50 поразительных фактов о собаках

размещено в: Про собак | 0
50 поразительных фактов о собаках

50 поразительных фактов о собаках.

Собаки понимают до 250 слов и жестов, считают до пяти и могут решать простейшие математические задачи. Интеллектуально они на уровне двухлетних детей.

В России собаки смогли приспособить метро для своих нужд: они научились ездить на общественном транспорте в поисках еды, путешествуя по самым населенным районам.

Собаки не любят обнимашек! Для них это признак доминирования. Так что прекратите, наконец, это делать!

Собаки различают ультразвуковой свист. Пол Маккартни, зная это, записал этот звук в конце песни «День жизни» специально для своей шотландской овчарки.

В древнем Китае последней линией обороны императора была маленькая собачка породы пекинес: она пряталась в рукаве и в случае опасности выскакивала и бросалась на врага.

Когда лорд Байрон узнал, что его собаку не пустили в Тринити колледж (Кэмбридж), где он учился, он привел вместо нее медвежонка.

Мокрый нос собаке нужен, чтобы определить направление запаха.

Ошейники с шипами были изобретены в древней Греции для защиты шеи собак от нападения волков.

Если от Вашей собаки пахнет чипсами, это еще не значит, что она съела вашу заначку, не спешите ее ругать. Есть такой феномен «Frito Feet», когда из-за скопившихся на лапах бактерий они могут пахнуть кукурузными чипсами. Причина — несоблюдение правил гигиены после прогулки.

Собака боксер по кличке Banks и гусь Buttons подружились после того, как пес попал в аварию и ослеп. Гусь помог ему встать на ноги, став его поводырем. Buttons направляет друга своей шеей и криками и ни на миг не оставляет его одного.

На самом деле, собаки пьют, сворачивая язык в форме ложечки, но не вверх, а вниз — от нёба.

У щенков 28 зубов, а взрослых собак — 42.

Сердце крупной собаки, как и у человека, кстати, в спокойном состоянии бьется от 60 до 100 ударов в минуту, у маленьких — 100-140.
72% владельцев собак считают, что их подопечные могут прогнозировать шторм. Предсказывать погоду им помогает отменный слух: в 10 раз более острый, чем у человека.

У собак три пары век: верхняя, нижняя и мигательная мембрана, которая смазывает и защищает глаз.

У собак 1 700 вкусовых рецепторов. Для сравнения, у человека — 9 000.

Собака чувствует запах в 10 000 — 100 000 раз лучше, чем человек. Держите свои лакомства в надежном месте.

К слову о вкусностях, шоколад опасен для собак. В нем содержится теобромин, который поражает центральную нервную систему и сердечную мышцу пса. В организме человека это вещество расщепляют энзимы.

Помните, по мнению пса, Вы — вожак стаи. По крайней мере, так должно быть.

Собаки инстинктивно требуют одобрения лидера перед каким-либо поступком.

Собаки, как и люди, могут икать, когда едят или пьют слишком быстро.

Как и человеческие дети, чихуахуа рождаются с мягким местом — родничком — в верхней части черепа, которое твердеет с возрастом.

«Всегда выходят сухими из воды» — эти слова в полной мере можно отнести к ньюфаундлендовым собакам, которые не мокнут в воде, а благодаря перепончатым лапам являются отличными пловцами.

Самая быстрая собака — грейхаунд по кличке Стар Тайтл. Ее максимальная скорость — 67,32 км/ч. Рекорд не побит с 1994 года.

Ожирение, увы, проблема № 1 со здоровьем у собак.

Всего существует 703 породы чистокровных собак.

Собаки судят об объектах сначала по их движению, потом по их яркости и, наконец, по их форме.

Рин Тин Тин был первой собакой «звездой Голливуда», и, как все знаменитости, он сам подписывал все свои 22 контракта на фильмы — печаткой лапы.

Чем длиннее нос собаки, тем более эффективна ее внутренняя система охлаждения.

На таможне в США в 1988 году служили собаки по кличке Рокки и Барко, которые были настолько хороши в патрулировании границы между Техасом и Мексикой, также известной как «Кокаиновая аллея», что мексиканские наркобароны назначили награду за их головы в размере $ 30 000.
45% собак спят на хозяйских кроватях.

Собаки «Боксеры» так названы из-за их манеры играть со своими передними лапами.

Собаки чихуахуа названы в честь штата Чихуахуа в Мексике, где они и были обнаружены.

Щенки начинают нормально видеть только после 1-го месяца.

Собаки породы лундехунд имеют по 6 пальцев на каждой лапе.

В Библии собаки упоминаются 14 раз.

Три собаки выжили после гибели Титаника — ньюфаундленд, померанский шпиц и пекинес. Конечно, они были в первом классе.

Впервые собаку клонировал южнокорейский ученый Хван Усок в 2005 году. Сегодня эта процедура стоит 100 000$.

Самой почтенной собаке, терьеру по кличке Макс, в августе 2013 года исполнилось 30 лет. По человеческим меркам — это 210 лет!

«Внимание, тревога» — аналогом этого сигнала у собак является виляние хвоста влево (относительно четвероногого).

Собаки научились водить машину. Новозеландское общество по защите прав животных поставило эксперимент, в результате которого трое собак научились ездить по прямой на автомобиле и даже поворачивать.

Рост самой высокой собаки породы немецкий дог, стоящей на задних лапах, — 2, 20 метра.

А вот самая маленькая собака — чихуахуа по кличке Heaven Sent Brandy. Ее вес составляет 900 гр., и ростом она с банку из-под Coca-Cola.

Первый закон о правах животных был принят в Японии в 17-18 веках. Согласно нему, убийство собак каралось казнью, а горожане должны были обращаться к бродячим псам как «высокоблагородие Собака».

Канарские острова названы в честь собак (от латинского «canis»), которых обожествляли местные жители. А птицы «канарейки» — в честь этих островов.

Согласно своду законов 14 века «Правосудье митрополичье», в Древней Руси собака ценилась как один вол, 3 лошади или стадо баранов.

Собаки являются прямыми потомками волков.

Хищническая природа собаки определяет ее питание — оно должно быть максимально биологически соответствующим, то есть как у волков: больше животного белка, меньше углеводов.

Мы все знаем знак «@» как собачку, но в других странах это — улитка, обезьянка, штрудель (на иврите), сельдь под маринадом (на чешском и словацком) и лунное ухо (на казахском).

Когда в СССР собаку Лайку отправляли в космос, было заведомо известно, что она погибнет. Такое отношение к животным возмутило домохозяек штата Миссисипи, и они написали в ООН предложение: если для развития науки необходимо посылать в космос живых существ, в нашем городе для этого есть сколько угодно негритят.

66% — настолько владельцы собак двигаются больше, чем остальные люди.

50 поразительных фактов о собаках
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Кормилец. Автор неизвестен

размещено в: Про собак | 0
Кормилец. Автор неизвестен

КОРМИЛЕЦ…

В одном небольшом городе Ленинградской области жил-был Бобик. Беспородный до безобразия, чёрный, как сапог, вислоухий и с хвостом – бубликом. Таких, как он, тысячи по бескрайним нашим просторам обитают. Жил он в частном доме у людей в меру добрых, в меру суровых, происходящих из крестьян, с соответствующим утилитарным отношением к домашним животным. Будку-то они Бобику предоставили, обеспечили жильём, а вот разносолами не баловали, рёбра сквозь мохнатую собачью шкуру просматривались отчётливо.

Цепи Бобик не знал, жил во дворе свободно и даже выбегал иногда за ворота по своим важным собачьим делам, но исключительно днём, а ночью неизменно охранял вверенное ему хозяйство. Среди соседей славился неподкупностью. С удовольствием поедал брошенное ему через штакетник угощение, но стоило угощавшему зайти во двор, вцеплялся в штанину, а то и в ногу, особенно, если хозяев не было дома.

Однажды хозяйка, выйдя вечером из дому, обнаружила на крыльце палку сырокопчёной колбасы. Нормальной такой колбасы, почти чистой, не обгрызенной, не обсосанной, аккуратно обвязанной верёвочкой. Подивилась, показала мужу. Тот плечами пожал, происхождение продукта было совершенно непонятным. Отрезали кусочек, бросили Бобику, тот интереса не проявил, даже не обнюхал. Дали кошке – сожрала с урчанием и писком за ушами. «Ну, раз кошка ест, не отравимся», — решили хозяева и колбаса отправилась в холодильник.

На следующий день ситуация повторилась, только вместо «сырокопоти» на крыльце красовался деликатесный «мясной орех» в сеточке. Хозяйка заподозрила мужа: «А по человечески-то нельзя еду в дом приносить? Пошутил разок и хватит». Супруг искренне отнекивался, но правда редко бывает убедительной. Спали спинами друг к другу.

Нетрудно догадаться, что было на третий вечер. На верхней ступеньке крыльца нагло, с вызывающим цинизмом, возлежал здоровенный кусок венгерской грудинки в вакуумной упаковке.

На срочно созванном семейном совете было решено установить наблюдение за двором. В результате проведённых оперативно-розыскных мероприятий выявлено следующее:

1. Бобик не прикасается к еде, которую хозяева заботливо кладут в его старенькую алюминиевую миску.

2. Несмотря на кажущийся отказ от пищи, Бобик залоснился, округлился и приобрёл выражение полного довольства жизнью во всю морду.

3. Ровно в 17-30 Бобик вышел со двора и куда-то целенаправленно потрусил.

4. В 18-30 Бобик вернулся во двор с неким предметом в зубах, который он водрузил на крыльцо, после чего разлёгся возле будки, блаженно вытянув лапы.

5. Предмет, принесённый Бобиком, оказался колбасой системы «Салями» с сегодняшней датой производства.

Картина прояснялась. «Как ты могла не верить мне, ты, жена моя, мать моих детей!» — патетически воскликнул хозяин, ткнув вытянутым указательным пальцем правой руки в чешскую люстру. Другая рука торжествующе размахивала салями. Жена пристыженно молчала.

На другой день слежка была продолжена. Ничего не подозревающий, наивный, как Плейшнер, Бобик в 17-30 пустился в путь. Следом, борясь с одышкой, перебежками скакал хозяин. В 17-50 сладкая парочка оказалась возле окруженного глухим трёхметровым забором местного колбасного завода.

Бобик опустил нос к земле и приступил к поиску. Через минуту он остановился и с нормальной собачьей жадностью сожрал хороший кусок чего-то явно вкусного. Закончив трапезу, пёс продолжил путь вдоль забора, схватил что-то в зубы, развернулся и неторопливой рысцой вернулся в родной двор. На этот раз на крыльце лежала говядина.

Всё оказалось просто, как грабли. В 18-00 на колбасном заводе заканчивался рабочий день. Поскольку пронести через проходную украденную на родном предприятии продукцию было делом очень рискованным, чреватым увольнением с волчьим билетом (городок-то маленький), мясорубно-коптильных дел мастера приспособились бросать ворованное через забор, а после подбирать и тащить по назначению.

Бобику оставалось пробежать по периметру и собрать посланную с неба благодать. Удивительно другое – как он, не имея ни наручных (налапных), ни карманных часов (как и самих карманов) умудрялся приходить к заводу ровно в час Х, абсолютно безошибочно, в любую погоду и в любое время года.

Бобик прожил долгую и счастливую по собачьим меркам жизнь и пока это единственная знакомая мне лично собака, сама кормившая своих хозяев.

/автор неизвестен/

Кормилец. Автор неизвестен
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ветеран. Рассказ Анны Рябкиной

размещено в: Про собак | 0
Ветеран. Рассказ Анны Рябкиной

Ветеран

История эта произошла в середине восьмидесятых и получила довольно широкую огласку в нашем городе. Но мало кто знал, чего стоило пережить эти события самим участникам, и как это отразилось на их дальнейшей судьбе…

Федор Ильич всю жизнь проработал на одном крупном предприятии, вплоть до пенсии. Уходить с привычной работы было трудно, так что устроился он туда же сторожем на полставки.

Старый работник был на хорошем счету, взяли его с удовольствием. И Федор Ильич был доволен, «при деле», как он сам выражался. Но была еще причина, по которой пенсионер не хотел покидать место работы. И сейчас она вышла для него на первый план…

Территория завода охранялась собаками. Крупные псы разных мастей бегали ночью по периметру, а днем сидели в тесных вольерах. Федор Ильич частенько приносил им угощения.

Во время перерыва его не было ни в столовой, ни в курилке. Мужики уж знали:

– Дядя Федор? Так с собаками он, опять обед им понес…
Ему нравилась компания этих угрюмых, суровых псов. Иногда он разговаривал с ними, они внимательно слушали, и в глазах каждой собаки светилась своя, по-видимому, непростая, судьба.

А порой ели молча. Дядя Федор раздавал угощение сквозь решетку, сам же довольствовался бутылкой кефира и булочкой из столовой.

Особое внимание Федор Ильич уделял одному псу породы кавказская овчарка. Он дольше всех не подпускал мужчину к вольеру и не брал еду. Звали его когда-то то ли Дик, то ли Рик, но здесь, на заводе, пса прозвали Ветераном.

Он был списан из армии по ранению, полученному, вероятно, в какой-то горячей точке (подробностей, ясное дело, никто не докладывал). Пса подлечили, и попал он сторожем на предприятие, где исправно служил уже четвертый год. И столько же времени продолжалась странная дружба Ветерана с человеком, каждый день навещавшим собак.

Федор Ильич своим спокойствием и терпением сломил оборону пса. Произошло это не сразу, лишь через месяц Ветеран взял предложенное угощение, еще через месяц впервые вильнул хвостом, а к концу четвертого месяца знакомства пес подставил свою косматую голову под руку дяди Федора.

И вот, выходя на пенсию, Федор Ильич уже не мог представить, как расстанется с другом. Как сможет он сидеть дома, зная, что пес будет ждать его день за днем?! Потому, собственно, и стал дядя Федор сторожем.

Теперь он проводил с собакой больше времени, они вместе обходили территорию, пес прекрасно знал команды, но Федор Ильич их практически не использовал. Умудренный опытом пес понимал все с полуслова:

– Двум старикам всегда найдется, о чем поговорить, верно? – дядя Федор вел задушевные беседы, Ветеран внимательно слушал.
Потом человек умолкал, и они сидели рядом, глядя на звездное небо. Их удивительная дружба вся дышала достоинством и взаимоуважением.

Так прошел год. И однажды почтенный возраст Ветерана дал о себе знать – пес приболел. Заниматься его лечением особо было некому, и Федор Ильич отправился к начальнику:

– Анатолий Палыч, оформи списание, а? Ну куда тебе тут восьмилетний кобель, ему уход нужен. Я бы забрал его…
Начальник согласился. Федор Ильич уволился с завода. Так двое друзей, пенсионер дядя Федор и пес Ветеран, отправились на заслуженный отдых.

*****
Супруга Федора Ильича была в легком шоке, когда в их хрущевке появился огромный пес. Зайдя на кухню, Ветеран уже не мог там развернуться, а потому пятился обратно задом. Если пес лежал на балконе, выйти туда уже было невозможно, просто некуда встать. И как, спрашивается, развешивать белье?

Но Мария Николаевна была женщиной доброй и чуткой. Она видела теплые искорки в глазах мужа, когда он беседовал с псом. Замечала, каким бодрым он возвращался с ежедневных двухчасовых прогулок. И ведь в любую погоду шли!

Жизнь друзей-пенсионеров протекала спокойно и размеренно. Регулярные прогулки позволяли держать форму, на хорошем уходе и питании Ветеран преобразился, шерсть его заблестела, взгляд стал живым, а временами даже озорным.

Летом семья ездила на дачу на старом жигуленке. Ветеран занимал все заднее сиденье, при этом огромная голова высовывалась из окна. Пока Мария Николаевна занималась огородом, мужчины отправлялись на рыбалку.

Местные собаки до одури лаяли на огромного пса, кошки разбегались по подворотням, а Ветеран чинно вышагивал рядом с хозяином, ни на кого не обращая внимания. Пес был счастлив – у него был дом, семья, любовь…

Осенью, когда огородный сезон был окончен, а погода испортилась, Федор Ильич с женой еще несколько раз ездили на дачу, чтобы привезти домой собранный урожай и закрученные заготовки. Ветерана оставляли дома, в целях экономии места в машине.

В одну из таких поездок старый жигуленок сломался, немного не доехав до дачи. Безрезультатно провозившись с машиной около часа, Федор Ильич поймал попутку, и их дотянули на буксире.

Был вечер, рассчитывали обернуться быстро, туда-обратно. Но пришлось остаться на даче с ночевкой.

– Завтра утром с соседом уедем, – сказал Федор Ильич супруге.
Она внимательно посмотрела на него:

– Ты уверен? Как Ветеран-то наш, один там…
– Ничего, он большой мальчик, один переночует, – ответил муж, – я выгулял его перед поездкой.
Той ночью дядя Федор спал плохо. Несколько раз, просыпаясь, он думал о собаке. И было ему как-то тревожно, неспокойно на сердце:

– Большой мальчик, справится… – шептал он, переворачиваясь на другой бок.
*****
До поздней ночи Ветеран прислушивался к звукам во дворе – не подъезжает ли знакомая машина?

Когда все стихло и во всех окнах погас свет, пес задремал, уткнувшись носом в балконную дверь. Она была чуть приоткрыта, хозяева специально оставили, чтобы он «слушал улицу» и дышал воздухом.

Сон Ветерана был чутким, настороженным, тем более в отсутствие хозяев. Поэтому он услышал чужаков, как только они зашли во двор. Звук их шагов сразу не понравился псу – они ступали осторожно, крадучись. И остановились прямо под балконом…

Пес бесшумно поднялся, приник носом к щели и весь обратился в нюх и слух.

«Двое, – определил он, – чужаки… угроза…»

Когда-то Ветерана обучали защитно-караульной службе. Давно это было, в прошлой жизни, когда звали его Дик, был он молод, неутомим. И был у него хозяин – тоже молодой и неутомимый парень в форме…

Воспоминания увлекли пса на пару секунд, но тут же новые звуки вернули к реальности – злоумышленники взбирались по балконам! Ветеран, тихо ступая, отошел от двери вглубь комнаты.

«Всех впускать, никого не выпускать» – это он запомнил четко.

Забравшись на балкон второго этажа, воры увидели приоткрытую дверь. Какое-то время они стояли, прислушиваясь. Из квартиры не доносилось ни звука.

– Это тридцать четвертая, тут пенсионеры живут, – прошептал один, – видимо, на даче ночуют, машины нет во дворе… Давай, заходим!
– Погоди, собаки-то нет у них? – спросил второй.
В его словах и позе сквозила паника. Видимо, собак он боялся не только в данной ситуации, а вообще – всегда.

– Есть у них собака, – усмехнулся первый, – и она бы тебе не понравилась. Они ее на дачу с собой берут. Пошли, была бы собака, давно бы шум подняла.
И, осторожно толкнув дверь, воры вошли в квартиру…

*****
Включив фонарик, первый стал шарить по шкафам и тумбочкам, а второй… Он никак не мог сосредоточиться, буквально кожей ощущая опасность. Он чувствовал себя так, будто возле него стояла огромная собака. На самом деле – так оно и было…

Оглянувшись на балконную дверь, парень похолодел от ужаса. В лунном свете, падавшем из окна, стоял огромный пес. Раздалось глухое рычание, и оба вора сперва замерли на месте, а затем стали тихонько пятиться к входной двери, ведь путь на балкон был отрезан.

Рычание стало громче, пес сделал шаг вперед, давая понять незваным гостям, что не стоит подходить вообще ни к каким дверям. Он оттеснил чужаков к дивану, и, когда они уселись в уголок, пес немного успокоился.

Парень, что боялся собак, весь покрылся липким потом и утратил способность соображать. А другой, наоборот, лихорадочно прокручивал в голове варианты, как выбраться из квартиры. Перспектива встречи с хозяевами, а тем более, с милицией, его не прельщала.

Не поворачивая головы, он ровным тихим голосом заговорил со своим напарником:

– Вдвоем мы с ним справимся… У меня нож… Ты отвлекаешь, я бью…
Пес снова зарычал, и напарника накрыла новая волна паники:

– Ты что, ты что! Даже не думай… Сиди не шевелись!
– А я говорю тебе – надо выбираться… Давай, на счет три ты вскакиваешь… Раз… Два…
В следующий момент вор столкнул своего трясущегося напарника с дивана, в надежде, что пес бросится на него, а сам выхватил нож.

Ветеран был готов. Он не купился на этот трюк, его учили, что первым делом надо обезвредить противника с оружием. И пес бросился на руку, державшую нож.

Реакция у бандита оказалась отменной, да и сам он был довольно крепким. Успев закрыться другой рукой, он пару раз пырнул собаку куда-то в бок, а дальше – пес подмял его под себя, навалившись всей массой. Нож выпал из руки бандита, и шансов спастись от огромной пасти у человека не было.

Тем более что его напарник, упав с дивана и услышав страшный рык и звуки борьбы, сразу рванул к балкону. Он спрыгнул со второго этажа и бежал, не останавливаясь, еще пару кварталов.

А в квартире все стихло. Раненый пес, тяжело дыша, лежал возле бездыханного тела «обезвреженного врага», который уже никому не причинит вред…

Да, когда-то, очень давно, когда его звали Дик, его учили, что противника нужно прижать к земле и не отпускать до команды хозяина…

Но после этого была война… А там либо свой, либо враг, либо ты его, либо он тебя… Ошибка может стоить жизни. Тебе или хозяину…

*****
Возвращаясь утром домой, Федор Ильич все также ощущал тревогу, но он и представить не мог, какие испытания ждут его впереди.

Увидев страшную картину, Мария Николаевна схватилась за сердце и стала оседать, муж еле успел подхватить ее. А дальше – все закрутилось. Скорая, милиция, виноватый взгляд раненого Ветерана…

Федор Ильич сбился со счета, сколько раз в тот день врачи капали ему успокоительное.

Потом, как в тумане, отмывал пол в квартире, навещал супругу в больнице, а после ехал к другу. Ветерана прооперировали, он восстанавливался. Однако вернуться домой пес уже не мог…

Шло следствие, потом суд. Вины хозяина не было, но собаку суд признал социально опасной, содержать ее в квартире, в обычных условиях, было запрещено. Вопрос стоял об усыплении.

Федор Ильич ходил, обивал пороги, писал, протестовал, доказывал. В итоге, приняв во внимание заслуги пса, службу в армии, ранение, дело было пересмотрено и принято решение о пожизненном содержании Ветерана в военном питомнике на гособеспечении.

Вечером дома Федор Ильич плакал. Это была и радость победы – отстоял все-таки пса, и горечь расставания – в питомник просто так не придешь навестить друга, как на заводе было…

– Стоп! А ведь это мысль, – встрепенулся дядя Федор.
На следующий день он уже собирался ехать в питомник – поинтересоваться о вакансии сторожа, дворника, уборщика, да кого угодно!

Мария Николаевна вышла в прихожую. Она стояла и молча смотрела, как муж надевает пальто. Федор Ильич обернулся, почувствовав ее взгляд, подошел, заглянул в глаза:

– Понимаешь, Маша, не могу я его вот так бросить. Он же герой, он на войне хозяина от пули заслонил, а его списали после этого, в клетку посадили. И сейчас опять – он хозяйское добро защищал, он мне доверился, и что в итоге получил? Снова клетка и одиночество… Нет, я должен быть рядом с ним…
В глазах жены блеснули слезы:

– Езжай, Федя, – сказала она с доброй улыбкой, – я ведь не осуждаю. Наоборот, я горжусь тобой. Вы с Ветераном друг друга стоите, ты ведь тоже ему жизнь спас. Езжай, и пусть у тебя все получится…

P.S. Федор Ильич был принят в питомник на должность уборщика. Следующие пять лет он ездил на работу за сорок километров на своем старом жигуленке, чистил собачьи вольеры и был счастлив. Потому что каждый день в одном из вольеров его ждал друг, старый пес Ветеран.

Автор: Анна Рябкина

Ветеран. Рассказ Анны Рябкиной
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

О солидарности. Рассказ Михаила Шевелёва

размещено в: Про собак | 0
О солидарности. Рассказ Михаила Шевелёва
О СОЛИДАРНОСТИ.
 
Встретил на прогулке мужика с тремя собаками, одна беспороднее другой. Он рассказал, что подобрал щенка возле железнодорожной станции.
 
Тот через день прорыл дыру под забором, убежал на станцию и вернулся с двумя другими такими же оборванцами.
Мужик хотел двух лишних выгнать, но тут вступились дети, которые сказали, что уйдут вместе с ними.
 
Затем слово взяла жена, которая предложила убраться всем вместе – и собакам, и людям.
 
В результате, сказал мужик, никто никого не выгнал, и нормально все, но с тем, первым, жена разговаривает на вы и никогда не повышает голос.                                                                                                                                             
(Михаил Шевелев)
 
О солидарности. Рассказ Михаила Шевелёва
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Милаш. Рассказ Татьяны Пахоменко

размещено в: Про собак | 0
Милаш. Рассказ Татьяны Пахоменко
Милаш
 
По широкой улице неторопливо шел дедушка. В шляпе, старом плаще и сандалиях. В рука – сетка, какие сейчас раритетом называют. Впереди него неслись две маленьких собачки.
 
А крупный пес шел с хозяином шаг в шаг. Или вдруг подходил и тыкался мордочкой ему в руку. Старичок его гладил, тот вилял хвостиком. Просто идиллия!
 
– Смотри-ка любит его как! Ну, Иваныч, добрая душа, это ж надо в 86 лет собаку с улицы подобрать! Своих две. Козы. Куры! И ведь со всем справляется. А пес-то этот какой золотой!
 
Я бы знала, что он такой, сама бы себе забрала, когда непутевый брат Жанны его из дома-то выгнал", – разговаривали две бабушки, идущие впереди меня.
 
Догнала их. Разговорились. И я услышала историю очередного предательства и вселенского благородства в одном флаконе.
 
Жила на этой самой улице женщина. Звали ее Жанна. Ей меньше 60 лет было. Шустрая, любительница здорового образа жизни. Зимой – на лыжах, летом – на речку. С хозяйством одна управлялась, с мужем давно развелась, а вот детей не было.
 
Зато было две собачки. Первый – пес по кличке Милаш, которого та самая Жанна зимой в сугробе нашла. И отогрела. А вторая – йоркширский терьер Вафелька. Ту ей подруга подарила, когда ее собственная собака щенят родила. Жанна собак обожала. А они ее. Так и жили в полной идиллии, пока женщина, здоровая, полная сил неожиданно не занемогла.
 
То да се, хуже ей становилось. Вызвала троюродного брата, Севу. Тот ее моложе был на 15 лет. И наказала ему если что – собачек ее беречь, любить, а она ему дом отпишет.
 
Сева клятвенно пообещал, мол, животных будет любить как собственных детей. Жанны не стало. А однажды местные жители услышали вопли. Кричал мужчина.
 
– Убирайся отсюда! Нет у тебя больше дома! Иди, живи на улице! Шерсть есть, не пропадешь! Сева, который еще недавно клялся любить собак сестры, выталкивал со двора Милаша.
 
Бедный пес не мог понять, за что его гонят, ластился, вилял хвостиком, пробовал лизнуть руку, падал на спину, подставляя пузико. Но получал только очередную оплеуху.
 
Заливалась горестным лаем сидящая на руках у Севы Вафелька, вырывалась, просилась к другу. Люди, оказавшиеся в тот момент неподалеку, потрясенно молчали, не понимая, что происходит. Неожиданно вперед вышел старенький дед Иваныч.
 
– Извините, уважаемый, а эта собачка тут живет! Добрейшей души пес, вы его в дом-то пустите! – обратился он к Севе.
 
– Слышь, дед, топай отсюда! И остальным скажи! Чего вылупились? Дом теперь мой. Точнее, уже не мой, я его продал. Завтра новые хозяева заедут, – ответил Сева.
 
– А простите, как же собачки? – старичок поглаживал Милаша.
 
– А что собачки? Возьму. Вот эту, йорка. У меня жена такую давно хотела, да дорогие больно! А тут прям моя Галка на седьмом небе будет! Денег за дом привезу да собаку! – разулыбался Сева.
 
– Подождите! Но как же? Их же двое, это же… Нельзя же так! Милаша-то тоже возьмите! – старичок пробовал уговаривать Севу.
 
– Ага, разбежался. Была бы породистая собака – забрал бы, не вопрос, а дворняжка нам куда? Гулять и позориться? Нет уж, я вон эту своей Галке отвезу, – Сева попробовал погладить Вафельку, которую крепко держал на руках, но та в ответ стала вырываться еще сильнее.
 
– Уважаемый! Вы сейчас о чем? Собачки все хорошие! У меня дома две простые собаки живут, умные. Не надо их разграничивать по породам! Вы ерунду какую-то говорите! Вы неправы! – возмущался дедушка.
 
– Слышь, старый, а ты мне реально надоел! Иди свои речи в другой месте толкай! Ну! Уходите отсюда все – и Сева, развернувшись, ушел в дом.
 
– Пойдем, Милаш, я тебя покормлю, – старичок пробовал увести собаку. Но тот не уходил – хотелось вернуться в родной дом, где была Вафелька, любимый диван, вещи хозяйки. Их же охранять надо! Она придет – а Милаша нет. Он будет ждать!
 
На следующий день Сева, загрузив машину понравившимися вещами сестры, уезжал вместе с йорком. Милаш сколько мог бежал следом. А потом устал. Вернулся через день к дому. Лаял, просился снова внутрь.
 
Теперь его выгоняли уже новые владельцы – им не нужна была собака. Только Милаш никак не мог понять, что случилось, где его хозяйка…
 
Спустя две недели его, голодного и грязного, нашел на улице тот самый дед Иваныч. Он на это время к дочке уезжал. И думал, что брат Жанны одумался и забрал двух собак. А оно вон как вышло.
 
Милаш, скрючившись, сидел невдалеке от местного маленького магазина. Ни на кого не реагируя. Рядом валялись кусочки еды, собаку немного подкармливали, но он не ел. Иваныч остановился рядом.
 
– Ишь, горемыка. Сидит все. Так и сгинет. Кому он нужен? Старый да больной, – покачала головой проходившая мимо посельчанка Катя.
 
И дед Иваныч словно очнулся после этих слов. Сбегал домой, вернулся с поводком и ошейником. Надел на Милаша и сказал: – Пошли-ка ты домой, милый. У меня теперь жить будешь.
 
Да ты не грусти, проживем как-нибудь! Не так все вышло, как тебе хотелось. Но не пропадать же теперь. У меня ведь тоже диванчик есть, как и у хозяйки твоей, Жанны, вечная ей память, хорошая женщина была. Не то что этот паразит Севка. Пойдем, милок.
 
И пес пошел с дедушкой. Вначале все Иваныча поучать пробовали, мол, самому скоро 90 лет, куда третью собаку берешь? В уме ли ты?
 
 
А он на это отчеканил: – А вы в уме, уважаемые? Один собаку выгнал, другие мимо шли. Что ж вы его не приютили? Много ли надо собаке-то? Еду тепленькую да постель. Да доброту. Что ж вы его на улице-то тоже оставили?
 
А мне про года мои не напоминайте даже! У меня в роду все долгожители! Отец до 103 лет дожил. И я проживу столько же! Потом его все зауважали.
 
И живет теперь этот дедулечка с тремя собаками. И тот пес, который не его был, обожает нового хозяина просто! Дед в саду возится – Милаш с ним. В магазин пойдет – он следом. Спит у ног. Или если замерзнет, рядом у бока примостится.
 
Иваныч разрешает. Он своих четвероногих любовью воспитывает! Когда я попросила разрешения его сфотографировать с собачкой, дедушка ответил: – Милаша вон снимай! А меня не надо, я ж не фотомодель!
 
И людям там скажи, чтобы мимо-то животных не проходили. Безгрешные же души. Куда они без нас? Пропадут. Я раньше когда мальчонкой был, скромно жили, да что там, бедно даже. Но собаки и кошки были всегда! Без них стены пустые! Они ж душа дома.
 
Еще бабушка моя говорила, что животные плохое от дома отгоняют, хорошее притягивают. И любое существо не просто так нам в пути попадается. Это счастье в дом просится! А Милаш счастливо грелся на солнышке. Он теперь любим и в безопасности. Об этом позаботился дед Иваныч!
 
Автор: Татьяна Пахоменко, 2021
 
Милаш. Рассказ Татьяны Пахоменко
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Пёс. Нина Анчараева

размещено в: Про собак | 0
Пёс. Нина Анчараева

НИНА АНЧАРАЕВА "ПЁС"
***
Жара, подмосковная дача,
В тени рукотворный пруд,
Опять загорелый мачо
С семьёй отдыхает тут.

Здесь всё, как с рекламной картинки:
Деревья, лужайка, цветы,
И Хаммер -крутая машинка
Стоит здесь не для красоты.

Дымок над мангалом курится,
Хозяин шампУры принёс,
А там, за оградой ютится
Бездомный, голодный пес.

Его отовсюду гонят,
Дворняга, ну что с него взять?
Но пёс, обиды не помня,
К людям пришёл опять.

От дерева здесь прохлада
И запах…зовёт, манИт,
Сквозь кованую ограду
На дачников пес глядит.

Вот девочка, мал-мала ростом
К нему, не боясь, подошла,
Сквозь прутья погладила просто,
Конфетку дала и ушла.

Конечно, лучше бы хлебца…
Но пёс и конфете рад,
А ласка собачьему сердцу
Дороже любых наград.

Собака не сводит взгляда,
Малышка к воде идет
И никого нет рядом…
Вот-вот с мостков соскользнет.

Мачо мангалом занят,
В доме хлопочет жена,
А дочку кувшинки мАнят
И тянется к ним она.

И тут хозяин увидел:
В прыжке над оградой пёс!
Словно кто то невидимый
Взял его и перенёс.

Криков, угроз не слыша,
Мчится стрелой к пруду,
Там, под водой, малышка
Камнем идет ко дну…

Никто не учил его плавать,
Никто не учил спасать,
Это от предков память:
Людям в беде помогать.

Смог он в воде за платье
Девочку ухватить…
Предотвратил несчастье,
К берегу смог доплыть.

Тут и народ сбежался,
Сделали всё, что смогли,
Девочки плач раздался,
Вовремя, значит, спасли!

Пес у ограды жался,
Прыгнуть назад нет сил,
Мачо к нему приближался,
…Только бы не побил…

А человек на колени
Перед собакой встал
И с величайшим почтением
Мокрого пса обнял….

Наутро собрались гурьбою
И Хаммер их всех увез…
И ехал домой с семьёю
Бывший бездомный пес.

Пёс. Нина Анчараева
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Крысолов. Рассказ Олега Бондаренко

размещено в: Про собак | 0
Крысолов. Рассказ Олега Бондаренко

Крысолов

Крысолов, а точнее, крысоловка. А если ещё точнее, то львица крысиная! Так называли эту собачку. Маленькую. Бело-рыжую. Есть такие породы, про которых говорят – может, будут ловить. Но попробуйте, найдите такую, которая действительно ловит.

Курдя ловила. В ней проснулись какие-то гены из далёкого прошлого, когда её предки жили тем, что ловили крыс. И вот…

Маленькая собачка сама выбегала на улицу сделать свои неотложные дела. Благо, семья жила на первом этаже. А в дверях была маленькая дверца. Специально для Курди. Чтобы могла выйти и войти, когда захочет.

Дворовые коты в этом месте были все, как на подбор – большие, наглые, смелые и всегда готовые в драку. И собак из соседних домов выгуливали только на поводке. Коротком. Потому что коты всегда шли следом и следили внимательно, чтобы собаку отпустили, и тогда… они нападали скопом!

Короче говоря, владельцы собак держали своих любимцев при себе. Кроме Курди. Она совершенно свободно бегала по двору, а местные коты разлетались по сторонам, и шерсть у них на загривках вставала дыбом.

Собачка всегда улыбалась. Так казалось, по крайне мере. И никогда не нападала на кошек. Наоборот, не прочь была иногда поиграть. Но те отпрыгивали, как ошпаренные. Они видели в этой усмешке нешуточную угрозу.

Курдя бегала по двору, прислушивалась и принюхивалась. Потом, радостно взвизгнув, мчалась со всех своих четырёх коротких лапок. Она бесстрашно ныряла в чёрные подвальные провалы и ямы. А через пару минут появлялась, держа в зубах огромную страшную крысу. С такими зубищами, что людям, да и котам, в жизни не пришло бы в голову не то что сразиться, а просто подойти поближе.

Были у собачки и щенята. Несколько раз. И разбирали их, стоя в очереди и оставляя каждый раз всё большую и большую сумму денег. Молва людская донесла уже до всех соседей, на что способна эта малюська с постоянной улыбкой на морде.

Короче говоря, в этом дворе крысы исчезли. Никто не связывался с Курдей. А та бегала по двору и повизгивала, тыкаясь мордой во все дыры в земле. Она искала дичь.

И нашла. У одного из соседей сбежали маленькие ручные крыски. Знаете, есть такие, беленькие, с розовыми лапками, и ушками, больше похожими на лепестки диковинных цветов. Одним словом – декоративные. Естественно, что выжить на улице они не могли, но…

Одна пара всё же как-то умудрилась приспособиться. И даже вывела потомство. Четыре малюсеньких розовых крысёнка. А вот когда они немного подросли, крысиные папа и мама пошли однажды за едой и не вернулись. То ли кошки, то ли машины, то ли собаки. Кто знает?

И именно тут появилась Курдя. Она услышала шевеление, писк крысят и, радостно взвизгнув, бросилась к небольшой норке. Разрыв её и ожидая увидеть дичь, собака разинула пасть и приготовилась к битве.

Но со дна норы на неё смотрели четыре пары испуганных малюсеньких глазок. Собачка повернула голову направо и жалобно взвизгнула. Малыши ответили ей писком.

Через неделю… Через неделю, дамы и господа, в воскресенье, во дворе царило оживление. Соседи стопились вокруг мужа и жены, хозяев Курди. Они слушали рассказ, смотрели видео, снятое на телефон, и так смеялись… Они так смеялись, что все, проходящие мимо. спешили подойти и присоединиться.

А дело было вот в чем. Курдя соорудила дома гнездо из старых полотенец и тряпок, перетащила туда крысят и выкармливала их. На чем её и поймали. Четыре подросших крыски ползали по своей собачьей маме, а та, повизгивая от удовольствия, вылизывала их.

Когда муж приблизился, то Курдя вскочила. Запихнула малышей в угол своего гнезда, широко расставила лапы, опустила морду и издала такой устрашающий рык, показав набор прекрасных зубов, что мужчина предпочёл отойти подальше.

Теперь рядом с Курдиным гнездом оставляли тарелочку с молочком и тарелочку со специальным крысиным кормом.

Курдя уже позволяла трогать своих крысят, но всегда взволнованно следила и тыкалась мордой в малыша. Так её и сняли на телефон. Курдя шествует впереди по квартире, а за ней… четверо маленьких крысок.

А ловить диких крыс Курдя не перестала. Как она определяла, какие уличные, а какие ручные, не понимаю.

А, впрочем, какая разница. Курде теперь хорошо и весело дома. Всегда есть, чем заняться и с кем. Можете смеяться, но жильцы этой квартиры купили большую клетку и поселили малышей там.

И теперь у них уже десять крыс. Те спокойно выходят из клетки, а потом возвращаются назад. И за всеми ними следит Курдя. Крысиная мама.

Чудны дела твои, Господи! И никогда не скажешь наперёд, какой сюрприз может преподнести нам то, что казалось таким знакомым и обычным.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Крысолов. Рассказ Олега Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Счастливчик. Рассказ из сети

размещено в: Про собак | 0
Счастливчик. Рассказ из сети

Взглянув на дом, Виктор подумал: «Жить можно, жене понравится. Не таким уж болезненным будет переезд». Иван Корнеевич, председатель сельсовета, показал Громову скромно стоявший на окраине села домик.

– Казенный дом-то, для специалистов строили, тут еще несколько таких, – сказал он.

– Хозяева прежние уехали, так теперь вы можете заселяться, тут и до райцентра недалеко. Хоть завтра можешь заезжать. Остановились у ворот. Вышли из машины, и Виктор, взяв ключи, направился к дому, как вдруг послышался угрожающий лай и появилась собачья морда. Дырка в заборе служила лазейкой для озлобленного пса.

– А ну пошел! Откуда ты взялся? – Корнеич взял первую попавшуюся палку и стал прогонять собаку.

– Погодите, откуда тут собака? Хозяева же съехали.

– Месяц назад еще. А это, видно, их собака, – догадался Корнеич.

– Бросили что ли? Пес, взъерошенный, худой, вылез, наконец и стоял у ворот, продолжая, преданно защищать вверенный ему участок, – он все еще верил, что хозяева вернутся и заберут его.

– Виктор Сергеевич, я попрошу своих, они уберут пса, ну то есть, «выселят» его отсюда, а то ведь он вас не пустит.

– А куда его денут?

– Да может ферму отвезут охранять, хотя там своих собак полно. Ну, может, кто из наших возьмет…

Иван Корнеевич и сам почти не верил в то, что так легко получится пристроить пса. А тот, как будто почувствовал, что речь идет о нем, стал реже лаять, больше рыча и не спуская глаз с непрошенных гостей.

– Как тебя зовут-то? – Спросил Виктор. Потом обратился к Корнеичу: – Может кличку знаете?

– Да кто же его знает? Шарик, Тузик, или еще как…

– Ну ладно, Иван Корнеевич, давайте ключи, я все же попробую пройти, может, договорюсь со "сторожем". Нехорошо как-то из дома собаку выгонять, все-таки он жил тут, да и продолжает жить.

Да-аа, если целый месяц, как не приезжают за собакой, значит, не заберут. И чем он кормился? Наверное тем, что подадут с чужих дворов…

– То-то и оно, что уехали совсем из района бывшие хозяева. Кто бы знал, что пса бросят, эх, народ, – Корнеич поправил фуражку, отдал ключи и пообещал помощь, если понадобится.

Виктор стоял напротив ворот, перебирая ключи и поглядывая на собаку. Длинношерстный, но взлохмаченный, непонятно какого цвета – местами почти черный, то коричневыми, то бежевым пятнами – он уже успокоился, изредка подавая голос.

– Голодный, поди? – Виктор пошел к машине и достал бутерброд. Присел на корточки и попытался подозвать пса. Подошел чуть ближе и бросил бутерброд на траву. Пес недоверчиво посмотрел. Не побежал, а почему-то пополз, почти по-пластунски, обнюхал и стал есть. Виктор тихо разговаривал с ним.

– Ну, позволишь пройти? – Он подошел к калитке и отодвинул засов. Собака снова залаяла, угрожающе двинулась на Виктора.

– Я только пройду, посмотрю и все. Хочешь, со мной пойдем, – Виктор открыл калитку настежь, постоял, потом вошел. Пес с лаем, пошел за ним, то надвигаясь, то отходя. И только возле крыльца остановился и перестал лаять.

– Я теперь тут хозяин, а ты сиди и жди. Дом был построен из бетонных блоков, такие одно время в 70-х-80-возводили на селе. Внутри было пусто, но вполне добротно все сделано. Выйдя из дома, Виктор заметил, что пес уже не лаял, а с любопытством смотрел на гостя.

– Ну вот что, сторож, если еще три дня выдюжишь, значит, оставайся, кормить будем. А если нет, то извини, друг, – кстати, может тебя Дружок зовут… ладно, потом разберемся, пока ты только собака. 

– Витя, ну и что мы с ним будем делать? Я к собакам не привыкла, в благоустроенной квартире жили с родителями, собак не держали. Я уж про общежитие не говорю, а тут пес, да еще чужой, он же нас не подпустит, – Тамара с опаской смотрела на пса, который еще больше похудел, – у нас дочка маленькая, семилетний ребенок еще не понимает, какую опасность может представлять животное. Ты посмотри, он не перестает лаять.

– Это потому что мы чужие, вы посидите в машине, а я разберусь, – Виктор вышел, попросил водителя и грузчика подождать.

– Дождался? Считай, полдела сделал. А теперь, друг, давай договоримся. У меня тут вкусное есть для тебя, отличные косточки, специально прихватил. Пес, увидев Виктора одного, замолчал и пошел за ним в ограду.

Будка стояла поодаль, в углу, рядом валялась цепь. Минут через десять Виктору удалось привязать собаку. Пес, было, рванулся и начал лаять, но косточки умерили его злость и он переключился на них, соскучившись по еде.

– Доча, к собачке не подходи, дальше этого колышка не заходи, – объяснил Виктор и, подхватив дочь на руки, понес в дом.

– А почему? Собачка хорошая… – Леночка, может она и хорошая, только она тебя еще не знает. Не будешь подходить?

– Не буду. А она с нами будет жить?

– Она в будке будет жить. Хорошая еда и человеческое внимание сделали пса добрее. В первую очередь он привязался к Виктору и, гремя цепью, шел ему навстречу, повиливая хвостом.

– Вот видишь, можно с тобой, оказывается, договориться. Со временем Тамара сама начала оставлять собаке еду, и он тоже благодарно вилял хвостом. Только Леночке по-прежнему не позволяли подходить к будке. Погулять пса отпускали только поздно вечером, когда уже девочка ложилась спать.

Прошел месяц. Пес поправился, шерсть стала лощеной, и он, наконец, обрел домашний вид. Усердно лаял на чужих, с радостью встречал своих.

– А где Леночка? – Виктор хватился дочери в субботу под вечер. Они переглянулись с Тамарой, – дома же была. Он вылетел пулей, не закрыв дверь. На глаза попалась пустая будка и валявшаяся рядом цепь.

Окинул взглядом ограду, побежал к воротам. Калитка была открыта настежь. Сердце бешено застучало. На скамейке, болтая ногами, сидела Леночка, ее голубые бантики украшали русые косички.

У скамейки, рядом с Леночкой, расположился пес, совершенно спокойный, и, судя по движению ушей, пытался понять, что говорит девочка.

Виктор замер, не двигаясь. Пес тут же поднялся и подошел к нему, подпрыгивая и виляя хвостом. Он подхватил дочку, прижал к себе, шепча: – Я же тебе говорил, чтобы не подходила к собаке… тем более, отцеплять ее никто не разрешал.

– Папа, ну ему скучно на цепи, – захныкала Лена, – он добрый, давай его как-нибудь назовем. – Виктор сел на скамейку, держа дочку на руках. Посмотрел на пса.

– Как-то же его звали раньше. Подсказал бы кто кличку, а так непонятно, кто он: Дружок, Рэкс, Шарик… Вот так и живет у нас без клички. Повезло тебе, пес, счастливчик, однако…

– Папа, а давай назовем счастливчик!

– Хм, счастливчик… ну как-то не по-собачьи, хотя повезло ведь ему. Длинная кличка… но если тебе нравится… – Нравится, нравится, пусть будет Счастливчик! Пес словно понял, что речь о нем, подскочил и положил лапы на колени Виктору, потянулся к нему, чтобы лизнуть.

– Ну-ууу, эти телячьи нежности ни к чему. Живи, Счастливчик, мы твои новые хозяева. 

Через год семье Виктора дали благоустроенную квартиру в районном центре. И теперь не надо за двадцать километров мотаться каждый день на работу. Виктор известил Ивана Корнеевича и стали собирать вещи.

– А Счастливчик тоже с нами поедет? – спросила Леночка.

– Нет, доча, собаку в квартире мы держать не сможем, хоть и хороший у нас пес.

– А как же он? Он разве останется один?

– Не бойся, один не останется, я обязательно его пристрою, не бросим, как прежние хозяева. Все фермы объеду, в каждый двор загляну, может кто-нибудь возьмет Счастливчика. На глазах Леночки появились слезы.

– Ну, ты ведь уже большая, ты должна понимать, что он дворовый пес, он не сможет в квартире, – уговаривал Виктор.

– Тамара тоже отвернулась, глаза были на мокром месте, за это время она привыкла к собаке, хотя твердо знала, что в квартиру никак нельзя.

– Мы потом приедем и обязательно навестим Счастливчика у новых хозяев, – пообещал Виктор. Пес, как будто почуял разлуку, смотрел тоскливо, почти не лаял, только поскуливал иногда, подолгу крутился у крыльца, подкарауливая хозяев, словно хотел что-то сказать.

Перед отъездом Виктор еще раз съездил в райцентр на новую квартиру. А на другой день пришла грузовая машина.

– Ну, наконец-то постоянное место жительства, – сказал он Тамаре, – давно мечтали.

– Лучше и не придумаешь, – согласилась жена, – квартира в новом доме, благоустроенная, и теперь уж точно наша. Грузчики начали носить вещи, Виктор помогал.

Пса, чтобы не смущал грузчика и водителя, посадили на цепь. Когда все вынесли, Виктор подошел к Тамаре и с минуту они тихо переговаривались.

Потом подошел к будке и отцепил собаку: – Ну а ты чего сидишь, Счастливчик? Тоже собирайся! Что случилось с собакой, трудно было вообразить еще минуту назад.

Он подпрыгнул несколько раз, норовя достать до лица Виктора, бегал по двору. То подбегал к Тамаре, то к Леночке, то снова к Виктору.

– Чашку возьмем, она еще хорошая, – сказал мужчина, – и одеяло старое тоже прихватим, это наше, мы его тебе специально выделили.

Ну а будку оставим здесь, прохудилась она, мы тебе новую закажем.

Новый дом в райцентре был двухэтажный. Виктору дали квартиру на первом этаже. А возле дома небольшие участки под огород для каждой квартиры. Виктор прикинул, что для небольшого огородика им хватит, обговорил с Тамарой и небольшую часть выделенного участка отгородил, – как раз место, чтобы будку поставить, и собаке можно было побегать. Решено это было почти в последний день перед отъездом.

– Будешь теперь привыкать к новому месту жительству.

– Грузовая уже ушла, и Виктор усадил жену и дочь в Москвич. На заднем сиденье постелили старенькое покрывало, Виктор даже вытер собаке лапы мокрой тряпкой.

– Ну, прыгай, давай, ехать надо. Пес без промедления запрыгнул в машину, дверцу захлопнули.

– Ну, ты хоть глянь в последний раз на свой дом, – сказал Виктор, обернувшись, к собаке, – родина все-таки у тебя тут…

Пес вместо прощания с домом положил лапы на плечи водителю и лизнул его в щеку. Хоть и доброе было у Виктора сердце, но не знал он, что родина для их собаки – это там, где любящие хозяева. Куда они, туда и он.

А значит рядом с ним, с Виктором, рядом с Тамарой и Леночкой.

– Ну, точно Счастливчик, – сказал Виктор, и Леночка с Тамарой рассмеялись…

Из сети

Счастливчик. Рассказ из сети
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Лапка. Рассказ Виктории Талимончук

размещено в: Про собак | 0
Лапка. Рассказ Виктории Талимончук

ЛАПКА.

Сергей понуро брёл домой, низко опустив голову. Душа была пуста, а глаза ничего не видели, не замечали вокруг. Только одно большое горе, всеобъемлющее, бесконечное. Ноги не хотели идти в квартиру, где уже не было счастья, где не было ЕЁ, а значит, не было ничего.

Впервые он встретился с Леной в детском садике. Тогда, двадцать два года назад, перепуганные глаза мальчика оттого, что мама ушла, вдруг встретились с зарёванными и не менее перепуганными глазами девочки. А уже через минуту двое малышей крепко держались за руки, их страх, если и не прошёл совсем, то из огромного и ужасного превратился в совсем маленький.

С тех пор Лена и Сергей практически не расставались: вместе были в детском саду, учились в школе в одном классе и сидели за одной партой, вместе поступили в институт, окончили, вернулись в родной город и наконец-то поженились.

У Лены с детства была привычка: при сильном волнении класть руку Сергею на локоть, плечо, колено, в зависимости от обстоятельств. За все эти годы Сергей настолько привык к этим лёгким прикосновениям… они стали частью его самого…

И вот десять дней назад всё это закончилось… навсегда. НАВСЕГДА!!! Какой-то пьяный водитель сбил его Лену на пешеходном переходе, ведущем к женской консультации. Они умерли мгновенно, Лена и их не родившийся малыш, они даже не успели узнать кто это – мальчик или девочка.

Сергей застонал и упал на ближайшую скамейку, обхватив голову руками. Как ему жить теперь без Лены? Зачем? ЗАЧЕМ?!!

Эту неделю каждый его день начинался одинаково, впрочем, как и заканчивался… Утром Сергей ехал на кладбище, сидел на могиле Лены, пока солнце не склонялось к горизонту, а затем медленно шёл домой пешком.

Придя в опустевшую квартиру, Сергей, молча, выпивал бутылку водки и забывался тяжёлым пьяным сном. Родители, друзья, коллеги по работе (где ему оформили отпуск) старались как-то вернуть Сергея к жизни, но у них ничего не получалось. Наверное, потому, что сам Сергей этого не хотел.

Вдруг мужчина почувствовал лёгкое прикосновение к ноге. Сергей вздрогнул и замер, боясь убрать закрывавшие лицо руки. Прикосновение повторилось. Оно было очень робкое, едва ощутимое, но вполне реальное.

Сергей медленно отвёл руки. Его глаза тут же встретились с другими глазами, смотрящими снизу вверх. В этом чужом взгляде было столько боли и тоски, что Сергею понадобилось некоторое время, чтобы освободиться от его гипнотического плена и рассмотреть, что перед ним стоит худой, весь в проплешинах щенок неизвестной породы.

Пока человек соображал – что к чему, маленькая лапка поднялась и снова осторожно дотронулась до колена. Маленькие карие глазки с большими чёрными зрачками продолжали неотрывно смотреть в глаза человеку.

Только теперь помимо боли и тоски в них вдруг робко вспыхнул крошечный огонёк надежды. Именно этот огонёк и поразил Сергея больше всего. Пёсик был очень худой и совсем больной.

Даже ему, человеку абсолютно не разбирающемуся в собаках, вдруг чётко стало ясно, что этот щенок – уже не жилец. Но едва уловимый огонёк в его глазах, говорил, что пёсик всё ещё надеется.

Надеется уйти от смерти. И Сергей, вдруг, впервые позабыв о своей боли, протянул руку и погладил несчастного, грязного и больного щенка.

Огонёк в глазах собаки усилился и с каждым прикосновением руки человека он разгорался всё сильнее и сильнее. Сергей вдруг понял, что не может, не имеет права убить этот огонёк.

Так в его жизни появился Лапка.

Теперь уже не скажешь: кто кого спас. Человек собаку или собака человека. Сергей неделю вместе с ветврачами отчаянно боролся за жизнь щенка.

И странное дело, за всё это время молодой мужчина ни разу не вспомнил о Лене. Он завязал со спиртным, привёл в порядок себя и квартиру, носил щенка на капельницы, уколы. А щенок тихонько лежал на подстилке и даже не скулил.

– Эй, друг, ты не сдавайся! Не сдавайся, слышишь! – просил Сергей щенка.

Он постоянно заглядывал пёсику в глаза, чтобы увидеть и убедиться, что тот огонёк надежды в собачьих глазах ещё живой.

Они победили, щенок выжил и теперь быстро шёл на поправку. Это был очень странный щенок. Странный в том смысле, что пёсик никогда не гавкал.

Если он чего-то хотел, то тихо подходил к Сергею и аккуратно трогал его за ногу своей передней лапкой. Поэтому и имя получил – Лапка.

Лапка вырос в большого пса неизвестной породы, потому как намешано там было немало собачьих кровей. Теперь Сергей с Лапкой были неразлучны, даже на работу ходили вместе.

Пёс всегда тихо лежал под столом у ног Сергея, и если чего хотел, то аккуратно трогал своей лапкой ногу хозяина. Сотрудники не противились такому соседству.

Во-первых, Лапка был очень воспитанным псом; во-вторых, он всегда был чистым и безупречно вычесанным; а в-третьих, все вдруг поняли, что для Сергея – это не просто любимая собака, это нечто гораздо большее, что невозможно объяснить.

Почему-то всем казалось, что стоит этих двоих разлучить и, неизвестно, как там насчёт пса, но человек погибнет точно.

Люди даже не подозревали, как они близки к истине. Если бы в тот вечер, когда Сергей потерянный и раздавленный сидел на лавочке, щенок бы подошёл и затявкал или жалобно заскулил, скорее всего, он бы остался просто незамеченным.

Но пёсик дотронулся до колена мужчины лапкой, не ткнулся носом или лбом, это совсем другие прикосновения, а лапкой… Так всегда делала Лена… Именно это, такое привычное и до боли родное прикосновение, и вернуло Сергея в реальный мир.

Лапка и Сергей прожили вместе четырнадцать счастливых лет. Да-да, именно счастливых (ведь для каждого понятие о счастье разное). Сергей больше не женился (однолюб), но нисколько от этого не страдал.

Ведь у него был Лапка! Лапка, который понимал его без слов; Лапка, который так забавно играл мячиком; Лапка, который вместе с ним смотрел телевизор, и если передача ему не нравилась, аккуратно трогал хозяина своей лапой и смешно кривил морду; Лапка – идеальный товарищ во всех походах и во время рыбалки.

Сколько они вместе объездили и обходили тихих прекрасных уголков природы. Река, костёр, звёзды. Разве можно передать словами все те мысли и чувства, которые испытывали человек и собака, находясь в тесном единении с природой? Нет, таких слов просто нет в человеческом лексиконе.

И главное, Лапка, по-прежнему, никогда не лаял, а обращал на себя внимание хозяина исключительно посредством прикосновения лапы.

Как же несправедливо, что собачий век так короток! Лапка тихо ушёл на радугу, в последний раз положив свою лапу на колено любимого хозяина. В угасающем взгляде не было ни сожаления, ни боли,

Лапка смотрел спокойно, понимая и принимая неизбежное. И только в самое последнее мгновение Сергею вдруг показалось, что в глазах собаки вспыхнул какой-то ободряющий огонёк, как будто Лапка говорил: «Не грусти, это не надолго. Мы встретимся, непременно встретимся».

Похоронив Лапку, Сергей дал себе слово больше никогда не заводить другую собаку. Нет, он не сломался, как после смерти Лены.

На то время ему было почти сорок лет, и он твёрдо знал: чего хочет, а чего не хочет в этой жизни. И потекли дни за днями третьего этапа жизни Сергея, жизни уже без Лапки.

Конечно, вначале он очень сильно горевал, потом душащая боль медленно переросла в тянущую, свернулась где-то клубком под сердцем и затаилась.

В те выходные Сергей решил поехать на рыбалку с ночёвкой, как они частенько делали с Лапкой, когда было тепло.

Приехал на любимое тихое и безлюдное место, поставил небольшую палатку. Долго сидел у ночного костра, вспоминая, как они вот также сидели вдвоём. А потом тяжело вздохнул и лёг спать.

Сергей проснулся посреди ночи от чьего-то прикосновения к лицу. Так всегда будил его Лапка. Прикосновение было настолько явное, что человек включил фонарик, освещая палатку.

Естественно, никого там не было. Это ощущение – прикосновения любимой лапы во сне – растеребили душу, боль стремительно раскручивалась из своего притаенного клубка. Сергей выбрался из палатки, подошёл к берегу реки и закурил, по щекам тихо скатывались слёзы.

– Лапка… – тяжело выдохнул Сергей.

Вдруг в ночной тишине раздался противный скрип, и через мгновение огромная старая ель упала прямо на стоящую палатку.

– Лапка! – вскрикнул поражённый мужчина, вскинув голову к небу.

– Ты даже оттуда меня охраняешь! Спасибо тебе, Лапка! Если бы ты только знал, как мне плохо и одиноко без тебя! Ты слышишь меня, Лапка!

***

Прошёл год.

Лето было ужасно жаркое. Солнце светило так, будто хотело сжечь всё живое на Земле, ветер лениво шевелил поникшую листву деревьев, обдавая раскалённым воздухом прохожих.

Возвращаясь с работы, Сергей остановился у киоска с мороженным. Купил стаканчик и отошёл в тень дерева. Он стоял, ел мороженное и наблюдал за дерущимися из-за куска мякиша воробьями. Вдруг кто-то сзади знакомо дотронулся до его голени. Сергей резко обернулся. Рядом сидел лохматый пёсик с репейником за левым ухом и весело смотрел Сергею в глаза.

– Тебе чего? – спросил мужчина.

Пёсик поднял переднюю лапку и снова легонько коснулся ноги Сергея, склонил голову на бок, показывая на мороженое. Сердце человека на мгновенье замерло, а потом бешено заколотилось.

– Лапка? – полувопросительно, полуутвердительно произнёс Сергей.

Пёсик ещё раз дотронулся до человека лапкой, и потянулся изо всех сил своей мордочкой к лицу, знакомый огонёк блеснул в собачьих глазах.

– Лапка, ты вернулся! – громко закричал Сергей и, подхватив пёсика, прижал к себе.

Они и сейчас счастливо живут вместе: Сергей и Лапка. И хотя новый Лапка внешне совсем не похож на первоначального Лапку, но Сергей знает точно: это его настоящий и единственный Лапка.

Просто пёс не захотел больше ждать подходящего внешнего вида, он был уверен, что любимый хозяин узнает его в любом обличии! А как же иначе? Ведь первоначально самого Лапку к Сергею послала та, которую мужчина очень любил с детства – Лена.

© Виктория Талимончук

Лапка. Рассказ Виктории Талимончук
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Пианист. Рассказ Олега Бондаренко

размещено в: Про собак | 0
Пианист. Рассказ Олега Бондаренко
Пианист
 
Он давно уже не играл в оркестре, как раньше. И дело здесь не в возрасте. Он был когда-то лучшим. На его сольные концерты нельзя было достать билеты…
 
Но успеху сопутствуют и соблазны. А он оказался склонен к гулянкам, алкоголю и поклонницам. Так и вылетел из оркестра. Скандал, связанный с ездой в нетрезвом состоянии и дорожной аварией…
 
А потом выяснилось, что он употребляет и во время концерта. Это был конец карьеры. И он спился. Стал играть в ресторанах и барах. Руки дрожали, но опыт и привычка брали своё.
 
Со временем ему удалось перестать пить, но пути назад не было. Да и годы уже прошли. Вот так и оказался он в одном большом ресторане, где работал каждый вечер. Чаевые были хорошие.
 
– Эй, лабух, сыграй-ка мне! – и совали ему в карман деньги. Кто понимал, тот слушал его музыку и восхищался. Исполнял он дивно. Никто не мог так сыграть.
 
И рядом с его инструментом всегда сидел большой, рыжий пёс. Ресторанное начальство сделало для этой собаки исключение.
 
Пёс был особенный, и посмотреть на него приходили люди. А они оставляли тут свои деньги. Пёс танцевал. Как только мужчина начинал играть медленную музыку, собака выходила в центр небольшого зала и начинала кружиться.
 
И женщины подталкивали своих кавалеров.
 
– Смотри. Даже собака танцует. Неужели ты хуже? Пойдём. Короче, за вечер пианист и его пёс собирали кое-что. На квартиру и еду хватало. Иногда оставалось на пиво.
 
Кроме собаки у мужчины никого не было. Так уж получилось. Бурные годы успеха не оставили после себя ничего, кроме разочарования и горечи в душе.
 
Особенно хорошо удавались пианисту проигрыши в быстрых и медленных танцевальных мелодиях. Его пальцы начинали порхать по клавишам, и это было так зажигательно!
 
Весь ансамбль замирал и переставал играть. А зал, заполненный столиками, слушал в восхищении. Это были его собственные импровизации. Не зря говорят – талант не пропьёшь.
 
После того, как посетители ресторана расходились и приходил ночной сторож, пианист, прицепив поводок, уходил с псом домой. Где они ужинали едой, сложенной ему в коробочку заботливым поваром.
 
Тот был добрым человеком. Ему было до смерти жаль пожилого, одинокого мужчину и его собаку. Поэтому, он всегда готовил немного больше и остатки отдавал им.
 
Но в этот вечер пианист не пришел. Прибежала его собака и стала отчаянно лаять. Встревоженные музыканты пошли за ней и, к своему ужасу, нашли холодное тело. Остановка сердца.
 
Пока приезжала полиция и скорая помощь, собака исчезла. Её хватились на следующий день. Но так и не нашли. Да и времени у музыкантов особо не было. У каждого была семья и свои дела. Пианиста похоронили.
 
Место его пока оставалось свободно. Не так просто было найти ему замену. Хозяин ресторана хотел, чтобы другой пианист играл не хуже. Где такого найдёшь?
 
Посетители всё время интересовались судьбой мужчины и его собаки. И очень расстраивались, так что хозяин запретил рассказывать эту историю. Расстроенный человек плохо заказывает.
 
А через неделю в ресторан зашла весёлая компания. Шумная, но состоящая из доброжелательных людей. У них, как оказалось, были гастроли в этом городе.
 
Это был именно тот оркестр, в котором когда-то играл пианист. Они заказали хороший ужин. А музыканты ресторана стали нервничать. Попробуй, сыграй хорошо перед такой аудиторией.
 
И тут… Тут они увидели, что возле пустого стула пианиста сидит его пёс! Они очень обрадовались и, прекратив играть, бросились гладить собаку. Хозяин рассердился и хотел выгнать пса. Ведь теперь он был ему не нужен.
 
Но гитарист встал и, обратившись к залу, рассказал эту историю. В зале наступила мёртвая тишина. Женщины вытирали салфетками глаза, а мужчины хмурились. И тогда из-за стола с музыкантами из оркестра, встал высокий седой человек.
 
Он подошел к инструменту и присел, автоматически откинув полы фрака. Хотя фрака на нём и не было. Это был пианист, занявший место мужчины в оркестре. Он опустил длинные пальцы на клавиши, и в ресторане раздалась дивная музыка.
 
Он играл вальс. Но как играл! Его пальцы метались по черным и белым косточкам, как будто танцевали. Зал замер в восхищении. И тогда…
 
Тогда пёс вышел на середину зала и стал танцевать. Танцевать, как тогда, когда играл его человек. И ресторанные музыканты присоединились. Сперва гитара, а потом и все остальные инструменты. Вскоре танцевал весь зал.
 
А в конце вечера, когда музыка окончилась, посетители разошлись и со столов стали убирать остатки еды, к псу, так и сидевшему возле стула своего человека, подошел повар.
 
Помните? Тот, который всегда оставлял еду для него и пианиста. Он наклонился и погладил собаку.
 
– Я конечно не пианист, – сказал он. – И играть на всяких инструментах не умею. Но приготовлю не хуже, чем он играл. Пойдём-ка, дружок, ко мне. Семья у меня большая и все люди хорошие. Тебе найдётся местечко.
 
А сюда…Сюда, если захочешь, я буду приводить тебя. Пёс поднял голову, посмотрел на повара и, встав на задние лапы, лизнул его в красное от работы лицо.
 
Теперь иногда, по просьбе музыкантов и хозяина ресторана, повар приводит свою большую, рыжую собаку. И она сидит рядом с новым пианистом. И даже иногда танцует. Чем вызывает восторг посетителей.
 
О чем эта история? Да, ни о чем. Впрочем, как и большинство моих историй. Она о жизни. А жизнь – штука жестокая.
 
Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
 
Пианист. Рассказ Олега Бондаренко
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •