Иван Алексеевич Бунин

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Иван Алексеевич Бунин
Ива́н Алексе́евич Бу́нин — русский писатель, поэт и переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе 1933 года. Википедия
Родился: 22 октября 1870 г., Воронеж, Российская империя
Умер: 8 ноября 1953 г. (83 года), Париж, Франция
Рост: 169 см
Братья и сёстры: Юлий Бунин
В браке с: Вера Муромцева-Бунина (с 1922 г.), Анна Цакни (с 1898 г.)

22 октября 1870 года родился ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН –
первый российский писатель-лауреат Нобелевской премии по литературе. «За правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в прозе типичный русский характер», так определил комитет заслуги номинанта.

Вся жизнь Бунина, кажется, какой-то отчаянной и печальной. Родился в разорившейся дворянской семье – дворянин без усадьбы. Гимназию окончить не смог: у семьи не было денег. Учился под руководством старшего брата, с которым и прошел гимназический и даже университетский курс. Зарабатывал газетным трудом, часто сидел голодным.
Всю жизнь был практически бездомным – переезжал с одной съемной квартиры на другую, умер на чужбине, в запущенной неуютной квартире, растратив и раздав нуждающимся и нахлебникам Нобелевскую премию.
Он потерял единственного сына, умершего в пятилетнем возрасте от скарлатины. Потерял родину, при жизни – почти потерял читателя: даже на гребне популярности, даже в зените славы он не удостаивался такой всенародной любви, как его счастливые соперники.
Вместе с тем, Иван Алексеевич Бунин – один из крупнейших мастеров новеллы в русской литературе и выдающийся поэт. Сборник рассказов «Темные аллеи» – стали вершиной позднего творчества писателя. Он по праву считается эталоном любовной прозы. Бунин был единственным писателем своего времени, который осмелился так открыто и красиво говорить об отношениях между мужчиной и женщиной – о любви, которая может длиться всего мгновение, а может – и всю жизнь…

«Все рассказы этой книги только о любви, а о её «темных» и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях» – написал сам Бунин в одном из писем.

…Зачем и о чем говорить?
Всю душу, с любовью, с мечтами,
Все сердце стараться раскрыть —
И чем же? — одними словами!

И хоть бы в словах-то людских
Не так уж все было избито!
Значенья не сыщете в них,
Значение их позабыто!

Да и кому рассказать?
При искреннем даже желанье
Никто не сумеет понять
Всю силу чужого страданья!
1889 г.

В прозе и лирике Бунина есть всё: любовь к женщине, матери и родной природе, горечь предательства и потерь, переживания за судьбу России.

Бунин очень любил Россию и любовался русскими пейзажами, был настоящим певцом русской природы, однако многие из своих лучших произведений он написал за границей, в эмиграции.

В 1933 году Бунин стал первым русским лауреатом Нобелевской премии по литературе и получил мировое признание. А спустя 20 лет — умер во Франции в нищете. Последней записью в дневнике писателя стало: «Это всё-таки поразительно до столбняка! Через некоторое, очень малое время меня не будет — и дела и судьбы всего, всего будут мне неизвестны!»

Но, как писал сам Иван Бунин в «Тёмных аллеях», «всё проходит, да не всё забывается». Слава писателя пережила его самого, в честь поэта и прозаика была основана Бунинская премия — ею ежегодно награждаются литераторы за вклад в русскую словесность. Вручается премия в день рождения классика.

художник Андрей Шатилов

Иван Алексеевич Бунин

22 октября исполняется 151 год со дня рождения писателя Ивана Алексеевича Бунина, первого лауреата Нобелевской премии по литературе из нашей страны. За рубежом И.Бунина по праву называют славой русской словесности, на Родине его имя было под запретом без малого полвека.

Аристократически безупречный внешне Иван Бунин, обращаясь в своей речи к присутствующим, во время вручения премии сказал: "Впервые со времени присуждения Нобелевской премии вы вручили ее изгнаннику. Спасибо, свобода мысли и совести незыблемы".
 
Прекрасный язык, образность, точность, сила воображения, выразительная живописность, тонкий психологизм – это лишь некоторые черты творчества Ивана Бунина.
 
Через полвека после эмиграции состоялось посмертное возвращение классика на Родину. Нельзя сказать, что оно было триумфальным. В период оттепели издали первые сборники небольшими тиражами. Настоящее открытие лауреата Нобелевской премии Ивана Алексеевича Бунина произошло в перестройку. Появились миллионы почитателей виртуозного таланта маэстро русской литературы
 
Иван Алексеевич Бунин

(1870-1953)
Писатель и переводчик, почетный член
Императорской Санкт-Петербургской Академии наук

Родился 10 октября (22 н.с.) в Воронеже в дворянской семье. Детские годы прошли в родовом имении на хуторе Бутырки Орловской губернии,среди "моря хлебов, трав, цветов", "в глубочайшей полевой тишине" под присмотром учителя и воспитателя, "престранного человека", увлекшего своего ученика живописью, от которой у того "было довольно долгое помешательство", в остальном мало что давшего.

В 1881 поступил в Елецкую гимназию, которую оставил через четыре года из-за болезни. Следующие четыре года провел в деревне Озерки, где окреп и возмужал. Образование его завершилось не совсем обычно. Его старший брат Юлий, окончивший университет и отсидевший год в тюрьме по политическим делам, был выслан в Озерки и проходил весь гимназический курс с младшим братом, занимался с ним языками, читал начатки философии, психологии, общественных и естественных наук. Оба были особенно увлечены литературой.

В 1889 Бунин покинул имение и был вынужден искать работу, чтобы обеспечить себе скромное существование (работал корректором, статистиком, библиотекарем, сотрудничал в газете). Часто переезжал — жил то в Орле, то в Харькове, то в Полтаве, то в Москве. В 1891 вышел его сборник "Стихотворения", насыщенный впечатлениями от родной Орловщины.

Иван Бунин В 1894 в Москве встречался с Л. Толстым, доброжелательно принявшим молодого Бунина, в следующем году познакомился с А. Чеховым. В 1895 опубликован рассказ "На край света", хорошо принятый критикой. Вдохновленный успехом, Бунин целиком переходит к литературному творчеству.

В 1898 выходит сборник стихов "Под открытым небом", в 1901 — сборник "Листопад", за который он удостоился высшей премии Академии наук — Пушкинской премии (1903).

В 1899 познакомился с М. Горьким, который привлекает его к сотрудничеству в издательстве "Знание", где появились лучшие рассказы того времени: "Антоновские яблоки" (1900), "Сосны" и "Новая дорога" (1901), "Чернозем" (1904).

Горький напишет: "…если скажут о нем: это лучший стилист современности — здесь не будет преувеличения".

В 1909 Бунин стал почетным членом Российской Академии наук. Повесть "Деревня", напечатанная в 1910, принесла ее автору широкую читательскую известность. В 1911 — повесть "Суходол" — хроника вырождения усадебного дворянства.

В последующие годы появилась серия значительных рассказов и повестей: "Древний человек", "Игнат", "Захар Воробьев", "Хорошая жизнь", "Господин из Сан-Франциско".

Враждебно встретив Октябрьскую революцию, писатель в 1920 навсегда покинул Россию. Через Крым, а затем через Константинополь эмигрировал во Францию и обосновался в Париже.

Все, написанное им в эмиграции, касалось России, русского человека, русской природы: "Косцы", "Лапти", "Далекое", "Митина любовь", цикл новелл "Темные аллеи", роман "Жизнь Арсеньева", 1930, и др. В 1933 Бунину была присуждена Нобелевская премия. Написал книги о Л. Толстом (1937) и о А. Чехове (издана в Нью-Йорке в 1955), книгу "Воспоминания" (издана в Париже в 1950).

Бунин прожил долгую жизнь, пережил нашествие фашизма в Париж, радовался победе над ним.

Умер 8 ноября 1953 в Париже.

Иван Алексеевич Бунин

За все Тебя, Господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю,
Простор полей и кротость синей дали.

Я одинок и ныне – как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нем Вечерняя Звезда
Дрожа насквозь, как самоцветный камень.

И счастлив я печальною судьбой,
И есть отрада сладкая в сознанье,
Что я один в безмолвном созерцанье,
Что всем я чужд и говорю – с Тобой.

Иван Алексеевич Бунин
Иван Алексеевич Бунин
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Памяти Михаила Юрьевича Лермонтова. Автор: Владимир Бурбан

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Памяти Михаила Юрьевича Лермонтова. Автор: Владимир Бурбан

Памяти Михаила Юрьевича Лермонтова.

Он предстал перед Божьим судом почти юношей, на пороге зрелости — в 26 лет 10 месяцев. В возрасте, в котором преобладающее большинство писателей только начинали. В 27 лет Пушкин был еще без «Полтавы», «Медного всадника», полного «Евгения Онегина», блестящей художественной прозы; Гоголь — без поэмы-романа «Мертвые души»; Лев Толстой написал только первые две повести; Тургенев сочинял ученические стихи, даже не помышляя о мировой славе прозаика; Достоевский оставил службу в Инженерном департаменте, чтобы приступить к литературной деятельности, а Гончаров издает своего «Обломова», когда ему было под пятьдесят.

Начав писать тринадцатилетним, Михаил Юрьевич Лермонтов уже к 15—16 годам сформировался как зрелый мастер. Ко времени, когда Россию поднял на дыбы поэтический памфлет «На смерть Пушкина», у молодого писателя, по подсчетам литературоведов, уже было 300 стихотворений (3/4 написанного), 24 поэмы (из 29), 5 драм, два незаконченных романа.

Можно только представить себе, что ожидало бы русскую и мировую литературу, если бы судьба уготовала Лермонтову жизненную стезю длиною в 82 года, как Л. Толстому. Лев Николаевич, кстати, сокрушался: «Вот кого жаль, что рано так умер! Какие силы были у этого человека! Что бы сделать он мог! Он начал сразу, как власть имущий. У него нет шуточек… Шуточки нетрудно писать, но каждое слово его было словом человека, власть имеющего».

Властелин слова, властелин мысли вызвал целую бурю в современной ему критике. «Неистовый Виссарион», весьма избирательный в положительных оценках писателей, признавался в одном из писем: «Недавно был я у него в заточении (во время гауптвахты за дуэль с французом Барантом. — В.Б.) и в первый раз поразговорился с ним от души. Глубокий и могучий дух! — восторгается В. Белинский.

— Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого!.. Каждое его слово — он сам, вся его натура, во всей глубине и целости своей. Я с ним робок, — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ним благоговею и смиряюсь в сознании своего ничтожества».

Здесь стоит сказать несколько слов о личности Лермонтова, личности сильной и оригинальной, в которой все исходило от вечно мятущейся души, пытливого и необузданного ума.

Если в предках у Пушкина — дитя юга, арап Петра Великого, то у Лермонтова — дитя севера, шотландец-бард Лермонт, от которого будущий поэт унаследовал талант стихотворца, душу гордую и высокомерную.

Мать умерла в возрасте 21 года. Воспитывала Мишу бабушка, Елизавета Арсеньева, урожденная Столыпина, пензенская помещица, властная и влиятельная барыня, всю любовь, даже с избытком, перелившая в своего дражайшего внука.

С младых ногтей Михаил проявлял недюжинные способности к языкам и искусству. Владел французским, немецким, английским, читал по-латыни, был одарен удивительной музыкальностью, сочинял музыку на собственные стихи.

Рисовал настолько замечательно, что при желании мог стать профессиональным художником (кстати, иллюстрирующий эту статью автопортрет, по утверждению современников, наиболее полно отражает характер писателя).

Касательно же характера, то в восприятии окружающих он выглядел в каждом случае по-разному. Одним казался пустым франтом, мелким болтуном, другим — угрюмым и желчно насмешливым, холодным и язвительным, третьим — высокомерным и заносчивым, злым и мстительным («У него был тяжелый, трудно выносимый, гнетущий взгляд»; «Глаза не смеялись, когда он смеялся»).

Но в своем обществе, замечают четвертые, «был настоящий дьявол, воплощением шума, буйства, разгула, насмешки». Один из друзей и сослуживцев поэта, Руфин Дорохов, причисляет его к людям железного характера, «предназначенным на борьбу и владычество».

Скорее всего, в характере Лермонтова все эти противоположные на первый взгляд черты сочетались в диалектическом единстве. А если точнее — в Лермонтове каждый видел то, что ему позволялось видеть.

Одно, пожалуй, не вызывало разногласий — необыкновенный художественный гений писателя. Благоговевший перед Лермонтовым Гоголь восторгался: «Никто еще не писал у нас такой правильной, прекрасной и благоуханной прозы».

Как всегда с почтительного расстояния, А. Чехов замечал: «Я не знаю языка лучше, чем у Лермонтова. Я бы так сделал: взял его рассказ («Тамань») и разбирал бы как разбирают в школах — по предложениям, по частям предложения».

А вот предсмертное признание И. Бунина: «Я всегда думал, что наш величайший поэт был Пушкин. Нет, это был Лермонтов. Просто представить себе нельзя, до какой высоты этот человек поднялся бы, если бы не погиб двадцати семи лет».

Тема двух гениев — Пушкина и Лермонтова — не нова в русской критике. Один из интеллектуальных исполинов прошлого века, по должности нарком просвещения, а по призванию философ и литератор, Анатолий Луначарский одну из своих блестящих публичных лекций посвятил Михаилу Лермонтову (снимите с полки его запыленные «Очерки по истории русской литературы»).

Лермонтов боготворил Пушкина, иногда сам, по своей воле, уходил в тень великого писателя. Даже фамилию Григория Печорина — «Героя нашего времени» — избрал по аналогии с Евгением Онегиным.

Однако с самим Пушкиным никогда не встречался — или не мог, или не хотел (чтобы не разочароваться, увидев вместо бога человека «гражданской наружности»?).

Но заступился за «невольника чести», как никто в России.
Лермонтов, как и Пушкин, владел магией слова. Помните еще со школьной скамьи: «Воздух чист и прозрачен, как поцелуй ребенка»? Или классическое:
Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман
кремнистый путь блестит;
Ночь тиха.
Пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит.
В небесах
торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…

Кажется, что такое «сочинить» нельзя. В нескольких скупых словах нам явлен осязаемый физический мир, словно сотворенный самим Создателем.

Вокруг Михаила Лермонтова уже не бушуют литературные страсти. Но он — современен. Его философско-художественный роман «Герой нашего времени», как произведение мирового уровня, касается вечных вопросов о личностном сознании в обществе, о месте личности в истории. 

 Чисты и человечны его строки. И сегодня согревает душу образ писателя с божественным даром, грустного и нежного, язвительного и насмешливого, беззащитного перед грубостью, отважного перед лицом смерти. Гениального поэта, украсившего мировую словесность.
Владимир Бурбан

П. Е. Заболотский. Портрет М. Ю. Лермонтова в ментике лейб-гвардии гусарского полка, 1837. Картон, масло. 36,0 х 28,5. Государственная Третьяковская Галерея, Москва.
Источник : Журнал "Культурная столица"

Памяти Михаила Юрьевича Лермонтова. Автор: Владимир Бурбан
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ариадна Адамовна Якушева

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Ариадна Адамовна Якушева
Ариа́дна Ада́мовна Я́кушева — советская и российская поэтесса, бард, радиожурналистка и писательница. Первая жена Юрия Визбора. Википедия
Родилась: 24 января 1934 г., Санкт-Петербург, СССР
Умерла: 6 октября 2012 г. (78 лет), Москва, Россия

Ада Якушева – известная поэтесса, писательница, бард и ведущая радио «Юность». Ее голос раздавался в каждом доме субботним утром, и нес заряд позитива, бодрости и хорошего настроения. В списке имен советских бардов отсутствуют женские имена. Все знают Александра Городницкого, Владимира Высоцкого, Булата Окуджаву, Юрия Вибзора, Александра Галича, но далеко не всем любителям бардовской песни известно имя Ады Якушевой.

Она была не просто женой и музой Юрия Визбора, но еще и талантливой поэтессой и исполнительницей, поэтому ее имя достойно быть в одном ряду с именами лучших бардов СССР.

***

Родилась Ада Якушева 24 января 1934 года в Ленинграде. При рождении она получила имя Ариадна, но все звали девочку просто Адой. Детские годы Якушевой пришлись на военные годы. Ее отец был комиссаром партизанского отряда, погиб в Белоруссии. Кто была ее мама так и осталось неизвестным, информации о ней нет. Ада росла музыкальным ребенком, даже пыталась осилить виолончель, однако в музыкальной школе она не доучилась.

Ариадна Адамовна Якушева

В 1952-м девушка поступила в Московский педагогический институт, своей специальностью она выбрала русский язык и литературу. Короткое название института звучало как МГПИ, и некоторые остряки называли его «поющим институтом». Якушева училась с Юлием Кимом, Петром Фоменко, Юрием Визбором, который впоследствии стал ее мужем.
Аду любили все однокурсники, и если говорили о ней, то только хорошее. Она посещала семинары в институте, но никакого участия в них не принимала, в это время она постоянно что-то записывала в свою тетрадь. Потом только все узнали, что это были ее стихи.
В те годы музыкально одаренные люди могли пройти факультативное обучение. Специально для них Союз композиторов Советского Союза проводил семинар композиторов. Это обучение приравнивалось к обучению в консерватории, с одной только разницей – выпускники не получали диплом. В 1959-м Якушева тоже прошла этот факультатив.
Первой песней Ады стала «Песня о Москве» (1954). А известность пришла после композиции «Вечер бродит по лесным дорожкам».

Ариадна Адамовна Якушева
***
Ада вышла замуж за Юрия Визбора, который уже тогда был известным автором-исполнителем, в 1958 году сразу после получения институтского диплома.
 
Их любовь стала легендой института, и многие из тех, кто учился в те годы в этом вузе, впоследствии говорили, что были влюблены в эту необыкновенную талантливую пару.
 
Когда после института Юрий служил в армии, они переписывались, и их переписка сегодня опубликована в книге «Три жены тому назад» (это выражение Визбор «подцепил» у Гердта, который сам был женат трижды). А в 1957-м поженились.
 
Вскоре они стали родителями дочери Татьяны. Личная жизнь Ады никогда не была спокойной. Они постоянно сходились-расходились с Юрием, бурно ссорились, не менее бурно мирились. О своем настроении Ада, как говорят, рассказала в песне-послании «Снова твое бесконечное «жди».

Визбор был очень любвеобильным, любил большие компании, любил быть в центре внимания и пользовался успехом у женщин. Каждую свою избранницу он честно вел в ЗАГС. Он был постоянно в кого-то влюблен, и в итоге их семья распалась. Хотя настоящую причину развода супруги так и не озвучили. Визбор всегда считал Аду своей музой, и это очень льстило ее самолюбию. Самая известная песня Юрия в 60-е годы « Ты у меня одна…» была посвящена именно ей – Аде Якушевой.
 
 
Ариадна Адамовна Якушева

Визбор много раз менял жен, но в одном из интервью признался, что если бы пришлось все начинать сначала, то он снова выбрал бы Аду. После развода Ада и Юрий сумели остаться в хороших отношениях.
Перемены в личной жизни Ады Якушевой произошли в 1968 году, когда Ада Якушева вышла замуж за радиожурналиста, замдиректора радиостанции «Юность» Максима Кусургашева, который был свидетелем на ее первой свадьбе: «Со своими будущими мужьями мы учились в одном институте. Максим Кусургашев был свидетелем на нашей с Юрой свадьбе. Он и Таньку мою вместе со мной из роддома забирал. Юра в это время был где-то в командировке». Вскоре у них родился сын Максим и дочка Дарья.
Ада была человеком не конфликтным, поэтому легко сошлась с двумя женами ее первого мужа. После Ады он женился на Евгении Ураловой, которая служила в театре им. Ермоловой, затем его женой стала журналистка Нина Тихонова.
Дочь Якушевой от первого брака – Татьяна, подарила ей внучку Варвару. Девушка, удивительно похожая на Аду, стала продолжателем творческой династии.

Ариадна Адамовна Якушева
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Новелла Николаевна Матвеева

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Новелла Николаевна Матвеева
Нове́лла Никола́евна Матве́ева (7 октября 1934, Детское Село, Ленинградская область — 4 сентября 2016, Сходня, Московская область)— советская и российская поэтесса, прозаик, переводчица, бард, драматург, литературовед. Ее отец, Николай Николаевич Матвеев-Бодрый — по профессии географ, историк-краевед Дальнего Востока, действительный член Всесоюзного географического общества, по мировоззрению — романтик (отсюда имена детей — Новелла и Роальд). Мать — Матвеева-Орленева Надежда Тимофеевна, поэтесса. Дед, Николай Петрович Матвеев-Амурский, также был писателем и автором первой «Истории города Владивостока», долгие годы жил в Японии. Двоюродный брат, Иван Венедиктович Елагин (настоящая фамилия — Матвеев) — поэт русского зарубежья.
 
… О БАРДЕ ЧУДЕСНОМ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
…. 4 сентября 2016 со смертью Новеллы Матвеевой закончилась часть бардовской эпохи. Когда вспоминают людей, создавших нашу песню, частенько забывают одно чрезвычайно важное имя. Про Окуджаву, Галича и Высоцкого помнят все. Визбора и Городницкого и Кима тоже знают все. Анчарова спецы нет-нет вспомнят, хотя он-то как раз начал раньше всех. А вот Новеллу Николаевну Матвееву вспоминают странно – со второй попытки или первого напоминания – дескать, ну как же! Конечно же! И Новелла Николаевна тоже.
 
Новелла Николаевна написала суперхит всех времени и народов «Девушку из харчевни», которую только ленивый не пел, и только пораженный тяжелым склерозом не знает наизусть. Песен как самой Матвеевой, так и песен на ее стихи в нашем кино прозвучало немало.
 
Новелла Матвеева всю жизнь занималась переводами поэзии с самых разных языков. Ее культурный бэграунд и знание мировой поэзии просто потрясают. И вот к песне «Девушка из харчевни» это имеет самое непосредственное отношение. Ведь это как бы вовсе не русская песня. В мелодии слышны традиционные кельтские или валлийские мотивы вроде «Зеленых рукавов», в стихах тоже. Во всяком случае, Робертом Бернсом тут изрядно натоптано. Но, Господи! Наградить героиню такой запредельной степенью самоотречения и любви не сумел никто кроме Новеллы Николаевны. И как она просто это сделала! Новелла Николаевна Матвеева безусловно – один из самых гениальных авторов в нашей песенной культуре. А если учесть, что все, что она написала, выполнено такими обманчиво простыми средствами, то и выражение «один из самых» сильно вырастает в цене.
 

Нас как будто подменили. Интервью с Новеллой Матвеевой

"Литературная Россия", 2005

Новелла Матвеева: "Верить в то, что в России будет лучше – это наша обязанность"

"Расстраивает – значит, не искусство. Руки у людей опускаются? – значит, не искусство. Радует? – значит, искусство".

Новелла Матвеева

"Мы – поколение детей войны, поколение, не успевшее на войну", – так говорил о шестидесятниках Юрий Назаров. Новелла Матвеева говорила о своем детстве: "Я была очень взрослой, когда была маленькой…".

Много ли радости было в жизни этого поколения? Военное детство, голодные послевоенные годы. И огромное желание радоваться, выплеснутое в хрущевскую оттепель. Проходит время, но ничего подобного солнечному протуберанцу шестидесятых, не было, и нет.

Тарковский и Высоцкий, Шукшин и Окуджава, Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Ахмадулина и Казакова, и еще многие. Они стали властителями умов, собирали большие залы.

Новелла Матвеева всегда была отдельно. Ее не представить выступающей на стадионе. Страна "Дельфиния", гриновская романтика дальних странствий. Корней Чуковский называл ее "уходящая". В ней есть загадка. Несколько поколений пели ее песни – на кухнях, собравшись в кругу друзей. В каждой – волшебство родом из детства и светлячок чистоты душевной. Как пережить суровые времена?

…Светляк сверкнул в росе, как быстрой мысли миг,
И где-то задрожал прохладный голос птицы…

Это она написала в девять лет! Расслышав, что голос птицы прохладный…
Когда в войну от авитаминоза едва не ослепла, книги стали спасением. Отец, работавший в военном госпитале, устроил ее туда, что ее и спасло. Там ей давали сырую морковь, и глаза настолько открылись, что она смогла читать. Читала "Гекльберри Финна", "Тома Сойера". Кроме Твена в числе любимых – Пушкин, Жуковский, Сервантес, Диккенс, Шекспир.

Первая пластинка Новеллы Матвеевой появилась в 1966 году. Это была первая в Советском Союзе пластинка с авторскими песнями. Там была и "Девушка из харчевни", песня, вышедшая далеко за пределы поющей интеллигенции, та самая, " о гвоздике".

Прошло много лет, недавно вышли в свет четыре компакт диска с ее песнями, сборники ее стихов. Но по-прежнему она – отдельная, сравнить ее поэзию не с чем. Как сравнить сказку, которая даже и не сказка, потому что она реальней суровой прагматики жизни.

Кто она, эта загадка? Откуда столько света и радости? Александр Городницкий считал, что только очень счастливый человек способен так писать. И поразился ее простому быту. Но быт ее не касался. Она никогда не жаловалась. Только в одном стихотворении как-то мельком заметила: "Шум повседневности, обидный для меня…"
Кто она, откуда? Откуда эти ее дальние дороги и моря? Возможно, дух Пушкина присутствовал при ее рождении как поэта, недаром же она родилась в Царском селе. Среди ее предков были музыканты и крестьяне, поэты и моряки, скрипичный мастер и даже корабельный фельдшер.

– Вас относят к шестидесятникам. Что это было за время?

– Там было много хорошего. Но я была и тогда немножко отдельно от всех. Вообще-то слово "шестидесятники" в последствии придумала я. Известно, что были шестидесятники в девятнадцатом веке. Это были тогдашние демократы, которые так и назывались. А в наше время никто их так не называл, пока я всех нас, живших и действовавших в 60-е, так не назвала в статье, опубликованной альманахе "Поэзия" примерно во второй половине восьмидесятых. К сожалению, кто-то в редакции взял это слово в кавычки, и получилось, будто бы я кого-то цитирую.

– Время ярких личностей. Кто вам запомнился из тех времен?

– Я встречалась с Маршаком, с Чуковским, с Ашотом Граши, которого я переводила. С поэтом Николаем Старшиновым мы были не только друзьями, но одно время даже соседями. Мы с мужем жили на Малой Грузинской в том же доме, где и Старшинов. Мы – на третьем этаже, а он этажа на два выше. Ходили друг к другу в гости. Он печатал меня и Ивана Семеновича Киуру, моего мужа, которого не очень то жаловали. Старшинов и Геннадий Красников (между прочим, тоже хороший поэт) воевали за то, чтобы там проходили не только мои стихи (мои, кажется, без боя проходили), но и стихи Ивана Киуру.

– А интересные эпизоды были?

– Мне рассказывали, что Корней Иванович, когда прочитал мое стихотворение "Солнечный зайчик", от радости он будто бы прыгал через стул. Сколько раз, не знаю.

– Когда вы узнали, что вас поет вся страна?

– Разве вся страна?

– В семидесятые, восьмидесятые годы на бардовских слетах были очень популярны ваши песни. Вы сейчас с бардами встречаетесь?

– В своей массе они меня недолюбливают. Будто я что-то у них отняла, такое впечатление.

– …может быть, талант?

– … хотя я не люблю слово барды. Я называю нас "полигимники". Среди полигимников самые значительные очень хорошо относятся ко мне. Очень дружески – Виктор Луферов. Я его считаю настоящим гением.

– А из современных поэтов кто вам нравится?

– Назовешь два-три имени, а потом вспомнишь, что кого-то забыл. Лучше никого не называть.

– Как вы воспринимаете нынешнее время?

– Мало хорошего. Много цинизма.

– Говорят, что сейчас время прагматиков и нет места поэзии?

– У кого-то нет места для поэзии, у кого есть. Все зависит от того, какое сам человек место занимает, какое у него направление ума и деятельности. И размер ума. Размер души. Если человек ничтожный, то у него никогда не было места для поэзии, ни прежде, ни теперь, ни завтра. Такие люди отрицают Шекспира, отрицают Гомера. Получается, живут в черных дырах. И ничего! Процветают. А другие наоборот – не специалисты пристраиваться. Но для них поэзия всегда была, есть, будет.

– Вы верите, что в России сохранится поэзия, сохранятся романтики?

– Если сохранится человечество, и народ России, то будет и романтика, и поэзия. На выжженном месте ничего не растет. Упаси Бог.
– … У Новеллы Матвеевой есть строки:

Поэзия есть область боли
Не за богатых и здоровых,
– А за беднейших, за больных…
– А Россия сейчас – выжженное пространство, или есть место для ростков? Вы верите в то, что в России будет лучше?

– Сейчас трудно сказать. Знаете, по-моему, верить – это даже наша обязанность. Я обязана верить. Иначе… знаете, человек, который не верит, обязательно начинает распространять это неверие, и отравлять сознание остальным.

– С юности помню вашу песню "Девушка из харчевни". Она ведь удивительная, эта девушка! Способная на верность и любовь. Есть ли сейчас такие девушки?

– Знаете, вот какие поколения уже состоялись, их уже не испортишь, правда? А за молодежь очень страшно. Потому что ну как из них могут вырасти – простите, что я к своим стихам обращаюсь – девушки из харчевни, люди, с такими характерами. Или ждущая капитана Грея Ассоль? Как же из них могут такие вырасти, когда они каждый день включают телевизор и видят там гадости?! То, о чем говорить не хочется. Они видят там возмутительные вещи, которые нельзя показывать. От молодежи требуют сейчас, чтобы она обязательно была грязной.

– Вы сказали, что все зависит от человека. Как не портят его у нас, как ни ломают, а чистые люди в России есть…

– В таких условиях им труднее сбываться, труднее потом, если сбылись, осуществляться. Много труднее.

– Я прочитала про ваше военное детство, про госпиталь, трудно было. А вы такие светлые вещи пишете! Откуда этот свет, откуда силы?

– В войну я еще маленькая была. Почти ничего не писала. Сочинила в том же госпитале первые стихи, сугубо детские и не очень складные. Одно – про белку, другое с претензией на юмор и сатиру.

– Это … немножко как бы сказки?

– Я не воспринимаю как сказки то, что я пишу…

– Может быть, это такая терапия для людей, уход от боли в свет…

– И уходов нет. Критики теперь даже сердятся, что я впадаю в публицистику. А публицистические стихи никак не говорят об "уходе".

– А что-нибудь из последнего?

Страна сгорела, но не вся.

И решено в итоге

Сдать поджигателям леса

В награду за поджоги…

Так начинается одно стихотворение, посвященное думскому решению о том, чтобы сдать в аренду леса, а ведь их для того и сжигали, чтобы получить их в свою собственность, и там строиться.

– Вы следите за политикой, за новостями и переживаете это все?

– Да. Очень близко все принимаю.

– В вашем стихотворении об осени есть такие строки "Я знаю, что есть у меня цвет неба вчерашнего дня". Сейчас многие люди живут вчерашним днем. Кажется, что тогда было лучше?

– А действительно было лучше. Знаете, вот наша семья жила в очень трудных условиях, и многое терпела при советской власти всякой несправедливости. Но такого, как сегодня, не было. Поэтому даже наше житье тогдашнее может показаться счастьем. Раем каким-то.

Не потому что, что прошло, то станет мило. Хотя может быть и это тоже. А потому что действительно даже в прошлом нет примеров таких возмутительных безобразий, какие творятся сегодня. Когда целые дома, населенные людьми, сносятся. А люди разные бывают: больные, немолодые. Их куда-то насильственно переселяют. Когда какой-то инвестор этого хочет. Будто инвесторы – это какие то святые. Выше мира и страстей. И уж разумеется выше всех нас. Когда Москву калечат, перестраивают нахально, сносят исторические здания. И никто ничего не может сделать. А кто начинает с этим бороться, его устраняют, или доводят до лихорадки, "до кондиции".

– Вы не верите, что в России возможны перемены к лучшему?

– Я верю, что может стать лучше в зависимости то того, как мы себя будем вести.

– А что для этого нужно?

– Мы уже зомбированные. На нас ничего уже не действует. То, что раньше мы воспринимали бы, как какой-то ужас, или возмутительные явления, не лезущие ни в какие ворота, на то теперь многие глядят почти равнодушно.

Нас как будто нарочно подменили. Подменяют все, подменяют язык. Нас приучили к словам-"смягчителям", мы боимся слово молвить. Напрямик называть вещи своими именами. Ведь для этого надо сбросить оцепенение, это заклятие. Это как в сказках, где превращают кого в дракона, кого в лягушку. И потом должна приехать какая-то девица, и, извините, поцеловать этого дракона, или Иван Царевич взять эту лягушку в жены. Пока никто не едет, никто никого не спасает.

Мы сами должны из этих лягушек, из этих – "зверь лесное чудо морское" в наш прежний облик вернуться. А как это сделать, если мы еще и материально под корень подрублены? Как это сделать, я не знаю. Но надо это заклятие суметь с себя сбросить. Пусть не у всех это получится, но у кого-то это получится.

– А потом, знаете, говорят, это у нас такой народ, от природы бездеятельный, не протестующий, покорный. Вовсе нет! А просто безоружный. Хоть бейся об стену лбом, а если твой оппонент вооружен, а ты безоружен – что тут сделаешь? Говорят, что народ пассивен. Он не пассивен, он безоружен. А другие вооружены. Вот в этом контрасте очень много коварства. Я ни в коем случае не за всеобщее вооружение. Но если один вооружен, а другой нет – когда и как мы уравняемся в положении?

– Убеждением…

– Да. Слово кое-что решает. Вы правы.

Новелла Николаевна Матвеева

 Александр Городницкий.

Новелла Матвеева
А над Москвою небо невесомое,
В снегу деревья с головы до пят,
И у Ваганькова трамваи сонные,
Как лошади усталые, стоят.
Встречаемый сварливою соседкою,
Вхожу к тебе, досаду затая.
Мне не гнездом покажется, а клеткою
Несолнечная комната твоя.
А ты поёшь беспомощно и тоненько,
И, в мире проживающий ином,
Я с твоего пытаюсь подоконника
Дельфинию увидеть за окном.
Слова, как листья, яркие и ломкие,
Кружатся, опадая с высоты,
А за окном твоим заводы громкие
И тихие могильные кресты.
Но суеты постылой переулочной
Идёшь ты мимо, царственно слепа.
Далёкий путь твой до ближайшей булочной
Таинственен, как горная тропа.
И музыкою полно воскресение,
И голуби ворчат над головой,
И поездов ночных ручьи весенние
Струятся вдоль платформы Беговой.
А над Москвою небо невесомое,
В снегу деревья с головы до пят,
И у Ваганькова трамваи сонные,
Как лошади усталые, стоят.
1969

Александр Городницкий: "Я отношу Новеллу Матвееву к трём из главных поэтов в жанре авторской песни. Это Булат Окуджава, Юлий Ким и Новелла Матвеева.

Когда я оказался впервые в Аделаиде, в Австралии, я увидел на горизонте остров и спросил, как он называется. Мне ответили: "Кенгуру". Я спросил у неё — она не знала, что этот остров реально существует, понимаете, — она сама его придумала. Её многие песни стали истинно народными.

В том далёком 1969 году, когда я с ней познакомился, она уже была больна и не могла ездить ни на чём, ходила только пешком, потому что её укачивало. Когда я впервые попал к ней и увидел её жуткую коммунальную квартиру, ещё старого типа такую коммуналку с видом из окна на Ваганьково кладбище, я понял, какого могучего воображения и солнечного таланта этот художник. И тогда я написал эту песню".
7 октября исполняется 87 лет со дня рождения поэта, барда Новеллы Матвеевой, ушедшей пять лет назад. Ее песни незабываемы.
Любви моей ты боялся зря –
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою…
***
Какой большой ветер
Напал на наш остров!
С домишек сдул крыши,
Как с молока – пену…
***
Жил кораблик веселый и стройный:
Над волнами как сокол парил.
Сам себя, говорят, он построил,
Сам себя, говорят, смастерил…
***
Я леплю из пластилина,
Пластилин нежней, чем глина.
Я леплю из пластилина
Кукол, клоунов, собак.
Если кукла выйдет плохо —
Назову ее дуреха,
Если клоун выйдет плохо —
Назову его дурак…

Новелла Николаевна Матвеева

НЕ ЛИНЯЕТ ТОЛЬКО СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК…
Новелла Николаевна Матвеева (7.10.1934-05.09.2016)
Грустная, печальная дата, «грустного солнечного зайчика, каковым была для меня Новелла Матвеева.
Да, время прошло. И от тех дней, когда пелось:
– Все сказано на свете:
Несказанного нет.
Но вечно людям светит
Несказанного свет. …
Помню, дальше текст мне не нравился. А эти строчки напевал, напевал…
И еще. Я ее себе представлял тоненькой-тоненькой. С огромными глазами. Представлял… Я ведь ее никогда не видел.
И вообще спутал с Камбуровой. Вернее, не совсем спутал, но когда Камбурова запела:
– Любви моей ты боялся зря,
Не так я страшно (тебя) люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою…
Я понял – это она! Вообще, я никогда не встречал такой внутренней похожести автора и исполнителя!
Но это было потом. А пока… Я слушал песни Новеллы Матвеевой и придумывал, придумывал ее. Ее воображение…
– В моих мечтах пестрей была цесарка,
И лев желтей, и толще бегемот…
Ну что за слон? Вот мой – придуман ярко:
Мой вашего – хвостом перешибет!
Как не похож на призрак, на мельканье
Воображенный мир, где я жила…
И я представлял себе этот мир в виде страны-не страны. Но любимой и далекой.
– Набегают волны
Синие:
– Зеленые!
– Нет, синие!
Как хамелеонов
Миллионы,
Цвет меняя
На ветру:
Ласково цветет
Глициния,
Она нежнее инея:
А где-то есть земля
Дельфиния
И город
Кенгуру…
Но наш мир был жесток. И кораблик, на котором можно было бы добраться до страны Дельфинии оказался…
– Я мечтала о морях и кораллах.
Я поесть хотела суп черепаший.
Я шагнула на корабль,
A кораблик оказался из газеты вчерашней…
А ведь текст песни написал Роберт Рождественский… Но у песен своя жизнь. И песня эта прислонилась к Новелле Матвеевой и стала ее… Так мне кажется.
Ох, эта обида вчерашних газет, со вчерашними скучными новостями, с прошлыми датами и ненужными торжествами. Именно торжествами. Именно! Потому что, праздников у тех, о ком тогда писали первые страницы всегда вчерашних газет, не бывает.
А у нас?
Бывали. Иногда. А еще случались – правда-правда! – чудеса.
– …Но втолкуй нам, что черное черно,
Растолкуй нам, что белое бело.
А ночь над цирком
Такая, что ни зги;
Точно двести
Взятых вместе
Ночей,
А в глазах от усталости круги
Покрупнее жонглерских обручей:
Ах ты, фокусник, фокусник, чудак!
Поджигатель бенгальского огня!
Сделай чудное чудо,
Сделай так,
Сделай так, чтобы поняли меня!
Ее понимали… Еще как понимали! А фокусником – помните? – был Зиновий Гердт в чудном-чудном фильме.
И я, мне кажется, ее понимал. И пел вместе с друзьями:
– …По дороге позабыли
Кто украл а кто украден
И одна попона пыли
На коне и конокраде
Никому из них не страшен
Никакой недуг, ни хворость
По ночам поют и пляшут
На костры бросают хворост…
И еще. Знаете, мне обидно. Обидно, что когда-то хороший писатель оказался сволочью. Я говорю об Анатолии Гладилине, который в своих мемуарах, приписав себе всю заслугу в «открытии» Новеллы Матвеевой, рассказал жуткую историю о том, как нашел ее в полуграмотной, жуткой домработнице… Негодяй!
Зачем это ему было нужно? Славы мало? А вернее, наверное, потому, что никогда-никогда, кому бы он душу не продавал, не сказать ему:
– …А я еще живу минувшим днем,
Танцую про себя, отстав от танца,
Бегу за убегающим огнем:
«Стой, солнце, я прошу тебя: останься!».
…Вообще Новелла Матвеева происходит из знаменитой литературной семьи русского Дальнего Востока: ее дед Николай Петрович Матвеев-Амурский, был поэтом и автором первой "Истории города Владивостока". Ее мать, младший брат Роальд Николаевич, ее дядя Венедикт Николаевич, супруг – тоже поэты… (с).
Так что, никаким Гладилиным и не светит.
Потому что она – солнечный зайчик. А солнечный зайчик всегда ярок и замечателен.
. – …А весной линяют разные звери.
Не линяет только солнечный зайчик. (Р. Рождественский) (Александр Бирштейн)

Новелла Николаевна Матвеева
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Татьяна Валерьевна Снежина

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Татьяна Валерьевна Снежина
Татья́на Вале́рьевна Сне́жина — российская поэтесса, композитор, автор лирических песен и певица. Автор более чем 200 песен и множества стихов. Трагически погибла в 1995 году в возрасте 23 лет, а в конце века стала знаменитой посмертно после исполнения Аллой Пугачёвой в 1997 г. её песни «Позови меня с собой» и ещё нескольких десятков песен, вошедших в репертуар ведущих звёзд российской эстрады. Википедия
Родилась: 14 мая 1972 г., Луганск, СССР
Умерла: 21 августа 1995 г. (23 года), Россия

«Каждая песня — в сердце»: почему Пугачева так ценила погибшую Татьяну Снежину

Грустная история короткой жизни Татьяны Снежиной стала известной после того, как в исполнении Аллы Пугачевой прозвучал хит «Позови меня с собой» на стихи Татьяны. Сейчас талантливой поэтессе могло быть 48 лет, но ей отведено было прожить на этой Земле всего 23 года.

За три дня до своей гибели молодая поэтесса пела песню на свои стихи: «Если я умру раньше времени, Пусть меня унесут белы лебеди Далеко, далеко, в край неведомый, Высоко, высоко в небо светлое…». Будто предчувствовала…

Мало кто знает о том, что настоящая фамилия Татьяны — Печенкина. Псевдоним «Снежина» девушка взяла себе позднее — для благозвучности. Она родилась в Луганске, потом родители увезли ее в далекий край — на Камчатку, а когда Тане исполнилось 10 лет, семья обосновалась в Москве. Как многие девочки, уже в трехлетнем возрасте Таня обожала «выступать»: надевала мамину юбку и бусы, выходила на середину комнаты и увлеченно выводила: «Ах, Арлекино, Арлекино…». Мама с папой млели — и, конечно, аплодировали. И гости тоже, если приходили.

Повзрослев, Таня сама начала писать стихи. Но их уже никому не показывала — разве что маме. Душевные переживания требовали выхода на бумагу, и девушка писала по ночам, иногда смачивая тетрадку слезами: очень уж тонко она чувствовала все, что происходило в ее душе. Уже тогда в ее стихах начали появляться первые строчки на тему смерти. Иногда Таня исполняла свои песни, аккомпанируя себе на пианино. А когда поступила в мединститут, быстро стала настоящей звездой курса: ее с удовольствием слушали на студенческих вечерах, записывали песни Тани на кассеты.

Татьяна Валерьевна Снежина

В 19 лет Татьяна пережила сильное потрясение. Был убит человек, перед талантом которого молодая поэтесса преклонялась: Игорь Тальков. Для нее он стоял практически в одном ряду с Пушкиным, Лермонтовым, Высоцким. И очень больно было сознавать, что самые настоящие, самые великие уходят такими молодыми. И невозможно было представить, что совсем скоро она сама пополнит список талантливых, ушедших слишком рано.

В 1993 году Татьяна записала первую пластинку. К тому времени она уже выбрала себе псевдоним: в память о камчатских снегах, среди которых прошло ее детство, она стала называть себя Снежиной. Дебютный диск получился удачным, скоро Татьяну стали приглашать на всевозможные конкурсы, она участвовала в сборных концертах… Ни за славой, ни за деньгами девушка не гналась. Ей просто нравилось записывать свои мысли на бумаге, облекать их в стихотворную форму, а потом добавлять музыку и петь — дарить людям свое творчество.

Через год после выхода пластинки отца Татьяны перевели по службе в Новосибирск. Переезд стал счастливым событием для Тани: в Новосибирске ее песни услышал лидер местного рок-объединения, Сергей Бугаев. Ему очень понравились Танины композиции. Правда, некоторые песни казались слишком несовременными, местами наивными и бесхитростными. Сергей познакомился с Таней, предложил немного переделать материал, чтобы добиться «коммерческого успеха». Но через какое-то время, попробовав эти песни в разных аранжировках, Сергей признал: то, что делает Татьяна, не нуждается ни в каких «усовершенствованиях». Ее песни тем и хороши, что проникают в душу, они так же бесхитростны, как их автор, и поэтому воздействуют на самые тонкие струны.

Татьяна Валерьевна Снежина

Творческое сотрудничество скоро переросло в нечто большее. Между Татьяной и Сергеем постепенно возникли нежные чувства, они решили пожениться. Свадьбу назначили на сентябрь 1995-го. Все шло просто отлично — у влюбленных были огромные планы на дельнейшее творчество, Таня писала новые песни, воодушевленная открывшимися ей чувствами. 18 августа Снежина выступала на презентации. В последний момент девушка почему-то решила изменить утвержденную программу и исполнила неожиданную песню, в которой были такие строчки:

«На могилку мою не кладите цветов, Пусть она зарастет буйной травой, Пусть весной незабудки распустятся, Да зима белым снегом опустится».

На следующий день Татьяна, Сергей и несколько их друзей отправились в Горный Алтай — отдохнуть на природе, купить горного меда. А на обратном пути, 21 августа, их микроавтобус на полном ходу врезался в грузовик. Все, кто находился в автомобиле, погибли. Татьяне Снежиной было всего 23 года. Неужели Таня предвидела свою гибель, когда пела ту самую песню на своем последнем выступлении? К сожалению, в авариях погибали и другие звезды.

Татьяна Валерьевна Снежина

Но на этом мистика не закончилась. Странная судьба ждала Танину песню «Позови меня с собой». Какими-то окольными путями кассета с этой композицией оказалась у Иосифа Кобзона, затем у Игоря Крутого, потом ее услышала Алла Пугачева.

Надо сказать, Примадонна всегда обладала тонким чутьем на хиты, недаром ведь в ее репертуаре практически нет «проходных» песен — все становились популярными. Вот и «Позови меня с собой» сразу произвела сильное впечатление на Пугачеву.

Было решено организовать творческий вечер памяти рано погибшей поэтессы и певицы. Именно на этом вечере Алла Борисовна впервые исполнила «Позови меня с собой». Нежные, искренние, проникновенные строчки никого не оставили равнодушным, песня почти сразу стала культовой, особенно после того, как Примадонна рассказала со сцены о судьбе Снежиной. Позднее Алла Борисовна признавалась: каждый раз, когда она начинала исполнять эту песню, ей казалось, что ее голосом поет кто-то другой.

А когда решено было снять клип на эту песню, Пугачева просто принесла кассету в студию, поставила задачу: сделать трогательный, романтический видеоряд, и уехала в спешке по делам. Когда же она увидела готовую работу, просто онемела: ничего не зная еще о судьбе Снежиной, режиссер Олег Гусев снял клип о молодой девушке и ее любимом, которые погибли в автомобильной аварии. Откуда взялся этот сюжет? Загадка…

Татьяна Валерьевна Снежина

Как рассказывала Пугачева: «У меня особое, личное отношение к Татьяне Снежиной. Ее я не знала, мы «познакомились» после ее гибели. Татьяна была светлым человеком. Это видно по фотографиям. Пускай с грустными стихами, но она жить хотела, писать, любить. Кто знает, может быть, она бы потом написала веселый мюзикл, но не успела».

По словам Аллы Борисовны, в ее руки попадает очень много кассет с различными записями. Но только песни Снежиной поразили ее невероятной пронзительностью: каждая из них «попадает прямо в сердце». После оглушительного успеха печальной, но такой красивой «Позови меня с собой» на песни Снежиной обратили внимание и другие звезды нашей эстрады.

Их стали исполнять Иосиф Кобзон, Кристина Орбакайте, Лолита… К сожалению, Таню не вернуть никакими премиями и званиями. Ее мама так и не смогла смириться с ранней смертью дочери.

И все же хорошо, что теперь существует литературная премия имени Снежиной: это позволяет сохранить память о ней. В Новосибирске ее именем назвали одну из улиц, в ее школе открыли музей. Но самое главное — песни Татьяны продолжают жить и сегодня, волнуя и тревожа сердца, вызывая светлые слезы.

Ольга Моисеева

0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Лариса Алексеевна Рубальская

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Лариса Алексеевна Рубальская
Лари́са Алексе́евна Руба́льская — советская и российская поэтесса, автор текстов песен, переводчица. Член Союза писателей Москвы. Википедия
Родилась: 24 сентября 1945 г. (76 лет), Москва, СССР

Сегодня поэтесса Лариса Рубальская отмечает День Рождения…

24 сентября 1945 года в московской семье учителя труда и завхоза школы родилась дочка Лариса, которой суждено было стать знаменитым поэтом-песенником, создателем сотен музыкальных хитов.

Правда, до первой написанной на её стихи пройдёт целых четыре десятилетия. А пока маленькая девочка, чьё детство пришлось на голодные послевоенные годы, гуляла с друзьями по московским улицам, играла, смеялась, а вот учиться в школе маленькой Ларисе совсем не нравилось.

Лариса Алексеевна Рубальская
По окончании школы Лариса Рубальская получила на руки характеристику, в которой отмечалось, что она хороший товарищ и прекрасный участник художественной самодеятельность. Вот только руководство школы не рекомендовало выпускнице поступать в институт, сославшись на то, что ученица занимается не регулярно и имеет средние умственные способности.
 
Естественно, о поступлении в институт с такой характеристикой не могло быть и речи. Поэтому,  Рубальская устроилась машинисткой в Литературный институт.
 
А через два года получила новую характеристику, в которой отмечалось, что сотрудница печатает без ошибок и не опаздывает на работу. Будущая "мама" советских и российских хитов после окончания пединститута была и корректором, и учителем, и даже библиотекарем.
 
Лариса Алексеевна Рубальская
В 1973 года Лариса Рубальская закончила курсы японского языка и следующие десять лет работала переводчиком с японского языка.
 
Параллельно Лариса Алексеевна писала стихи. Для себя. Пока однажды муж певицы, Давид Розенблат не показал стихи жены знакомому, композитору Владимиру Мигуле.
 
В 1983 году первую песню на стихи Ларисы Рубальской "Воспоминание" спела Валентина Толкунова
 
В 1984 году на главном музыкальном фестивале Советского Союза "Песня года" Лариса Рубальская получает первый диплом лауреата и с тех пор ни один фестиваль "Песня года" не проходит без песни, написанной на её стихи. Зрителям полюбились песни на стихи Ларисы Рубальской: лёгкие для восприятия, казалось бы простые и вместе с тем, несущие столько эмоций, украшающие репертуар любого исполнителя.
 
Лариса Алексеевна Рубальская
Пик популярности песен Ларисы Рубальской приходится на 90-е годы, когда на свет появились "Угонщица" в исполнении Ирины Аллегровой, "Напрасные слова" Александра Малинина, "Виноват я, виноват" Филиппа Киркорова, "Давайте Люся, потанцуем" группы Нескучный сад, "Ласковый мужик" Екатерины Шавриной, "Бродяга аккордеон" Валерия Леонтьева
 
Как водится у поэтов-песенников, не все стихи становятся песнями. Многие, так и остаются просто стихами. Зато какими! Послушать стихи на творческие вечера Ларисы Рубальской приходят сотни, а то и тысячи зрителей. Каждое стихотворение Ларисы Алексеевны зрители воспринимают на ура, подтверждая свой восторг лавиной аплодисментов.
 
Периодически Лариса Рубальская издаёт сборники стихов, которые традиционно пользуются большим успехом у читателей. Неоднократно видел, как зрители приходят со сборниками и после концерта просят поэта оставить автограф на книжке.
 
Лариса Алексеевна Рубальская

И Лариса Рубальская отвечает взаимностью своему зрителю – сфотографироваться после концерта, оставить автограф для поэта привычное дело. Бывает, полчаса как закончился концерт, а Лариса Алексеевна всё ещё на сцене со зрителями.

Сегодня Лариса Рубальская всё так же жизнерадостна и активна. Она организовала агенство праздников, продолжает устраивать творческие вечера, участвует в телепрограммах, пишет новые стихи, многие из которых становятся известными песнями…

Лариса Алексеевна Рубальская
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Борис Борисович Рыжий

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Борис Борисович Рыжий
Бори́с Бори́сович Ры́жий — русский поэт, геофизик. Википедия
Родился: 8 сентября 1974 г., Челябинск, СССР
Умер: 7 мая 2001 г. (26 лет), Екатеринбург, Россия

Сегодня Борису Рыжему исполнилось бы всего 47 .

Многие сейчас в этом возрасте еще считают, что вся жизнь впереди и только готовятся к забегу. А он к финишу в неполных 27 пришел. Ко всему способностей было тьма – и к поэзии, и к науке. Только жить без кожи так и не научился…

Изучал сейсмологию, а самого трясло от этой жизни так, что не устоял на земле. Но какое счастье, что был и оставил такие стихи!

Татьяна Хохрина (ФБ)

Борис Борисович Рыжий

***
Похоронная музыка
на холодном ветру.
Прижимается муза ко
мне: я тоже умру.
Духовые, ударные
в плане вечного сна.
О мои безударные
"о", ударные "а".
Отрешенность водителя,
землекопа возня.
Не хотите, хотите ли,
и меня, и меня
до отверстия в глобусе
повезут на убой
в этом желтом автобусе
с полосой голубой.
***

Борис Борисович Рыжий

***
Над саквояжем в черной арке
всю ночь играл саксофонист.
Пропойца на скамейке в парке
спал, подстелив газетный лист.
Я тоже стану музыкантом
и буду, если не умру,
в рубахе белой с черным бантом
играть ночами, на ветру.
Чтоб, улыбаясь, спал пропойца
под небом, выпитым до дна.
Спи, ни о чем не беспокойся,
есть только музыка одна.

Борис Борисович Рыжий

***
Я в детстве думал: вырасту большим –
и страх и боль развеются как дым.
И я увижу важные причины,
когда он станет тоньше паутины.
Я в детстве думал: вырастет со мной
и поумнеет мир мой дорогой.
И ангелы, рассевшись полукругом,
поговорят со мною и друг с другом.
Сто лет прошло. И я смотрю в окно.
Там нищий пьёт осеннее вино,
что отливает безобразным блеском.
…А говорить мне не о чем и не с кем.

Борис Борисович Рыжий

Родная, мы будем жить здесь, где нет прохожих,
где лишь созвездья. И пить сплошные сухие вина.
Здесь реки сбросят сухие русла, как змеи — кожу,
за даль метнувшись. И будет пахнуть сырой овчиной.
Закат, что в небо вкровавлен Богом, безумной розой
завянет. Ветры утихнут. Слезы пойдут на убыль.
Мы будем жить здесь. Мы будем вместе смотреть…
А звезды
здесь разноцветны, как в фотоснимке зрачки салюта.
По сути дела не будет лета, зимы и прочих.
Не будет милых моих. Любимых моих. Хороших.
Туман укроет нас белоснежной своей рогожей,
и будут ночи. Сплошные ночи. Сплошные ночи.
Но все проходит. И мы с тобою пройдем задаром.
И будет небо. Сплошное небо, как черный зонт… А
мы будем в ночи, как в отложении — два омара.
…И безресничный прищур безглазого горизонта.

— Борис Рыжий, 1992.

На момент написания стихотворения автору 18 лет. Он год как женат на школьной подруге Ирине, через год, в 1993-м, родится сын Артем.

А еще через восемь лет, в 2001 году, 26-летний Борис Рыжий повесится, оставив предсмертную записку: «Я всех любил. Без дураков».

И более 1300 стихотворений. 8 сентября родился Борис Рыжий (1974 — 7 мая 2001) — русский поэт, лауреат литературных премий «Антибукер» и «Северная Пальмира» (посмертно). Стихи Бориса Рыжего переведены на многие европейские языки.

Инет

Борис Борисович Рыжий

46 лет назад родился вечно юный русский поэт Борис Рыжий. Он прожил на Земле недолго – 26 с небольшим лет и написал более 1300 стихотворений. Его стихи публиковались в отечественных журналах, переводились на английский, голландский, итальянский, немецкий языки. Хотя я не понимаю, как можно перевести на любой другой язык хотя бы такую строчку: «Как хорошо мы плохо жили».

В ней – история нескольких поколений советских людей, их память и любовь. Он был лауреатом литературных премий «Антибукер» (номинация «Незнакомка»), «Северная Пальмира» (посмертно). Участвовал в международном фестивале поэтов в Нидерландах. В 2001 году покончил жизнь самоубийством. Предсмертная записка заканчивается словами: «Я всех любил. Без дураков».

По утверждению Евгения Рейна, Борис Рыжий был самым талантливым поэтом своего поколения. Сейчас о Борисе Рыжем написано несколько очень интересных книг. Я с огромным удовольствием прочитал книгу Ильи Фаликова. Может быть, прочитаете и вы. 10 лет назад замечательные актеры – стажеры «Мастерской Петра Фоменко» поставили потрясающий спектакль, который называется «Рыжий» (Музыкальное путешествие из Екатеринбурга в Свердловск и обратно без антракта). Слава Богу, он и сейчас в репертуаре. Я его смотрел три раза и готов смотреть еще тридцать три: никак не могу насытиться. На одном из спектаклей был вместе с другом Витей Сухоруковым, и мы, не стесняясь, ревели почти в голос. Наверное, потому что уже стали старыми и сентиментальными. Но, прежде всего, потому что…

В те баснословные года
нам пиво воздух заменяло,
оно, как воздух, исчезало,
но появлялось иногда.

За магазином ввечеру
стояли, тихо говорили.
Как хорошо мы плохо жили,
прикуривали на ветру.

И, не лишенная прикрас,
хотя и сотканная грубо,
жизнь отгораживалась тупо
рядами ящиков от нас.

И только небо, может быть,
глядело пристально и нежно
на относившихся небрежно
к прекрасному глаголу жить.

Борис Борисович Рыжий
Борис Борисович Рыжий
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Фёдор Иванович Тютчев

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Фёдор Иванович Тютчев
Фёдор Ива́нович Тю́тчев — русский лирик, поэт-мыслитель, дипломат и чиновник, консервативный публицист. Википедия
Родился: 5 декабря 1803 г., Овстуг, Российская империя
Умер: 27 июля 1873 г. (69 лет), Пушкин, Российская империя
27 июля 1873 года не стало Федора Тютчева.
 
В своих оценках был трезв и суров. Чего стоит его: «Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после — одно уголовное дело». 
 
Мы знаем Тютчева-дипломата, Тютчева-цензора, там, где требуются объективность суждений и взвешенность действий. 
 
Знаем Тютчева-философа, произносящего фразы-афоризмы: «Мысль изреченная есть ложь», «Счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые», «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», «Умом Россию не понять…», даже восторженного Тютчева с его «грозой в начале мая».
 
Но в личной жизни перед нами предстает мятущийся Тютчев, не способный принять решение и сделать выбор.  Женщины вторгались в его жизнь и оставались в ней навсегда.
 
Ни с кем он не мог порвать, кого-то из них судьба уберегла, разведя в разные стороны с поэтом, кому-то приходилось мучиться до конца жизни. Они пытались лишить себя жизни, уходили из нее, покончив тем самым со своими проблемами, но не разрешая мучений Тютчева. Дети, рождавшиеся в браке и вне его, только усугубляли ситуацию.
 
Страдал поэт, страдали женщины, их репутация.  Порой дело едва не доходило до дипломатического скандала, и Тютчева из-за его увлечений приходилось отзывать, чтобы не страдала репутация посольства.
 
И для каждой возлюбленной у поэта были слова, обращенные к ней одной.
 
Не будь этих женщин — Амалии Крюденер, Элеоноры Ботмер, Эрнестины Дернберг, Елены Денисьевой, мы бы не знали Тютчева-лирика, с которым мало кто сравним в русской поэзии.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!


"Не рассуждай, не хлопочи!.."

Не рассуждай, не хлопочи!..
Безумство ищет, глупость судит;
Дневные раны сном лечи,
А завтра быть чему, то будет.

Живя, умей все пережить:
Печаль, и радость, и тревогу.
Чего желать? О чем тужить?
День пережит – и слава богу!
1850

"Сижу задумчив и один…"

Сижу задумчив и один,
На потухающий камин

Сквозь слез гляжу…
С тоскою мыслю о былом
И слов в унынии моем
Не нахожу.

Былое — было ли когда?
Что ныне — будет ли всегда?..
Оно пройдет —
Пройдет оно, как всё прошло,
И канет в темное жерло
За годом год.

За годом год, за веком век…
Что ж негодует человек,
Сей злак земной!..
Он быстро, быстро вянет — так,
Но с новым летом новый злак
И лист иной.

И снова будет всё, что есть,
И снова розы будут цвесть,
И терны тож…
Но ты, мой бедный, бледный цвет,
Тебе уж возрожденья нет,
Не расцветешь!

Ты сорван был моей рукой,
С каким блаженством и тоской,
То знает бог!..
Останься ж на груди моей,
Пока любви не замер в ней
Последний вздох.
1836
Из сети

Фёдор Иванович Тютчев
1
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Афанасий Афанасьевич Фет

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Афанасий Афанасьевич Фет

Для меня самое поразительное в судьбе поэта Афанасия Афанасьевича Фета заключается в том, что он способен был принять жизнь такой, какая она ему дана, хотя судьба была беспощадна к нему: 14 лет он прожил, твёрдо зная, что он сын богатого барина древней фамилии, будущий помещик. Потом страшный удар: духовная консистория по доносу лишает его фамилии, и дворянства, и наследства – он незаконный сын, «иностранец Фет»!

Афанасий Афанасьевич Фет
Афанасий Афанасьевич Фет

Пережив момент отчаяния, Афанасий решает служить и вернуть дворянство – «Табель о рангах» Петра І это позволяла. Дважды он подходил к желанному офицерскому чину, и дважды государь отодвигал ценз, дающий дворянство. Он служит дальше – уже штаб-ротмистр гвардии – армейский майор, но дворянство даёт чин полковника! Потерпим!

Новым ударом стала смерть девушки, в которую он был влюблён, но не решился заговорить о чувствах – однажды на маневрах он изорвал (или испачкал) мундир и долго искал деньги на новый – какая жена с его-то почти нищетой! Мария через год после их расставания страшно погибла – загорелось её кружевное газовое платье. Фет и это пережил, стиснув зубы и до конца жизни посвящая ей свои стихи.

А потом он опять круто изменил свою жизнь: в 37 лет он делает предложение Марии Боткиной, дочери известного (и богатого) чаеторговца. Брак по расчёту?

Да, Фет получит 35 тысяч рублей приданого, но сохранились его нежные любовные послания невесте, иногда он писал ей дважды в день. (Притворялся ради денег? А как скажет почти через сто лет Булгаков? «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!»)

Фет после предложения передал ей письмо-признание: он не дворянин, незаконный сын, никто и зовут никак, состояния и усадьбы нет, но он обещает ей любовь и упорный труд! Мария завещала положить это письмо с ней в гроб.

На деньги жены Фет покупает имение и делает из него, как говорили орловские и курские помещики, конфетку. Начинающий помещик приобрёл 200 десятин (десятина чуть больше гектара) чернозёма, запущенный дом под соломенной крышей и больше ничего.

Побывавший у Фета Тургенев охарактеризовал покупку: «Блин и на нём шиш». Усадьба Степановка была скорее чуть облагороженным домом зажиточного крестьянина.

Л.Н. Толстой, познакомившись с молодым семейством, записал в дневнике: «Фет самолюбив и беден».

Да, Фет должен был считать каждую копейку, дрожать за сено, которое могло пропасть после ливня, тщательно следить за тем, как копали пруд (он собирался разводить карпов), огорчаться, когда вдруг начали болеть лошади – он организовал конский завод, а разиня-подрядчик испортил конюшню…

Фет благоустроил усадьбу, гордился отличным поваром, нанятым за большие деньги, жена занималась цветниками и садом, гости любили бывать в уютном семействе, а приглядевшиеся к новому помещику соседи избрали Фета мировым судьёй, и эту должность он исполнял 11 лет, мирил мужиков и помещиков, организовывал помощь голодающим…

Великие русские писатели с недоумением смотрели на тонкого лирика, который занимался овсом, сеном, урожаем, лошадьми и рожью, начал выпускать в промышленных масштабах яблочную пастилу из яблок, которые во всей округе пропадали, а у него шли в дело и приносили доход (его пастилу любили в семействе императора Александра ІІІ, и это тоже было плюсом – надо вернуть дворянство упорному и деловому помещику).

М.Е. Салтыков-Щедрин именовал Фета крепостником и человеконенавистником, считая, что Фет наживается на мужиках. И, кстати, сам Михаил Евграфович купил под Москвой имение, запустил, не справился, всё бросил и продал за гроши, но успешного хозяина Фета заклеймил позором!

Фет выгодно продал Степановку и купил настоящее дворянское гнездо – Воробьёвку в Курской губернии: барский дом на берегу реки, прекрасный парк, огромный лесной массив, чернозёмы вокруг.

И всё это угодье Фет объезжал в повозке, куда был запряжён ослик, названный им Некрасовым.  Это не случайность: после того, как они рассорились с поэтом Николаем Некрасовым, он назвал осла в его честь.

Ссора произошла из-за того, что Некрасов написал хвалебную оду генералу Муравьёву, за что Фет назвал его "продажным рабом". Впрочем, тогда от Некрасова отвернулись вообще почти все друзья и знакомые. («Такой же страдалец земли русской, как и поэт», – съехидничал Фет).

И опять «культурное общество» было поражено тем, что Фет, выпустив новый сборник лирических стихов, продолжал быть предприимчивым, деловитым и успешным хозяином!

В Москву Фет ездил с женой – встретиться с друзьями, которых становилось всё меньше: демократическая критика упорно делала из поэта символ барства, эксплуатации бедного крепостного народа – кстати, у Фета никогда не было крепостных – и терроризировала пародиями и разгромными статьями.

Может быть, именно поэтому, разъезжая по Москве по своим «крепостническим» делам, Фет, проезжая мимо университета, останавливал экипаж и плевал в сторону «храма науки», откуда косяком шли нигилисты и будущие революционеры.

А поэт последние 10 лет жизни каждые два-три года выпускал новый сборник стихов, заботливо благоустраивал усадьбу, богател и нежно любил свою хлопотунью-жену.

Государь всё-таки вернул Фету дворянство и родовую фамилию, но стихи он по-прежнему подписывал: А. Фет.

Инет

Афанасий Афанасьевич Фет
Афанасий Афанасьевич Фет
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Андрей Дмитриевич Дементьев

размещено в: О поэтах и стихах | 0
Андрей Дмитриевич Дементьев
Андре́й Дми́триевич Деме́нтьев — советский и российский поэт, радио- и телеведущий. Главный редактор журнала «Юность». Лауреат Государственной премии СССР. Также известен как поэт-песенник. Член Союза писателей СССР. Почётный член Российской академии художеств. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Член ВКП с 1950 года. Википедия
Родился: 16 июля 1928 г., Тверь, СССР
Умер: 26 июня 2018 г. (89 лет), Москва, Россия

Стихи Андрея Дмитриевича знают и любят несколько поколений. В 80-е и в начале 90-х годов он возглавлял литературный журнал «Юность», выходивший миллионными тиражами, затем работал на телевидении и радио.

Тексты Андрея Дементьева для песен в прямом смысле слова затрагивали самые глубокие струны человеческих душ. И люди плакали, слушая его «Балладу о матери».

Он никогда никому не завидовал и не держал камня за пазухой. Поэтому стихи писал светлые, тонкие и мог с помощью своего творчества достучаться до любого человека. И эта его улыбка…

Его любили женщины, но все стихи Андрей Дмитриевич посвящал только одной — своей жене. Песня о безнадежно влюбленном художнике, как и многие, написанные Андреем Дементьевым, жива и любима уже не одно поколение. Ведь он писал о чувствах, неподвластных времени, о том, что понятно каждому человеческому сердцу.

Война расколола его детство на до и после. Он часто вспоминал бомбежки и похоронки, и женщин, поседевших раньше срока. И эти простые и отчаянные материнские слова до сих пор заставляют обливаться слезами.

На музыку Евгения Мартынова он написал 20 лучших своих песен. На одну из самых нежных, по просьбе композитора, Дементьева вдохновила знаменитая картина Васнецова «Аленушка».

Он часто возвращался в родную Тверь, на волжские берега, словно подпитываясь красотой и силой этих мест. И хотя жизнь здесь не была простой — голодное детство и лямка сына врага народа — он никогда не держал ни на кого зла, отдавая нам только самые светлые чувства и слова.

«Что самое главное — я никому не завидовал! И черные какие то мысли меня не преследовали», — говорил Андрей Дементьев.

Кроме песен, были и выдающиеся стихи — больше 40 сборников. Дементьев был последним поэтом из плеяды «шестидесятников», дружил со всеми.

Работая в журнале «Юность», помогал молодым и маститым, но опальным авторам дойти до людей.

«Я, в общем, счастливый человек! В те годы я жил ощущением этой борьбы, которая приводила к радости: открываешь журнал, а там совершенно потрясающий новый автор», — рассказывал Андрей Дементьев.

Строки песни «Если ты уйдешь» он сочинил, думая о ней, о любви всей жизни, и всегда нежно называл ее Анюта. Она была с ним всегда, до последней минуты. Ей, вскружившей голову поэта, посвящены все стихи Андрея Дементьева о женщинах.

На слете молодых поэтов в Твери минувшим летом он так радовался, видя, что дело его жизни продолжается. И новые стихи все так же трогают его душу.

«Наверное, что-то я придумал, наверное. Но эта романтика, которую я придумал, она вдруг захватила всех. Вдруг все почувствовали, что так может быть!

Настоящая любовь — она самоотверженная! Она не может быть одинокой… настоящая любовь», — сказал поэт.

 инет

Андрей Дмитриевич Дементьев

ГЕННАДИЙ ХАЗАНОВ: «Он подарил столько солнца, столько добра, столько сердечности не только своим близким, но и всем людям вокруг.

Я благодарю судьбу за то, что мне довелось общаться с абсолютно уникальной личностью – Андреем Дмитриевичем Дементьевым, и я с теплотой в сердце вспоминаю каждую нашу встречу. Он был невероятно трогательным и тактичным человеком».

Из сети

Андрей Дмитриевич Дементьев
0
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •