Любовь и ненависть Майи Плисецкой. Из книги Феликса Николаевича Медведева «Сильные женщины. Их боялись мужчины»

размещено в: Артисты балета | 0
Любовь и ненависть Майи Плисецкой. Из книги Феликса Николаевича Медведева «Сильные женщины. Их боялись мужчины»

Из книги Феликса Николаевича Медведева «Сильные женщины. Их боялись мужчины»

ЛЮБОВЬ И НЕНАВИСТЬ МАЙИ ПЛИСЕЦКОЙ

Ее мама рассказывала композитору Пахмутовой: «Майя такой родилась, в два-три года у нее танцевали даже пальчики». Это точно: Плисецкая слушает музыку и изображает ее телом. Только одна Анна Павлова достигала такого художественного воплощения, граничащего с волшебством, когда Жизнь и Смерть, Тело и Дух в неразрывном сплетении воспевали их единство, считал блистательный ученик Дягилева Серж Лифарь.

На старой диктофонной пленке сохранилась запись моей беседы с Сергеем Образцовым, было это году в восьмидесятом. Не знаю, почему я решил спросить его, кукольника, о балерине. И получил неожиданный ответ, который нынче, когда, слава богу, Плисецкая с нами, весьма актуален и звучит злободневно:

— Сказать о Плисецкой, что она великолепная балерина, значит, сказать мало, почти ничего. Плисецкая — законченное произведение искусства, которое мы должны ценить, как ценим мрамор Фидия или Микеланджело. А знаете, что страшно: в каждом ее движении, в лебединых извивах рук и тела, в блеске вдохновенного взгляда — и ангел, и дьявол. Я верю в чудо, я верю в магию небес — поэтому и соединяю несоединимое.

Говорят, что подобная, как у Плисецкой, комбинация физических данных и духовного начала встречается раз в сто лет.

Балерина родом из еврейской семьи. Ее дедушка держал в начале века стоматологическую клинику. Еще недавно на двери, за которой он эскулапничал, висела весьма характерная табличка: «Зубной врач Михаил Мессерер. Студенты и солдаты бесплатно». Каково?! Впечатляет! Все дети в этой семье, а их было одиннадцать, посвятили себя искусству. Суламифь и Асаф ушли в балет. Оба стали звездами Большого театра, выдающимися педагогами. Мама Майи Рахиль Рабыла в свое время была соперницей легендарной Веры Холодной. Ее папа — дипломат.

Снова свидетельствует современник. Тетя Майи Михайловны, звезда немого кино, художница Анеля Судакевич , в свои 94 года рассказывала мне следующее:

— Отец Майи был очень интересным человеком огромной энергии. И почему-то он выбрал себе странную командировку на экзотический остров Шпицберген, и Маечка еще девочкой полетела с отцом. Ее первые детские впечатления связаны с суровым и, наверное, красивым краем. Когда же дипломат Плисецкий вернулся в Москву, его тут же арестовали. Тогда это было обычным делом. Его детей Майю и Алика мы, то есть я и мой муж Асаф Мессерер, взяли себе на воспитание. Майю определили в школу Большого театра. Так началась биография великой балерины. Почему великой? Потому что…

Впрочем, вот как об этом рассуждает режиссер Феликс Слидовкер, снявший о балете неисчислимое количество документальных фильмов. Одно время я был с ним знаком, и сам слышал его потрясающие истории о работе над фильмом про Плисецкую:

Балет — это ежедневная добровольная каторга. Если балетный человек не позанимается три дня — беда.

Если семь дней — катастрофа. Каждый день, как «Отче наш», — класс. Потом репетиция. Потом спектакль. Каждый день одно и то же — монотонно, тяжело, неотвратимо. Но сколько бы я ни снимал Майю, в какой бы ситуации ее ни видел — она ни разу не была некрасивой, усталой. У нее никогда ничего не болит. После тяжелейшей съемки она вошла в гримерную, переоделась, вышла, и мы упали. Богиня, газель, красивая, свежая, молодая! После 14 часов тяжелой работы. И мимоходом бросила: «Да это я к Косыгину на день рождения…» Да, она всегда в форме, всегда собранна, внимательна не только к себе, к другим. Она всегда на высшем уровне. И требует этого уровня от других. Костюмер должен быть красивым. Гример хорошо пахнуть. Это не капризы примадонны. Она не знает полумер.

Теперь понятно, почему Плисецкая — великая? Плисецкая мыслит образами. Ее высказывания — готовые афоризмы, в них и мудрость, и страсть. Характерец у Майи Михайловны еще тот. Она всегда говорит то, что думает. Таких не любят. Таких боятся. Таких ненавидят. Не было начальника, которому бы она не говорила правду в глаза. Не было уборщицы, в разговоре с которой она повысила бы голос. Любовь Плисецкой и ненависть Плисецкой равнозначимы. Она испепеляет. Одной из причин ее предолгого уже пребывания за рубежами нашей родины стали отношения в Большом театре. Вот прямая речь великой непримиримой одному корреспонденту:

«С Большим театром не может быть никаких контактов. Тридцать лет мы были под игом Григоровича. Сейчас таких «Григоровичей» два — Васильев и Гордеев.

Оба клялись, что не будут ставить спектакли, и оба в первый же день свои клятвы нарушили. Поведение Гордеева вообще ни в какие ворота не лезет — непристойность какая-то! Образец того, как не должен вести себя человек. Такое же и его творчество. Композитор Свиридов запретил свою вещь в постановке Гордеева. «Этот ужас не может быть на мою музыку», — сказал он».

Согласитесь, не каждый решится вот так — по авторитетам, по кумирам, по на-чаль-ни-кам. Для Плисецкой нет бога, кроме Бога. (Впрочем, сам не слышал, но другие говорят о хуле: великая-то того, может и матом покрыть.) Что ж, если так — значит характер, мощь. Риск не упасть в глазах других. Помню, году в 87-м в «Огоньке» была напечатана статья Андрея Караулова «Плисецкие миллионы». По тем временам страшная правда о финансовых взаимоотношениях между балериной и министерством культуры. Публикация произвела шок среди миллионов читателей. Плисецкая давала стране миллионно-долларовую прибыль, а взамен великой балерине позволялось брать в свои командировки… кипятильник и рыбные консервы. Плисецкая взорвалась. И этот взрыв кончился разрывом. Майя Михайловна с той поры проживает в Испании и в Германии, а в Россию наведывается лишь на конкурсы «Майя» и по каким-то чрезвычайным обстоятельствам.

— Она очень дружит с моим Борей (художником Борисом Мессерером. — Ф.М. ) и Беллой (его женой, поэтессой Беллой Ахмадулиной. — Ф.М. ), — с теплотой рассказывала Анеля Алексеевна, — пришла Маечка и ко мне в гости. Подарила духи, приятно.

Помню, как в семидесятых годах Плисецкая показала в Доме литераторов свое «Болеро». Зал был ошеломлен. Лично я ничего более эротичного в своей жизни не видел. В те закрыто-сусловские времена такая откровенность казалась почти фантастикой, вызовом. Специалисты утверждают, что «Болеро» — это самое сложное из всего, что танцует Майя: почти двадцать минут она стоит на высоких полупальцах. Немыслимое, нечеловеческое мастерство.

В стране победившего социализма, где «секса не было», Плисецкая «откровенно» демонстрировала красоту человеческого тела и его «основной инстинкт». Плисецкая и впрямь необыкновенно сексуальна, что всегда трогает настоящего мужчину. Но однажды один «настоящий полковник» из Саранска прислал в «Огонек» такое письмо «Друзья по партии! Мы живем в трудное для страны время… молодежь портится… и в эти тяжелые для страны годины вы послабляете и теряете партийную бдительность и вручаете в руки сексуального маньяка мощный рупор политического воспитания трудящихся, который в своих преступных целях раздевает народных артистов догола, а также депутатку Верховного Совета Майю Плисецкую. Преступный элемент заставил ее в экстазе кататься по полу со своей сексуальной неудовлетворенностью». Паноптикум! Но и это еще не все. Однажды крупный партийный чин вызвал в ЦК автора фильма о Плисецкой. Между ними состоялся такой обмен любезностями: «У вас танцуют голые, а Ева ни в чем не одета». — «Ты только посмотри, у нее, у Евы, все видно. А у него, м-де висит до колен». — «Так это же, товарищ, Адам и Ева, они вообще голые ходили. Хотите, я их в пиджак одену». — «Только не надо мне тут объяснять. Я тоже хожу в Большой театр и знаю, что у них же есть такие штучки — п-нку прикрывают». — «Вы не ходите, вас водят на «Лебединое озеро» — там действительно прикрывают. Но, по-моему (с гримасой), тоже не до конца». Любопытно, как бы это все прокомментировал сегодня г-н Зюганов? О дружбе Пьера Кардена и Майи Плисецкой давно уже ходят легенды. Познакомившись более четверти века назад, эти два великих художника XX века не расстаются, гениально дополняя друг друга. Седовласый законодатель мировой моды не устает повторять, как он восхищается Майей: «Майя выглядела бы великолепной даже обнаженной», — шокировал он публику в январе 98-го года на представлении в зале «Россия» под названием «Мода и танец — Пьер Карден и Майя Плисецкая». Специально для балерины Карден сочиняет уникальные одеяния. Вот одно из них: мерцающее серо-серебристое широкое платье с широкими рукавами, «опутанное» едва заметными проводками, сходившимися в ее руках. Руки беспрестанно движутся, манипулируя мигающими огоньками, а такие же огоньки пробегают по всему платью. Карден всегда говорит, что определяет манеры и поведение человека. Вот и этот созданный им авангардный костюм предполагает «вечное движение» — а не то «огонь» погаснет. Модельеры считают, что лучшего для Плисецкой придумать нельзя. Именно мэтр из Парижа создал неповторимые костюмы ко многим ее балетам — «Анне Карениной», «Чайке», «Даме с собачкой», телефильму «Фантазия» по тургеневским «Вешним водам». Остается добавить, что и Карден, и Плисецкая — кавалеры ордена Почетного легиона, обладатели множества международных титулов и наград.

О любви и дружбе между Плисецкой и композитором Родионом Щедриным также пристрастно судачат уже более сорока лет. Ровно столько, сколько являются мужем и женой балерина и композитор. Два таланта, два полюса, две планеты. Их любовь — другим наука. М.П.: «Я живу ради него, так же как он — ради меня. Это необыкновенный человек с необыкновенным отношением ко мне. Сорок лет он со мной, и с каждым годом он становится все лучше и лучше. Иногда я говорю себе, что так не бывает. А оказывается, бывает. Но, может быть, только один раз на свете». Р.Щ.: «Наши отношения мне кажутся идеальными. Мы во всем помогаем друг другу. Однажды меня спросили, не мешает ли мне, что иногда меня воспринимают лишь в качестве мужа Майи Плисецкой. Я ответил, что не ощущал такой ситуации. Впрочем, был такой случай. Один очумелый балетоман все требовал, чтобы Майя Михайловна подписала ему фотографию, а ее не было в Москве, и я так рассердился, что расписался на ней: «Муж Майи Плисецкой». Он был шокирован, но потом, видно, решил, что, может, для коллекционера в этом есть своя прелесть». М.П.: «У него на Западе ситуация не проста. Эмигрировавшие из России мелкие завистники создали ему жуткий имидж советского чиновника от искусства. Ему поставили в вину, что он был председателем правления Союза композиторов РСФСР. Щедрин не был членом партии, и он согласился на эту должность лишь потому, что его попросил больной замученный Шостакович. Дело доходит до того, что эти завистники приходят и говорят: «Не играйте Щедрина. Нам нужна не музыка, а политика». Я, конечно, переживаю. Я знаю Щедрина как никто, это кристальной честности человек. Его жизнь чиста как стеклышко». К этому можно добавить, что познакомила Плисецкую с Щедриным легендарная Лиля Брик, подруга Маяковского, хозяйка самого знаменитого во все советские времена (Брик умерла в 1987 году) модного салона. Об их любви можно красиво сказать, что боги как бы раскинули над ними волшебный шатер, заслоняющий их от тревог и старости. Любовь и самопожертвование друг для друга создали им ореол верности и вечности между мужчиной и женщиной.

В январе 1998 года душевный покой великой балерины был нарушен публикациями в западной и российской прессе о том, что якобы в Израиле объявился плод тайной любви Майи Михайловны и некоего сотрудника КГБ, сопровождавшего балерину в поездках по свету. История эта, пока не закончившаяся, конечно, выглядит в высшей степени шокирующе, почти неправдоподобно. Балерина открещивается от «дочери», утверждая, что она никогда не рожала и не могла родить и в 1976 году, о чем доставила в соответствующую инстанцию медицинскую справку. Как говорится, тайна сия велика есть, и пусть в ней разбираются заинтересованные стороны. Мне кажется, что нынешняя пресса не может обходиться без такого рода открытий. Тем более когда это касается такой личности, как Майя Плисецкая. Некую навязчивую параллель я вижу здесь в другом: вся творческая жизнь одной из самых блистательных балерин XX века — загадка. Библейская печать. Тайна, которую вряд ли удастся когда-нибудь расшифровать и понять. Сверхчеловеческое доступно лишь богам. А мы, смертные, можем только восхищаться. И гордиться тем, что живем в одном веке с Майей Плисецкой.

2000

Любовь и ненависть Майи Плисецкой. Из книги Феликса Николаевича Медведева «Сильные женщины. Их боялись мужчины»
Любовь и ненависть Майи Плисецкой. Из книги Феликса Николаевича Медведева «Сильные женщины. Их боялись мужчины»
Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе

размещено в: Артисты балета | 0
Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе
Мари́на Тимофе́евна Семёнова — советская российская артистка балета, балетный педагог. Герой Социалистического Труда. Народная артистка СССР. Лауреат Сталинской премии второй степени и Премии Президента Российской Федерации. Википедия
Родилась: 12 июня 1908 г., Санкт-Петербург, Российская империя
Умерла: 9 июня 2010 г. (101 год), Москва, Россия

– Николай, вы за 11 лет в классе Марины Семеновой, как-то сблизились? Вы когда-нибудь говорили с ней о ее жизни?

– Если задуматься, она была уже в очень почтенном возрасте, когда пригласила меня, 18-тилетнего мальчика, заниматься в свой класс и стала для меня всем.
Жизнелюбивая, с огромный чувством юмора, она любила и покутить, и поиграть в карты, но с утра всегда была на уроке.

«Мы служим только Аполлону» — я запомнил эти слова Марины Тимофеевны на всю жизнь.

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе

В классе она была очень строга со всеми, а ко мне еще строже.
Била она очень больно, а если щипала, то это место болело и пульсировало очень долго.
Но вне класса я мог поделиться с ней самым сокровенным. Да и она рассказывала мне многие вещи очень откровенно.

Я был в ранге внука, правнука, самого близкого друга, мальчика для битья и так далее. Мы обсуждали все. Я очень близко был допущен к Марине Тимофеевне.

Когда все поняли, что мы не просто педагог и ученик, что мы просто родные люди, – нас всегда селили рядом, так как я уже был премьером, потому что звезды всегда жили отдельно, либо в отдельном отеле, либо на отдельных этажах.

У нас всегда были очень большие номера, где была смежная дверь, потому что все-таки Марина Тимофеевна была дама очень взрослая, чтобы она постучала мне в стену, если не дай бог что. Ну, люди опасались, потому что мы-то ездили, представляете, в Австралию, в Японию, в Америку. А ей-то было все-таки 86–88–90–92–93. Конечно, опасались.

Мы, конечно, обсуждали с ней все. Она мне рассказывала очень много интимных и подробных вещей. И как-то она мне сказала гениальную фразу, вот я по ней и живу и относительно себя тоже: Коленька, я знаю, что мальчик ты умный и напишешь когда-нибудь книжку, романтизируй мой образ.

Вот я считаю, что многое надо романтизировать. Есть вещи, о которых не говорят и не показывают. Для этого есть личное пространство. Вот потому я очень уважаю ее мнение. И я знаю, что можно вспомнить, а чего не надо рассказывать.

Я знаю, что все, что было мне рассказано, это было сказано только для меня как пример, потому что знаете, когда я переживал первое разочарование в любви рядом с Мариной Тимофеевной. И для того, чтобы меня вывести из этого состояния, она начинала мне рассказывать что-то из своей жизни, такие же примеры. А это все, представьте себе, это 20-е годы, это мало того, это еще с исторической точки зрения очень интересно.

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе
Марина Тимофеевна Семенова с учениками.

Она работала в Большом театре 74 года. Она выучила такое количество людей, ее ученики недаром называются Семеновский полк, потому что она еще преподавала в ГИТИСе, и она учила педагогов со всего Советского Союза.

Когда Марина Тимофеевна скончалась, имея все регалии и так далее, ни один человек, ни особенно Большой театр, палец о палец не ударили, чтобы Марину Тимофеевну упокоить достойно на Новодевичьем кладбище. Девять дней я сражался с нашей системой, я победил. Но ни один из ее учеников, а там были все народные артисты СССР, не пошевелили ресницей, чтобы заняться своим педагогом.

Знаете, когда мы стояли и провожали Марину Тимофеевну, вот пример просто привожу, что такое эти люди, и почему я их не то, что не люблю, я не хочу с ними здороваться. Они клялись, били себя в грудь, что мы будем приходить и так далее. Каждый раз, когда моя коллега (потому что мне противно этим заниматься) обзванивает и говорит, сдайте хотя бы что-то… Коля из своего кармана платит за то, чтобы цветы постоянно были высажены. Дайте хотя бы по тысяче рублей. Вы думаете, кто-то переводит? Постоянно, нет на карте, нет с собой карты, нет денег и прочее.

Вот она «благодарность». И Марина Тимофеевна, когда учила меня преподавать, почему я сказал о «романтизируй мой образ», это очень важно, она мне все время повторяла, Коленька, запомни, предадут, предадут, не верь ученикам, предадут. Но тогда я не верил ее словам.

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе

Она прожила 37-й год, не дай бог никому. Она была женой врага народа. Ее супруга расстреляли. Все знают дом Берии на Садовом кольце. Представьте, до того, как туда въехал Берия, в этом доме жила Марина Семенова со своим супругом Львом Караханом.

– Огромный особняк, голубой за огромным забором. Там сейчас посольство какое-то, кажется?

– Да. Вы понимаете, на долю этой женщины выпало такое количество трагедий, такое количество ада. Она петербурженка, и она находилась в эвакуации в Тбилиси, а ее семья была в Ленинграде в блокаде. В блокаде умерла ее мама и т.д. Представляете, что человек прошел, какую жизнь…

– Из-за этого, из-за того, что она была женой расстрелянного врага народа, ее одно время не выпускали из страны, она была невыездной.

– Конечно. Это очень сильно ударило по ее жизни. Но слава богу, она не была репрессирована. Есть документ, у меня даже есть копия этого документа – требования, чтобы Марину Тимофеевну и певицу Максакову Марию Петровну, которая тоже была женой врага народа, чтобы их отослали в Новосибирск, усиливать Новосибирский театр тогда, когда он даже не был построен. И Молотов сверху карандашом написал: нельзя пускать все по течению. И Максакова, и Семенова остались в Москве. Спасибо ему большое.

– И при этом и Максакова, и Семенова считались – или это легенды, молва?..

– Вранье. Даже не задавайте этот вопрос. Это все вранье. Слава богу, все, кто общался с Иосифом Виссарионовичем, все известно, все запротоколировано.

– А Сталин в свое время даже не защитил их, как-то не принял никакого участия в их судьбе.

– Я не верю в это, потому что если бы Иосиф Виссарионович чего-то в этой стране не хотел, это бы не произошло. И конечно, и Мария Петровна, и Марина Тимофеевна не остались бы в Москве, если бы не было его, как сказать, одобрительного молчания. Другое дело, что они ему, конечно, не могли простить то, что сделали с их жизнью, с их мужьями, и я их понимаю абсолютно. То, что вообще рассказывала Марина Тимофеевна о том периоде, поверьте, это очень страшно.

– Почему Семенова не давала интервью никогда? Вы же ее уговаривали.

– Знаете, это гениальная ее фраза, она мне очень нравится. 95 ей должно было исполниться, и меня уговорила замечательная дама, с которой я был знаком по Нью-Йорку. Она была корреспондентом New York Times, дать интервью для этого издания.

В общем, я долго уговаривал Марину Тимофеевну. Говорю: Ну, Марина Тимофеевна, понимаете, 95 лет, вы видели Николая II и всех остальных, вы можете там рассказать. Она долго отказывалась, и вдруг она так села… Мы в буфете сидим Большого театра. Она говорит, Колька, ну зачем мне это надо? Я говорю, о вас вспомнят. Знаете, была пауза, и Марина Тимофеевна, опустив глаза, скромно так спросила, как фамилия дамы. Я говорю – так-то и так-то. Она говорит, обо мне писал Стефан Цвейг и Алексей Толстой, нужно мне это?

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе
Марина Тимофеевна Семенова в Парижской опере

В 2003 году готовился фильм к 95-ти летию Марины Тимофеевны, часть фильма снимали в АРБ им.Вагановой — именно тогда мне предсказали в шутку, что я стану руководителем Академии.
Ровно через 10 лет это случилось…
Когда Марине Тимофеевне исполнилось 95 лет, она еще утром дала урок, вечером был юбилейный спектакль, после которого Марина Тимофеевна сказала: «Всё, я устала».
По моей просьбе, она подписала тогда для меня свою юбилейную открытку: «Марина – Коле» – так она написала, передала мне эстафетную палочку, которую я очень стараюсь нести достойно. Больше в театр она не приходила…

Всегда буду коленопреклоненный перед этой великой женщиной!
……………………………..
Николай Цискаридзе

Марина Тимофеевна Семенова. Автор: Николай Цискаридзе
Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Михаил Николаевич Барышников

размещено в: Артисты балета | 0
Михаил Николаевич Барышников

МИХАИЛУ БАРЫШНИКОВУ ВРУЧИЛИ МЕДАЛЬ В БУКИНГЕМСКОМ ДВОРЦЕ

Балетмейстер Михаил Барышников получил медаль Королевской академии танца.

Награду вручила супруга короля Великобритании Карла III королева-консорт Камилла, церемония состоялась в среду в Букингемском дворце.
Медаль, носящая имя королевы Елизаветы II (1926-2022), является высшей наградой британской академии. 74-летний воспитанник советской балетной школы стал лауреатом премии за «огромный вклад в балетное искусство и мир танца». Как подчеркнула Камилла, «никто не заслуживает этой награды больше, чем Барышников». Ранее престижную премию получали среди прочих советский и французский танцовщик Рудольф Нуреев, хореографы Карлос Акоста и Мэтью Борн и знаменитая русская прима-балерина Тамара Карсавина.

Михаил Николаевич Барышников
Михаи́л Никола́евич Бары́шников — советский и американский артист балета, балетмейстер, актёр, коллекционер и фотограф, «невозвращенец» в СССР, оставшийся в Канаде во время гастролей в 1974 году. Заслуженный артист РСФСР, номинирован на премии «Оскар» и «Золотой глобус». Командор ордена Трёх Звёзд. Википедия
Родился: 27 января 1948 г. (74 года), Рига, СССР

Именно ему принадлежит знаменитая фраза: «Я не стремлюсь танцевать лучше других, я хочу танцевать лучше самого себя».

Михаил Барышников родился 27 января 1948 года в Риге, где его родители оказались по служебной надобности. Отношения с отцом у мальчика были сложные, а к матери он был сильно привязан. Она приучила сына к театру. В один прекрасный день он просто заявил, что хочет поступать в балетную школу и уже записался на экзамен.

Это было в 1958 году. Михаил Барышников мечтал стать солистом, но мешал маленький рост. Его педагог Хелена Тангиева сказала: нужно дорасти. И он каким-то чудом добрал, дотянул эти три-четыре сантиметра, решившие его будущее.

Каждый день он самозабвенно делал тяжелейшие упражнения – опускался в позу йоги, а на каждое колено садилось по человеку. После такой нагрузки на суставы и связки боль была нестерпимая, заснуть было невозможно.

В 1964 году Латвийская национальная опера гастролировала в Ленинграде. Барышников был занят в спектаклях вместе с другими учениками школы. Во время этих гастролей один из артистов Театра оперы и балета имени С.М. Кирова отвел Мишу в Ленинградское хореографическое училище, к педагогу А.И. Пушкину.

Пушкин проэкзаменовал мальчика и предложил ему поступить в училище. Так Барышников стал учеником знаменитой русской балетной школы. Еще в предвыпускном классе хореографического училища на Международном конкурсе артистов балета в Варне он завоевал первую премию.

Михаил Николаевич Барышников

На выпускном спектакле он блестяще исполнил па-де-де из балета «Дон Кихот», продемонстрировав свои великолепные возможности классического танцовщика, и был принят в балетную труппу Кировского театра, где сразу же стал солистом – настолько очевидно было исключительное дарование молодого танцовщика.

В Кировском театре Барышников начинал с классического репертуара: па-де-труа в «Лебедином озере», Голубая птица, па-де-де в «Пламени Парижа», «Корсаре», «Коппелии»; впоследствии он исполнял партии Базиля и принца Дезире.

С первых же шагов его танец восхищал исключительной чистотой классической формы. Когда-то Нижинского назвали «русским Вестрисом» благодаря его летучему прыжку, а через несколько десятилетий юный Барышников, солист того же Мариинского театра, воплотил Вестриса в миниатюре Леонида Якобсона.

Этот номер знаменитый экспериментатор поставил специально для Михаила, и тот танцевал его на Первом Московском международном конкурсе артистов балета в 1969 году. Якобсон поставил перед юным исполнителем трудную задачу, потребовав от танцора не только виртуозной техники, но и недюжинных актерских способностей.

Номер строился как серия масок, которые примеряет и отбрасывает Вестрис, – комическая и трагическая, веселая и печальная, все подходят, ни одна не оказывается единственно нужной. Но это тоже пророчество, это тоже рисунок судьбы.

В реальной жизни Барышников так же легко овладевал системами танца и так же легко от них освобождался: сначала классицизм Петипа, потом неоклассицизм Баланчина, затем эксцентрика Твайлы Тарп и, наконец, свободный танец в собственной компании.

Четыре хореографические системы, всякий раз – особая техника, особая пластика, своя собственная философия движений. Потом были Гамлет в одноименном балете Н. Червинского и Адам в «Сотворении мира» (постановка Н. Касаткиной и В. Василева).

Датский принц в исполнении Барышникова скорее напоминал маленького принца Экзюпери. Совсем юный, невысокий, с широко распахнутыми глазами, его Гамлет словно бы впервые видел все изъяны мира.

Роль Адама стала подарком для Барышникова. В балетной комедии об Адаме и Еве нашли воплощение все его лучшие актерские и танцевальные способности. Профессионалы и знатоки-любители поражались виртуозному мастерству исполнителя, сложным комбинациям, которых до него в русском балете не делал еще никто.

Именно партия Адама подготовила Барышникова к той хореографии, о которой он мечтал потом в Ленинграде и с которой встретился на Западе. Но Барышникову, как Наталье Макаровой и Рудольфу Нуриеву, пришлось столкнуться с авторитарным стилем главного балетмейстера Константина Сергеева, который стремился удерживать Кировский театр в рамках строгого академизма, не учитывая требований времени.

Способности и жажда творчества Михаила Барышникова намного переросли рамки репертуара. Но в театре перемен не предвиделось. Ролан Пети, один из лучших европейских хореографов двадцатого века, предлагал Кировскому театру бесплатно поставить балет для Барышникова, но театр ответил отказом.

Михаил Николаевич Барышников

В 1974 во время гастролей группы артистов в Канаде Михаил Барышников принял решение остаться на Западе, где открывалась возможность работать с хореографами разных направлений, участвовать в новаторских начинаниях.

27 июля 1974 года Барышников впервые появился перед американской публикой: он танцевал вместе с Натальей Макаровой, которая осталась на Западе в 1970 году, балет «Жизель»: труппа АБТ выступала в Нью-Йорке на сцене Метрополитен-опера.

После окончания спектакля под восторженные аплодисменты и крики публики «Миша! Миша!» занавес поднимали 24 раза, и с тех пор успех и любовь зрителей сопровождают каждое выступление артиста.

С 1974 года Барышников («Миша», как называют его в Америке) стал премьером АБТ, где танцевал во многих классических балетах и в спектаклях современных хореографов. Практически сразу он получил приглашение от знаменитой труппы Джорджа Баланчина «Американ балле тиэтр».

Там он стал ведущим танцовщиком, с 1980 по 1989 год был руководителем труппы. Там он не мог пожаловаться на ограниченность репертуара – от Бурнонвиля до новейшего постмодерна.

Он получил возможность работать с лучшими балетмейстерами, танцевал в спектаклях «Юноша и смерть», «Пиковая дама» и «Кармен» Ролана Пети, «Конькобежцы» и «Месяц в деревне» Фредерика Аштона, «Другие танцы» и «Опус 19» Джерома Роббинса, «Медея» Джона Батлера, «Весна священная» Глена Тетли, «Гамлет: сопутствующие» и «Подразумеваемое» Джона Ноймайера, а сольных партий в балетах Джорджа Баланчина не счесть.

Баланчин относился к Барышникову как к сыну, но великому хореографу было уже 74 года, у него было больное сердце, и он уже не смог поставить для артиста ни одного нового балета. Но Барышников станцевал, среди прочих, два старых балета Баланчина – «Аполлон» и «Блудный сын». Эти балеты, созданные полстолетия назад, казалось, ждали своего истинного исполнителя – Барышникова.

Он исполнял партии классического репертуара – Джеймс («Сильфида»), Зигфрид («Лебединое озеро»), Петрушка («Петрушка»), Колен («Тщетная предосторожность»), Принц («Щелкунчик») в его собственной постановке и других. Для «Американ балле тиэтр» он поставил спектакли «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Золушка», «Лебединое озеро».

Михаил Николаевич Барышников

В 1990 году Барышников основал собственную труппу «Уайт оук Данс Проджект», с которой в 1990–1996 годах выпустил три хореографических программы.

И это еще не все! Михаил Барышников снялся в фильмах «Белые ночи», «Это танец!», «Танцовщики», «Динозавры», «Кабинет доктора Рамиреса». С 1982 по 1987 год он выступал в специально созданных для него телепрограммах «Барышников на Бродвее», «Барышников в Голливуде», «Барышников: танец и танцовщик».

Его жизнь в эмиграции вовсе не была похожа на мытарства страдающего скитальца. Он был знаком с Жаклин Кеннеди и принцессой Дианой, дружил с Иосифом Бродским.

Барышникову принадлежат популярный русский ресторан «Самовар» в центре Нью-Йорка, специализированный завод по выпуску балетных одежды и обуви, популярная марка духов «Misha», которые раскупаются не хуже билетов на его спектакли. В конце концов, он награжден престижной американской премией Центра искусств имени Джона Кеннеди!

Весной 1976 года он познакомился с молодой голливудской актрисой Джессикой Ланж. У них родилась дочь Александра (она пошла по стопам отца — преподаёт хореографию), но союз, похоже, с самого начала был обречен – артист нуждался не в красавице звезде, провоцирующей вокруг себя бурные страсти, а в спокойной и преданной ему женщине. И он ее нашел. Это была Лиз Рейнхардт – внучка знаменитого театрального режиссера Макса Рейнхардта и бывшая танцовщица труппы Мэрса Каннингема. За десять лет у них появилось на свет трое детей – Питер, Анна и София.

В конце концов Барышников решил расстаться с классическим балетом и заняться танцем модерн. Его привлекала возможность не создавать образы в спектаклях, а выступать с танцевальными монологами.

В одном из номеров, «Биение сердца», музыку заменял стук собственного сердца исполнителя, к которому прикреплены датчики, а усилитель передавал звук в зал. Сердце бьется – значит, жизнь и танец продолжаются.

Барышников занимается фотографией и коллекционированием живописи. Выставки его фоторабот и коллекций проводились различными музеями, в том числе ГМИИ им. А. С. Пушкина.

В 2015 году он вернулся на родину, откликнувшись на предложение латвийского режиссёра Алвиса Херманиса поставить моноспектакль по поэзии Бродского, который стал сенсацией театрального сезона далеко за пределами Латвии.

21 декабря 2016 года обратился с письмом в латвийский парламент с просьбой стать гражданином Латвии. В апреле 2017 года сейм Латвии единогласно проголосовал за предоставление артисту латвийского гражданства.

По материалам открытых Интернет-источников

Михаил Николаевич Барышников
Михаил Николаевич Барышников
Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства

размещено в: Артисты балета | 0
2 января день рождения самой яркой звезды мирового балета 20века – Юрия Владимировича Григоровича.
 
Человека     определившего путь, лицо, язык и образ всего мирового балета 20 века.
 
Автор восьми оригинальных балетов, созданных в сотрудничестве с художником Симоном Вирсаладзе, а также редакций практически всех классических балетов, составляющих основу репертуара Большого театра.
 
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Ю́рий Никола́евич Григоро́вич — советский и российский хореограф, балетмейстер, артист балета, педагог, публицист. В 1947—1957 годах — солист Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова, в 1961—1964 годах — балетмейстер этого театра. Главный балетмейстер Большого театра в 1964—1995 годах, с 2008 года — его штатный хореограф. Герой Социалистического Труда, народный артист СССР. Кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного и двух орденов Ленина, лауреат Ленинской премии, двух Государственных премий СССР, Государственной премии РФ и двух премий Правительства РФ. Википедия
Родился: 2 января 1927 г. (95 лет), Санкт-Петербург, СССР

ГЕНИЙ БАЛЕТНОГО ИСКУССТВА

2 января 2021 года встречает свой 95-й День рождения выдающийся
советский и российский артист балета, хореограф, балетмейстер, педагог, всемирная легенда балетного искусства
Юрий Николаевич ГРИГОРОВИЧ !

 В прошлом артист балета, а затем балетмейстер и хореограф, имеющий мировое имя, Ю.Григорович является еще педагогом и крупным общественным деятелем. Значение его творчества для русского балета очень велико. Созданные Юрием Григоровичем спектакли – это национальное достояние России.

 Юрий Николаевич Григорович родился 2 января 1927 года в Ленинграде (сегодня – Санкт-Петербург). Сочинять танцы он начал еще в юности, занимаясь в балетной студии Дома культуры, а затем поступил в Ленинградское хореографическое училище (ныне Государственная академия хореографического искусства имени А.Я. Вагановой), где он обучался у педагогов Б.Шаврова и А.Писарева.


 Сразу после окончания училища в 1946 году Юрий был зачислен в балетную труппу Театра оперы и балета имени С.М. Кирова (ныне Мариинский театр), где был солистом до 1961 года. Здесь он исполнял характерные танцы и гротесковые партии в классических и современных балетах – «Князь Игорь» А.Бородина, «Бахчисарайский фонтан» Б.Асафьева, «Шурале» Ф.Яруллина, «Каменный цветок» С.Прокофьева, «Спартак» А.Хачатуряна и другие.


 Несмотря на успехи в танцевальном искусстве, Юрия с самого начала привлекала самостоятельная балетмейстерская работа, сочинение танцев и создание больших спектаклей. Первые же его постановки на сцене театра им.Кирова – балетов «Каменный цветок» (1957) и «Легенда о любви» (1961) – имели оглушительный успех.
Ю.Григорович был назначен сначала балетмейстером этого театра, а в 1964 году приглашен в качестве главного балетмейстера в Большой театр и занимал эту должность до 1995 года (в 1988-1995 годах он назывался художественным руководителем балетной труппы).


 На сцене Большого театра Ю.Григорович поставил около двадцати прекрасных спектаклей – «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Лебединое озеро» П.Чайковского, «Спартак» А.Хачатуряна, «Иван Грозный», «Ромео и Джульетта» С.Прокофьева, «Золотой век» Д.Шостаковича, «Дон Кихот» Л.Минкуса, «Жизель» А.Адана и другие.


Это время наивысшего художественного расцвета труппы, завоевания ею мирового признания и авторитета. «Большой балет Григоровича» стал целым культурным явлением. Под руководством Ю.Григоровича труппа совершала международные турне, закрепив повсеместно в мире лидерство русской классической школы балета.


 Параллельно Ю.Григорович был Президентом Комитета танца Международного института театра при ЮНЕСКО (в настоящее время – его почетный президент), Президентом Ассоциации деятелей хореографии, Президентом фонда «Русский балет» и т.д.


 В 1995 году Ю.Григорович ушел со штатной работы в Большом Театре, став «свободным художником», и начал работать с разными российскими и зарубежными компаниями. Он осуществил постановку своих балетов и классических спектаклей в городах России и во многих театрах мира. Причем каждый раз на новой сцене создавал новые редакции и версии, совершенствуя свои постановки. В феврале 2008 года Юрий Григорович по предложению руководства Большого театра вернулся в Большой и стал штатным хореографом труппы, занимая эту должность и сегодня.


 С Ю.Григоровичем работали все ведущие танцовщики России: Н.Бессмертнова (его жена), М.Плисецкая, Е.Максимова, В.Васильев, М.Лиепа, М.Лавровский и многие другие. Вместе с его спектаклями появилось новое поколение талантливых исполнителей – А.Осипенко, И.Колпакова, А.Грибов.

 Также Юрий Николаевич известен и своей активной преподавательской деятельностью. В 1974–1988 годах он был профессором балетмейстерского отделения Ленинградской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова. С 1988 года является заведующим кафедрой хореографии и балетоведения в Московской государственной академии хореографии.


 Герой Социалистического Труда, Заслуженный артист России, Народный артист СССР, Лауреат Ленинской и нескольких Государственных премий, Кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного – Юрий Григорович награжден почетным призом Парижской академии танца, Орденами Ленина, Октябрьской революции, «За заслуги перед Отечеством» I, II и III степени и многими другими наградами СССР, России и зарубежных стран. Он является почетным членом Австрийского музыкального общества и Российской академии художеств, членом Венского музыкального общества и Украинской Академии танца, а еще – бессменным руководителем жюри нескольких международных танцевальных конкурсов.

Инет

Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Юрий Николаевич Григорович. Гений балетного искусства
Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями: