Монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков

размещено в: Священнослужители | 0
Монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков
Валерий Анатольевич Бурков — советский авиационный военный штурман, Герой Советского Союза, советник Президента Российской Федерации, полковник, автор-исполнитель песен об афганской войне. Википедия
Родился: 26 апреля 1957 г. (64 года), Шадринск, СССР

Это монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков. Последний Герой Советского Союза, получивший золотую звезду за подвиг, совершенный во время Афганской войны.

Монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков

Бурков – одна из самых интересных личностей в истории Афганской войны.  Его отец полковник Анатолий Бурков погиб в сбитом Ми-8 во время перелета из Кабула в Баграм.  Только после этого его сына, которого из-за туберкулеза в Афганистан не пускали, прикомандировали авианаводчиком к ВВС 40-й армии. 

Большую часть службы он проходил в Кандагаре. Но весной 1984 года был отправлен в группу войск, проводивших третью самую масштабную и кровопролитную Панджерскую операцию.  Она была и самой масштабной по применению авиации. Наводчику работы хватало.

Во время одного из рейдов он лишился обеих ног, когда обнаружил крупный склад оружия, защищённый растяжками. Руку ему спасли в госпитале, хотя тоже речь шла об ампутации.  Именно участие в этих событиях стало причиной его награждения в октябре 1991 года.

Монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков

И вот безногий инвалид войны заново начал учиться жить.  Научился ходить на протезах без трости.  Окончил Военно-воздушную академию имени Гагарина. Во время обучения написал несколько работ по корректировки авиации во время боевых действий.  Начал сочинять песни.  Активно участвовал в общественно-политической жизни, возглавляя различные организации и участвуя в выборах.  В 2016 году принял постриг и сейчас монашествует в Киргизии. А туберкулёз, говорят, не лечится…

Из сети

Монах Киприян, в миру полковник ВВС Валерий Бурков
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В блокадном Ленинграде

размещено в: Священнослужители | 0
В блокадном Ленинграде

ЧТОБЫ МЫ ПОМНИЛИ…

В блокадном Ленинграде было открыто 10 церквей, 4 из них были кладбищенскими.  Около 50 священнослужителей было в то время в осаждённом городе.  Они имели пайку иждивенцев 125 грамм…и служили

Ежедневно и в бомбежки, и в холод, когда застывало лампадное масло.  Они умирали также, как другие ленинградцы. 

Некоторые преодолевали по 25 км, чтобы добраться до храма, куда ленинградцы привозили тела усопших для отпевания. 

Когда некоторые уже от голода и болезней не могли ходить, этих батюшек привозили прихожане на саночках.  

Митрополит Алексий (Симанский) ВСЮ БЛОКАДУ прожил вместе со своей паствой в осаждённом городе.  Жил в Николо-Богоявленском соборе на хорах.  Сам убирал снег вокруг храма, служил часто без диакона, ходил с чудотворной иконой святителя Николая вокруг храма с молитвой.  Однажды в его комнату попал осколок снаряда, он не перестал служить до самого конца блокады. 

В блокадном Ленинграде

И такой ежедневный подвиг в храмах, куда тысячами приходили измученные ленинградцы – укрепить свой дух, помолиться о близких, помянуть ушедших или без вести пропавших, – такой ежедневный подвиг совершали все немногчисленные священнослужители в Ленинграде .  В 1943 году 12 священников впервые после гонений были награждены советской властью медалями «За оборону Ленинграда».

Один из настоятелей ленинградского храма выступал свидетелем на Нюренбергском процессе от СССР.

(С)

1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ученый-химик Варвара Васильевна Чичагова-Черная

размещено в: Священнослужители | 0
Ученый-химик Варвара Васильевна Чичагова-Черная

Скафандр для Юрия Гагарина создавала известный ученый-химик Варвара Васильевна Чичагова-Черная, она же монахиня тайного пострига — будущая игумения Новодевичьего монастыря Серафима.

Игумения Серафима, в миру — Варвара Васильевна Чичагова-Черная (12 августа 1914 года, Санкт-Петербург, Российская империя — 16 декабря 1999 года, Москва, Россия) , была потомком древнего дворянского рода, внучкой расстрелянного митрополита Ленинградского св. Серафима (Чичагова).

В то же время Варвара Васильевна стала гордостью советской науки: ей доверили создание облачения для первого космонавта Земли.

В 1994 году Варвара Васильевна стала первой монахиней, а затем и настоятельницей Новодевичьего монастыря после возвращения его Церкви. При ней был введён монастырский устав, организован монашеский хор, создан шеститомный синодик для поминовения священнослужителей, монахинь и благоустроителей монастыря со дня его основания.

Она постоянно заботилась о благолепии храмов (при ней было воссоздано внутреннее убранство храма святителя Амвросия Медиоланского, отреставрирован снаружи и внутри Успенский храм), о богослужении в монастыре, а также о двух монастырских подворьях.

С приобретением ткацкого станка началось возрождение рукоделия в монастыре: ковроткачества, пошива и ремонта облачений. Были созданы иконописная и золотошвейная мастерские. Интересную мысль в связи с этим высказала журналист Ольга Теплова: "Мы часто ломаем голову, почему старые фильмы или мультики так наполнены доброй энергией и смотрятся с большим удовольствием. Хотя в их основе чаще всего примитивный сюжет и допотопное художественное оформление. Да просто старые режиссеры и актеры в большинстве своем верующие люди. Они не афишировали это. Во все, что создавали эти люди, они вкладывали христианскую любовь. Ее мы и чувствуем, нам в ней уютно.

Как знать, может быть и космический скафандр Юрия Гагарина создавался как икона — с молитвой и предварительным постом…"

Ученый-химик Варвара Васильевна Чичагова-Черная
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Матушка София о себе и о войне

размещено в: Священнослужители | 0
Матушка София о себе и о войне
Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина): о себе и о войне
 
— Когда началась Великая Отечественная, я четыре курса алма-атинского института закончила. Нас с первого курса уже к войне готовили: кого на медсестру, кого на радиста… Я в радисты попала. Перед отправкой на фронт мы еще месяц учились на стрелков-радистов. Но у меня всего 12 вылетов было…
 
В начале 1942 года наша часть попала в боевые условия, под Москвой. Работали больше по ночам, по 6-8 часов. В эфире — тысячи радиостанций, и среди всего этого надо найти голос своей. Ошибешься — и все…
 
Немцы пеленговали и старались уничтожить радистов. Поэтому станции чаще в лесу останавливались. И их надо было охранять. Стоишь, лес шумит вокруг… Как посторонний шум — кричишь: «Стой, кто идет!». А никого нет, никто не отвечает, и только ждешь: вот сейчас, сейчас — раз ножом сзади! Что, не страшно? Еще как! И только про себя все время: «Господи, спаси. Господи, помоги. Господи, сохрани»…
 
Крестики на груди носили. А церквей за всю войну нигде, кроме как в Орле, не встречали. В деревнях они все сожженные были. Орел никогда не забуду: большой храм на горе. Внизу вокзал, весь разбитый, вокруг все в руинах, а церковь уцелела. Помню и батюшку: небольшого роста, с необыкновенными, какими-то лучистыми глазами…
Мы постояли, помолились, как могли, — за месяцы военного бытия уж все позабыли. А больше нигде церквей не встречали.
 
…А что было, когда через Днепр переправлялись! В Могилеве, после переправы, кругом трупы — идти было невозможно, их тысячи лежат… вот, вот, здесь! Кто-то еще жив, хватает тебя снизу, с земли — «сестричка, помоги!» А ты с радиостанцией, надо быстрее вперед, связь налаживать. А они там так и остались, без помощи… В нашем подразделении из 25 человек выжили только двое. Вспоминать тяжело.
 
…Как жили? В палатках, землянках. Только одна часть уйдет, после нее — сплошные вши. Помыться чаще всего негде было. В Гжатске нас окружили, неделю не могли выйти. Кругом немцы, есть было нечего. Снимали и варили ремни. С трудом нас оттуда вытащили.
 
…Помню Кенигсберг. Очень трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!..
 
Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали с хоругвями, вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет»! И только монахи запели — стихло все. Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались…
 
Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: оружие отказало. Вот какая сила у молитвы!
 
4 апреля 2008 года матушка София мирно отошла ко Господу. Отпевание и погребение было совершенно в Раифском Богородицком мужском монастыре, где несла она свое послушание по озеленению и выращиванию цветов. Именно ее заботливыми руками были выращены тысячи и тысячи цветов, которые так радовали многочисленных паломников, приходящих в Раифу.
 
Источник: Вячеслав Романов
Инет
 
Матушка София о себе и о войне
Матушка София о себе и о войне
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов

Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов
Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов

Оне́гин Юси́ф оглы́ Гаджикаси́мов — советский поэт-песенник, автор стихов множества популярных песен, впоследствии иеросхимонах Оптиной пустыни. Об Онегине снят документальный фильм «Храм для Онегина. После славы».

Дата и место рождения: 4 июня 1937 г., Баку, Азербайджан Дата и место смерти: 30 июня 2002 г., Калужская область, Россия Родители принадлежали к аристократическим семействам, давшим множество известных в истории и культуре Азербайджана политиков, юристов, врачей, литераторов

Отец — Юсиф-бей Гаджикасимов (1892—1960), окончил юридический факультет Московского университета, работал в НКВД до 1940-х годов. Мать — Махтабан-ханум Гаджикасимова (1905—1980), знаток русской литературы и поэзии. В год рождения сына отмечалось 100-летие со дня смерти Александра Пушкина, и сын был назван в честь любимого героя матери — Евгения Онегина.

Младший брат Онегина, Низами (1942—2003), родившийся в год 800-летия поэта Низами Гянджеви, был назван его именем. Онегин Гаджикасимов окончил Литературный институт имени Горького в Москве, став затем одним из самых популярных поэтов-песенников СССР 1960—1980-х годов.

Песни на его стихи написаны известными композиторами и исполнялись популярными певцами. Онегин Гаджикасимов известен также как переводчик на русский язык множества зарубежных песен. Этот очень красивый и грустный человек был фантастически популярен в СССР.

Он был обласкан властью, любовью поклонников и женщин, он получал немыслимые гонорары и легко тратил их на все земные блага и удовольствия. Он писал шлягеры, которые любили все: только в 1970 году тираж проданных пластинок с песнями на его стихи составил шестнадцать миллионов (!!) копий.

Мы и сейчас каждый день включая их и слушаем, и будем включать и слушать всегда. Льёт ли тёплый дождь, Падает ли снег — Я в подъезде против дома Твоего стою… «Восточную песню», в одночасье прославившую Ободзинского, написал этот грустный азербайджанец со странным именем Онегин.

Он родился в Баку в июне 1937 года, когда вся страна отмечала 100-летие со дня гибели Пушкина, и мама, знаток русской литературы, назвала новорожденного в честь самого любимого своего героя – Евгения Онегина… Спустя годы редкое имя оправдало себя: бакинец из знатной семьи иранских аристократов оказался настоящим русским лириком – во всех его песнях много дождя, любви и той самой русской тоски, которую не в силах постичь чужестранцы. Желтый дождь стучит по крышам, По асфальту и по листьям, Я стою в плаще и мокну зря. Пропадают два билета, Впрочем, что там два билета, Пропадаю в этот вечер я… И эту, одну из любимых песен – «Дождь и я», тоже написал Онегин Гаджикасимов. А еще «Алешкина любовь», «Лайла», «Позвони», «Говорят, я некрасивый», «Дорожная»…

Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, Юрий Антонов, Алла Пугачева, Олег Ухналев, Аида Ведищева, Владимир Мулерман, Валерий Ободзинский, Полад Бюль-Бюль оглы, Валентина Толкунова, Тамара Миансарова, Людмила Сенчина, Сергей Захаров – трудно сказать, кто не пел песен Гаджикасимова!

Но в 1985 году на пике своей славы Онегин исчез. Никому ничего не сказав, он сел в поезд и уехал из Москвы. Выйдя на глухой белорусской станции, зашел в православную церковь, принял православие и крестился с именем Олег. Затем пришел послушником в только что возвращенный РПЦ монастырь Оптина Пустынь – нес послушание привратника, скрывая от всех свою мирскую славу.

В 1989 году наместником монастыря был пострижен в рясофор с именем в честь Афанасия Афонского, в 1991-м пострижен в монашество с именем «Силуан». Позднее принял великую схиму с именем "Симон", став одним из известнейших проповедников Оптиной Пустыни, на чьи проповеди съезжалось много людей.

Последние годы жизни Онегин страдал от онкологического заболевания, мучился от болей в ногах, но лечиться отказывался и ходил в монашеских сапогах, полных крови… В июне 2002 года Онегина Гаджикасимова не стало.

Похоронили его на кладбище села Лямцино Домодедовского района Московской области. На могиле стоит православный крест с надписью: "Схииеромонах Симон".

Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов

Инет

0