относитесь к окружающим, так и окружающие будут относиться к вам.

Правило одиннадцатое

Причина неприятностей человека заключена не в других людях, а в нем самом. Информация разрушительного характера отравляет нам жизнь и не дает быть счастливыми.

Правило двенадцатое

Абсолютно все уже есть внутри человека: и власть, и слава, и почет, и деньги. Задача заключается в том, чтобы высвободить все блага в окружающую вас действительность. А это возможно через неукоснительное соблюдение Божьих заповедей.

Правило тринадцатое

Не делите окружающих вас людей на «плохих» и «хороших». Мы такие, какие есть, и если ваш коллега, сослуживец плох лично для вас, то другого он вполне устраивает. «Не судите, да не судимы будете».

Правило четырнадцатое

«Познай себя» – это эзотерическое правило вполне возможно применять и в окружающей действительности. Только никакого самокопания и буквоедства! Самопознание – это процесс открытия в себе способностей и талантов и практическое их применение во внешнем мире.

Правило пятнадцатое

Для Бога нет таких понятий, как «вина», «наказание» и подобные им. Важно спрашивать: "Не за что?", а "Для чего?" Господь допускает право каждого на ошибку, и разумеется, на ее исправление, на прохождение того урока, который нам необходимо пройти. И все трудности даются по силам. Самый лучший способ исправления ошибок – это проявлять любовь к самому себе и к окружающим людям.

15 Божьих подсказок человеку
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы не научили детей быть счастливыми. Автор: Элизабет Фаррелли

размещено в: Размышлизмы | 0
Мы не научили детей быть счастливыми. Автор: Элизабет Фаррелли

Каждое утро, когда я вижу, как сотни невыспавшихся молодых людей отправляются на работу в корпоративный «зомбиленд», я думаю о счастье. Вернее, о большой лжи про счастье, в которую наше поколение заставило поверить своих детей. Самая ужасная медвежья услуга, которую мы им оказали, это не завышенные цены на жилье, так что теперь они не могут его купить, и не кучи вредных отходов по всей планете, которые им придется разгребать. Это ложь о том, что каждый обязан быть счастливым.

Мы внушили своим детям, буквально впечатали им в подкорку, что счастье – это естественное состояние человека, необходимое условие его жизни. Тем самым мы сделали их несчастными.

Корень зла – в путанице понятий. У нас сложилось неверное представление о том, что такое счастье и как его можно достичь. Скажу сразу: я понятия не имею, какая дорога приведет именно вас к счастью. Зато точно знаю, по каким из этих дорог ходить не стоит. Именно они ведут поколение 20-летних по фальшивому миру глянцевых фотографий фейсбука, от запоя к кушетке психотерапевта и обратно.

Мы внушили современному поколению, что счастье в потреблении. Мы решили, что если не получаем того, чего хотим, то становимся несчастными. Значит, если мы получим желаемое, то станем счастливыми! В то время как в реальности, после того как базовые потребности удовлетворены, с каждым исполненным желанием мы становимся несчастнее. Почему? Потому что желания не постоянны, удовлетворение быстро проходит, а между счастьем и удовольствием нельзя поставить знак равенства.

Какими бы ни были наши желания – новая модная сумочка, мускулистый красавчик с голливудской улыбкой или еще одна, последняя ложечка тирамису – они очень коварны. Желания возникают, когда у нас чего-то нет, а большая часть удовольствия приходится на предвкушение. Пик наступает в тот момент, когда мы получаем искомое. А что потом? Неизбежный спад. Удовольствие закончилось, оставив на память лишнее: на полке в шкафу, или в кровати, или на вашей талии.

Но и это не все. На самом деле нам не нужно почти ничего из того, чего нам вроде бы хочется. Мы желаем получить не сам предмет; нам нужно им похвастаться, вызвать восхищение окружающих. Большинство желаний носит статусный характер. Не верите? Тогда проделайте мысленный эксперимент: представьте себе что-то очень ценное. Например, платье от кутюр, обед в супер-дорогом ресторане или роскошное авто. А теперь представьте, что никто никогда не узнает, что все это у вас есть. Так стоит ли овчинка выделки?

В стародавние времена скромность считалась достоинством, а показное великолепие осуждалось, потому что оно вело к целой веренице грехов: зависти, обжорству, алчности, гордыне. Но все изменилось. Теперь, если некое событие не вызывает немедленную восторженную реакцию в социальных сетях, оно как будто и не происходило вовсе. Людей больше волнует, как сделать хорошие фотографии и получить больше лайков, чем само событие. Как можно лучше выставить себя напоказ – вот что ценится сегодня. Гордыня и тщеславие стали достоинствами, а скромность – недостатком.

Может, это не так страшно? Но статистика суицидов и эпидемия депрессии говорят нам об обратном. Наверное, стоит оглянуться назад, все рецепты уже есть. Платон и Аристотель почти во всем противоречат друг другу, кроме одного: они оба считали, что счастливым человека может сделать только добродетельная жизнь. В 1621 году Роберт Бертон в своем замечательном труде «Анатомия меланхолии» предлагал такой рецепт: «Не будь одиноким, не будь праздным». Да вы и сами это знаете. Заведи друзей и займись делом.

Мы несчастны, пока находимся в плену у самих себя, идем на поводу у собственных мелких желаний. Счастливыми нас делает выход за пределы собственной личности, присоединение к чему-то большему.

Врач и философ Рэймонд Тэллис выстраивает такую иерархию человеческих желаний: нижний ярус – еда и кров, следующий – получение удовольствия, третий – одобрение и статус. Четвертый, самый верхний – искусство, духовная жизнь и миссия. Совершенно очевидно, что чем ниже ярус, тем проще желания, тем легче их удовлетворить и тем быстрее удовольствие проходит. Устойчивое счастье получается только на верхнем этаже. Радость может принести только удовлетворение голода высшего порядка: поиск смыслов.

Именно это мы не смогли объяснить нашим детям. Счастье невозможно купить. Оно не наступает, когда вы удовлетворили свои желания, получили искомое, приобрели вещь, получили удовольствие. Счастье – это не право. Это не товар. (А быть несчастным или грустным – не преступление). Счастье это побочный продукт целенаправленных поисков смысла жизни. Если повезет, вы сделаете этот поиск своей работой, как Платон, который называл философию самым благословенным из занятий.

Удовлетворение инфантильных желаний – это не счастье. Люди, как и целые культуры, должны развиваться от простейших желаний к сложным, пока не нащупают высокую цель, а с ней придет и счастье. Будет гораздо лучше, дети, если вы перестанете думать о строительстве карьеры и попробуете соотнести свою работу со своими убеждениями. Так будет полезнее для вас. Вы же хотите быть счастливыми?

Автор: Элизабет Фаррелли – писательница, преподаватель.

Мы не научили детей быть счастливыми. Автор: Элизабет Фаррелли
Элизабет Маргарет Фаррелли (родилась в 1957 году в Данидине , Новая Зеландия), писательница из Сиднея, архитектурный критик, эссеист, обозреватель и спикер, родившаяся в Новой Зеландии, но позже получившая гражданство Австралии. Спектр интересов Фаррелли достаточно широк, чтобы назвать ее «женщиной эпохи Возрождения». В 2021 году она была избрана в правление Национального фонда Австралии (Новый Южный Уэльс). Ее портрет Мирры Уэйл стал финалистом премии Арчибальда 2015 года в Художественной галерее Нового Южного Уэльса.
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Случилось невероятное… Автор: Лиля Град

размещено в: Психология отношений | 0
Случилось невероятное... Автор: Лиля Град

Штрихи жизни.

Случилось невероятное…

По словам соседки моей бывшей, Нины Васильевны: "стыдоба стыдобущая"…

Восьмидесятилетний Олег Иванович ушёл с зубной щёткой к восьмидесятитрёхлетней Светлане Борисовне, соседке из четвёртого подъезда…

Ушёл, оставив в полном недоумении жену свою, Ираиду Аркадьевну, которая ещё и до семидесяти двух своих не добралась…

Почитай, молодуха, супротив соперницы своей нежданной…

И вид другой совсем…

Ираида Аркадьевна сдаваться не собиралась, и огненно-хинные её волосы тщательно взбивались в причёску Софи Лорен из "Брака по-итальянски", губы рдели алым маком, внучка кофточки поставляла модные бесперебойно…

И продвинутая была женщина – Интернет с ходу освоила, из Одноклассников не вылезала, ежедневно рассылая подругам-товаркам то рецепты улётной курочки со шпинатом (талию держала, как Гурченко!), то аляпистые открытки, то самопальные фотошопы, в которых рыжая её голова вылезала или из бутона драматичной розы, или кокетливо мелькала среди пальм тропических, или с бокалом шампанского в красивую жизнь играла…

Огонь, в общем, а не пенсионерка!…

А Светлана Борисовна?…

Да смех один, а не роковая женщина, мужей чужих из одного подъезда в другой уводящая!
Седину свою не закрашивает, до ёжика сантиметрового сбрила к чертям былую косу…
Джинсы носит безвылазно, да один свитер, как с мужского плеча, почитай, на все случаи жизни у неё…

Ну, что это???
Чем тут завлекать???

А вот, поди ж ты, ушёл, подлец!
За год до золотой свадьбы ноги сделал, да какие ноги – еле двигает, пень старый!…

Ираиду крутило так, что хоть в мексиканских сериалах её снимай – переиграла бы любую сеньору…

С тем и полетела к соседке – космы бы повыдергать хотелось, да не уцепишь, наверное, ёжик этот седой…

Укараулила…кинулась наперерез:

– Ты мне одно скажи – тебе куда дурак этот нужен??? Старбан, рукожоп, рохля! Нормально никогда зарабатывать не мог, и с пенсией копеечной…Куда????

Светлана Борисовна посмотрела Ираиде Аркадьевне прямо в глаза и просто ответила:

– А мне, старой дуре, рукожопой рохле, с копеечной пенсией такой и нужен…
ДВЕ СОБАКИ ТОГДА УЖИВАЮТСЯ, КОГДА ОНИ СХОЖИ…
НЕ ЦВЕТОМ ШКУРЫ, А ОБЩИМ НЮХОМ…
Спасибо тебе, Ираида…
И прости…

Я стала невольной свидетельницей этого разговора, несколько лет назад случившегося…
И зацепил он меня не страстями вовсе, которыми не только юность полна, а вот этими двумя собаками…

Сколько вокруг живущих вместе годами и десятилетиями, но так и не ужившихся…лающих и облаянных…осатаневших друг от друга, но безысходно мыкающихся…
И сколько тех, кто нос к носу…в любви и согласии…потому что жизнь чуют одинаково, и любят в ней одно и то же…
А красота "шкурки" – дело, оказывается, даже не десятое, а тысяча первое…

Олега Ивановича, с которым знакома лично, я всё-таки спросила – как отважился он на такую революцию в свои НЕреволюционные годы…

Он взглянул на меня ласковыми и счастливыми, как июльское море, глазами, и с улыбкой ответил:

– Хотел в тепле дожить, Лиля…
А то обидно как-то – из одной мерзлоты в другую…

И видно было, что он отогрелся за все свои холодные годы…
А уж поздно, или не поздно, не имеет значения…

Всё лучше, чем никогда…

Любви всем…в любом возрасте…

Лиля Град

Случилось невероятное... Автор: Лиля Град
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Наталья Георгиевна Гундарева. Размышления о жизни

размещено в: Размышлизмы | 0
Наталья Георгиевна Гундарева. Размышления о жизни

НАТАЛЬЯ ГУНДАРЕВА родилась и выросла в Москве, на Таганке, в семье, как сама называет, «инженерно-технического состава»…
— Что же, и в детстве не врали?
— Мама один раз поймала. Я ходила, как это называлось, в продленный день. В субботу нас водили в кино, и мне дома давали по 50 копеек. Я их собирала, ехала в ГУМ и ела мороженое, с горочкой такое, очень вкусное. И однажды мама меня на этом засекла. Мы выходили вместе из автобуса, хотя я, по идее, должна была ехать с другой стороны. "Где ты была?" На мое несчастье, мама тоже была на этом фильме, на котором вроде бы и я была. Дома был такой скандал!
Пока я не заорала как резаная. (Она меня никогда не била, один раз стукнула по попе ладонью — я рыдала часа три — это было такое оскорбление и унижение моего человеческого достоинства! Это было страшно, я не хотела жить.) И тут я взвизгнула: что, мороженого даже поесть нельзя?! Боль моя во мне заговорила. (Смеется.)
— Баловали вас в детстве?
— Никогда со мной особенно не цацкались, Наташенькой не звали. Наташка — и все.
— Любите философствовать?
— Я прожила жизнь, и я оставляю за собой право думать. У меня есть такое время, когда я иду от своего дома на Тверской до театра пешком. 35 минут я иду до театра. Это я называю "мое время". В это время я отвечаю себе на вопросы.
Я задаю себе вопросы разного толка. Кто будет президентом. Как повысятся цены. О работе над ролью. Я стараюсь ответить себе на все эти вопросы. Когда я на них отвечаю, то в принципе встреча с журналистом тогда уже не представляет особого труда. Я как бы все уже обдумала. Это не философия. Силой мысли я заставляю себя, когда вокруг так много вертепов, не ходить туда, не транжирить себя. Я вроде как сохраняю для чего-то себя. Может быть, я так и останусь незаполненным сосудом — ну, значит, такая моя судьба. Но я все равно стремлюсь к полной жизни. Я понимаю, что время моей жизни истекает. Ну как бы больше половины жизни прожила. И мне не хочется вот так, с плеча: а-а, сейчас вот пущусь во все тяжкие — тут в этот бар приглашают, здесь подарки, здесь авторучку дадут, здесь жвачку… Ну не могу я себе этого позволить. Потому что я люблю себя очень, и я себя так прямо люблю, аж с утра до ночи. И из-за этого так много себе не позволяю!
— Вы не любите весельчаков?
— Время так разбросало людей, так раскачало их… Все как утлые суденышки по этим волнам моря житейского… Вот я включаю какую-то программу, смотрю. И вот что-то все шутят, шутят, все невесело, а все шутят. Это что вам все так смешно-то? Когда человек выходит на эстраду и начинает рассказывать анекдоты — профессиональный эстрадный исполнитель!
Да, он шутник, ну не до такой же степени, чтобы рассказывать анекдоты про заднее место. Ну, наверное, надо программу какую-то готовить. Люди смеются, но как вам сказать… Я считаю, что мы во время жизни поднимаемся, наша задача подняться, а не опуститься. Иначе зачем идти куда-то?
Я не понимаю этого: почему идет такое дикое оглупление людей, сидящих перед телевизором? Мы раньше слушали, какое ударение поставит диктор, и мы учились у них. Ну тогда давайте все говорить: "двёрки", "линоль", давайте сожжем на Красной площади словарь Даля, давайте!
"Если хочешь что-то кому-то доказать, докажи сначала себе" (Н. Гундарева)
Элина Николаева "Люди"

Наталья Георгиевна Гундарева. Размышления о жизни
Ната́лья Гео́ргиевна Гу́ндарева — советская и российская актриса театра и кино. Одна из самых популярных актрис советского кинематографа 1970—1990 годов. Народная артистка РСФСР. Лауреат Государственной премии СССР, Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых, Премии Президента Российской Федерации, премии Мэрии Москвы, премии Ленинского комсомола. Депутат Государственной думы Российской Федерации I созыва. Википедия
Родилась: 28 августа 1948 г., Москва, СССР
Умерла: 15 мая 2005 г. (56 лет), Москва, Россия
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Неродная дочь. Автор: Айгуль Шарипова

размещено в: Мы и наши дети | 0
Неродная дочь. Автор: Айгуль Шарипова

Неродная дочь

Владимир Викторович ждал обхода. Есть надежда, что сегодня его выпишут. Унылые стены больничной палаты опостылели, и ещё больше надоел сосед Гриша. Весь день Гриша травил байки, а ночью, когда хотелось отдохнуть, храпел так, что казалось, в ординаторской дребезжат стеклянные двери.
Владимиру Викторовичу было почти 60, и попал он в больницу с обострением хронического гастрита. Лежал почти три недели, опровергая мнение, что врачи пытаются как можно быстрее избавиться от больных, не долечив, а слегка подправив. Гриша был его вторым соседом, с первым тоже не повезло — юный музыкант, загремевший на больничную койку, отравившись алкоголем. Он постоянно вис на телефоне, громко смеялся, прослушивая аудио сообщения, и ночами бегал курить с медсестричками, не заботясь о тишине.
Единственный человек, который ему нравился — лечащий врач Антон Сергеевич. Он делал своё дело на совесть, изучая анамнез чуть ли не под микроскопом. Но и это внимание надоело Владимиру Викторовичу — хотелось быстрей домой, в привычную жизнь, на работу.
Заслышав шаги у своей палаты, сел. Однако врач не спешил зайти — разговаривал по телефону. Владимир Викторович услышал конец разговора:
— Ну, да, Дашка, ты права, конечно. Но меня так напрягает это. В общем, я подумаю над твоими словами. Татьяна классная, мне она безумно нравится, но ребёнок меня смущает. Ну да, нормальная девочка. А вдруг её отец появится? А вдруг она нам палки вставлять в колёса будет, мешать. Как? Как? — передразнил он невидимую собеседницу — откуда я знаю как?! Вы девочки, ещё те стервы-изобретательницы. Ну, ты скажешь тоже! — засмеялся — сама ты тормоз! Я просто ко всему подхожу основательно. Жениться так раз и навсегда, а не то, что некоторые… Всё молчу-молчу. — Он стал серьезнее — и вообще меня пациент ждёт, пора обход заканчивать. Некогда мне, сестрёнка, до связи. Земля, приём.
Его высокий, слегка сутулый профиль появился в дверном проёме. Убрав телефон в карман халата, открыл историю болезни.
— Доброе утро, Владимир Викторович. Как вы?
— Доброе, Антон Сергеевич. Я хорошо, готовлюсь к выписке.
— Хм. А не рановато? — доктор улыбнулся — вот ваши анализы говорят мне, что полежать бы ещё денька два-три.
— Антон Сергеевич! — мужчина провёл руками по седым волосам — Я за три дня от тоски тут сдохну, а не от гастрита!
— От тоски вам сосед не даст умереть, он вон, какой у вас балагур. А с гастритом шутить не советую. Ложитесь, я вас осмотрю.
Владимир Викторович послушно лёг, задрав футболку. Врач пощупал живот, слегка надавил, покачал головой, сделал пометку в истории:
— Нет, Владимир Викторович, сегодня я вас не выпишу. В четверг будете дома, а пока продолжаем.
Пенсионер, нахмурившись, сел на кровати.
*******
— Что, дядя Володя, не выписали вас? — в палату, гремя ведром, зашла молодая санитарка
— Нет, Катюша, оставил заведующий до четверга — вздохнул пенсионер.
— Не в духе сегодня Антон Сергеевич, никого почти не выписал. И медсёстрам досталось. Как будто все вокруг виноваты.
— В чём виноваты? — не понял Владимир Викторович
— Так у него личные вопросы всякие, он решить их не может, а на других срывается — санитарка принялась возюкать шваброй под кроватью соседа.
— Проблемы что ли? — не особо обратив внимание на её слова спросил пенсионер: мало ли что брешет.
— Дык вся больница гудит — Катя была рада поделиться чужим секретом, и не дав опомниться, продолжила — он с Никаноровой встречается, это из педиатрии врач — пояснила она — а у ней дочка от первого брака. И вот, говорят у них дело к свадьбе идёт, а он из-за девчонки этой сомневается. И Никанорова обижается на него сильно, а виду не подаёт, но все знают и ждут че, же будет: то ли она победит, то ли он сбежит, но тогда они вместе работать не смогут! — Катя торжествующе макнула швабру в ведро так, что брызги полетели.
— Катька, ты б лучше полы мыла, а не языком трепала — нахмурился Владимир Викторович — тебе какое дело до них? Ты свою жизнь живи. И вон, под кроватью мусор оставила — разозлившись, он вскочил, с кровати, схватил олимпийку и вышел в коридор, хлопнув дверью
Катя пожала плечами, и затолкала мусор подальше, что бы не видно было — Галина выметет потом.
Родная душа…
Как и обещал заведующий, в четверг Владимир Викторовича выписали.
— Вы зайдите ко мне через полчаса, я рецепт вам выпишу. Историю болезни терапевту в поликлинику передадим — сказал на утреннем обходе Антон Сергеевич.
Через 40 минут пенсионер заходил в кабинет заведующего.
— Вот, Харламов, рецепт. Отдельно написал, как принимать, не потеряйте. И не ждите до последнего, чуть, что обращайтесь в поликлинику. За вами дочь заедет? — спросил, глядя на объемный пакет.
— Да, через полчаса заберёт сказала. Антон Сергеевич, будет у вас время меня послушать?
— Хм. О чём?
— Не привыкший я в чужие дела лезть, но свербит рассказать вам. Может, пригодится моя история.
— Если не долго, Владимир Викторович — заведующий слегка приуныл: слушать не хотелось, но старика обижать тоже.
— Я не задержу, сказки сочинять не умею — уверил его Харламов — Краем уха слышал о вашей истории с педиатром. Вы не думайте, я слухи не собираю. Но шутка ли почти месяц лежу, меня тут уж за своего держат, внимания не обращают и треплются.
Антон Сергеевич нахмурился, стал водить ручкой по пустому рецептурному бланку.
— Ну и?
— С советами лезть не буду. Историю свою расскажу, а вы уж сами решайте, как вам быть.
— Садитесь, Харламов — устало вздохнул врач — я вас слушаю
— Мне было 35, когда я с Ириной, с женой, познакомился. Поговорку знаете: хочешь жить умей вертеться. Вот, я умел. Хорошо вертелся, и жил хорошо. Для тех годов неплохо «упакован» был: видак, тачка, одевался неплохо.

А Иринка — училка в школе, ей тяжело было, денег вечно нет. Да ещё и дочь-пятилетку одна растила. Но как-то вот сошлись мы с ней. Нравилось мне, что не похожа она на моих прежних баб, образованная, спокойная, умная. От меня ничего не требовала, на жизнь не жаловалась. Как-то привык я к ней. Кто и где отец ребёнка не спрашивал, но вёл себя высокомерно, что ли.

Гордился тем, что деньгами им помогаю, говорил друзьям, мол, кому она нужна кроме меня, с ребёнком-то. Важничал, благодетелем себя считал. А отец мой, на такие разговоры сказал мне однажды: «Это не ты её с ребёнком взял. Это тебя, одинокого, в семью приняли».

Я тогда его не понял, отмахнулся. Жениться не спешил, не хотел на свои плечи их заботы вешать. Ведь пока просто хожу к ней, могу деньгами помогать, а могу и не помогать. А жениться — это считай обязаловка.

И, Ксюшка, дочь ее, меня напрягала — девчонка хорошая, веселая, но все, же не родная. Она ко мне тянулась, видимо отцовской любви-то не хватало, а я сторонился. Как представлял, что до конца жизни мне её терпеть, так и тоска на меня нападала, и я всё тянул с женитьбой.

Ирина иной раз устраивала мне взбучки, но пошумит, да угомонится. А я и бросить её не мог, и Ксюха меня останавливала. Ну не хотел я быть отцом чужого ребенка!

А потом, в 1998 году меня посадили. По пьяни подрался, разошёлся лишнего. Дали три года. Когда на суде приговор озвучили, Ирина заплакала, а я подумал: «Ну всё, не дождешься ты меня. На кой я тебе нужен?»

Она бы и не дождалась, кабы не Ксюха. Начала мне она письма в тюрьму писать. Ей тогда уже 8 было, школьница. Все три года писала, представляете? Каждый месяц по два письма, а в каникулы и по три.

Я этих писем ждал больше, чем от матери родной. Да что я, вся камера их ждала. Они такие чистые, наивные были. Ни слова вранья в них, всё как есть: и про дождь на дворе, и что кто-то за косичку дёрнул, и про случайную двойку. И каждое письмо заканчивала: «дядя Володя, ты возвращайся, мы тебя ждём».
Всей камерой ждали её писем
Однажды обмолвилась, что какой-то дядя картошку им копал, хотела что бы я порадовался за них, не переживал, что им тяжело. Я эти строки раз 100 перечитал, кулаком стену бил. А потом успокоился: какое я право имел ревновать? Кто я ей? Не муж ведь, сам так выбрал!
Пообещал себе, что выйду и женюсь на ней. Не согласится, уговаривать, умолять буду. Сама она мне тоже писала, тёплые письма, нежные. Но редко. Оно и понятно — некогда ей было. Времена были тяжёлые. Вам не понять, вы тогда хоть и родились уже, но кормить семью, тянуть лямку не вам, родителям довелось. А вам только воспоминания. «Лихие 90-е» как модно сейчас говорить. Для молодых как вы — это романтика, для стариков как я — гонка на выживание.
Так вот о чём я. Вышел я уже в другом веке, в начале 2001 года. Ирина с Ксюшей встретили меня, дождались. Ксюше, считай 11, большая совсем. Ирине я предложил расписаться, но не давил, не всякая захочет за зека замуж выходить. А она заплакала, говорит: «я этих слов пять лет ждала». С Загсом решили подождать, пока я на работу не устроюсь, что бы было на какие деньги стол накрывать. А жить решили вместе сразу, в её квартире. Я же сам с родителями так и жил до этих пор.
Начал я работу искать, вот тут-то опять чуть не сломался. Никому я оказался не нужен. К старым дружкам сам решил не возвращаться, знал, что затянет обратно, а мне уже пятый десяток пошёл. На кой мне это? Но больше меня нигде и не ждали. Нормальным мужикам работы нет, а уж зека кто возьмёт? Даже дворником отказали, всяких приезжих берут, а своих нет, сидел потому что.
Два месяца я искал работу, в городе ни одного предприятия не осталось где бы я не побывал. Одно и то же. И не выдержал, напился. Я как вышел из тюрьмы ни капли в рот не брал. А тут такая тоска навалилась.
Как до дома дошёл не помню. Утром проснулся — никого, только сумка со шмотьем моим, а на ней записка «Уходи». Я и ушёл, куда деваться-то?
Две ночи в подвале ночевал, не бухал, нет. Днём работу искал, умываться на вокзал ходил. Вечером недалеко от Ирининого дома околачивался, что бы встретить, объясниться. Её не увидел, а Ксюшку повстречал.
Бросилась она ко мне на шею, плачет. Взрослая она стала, всё понимает. И меня ей жалко и мать. «Мама второй день плачет — говорит — ночью, что бы я не видела. Очень ты её, дядя Володя, обидел». Сам знаю ведь, а как исправить не знаю.
Ксюша мне и предложила на даче у них пожить, до лета, а там может мама отойдёт. Как ей эта мысль в голову пришла? Не знаю. Но если не дача, наверное, недолго я в подвале продержался бы, Антон Сергеевич. Вернулся бы к дружкам своим, к родителям, пить начал бы.
А на даче домик запущенный, забор покосившийся, в саду работы много. Уже апрель на носу, скоро и сажать время настанет.
Дачный поселок семья одна охраняла, жили рядом. Я с ними поговорил, они меня дважды в день кормили, а я на подсобных у них был: дрова наколоть, за скотиной прибрать. Хозяйка раз в неделю одежду мне стирала. Хорошие люди были, сдружились мы.
На выходных попросил у хозяина инструменты и Иринкину дачу начал в порядок приводить. Он мне ещё и материал ненужный подкинул.
На Первомай приехала она на участок, а тут я, молотком стучу. Смотрит на меня, молчит, а глаза полные слёз. В общем, поплакали оба, поговорили. Решили ещё раз начать.
Если бы не Ксюша, то может и прогнала бы она меня. «Но — говорит — и дня не проходит, что бы она тебя не вспоминала. Просит меня: прости его, мама, хороший он. Уж не знаю, чего она так прилипла к тебе».
А мне самому это чудно́, родной она мне стала, столько тепла она дала мне. Не знаю, дают ли родные столько. Как ангел хранитель мой. Её вера меня и поддерживала. Я же все её письма сохранил. И когда тоска накатывала, перечитывал. И жить хотелось, что бы не подвести, не обмануть девчонку.
Потом Ирина помогла мне на работу в её школу устроиться, сперва подсобным, а через пару лет и завхозом. Зажили спокойно. Когда Ксюше пришло время паспорт получать, она спросила: «Дядь Володя, можно я отчество твоё возьму? Не хочу быть Андреевной, Владимировной хочу». Как мальчишка разревелся я тогда. Не дал бог детей по крови, зато Ксюшу дал. Пропал бы я без неё, и в тюрьме, и потом не знаю, куда завела бы кривая.
В 2010 Ирина умерла, проглядели пневмонию, за неделю сгорела. Остались мы с Ксюшкой одни, поддерживали друг друга, как могли, подбадривали.
И вот, Антон Сергеевич, нет у меня кроме неё ни одной родной души больше в этом мире. Всех похоронил. А как представлю, что бы я без неё делал, так выть хочется от страха.
Она замуж вышла несколько лет назад, и через полгода дай бог внук у меня будет. И, верите ли, нет ли, самый счастливый я на свете.
Денег не зашибаю как в молодости, бабы давно на меня не смотрят. Зато такое спокойствие на душе. И чувствую, что нужен я ей, у неё ведь тоже из родни только я остался.
Придёт порой ко мне, сидим вдвоём, грустим, поговорим немного, и легко становится. У них, молодых ведь всяко бывает, я не лезу. Но не дай бог, кто обидит мою Ксюшу — убью.
И вот судите сами родная она мне дочь, или не родная да богом данная. Прав был отец: не я её с ребёнком взял, а меня одинокого в семью приняли.
*******
Замолчали оба. Антон Сергеевич слушал внимательно, кусал губу, о чём-то думал. У Харламова зазвонил телефон:
— Иду, Ксения, иду. Ну, Антон Сергеевич, до свидания. Хороший вы человек, но надеюсь, в этих стенах не встретимся больше.
— До свидания, Владимир Викторович. Выздоравливайте — пожал ему руку заведующий.
*******
Подошёл к окну, дождался пока пенсионер покажется в дверях. Харламов вышел, из машины тут же выскочила девушка, забрала у него сумку и закинула в багажник. Обнялись, над чем-то посмеялись и уехали.
— Алло, привет, Танюша. Как ты? Пообедаем вместе?

КОФЕЙНЫЕ РОМАНЫ Айгуль Шариповой

Неродная дочь. Автор: Айгуль Шарипова
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •