Последняя институтка России. История Долли Де-Лазари

размещено в: Женские судьбы | 0
Последняя институтка России. История Долли Де-Лазари

История Долли Де-Лазари
" Последняя институтка России" – так называли 100летнюю Долли Александровну Де-Лазари, которая жила в Москве и до последних дней сохранила изумительную память и острый ум, и, благодаря этому, оставила воспоминания об учебе в Екатерининском институте.

Долли была родом из аристократической семьи, её отец-полковник царской армии. Семейство жило небогато. Отец имел квартиру в Гатчине и получал жалованье по военной службе, не имея никаких других дополнительных источников дохода.

Когда подошло время, и Долли, и ее младшую сестру Ниночку отдали в Петербургский институт благородных девиц ордена Святой Екатерины. Они были уже третьим поколением девочек семейства Де-Лазари, воспитывающихся в этом институте.
Дело в том, что в свое время Институт был создан на деньги племянницы князя Потемкина, графини Александры Браницкой, богатейшей женщины того времени. Поэтому при поступлении в него большим преимуществом пользовались те девицы благородных фамилий, которые были связаны родственными и дружескими узами с Потекиными и Браницкими…

Де-Лазари входили в их число. Именно девушки этих семейств содержались на деньги из Фонда Браницкой, созданного специально для финансирования института. И, представьте себе, за более чем вековую историю института этот капитал не истощился. А ведь стоимость обучения в год одной институтки обходилась примерно 600 рублей золотом. Кроме того, после окончания института каждая выпускница получала из Фонда 2 тысячи целковых на приданое.
Воспитанницы жили в режиме интерната. Дважды в неделю можно видеться с родителями, но на территории института. Домой-только на каникулах.

Девочек держали в "черном теле", гораздо строже, чем в Смольном. Зимой температура в помещениях не выше 16 градусов, теплые вещи запрещены. Только камлотовые платья с белыми фартуками. И белые перчатки. Спали как в казарме-дортуар на 30 коек. Рацион тоже был достаточно скудный. К примеру завтрак: хлеб с маслом, по кусочку сыра и ветчины, чай или какао.
Везде образцовая чистота, физическая и нравственная.

Революция оборвала обучение девушек в институте, многие семья одноклассниц бежали в Европу, многие из оставшихся были репрессированы. Семья Де-Лазари осталась в России. Зимой 1918 года отец Долли вступил в Красную Армию.

Жене и дочкам он сказал " Эта власть пришла всерьез и надолго. Выбросьте из головы романтизм Белой Гвардии"…трудно сказать почему он так поступил…может хотел обезопасить семью или это были его искренние убеждения. Тем не менее вся семья переехала в Москву.

Долли пошла работать, сначала корректором в типографию,а потом стала заведующей экспериментально-сценической лаборатории МХАТа. Вышла замуж, муж – знаменитый музыкант Вадим Борисовский.

Время шло,  отец Долли был арестован уже пять раз, последний на третий день ВОВ, расстрелян в1942 и реабилитирован в 1953г. Мать Долли арестовали вслед за отцом и выслали в Красноярский край, в глушь, где заработать можно было только валкой леса.
Казалось что саму Долли репрессии обошли, но в 1945 году ее увольняют из МХАТа, боялись, что она как дочь врага народа взорвет правительственную ложу.

Долли (куколка) , названная так потому, что родилась недоношенной, на многие годы пережила всех своих родных, сестру, мужа, немногочисленных подруг с которыми училась и которых смогла найти.

На закате жизни Долли Александровна любила просматривать альбом со старыми, пожелтевшими фотографиями, все что у нее сохранилось от далеких лет, когда в светлом колонном зале Института благородных девиц на балу скрипели на паркете прюнелевые ботинки и шелестели подолы простеньких белых платьев….

Инет

Последняя институтка России. История Долли Де-Лазари
0
Поделиться с друзьями:

"Мисс Россия" 1936, Париж – Ирина баронесса фон Дрейер

размещено в: Женские судьбы | 0

«Невероятно, что со мной все это происходит! Я в России…»

"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
"Мисс Россия" 1936, Париж – Ирина баронесса фон Дрейер.
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер

Вряд ли бы вспомнили об этой женщине, если бы в 2015 году 99-летняя бабушка не собралась с духом и не написала обращение российскому президенту.

В нём были следующие строки: «Я обращаюсь к справедливости и благородству вашего превосходительства с целью вернуть мне русское гражданство к юбилею, потому что я хочу встретиться с Создателем не как иностранка, а как настоящая гражданка России, русская сердцем и душой».

В 2015 г. Владимир Путин подписал соответствующий указ, и Ирина фон Дрейер в свой 100-й день рождения – 15 декабря 2015 г. – приехала в Россию, где посол РФ во Франции Александр Орлов вручил ей паспорт.

Она стала гражданкой России и провела на Родине шесть дней.

После поездки Ирина поделилась своими впечатлениями: «У моего отца была мечта не мотаться по странам, а приехать наконец в Россию. Похоже, мне удалось осуществить ее… Невероятно, что со мной всё это происходит! Сидела у себя во Франции, у меня ничего уже не было — я была одна! И вот я в России. Тут всё так необычно, столько внимания, любви и тепла. Я, как в сказке!»

4 февраля 2019 года баронессы фон Дрейер не стало. Она ушла из жизни в возрасте 103 лет. Похоронили Ирину в семейном склепе на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер

Ирина фон Дрейер покинула Россию , когда ей было 5 лет, в начале они уехали в Севастополь, потом в Константинополь, а затем в Париж. Русских дворян в Париже собралось так много, что с 1920-х там стали проводить конкурс красоты «Мисс Россия». Ирина завоевала второе место в 1936 году.

Ирину Владимировну увезли из России пятилетней девочкой. Ее отец, Владимир Николаевич фон Дрейер, генерал-майор царской армии, воевал с большевиками три года, затем семья бежала в Париж, где барон, пользуясь дореволюционными связями, открыл бакалейную лавку на Елисейских полях и учил французов пить вино.

Позже Ирина вспоминала: «Мы уехали с мамой, с маленьким братом и прислугой. Мама плакала. Мы сели на пароход, чтобы уехать в Константинополь. Мне было 5 лет. Я тоже плакала».

Франция тоже не была благосклонна к эмигрантам, девочка Ира спала на дорожном чемодане. Затем – в келье: ее отдали на обучение католическим монахиням. Но, там ей было не лучше – к ней плохо относились, потому что русская девочка отказывалась от перехода в католичество.

Позже, повзрослев и выйдя замуж, она объездила почти весь мир, но в России не была с 1920 года. Накануне своего столетия Ирина Владимировна поняла, что время пришло, и пора вернуться на Родину.

Она написала письмо Владимиру Путину с просьбой о получении гражданства. «Для меня важно быть русской, я не хочу быть никем другим. Я хочу умереть русской, предстать перед Богом русской, – объясняет она причины своего поступка. – А столетний юбилей – это дополнительный сильный стимул к этому.»

Президент России подписал указ о предоставлении баронессе российского гражданства, и вот 15 декабря она прибыла в Россию – уже с новым паспортом. Кажется, она не может поверить своим глазам: «Невероятно, что со мной все это происходит! Сидела у себя во Франции, – у меня ничего уже не было, я была одна!
И вот я в России. Тут все так необычно, столько внимания, любви и тепла. Я как в сказке!» 95 лет она не была в своем Отечестве, которое на все эти годы заменила ей Русская Церковь.
 
«В Париже мы всегда ходим в русскую церковь, – рассказывает баронесса. – Это с детства вложили в нас наши родители. Для нас это важно. Все эмигранты из России ходят в русские церкви». На третий день своего пребывания в Москве баронесса посетила и Сретенский монастырь. В соборном храме обители была совершена заупокойная лития о всех погибших в междоусобных войнах.
 
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
В молодости Ирина фон Дрейер была настоящей красавицей. В 1936 г. русский журнал «Иллюстрированная Россия» провел в Париже конкурс «Мисс Россия», и она заняла на нем второе место.
История этого конкурса началась ещё в середине 1920-х гг. – тогда во Франции собралось так много эмигранток из России, и среди них было столько юных красавиц из аристократических семей, работавших в эмиграции манекенщицами, что в 1926 г. родилась идея проводить ежегодные конкурсы красоты.
Историк моды Александр Васильев в книге «Красота в изгнании» писал о конкурсе «Мисс Россия»: «Участие в нем было очень почетным. Победительницы – «Мисс Россия» и ее заместительницы – превозносились до небес: их портреты печатали на обложке журнала «Иллюстрированная Россия» и воспроизводили на открытках, выпускавшихся парижскими издательствами, у них часто брали интервью».
В 1936 г. победительницей конкурса стала 18-летняя Ариадна Гедеонова, а титул вице-мисс достался Ирине фон Дрейер. Свою дальнейшую жизнь она посвятила журналистике. Она работала в редакции одного из итальянских журналов в Париже, писала статьи о театре и кино.
До последних дней своей жизни баронесса не могла забыть свою потрясающую поездку в Москву и жалела только об одном, что не сделала этого раньше. А, через 3 года в возрасте 103 лет она тихо покинула этот мир. Ирина фон Дрейер была похоронена в семейном склепе на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже.
 
 
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
С сыном.
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
Ирина фон Дрейер и Ариадна Гедеонова. Победительницы конкурса красоты
"Мисс Россия" 1936, Париж - Ирина баронесса фон Дрейер
Генерал-майор Владимир Николаевич фон Дрейер
0
Поделиться с друзьями:

Екатерина Барятинская-Долгорукова. Штурм крепости ради княгини

размещено в: Женские судьбы | 0
Штурм крепости ради княгини
 
«Красота её меня поразила», — признавалась французская художница Виже-Лебрен. В эту красоту князь Григорий Потёмкин был влюблен до такой степени, что совершал всевозможные безрассудства: тратил сотни тысяч рублей на украшения, посылал курьеров для поисков бальных туфелек в Париж, а в 1790 году он ускорил штурм крепости Измаил. Только ради княгини.
 
Екатерина Барятинская-Долгорукова. Штурм крепости ради княгини
Портрет кисти Луизы Виже Лебрен

Карьера князя Григория Потёмкина-Таврического была невероятной. Из скромных чинов – на самый верх. Он стал фаворитом Екатерины II и её же лучшим советником. Даже когда императрица увлекалась другими, к «дорогому другу» всегда относилась с большим уважением, прислушивалась к нему, и его многочисленной родне щедро рассыпала свои благодеяния.

Женат князь не был, но в 1785 году всё могло перемениться: на устроенном Потемкином балу в Аничковом дворце появилась шестнадцатилетняя княжна Екатерина Барятинская. Она была так прелестна и грациозна, что её буквально осыпали комплиментами со всех сторон. Потёмкин, старше княжны на тридцать лет, влюбился сразу.

«Длинные темно-каштановые её волосы падали на плечи, — записала Элизабет Виже-Лебрен, — талия была удивительная и во всём облике было столько же благородства, сколько и грации».

Екатерина Барятинская-Долгорукова. Штурм крепости ради княгини

Но даже самые решительные натуры иногда дают слабину. Пока Потёмкин размышлял о своих чувствах, и о том, стоит ли их проявлять, его опередили. Не успел князь опомниться, как весь Петербург обсуждал полученные приглашения на свадьбу Василия Долгорукова и прекрасной княжны Барятинской.
Кумушки ликовали: первый выход в свет и сразу же великолепное предложение руки и сердца! Не каждая дебютантка могла похвастаться таким успехом. А Потёмкина… просто обошли.

В положенный срок молодых обвенчали, пожелали им огромного счастья, а они поселились в красивом доме на Большой Морской (теперь его номер 31 по той же улице). За три года до брака князь Василий Долгоруков купил особняк у золотых дел мастера, слегка перестроил, добавил убранству роскоши… словом, это было отличное семейное гнездо.

Прошло немного времени, и началась русско-турецкая война. Князь Долгоруков отправился в армию, а его жена выразила желание последовать за ним. Всю зиму 1790 года она провела в лагере, где второй раз в жизни встретила князя Потёмкина.

Екатерина Барятинская-Долгорукова. Штурм крепости ради княгини

«За Днестром была сделана им землянка… — записали очевидцы тех событий. – Внутренность поддерживаема была несколькими колоннами и убрана бархатными диванами… Его светлость тогда делал большие угождения княгине Екатерине Федоровне Долгоруковой».

Чувства вспыхнули с новой силой. Для прекрасной дамы князь устраивал пиры, на которых она всегда была королевой. А желая продемонстрировать доблесть, на которую он способен, Потемкин ускорил штурм крепости Измаил. Ради княгини. Чтобы она лично могла всё увидеть сама. И, разумеется, восхититься.

Это галантное обхождение, конечно, нравилось красавице. Но вот разделяла ли она чувства Потёмкина – большой вопрос.
Граф Головкин рассказывал, что Екатерина Долгорукова совсем не спешила раздавать авансы. Ухаживать позволяла, но дальше — нет.
Был такой интересный эпизод следующей весной после Измаила: прогуливаясь, княгиня нашла цветок подснежника, и приколола его к своему шарфу. Мимо ехал князь Потёмкин и, увидев цветок, попросил его в качестве подарка. Но не удержал в руках, и подснежник упал в грязь!

«Вы позволите мне вернуть вам такой же цветок?», — спросил князь. А когда получил согласие, отправил посланников в Петербург.

Спустя несколько дней в лагерь привезли настоящее ювелирное чудо: цветок подснежника из настоящих бриллиантов. И вот как раз его Потёмкин решил подарить княгине Долгоруковой. Да только молодая женщина вежливо отказалась. Разгневанный князь немедленно бросил цветок и растоптал его сапогами.

В 1791 году княгиня вернулась в Петербург, где снова привлекла всеобщее внимание: многие были наслышаны о том, как обходителен с ней князь Потёмкин. Чего только не говорили в Петербурге! Что ради Екатерины Долгоруковой отправлялись курьеры в Париж, для поиска лучших бальных туфель, что итальянский повар князя каждый день готовил для неё самое лучшее мороженое, что бриллиантовый цветок стоил целое состояние…

Екатерина Барятинская-Долгорукова. Штурм крепости ради княгини

Вскоре в столицу приехал и сам князь. Граф Завадовский иронично отмечал в письме к другу: «Мечется, как угорелый…

Женщина пренебрегла его сердцем! Уязвленное самолюбие делает его смешным». Штурм Измаила ради княгини и прочие галантные шаги успеха Потёмкину не принесли – Екатерина Долгорукова так и не ответила ему взаимностью.

Эта крепость оказалась неприступной. Осенью 1791 года князь скончался. Екатерина осталась с мужем, некоторое время прожила за границей (Павел I в своё царствование не жаловал их семейство), а потом снова оказалась в Петербурге. Она дожила до восьмидесяти лет. С князем у них было пятеро детей – две дочери и три сына.

Инет

0
Поделиться с друзьями:

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова

размещено в: Женские судьбы | 0
Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова

Жёны декабристов в Сибири.
Их было одиннадцать человек. Девять — жёны. Две — невесты. Почти все оставили детей, детей с собой брать было нельзя. Ещё семь женщин были с ними, матери и сестры прочих бунтовщиков. Крошечный отряд нежных женщин.

Слишком велик контраст, невероятна пропасть между паркетом бального зала и сибирской ледяной пустыней. От муслинового платья до тулупа. От роскоши, в которой росли генеральские дочери, аристократки , княгини, баронессы — до ледяной воды из колодца, темной избы, печи, топить которую пришлось каждый день.

Это — подвиг и есть? Променять торты на чёрный хлеб. Но… нет. Это подвигом не было и никто добровольную аскезу подвигом не считал.

Это был не мир пиров, балов, роскоши, танцев и смеха. Так же, как любой российский подданный они детьми пережили Отечественную войну, хоронили отцов, братьев и друзей.

Большинство из них имели прекрасное образование, подолгу бывали за границей, и дух вольнодумия был знаком и осознание власти — как тяжелой, беспощадной машины у них были ничуть не меньше, чем у их мужей.

И значение слова «преступник» они хорошо знали. «Государственный преступник» — тем более. Нам оценить масштаб ужаса, каким веяло тогда от этого обвинения невозможно. Посягнуть на царя было равносильно пойти против Бога.

И первым подвигом этих женщин было то, что они, пусть не так эффектно как их мужья, без истерики и манифестов — пошли против власти. Не за красивую идею, ни ради почестей и дифирамбов, они поддержали УЖЕ проигравшую оппозицию. И не тихими салонными разговорами, не проникновенными стихами! Они добровольно приняли на себя статус «государственный преступник» и пошли в Сибирь. В ссылку.

Царь разрешил развод с государственными преступниками. Светская власть разрешила отменить церковное таинство. Ведь жены не были в ответе. И дети — тоже. Им сохраняли титулы, положение, имущество. Власть не собиралась их наказывать. Несколько женщин расторгли брак. Ещё несколько остались воспитывать детей по категорическому требованию мужей. Вели переписку, растили детей. Но больше не увиделись ни разу. Подвиг? Нет. Это просто семья, просто такая жизнь…

Остальные же — поехали. Аристократки совершили фактическое самоубийство. Их лишили всего: дворянства, титула, имущества. И даже детей лишили. А самое страшное — лишили будущего детей, которые родятся в Сибири. Их положение с момента рождения — крестьяне. Но они поехали…

Научились рубить дрова. Готовить еду. Обустроили быт. Подвиг? Двести лет назад в Сибири — да, подвиг. Особенно, если нет никакой уверенности в том, что это поможет. Особенно, если твоё содержание определяет государство и ты отчитываешься за каждую копейку. Особенно, если вместо блестящего офицера, каким был муж — каторжанин в кандалах, и можешь только посмотреть на него. Особенно, когда у тебя нет обратного пути. Либо вернёшься с мужем, либо вернёшься вдовой. Либо не вернёшься…

Почти все декабристы в итоге прожили долгую жизнь. Пережили рудники, пережили Читу, много чего пережили. И не только молитвами их жён да горячим супом. Но и ежедневными их хлопотами о смягчении наказания.

Женщины, напрягая все силы и связи добились. Рудники заменили земляные работы, потом литейный завод. Сняли кандалы. Разрешили семейные камеры. Потом не каторга, а ссылка, совсем другое. И это — заслуга их жён. Мало кто из современных правозащитников может таких результатов добиться.

Они нашли в себе силы заботиться не только о мужьях. Они учили и воспитывали местных детей. Своих учили, так отчего соседским не помочь? В ссылке родилось много детишек. Одна только Прасковья Анненкова рожала восемнадцать раз! Правда выжило только семеро из них. А Трубецким вовсе чудо случилось… в столице детей у пары не было. А в Сибири, среди всей этой жути и тоски — семеро!

Медициной занимались! Благодаря им глухой край уже не был диким. Никакой миссионер не нёс столько конкретного и ценного. Вдумайтесь… всего одиннадцать женщин! И перевернули уклад тех мест. Эти женщины даже церквей построили чуть ли не больше, чем сама церковь.

Их помнят в Сибири. Они были тем светом, что рассек зимнюю ночь, тем мостом, что протянулся из Европы за Байкал. Их память чтят, ведь то, что эти маленькие женщины сотворили, это даже не подвиг, не подвижничество, а настоящая сила и мощь, дремавшая под тонкой кожей каторжанских фей.

В Иркутске Марии Волконской поставили памятник: молодая женщина со свечами, укреплёнными в подсвечник, приглашает в дом. У них не было тут дома. Но они построили его, укрывая любовь и семью.

Они сами как свечи тихо горели во мраке горя и безысходности, но не сгорели, а только сильнее стали, закалили и себя и всех, кто был рядом. В этом и есть их главный подвиг.
А смогла бы я так же?
Ольга Иванова

Жены Декабристов. Удивительный пример женской Преданности и Любви..

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
   Мария Волконская
                       Выражение «жена декабриста» давно стало именем нарицательным. Так говорят о женщине, которая ради мужа готова идти и идёт на огромные жертвы, бытовые неудобства, кардинально меняет свою устоявшуюся жизнь.
Часто люди, используя это выражение, мало знают о настоящих жёнах декабристов и в том человеческом подвиге, который они совершили. Эти женщины клялись быть рядом со своими мужьями и в горе, и в радости, и они сдержали свое слово. В ссылку за своими мужьями отправились 11 жен, но обратно вернулась лишь половина из них…
Декабристов ссылали не только в Сибирь, но и на Кавказ. В то время там как раз шла Кавказская вoйнa. На нее попали Михаил Пущин, Александр Бестужев-Марлинский и др. (порядка 170 офицеров при этом разжаловали в солдаты, причем во внесудебном порядке).
 
В день своего коронования Александр II вынес указ о помиловании всех декабристов. Правда, это было уже спустя 31 год после восстания, и многие из осужденных просто нe дoжили до этого времени. За декабристами в Сибирь тправились не только жены, но и матери, сестры, а также невесты.
Да, эти смелые женщины бросили всё, от детей до домов. Также их лишили дворянских привилегий, права распоряжения своим имуществом, передвижения и переписки.
 
Но над отметить, они уезжали не в глухую тайгу или на необитаемые острова, а в более-менее обустроенные населенные пункты. И там, кстати, некоторые из декабристов смогли посторить карьеру.
 
Так основатель и глава Союза спасения Александр Муравьев уже через 3 года после своего приезда стал городничим Иркутска, потом назначался то на одну, то на другую ответственную должность и дошел до губернатора.

На сибирскую каторгу были сосланы 120 дворян-декабристов, из них женаты были 23, а присоединились к своим мужьям 11 жен, т. е. половина. Впрочем, некоторым женщинам, например, мaтepи и сестрам Бестужевых, указом царя было отказано в праве последовать за декабристами.
 
Всё это, безусловно, нисколько не умаляет подвига женщин, которые решили присоединиться к своим мужьям в Сибири, причем многие – за счет того, что оставили дома собственных детей. Упомянутый указ об амнистии был издан в августе 1856 г.
Данный указ аннулировал изначальный запрет женам декабристов возвращаться из Сибири в европейскую часть России даже после cмepти их мужей. После вступления в силу этого указа из Сибири вернулось всего 5 жен из 11 уехавших.
 
 
Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
 Мария Волконская

                                            Одной из первых уехала Мария Волконская, не только преодолев сопротивление своей родни, но и оставив в Петербурге годовалого сына, сделав выбор «в пользу» супруга.

В ссылке она провела около 30 лет. Благодаря ходатайству своей дочери Мария получила разрешение вернуться в европейскую часть России. Правда, не в столицу, а в Москву и конкретно для лечения. Ее супруг воссоединился с ней, вернувшись из ссылки в 1856 г.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
Александра Муравьева
                                              Александра Муравьева Александра Муравьева последовала в Сибирь за мужем, оставив на руках свекрови 3 детей. Также на кaтopгу попал ее брат. Это была одна из самых первых женщин, добившихся права следовать за мужем в Сибирь.
 
Но она же стала первой из yмepших там – из-за начавшейся бoлeзни. Во многом на ухудшение ее состояния повлиял yxoд из жизни нескольких ее детей, в том числе poдившиxcя уже во время ссылки в Петровском заводе (ныне это город Петровск-Забайкальский).
 
Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
 Екатерина Трубецкая

Екатерина Трубецкая также одной из первых жен декабристов добилась права последовать за своим мужем. В отличие от других у нее детей не было.Когда она прожила 5 месяцев в Иркутске, губернатору пришло из Петербурга предписание уговорить Трубецкую вернуться. Но Екатерина Ивановна не согласилась.

Княгиня стала еще одной из жен декабристов, не вернувшихся домой по пресловутым естественным причинам: в 1854 г. ее не стало из-за бoлeзни.

Александра Давыдова с 1819 г. была гражданской, а с мая 1825 г. стала законной супругой Василия Львовича. У них было много детей, только в Сибири родилось семеро.В 1856 г. всей семье разрешили вернуться в европейскую часть России.

Александра Ентальцева прибыла в Сибирь в 1827 г. Спустя некоторое время супруги даже купили здесь большой дом за 1300 руб. Однако в целом Александре Васильевне, пожалуй, пришлось перенести больше, чем остальным женам декабристов.

Когда не стало ее мужа, она подавала прошение вернуться в европейскую часть России, но согласия не получила. Прожив еще 10 лет в Сибири на небольшое пособие от казны и с поддержкой декабристов, она, наконец, получила разрешение вернуться в Москву.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
Елизавета Нарышкина

Елизавета Нарышкина ранее была фрейлиной императрицы Марии Федоровны. Но и это не спасло мужа Елизаветы от ссылки. Разрешение следовать за ним в Сибирь она получила от всё той же императрицы.

На тот момент они были женаты всего 1 год. Их единственной дочери не стало в 3-месячном возрасте. Но смелая женщина все равно отправилась за мужем в Читинский острог, где и прожила 3 года, а затем в Петровский завод, Курган и др.

На берегу реки Тобол они с мужем приобрели дом с землей за 5650 руб. (причем сугубо с разрешения царя).

В 1837 г. Михаила Михайловича перевели на Кавказ, разжаловав из офицеров в рядовые. А в 1844 г. его уволили и без права выезда поселили под Тулой. После реабилитации супруги ездили и по России, и за границу, в том числе долго жили в Париже.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
 Анна Розен

Анна Розен также спустя некоторое время после приезда в Сибирь попала под замену ссылки мужа на его военную службу на Кавказе, с разжалованием в рядовые.

Вернувшись из Сибири, Анна Васильевна с Андреем Евгеньевичем несколько лет проживали безвыездно на его родине в Эстляндской губернии и в других местах.

А вот Наталья Фонвизина уехала в Сибирь, оставив сыновей на попечение матери, вслед за своим мужем Михаилом Фонвизиным. Там прошла множество мyчeний, вернулась с мужем на его родину в имение в Московской губернии (с запретом въезда в Санкт-Петербург и Москву) в 1853 г., после же его кoнчuны вышла замуж за другого декабриста – Ивана Пущина.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
  Мария Юшневская

                                                    Мария Юшневская Мария Юшневская разрешение следовать за супругом в Сибирь получила лишь спустя 3 года после его подачи. При этом дочь вместе с ней не пустили.

Когда ее мужа не стало, прошение Марии Казимировны вернуться в европейскую часть России отклонили. С тех пор она проживала в разных городках Сибири, зарабатывая уроками. На родину она вернулась лишь в 1855 г., но, как мы понимаем, уже не с мужем (он yмep в Сибири), а одна.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
Полина Гебль

Полина Гебль была французской модисткой серьезной торговой фирмы, находившейся в Москве на Кузнецком Мосту. Официальной супругой Ивана Анненкова она стала лишь в Сибири. Кстати, после этого девушка взяла фамилию мужа и сменила имя на Прасковью Егоровну.

Прошение императору следовать за женихом она подала на французском языке, что даже при распространенности этого языка в дворянском кругу тех лет было нарушением этикета.

Разрешение же она получила с помощью московского губернатора. Оставив внeбpaчную дoчь мaтepи своего жениха, девушка уехала в Сибирь. Вместе с супругом она вернулась из ссылки в 1856 г., поселившись в Нижнем Новгороде без права выезда.

Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
Камилла Ле Дантю

Камилла Ле Дантю также на момент восстания на Сенатской площади была не женой, а невестой декабриста Василия Ивашева.

Кстати, она была дочерью гувернантки в доме его отца. Сгладить социальное неравенство с женихом во многом помогло желание девушки уехать вслед за ним в Сибирь. Узнав об этом, его родители дали согласие на брак сына с Камиллой.

Однако спустя незначительное время девушка пpocтyдилacь, что спровоцировало у нее пpeждeвpeмeнные poды. В результате не стало ни супруги, ни ребенка. Сам Василий Петрович yшeл из жизни ровно через год.
Камилла в европейскую часть России не вернулась.

Из 11 женщин только 8 дожили до царской амнистии 1856 года, только у пяти из них к тому времени рядом ещё были живые мужья.
У каждой «декабристки» своя уникальная история, о которой можно рассказывать долго. Их подвиг свидетельствует о невероятной силе человеческого духа!
Уже два века жены декабристов являются примером преданности, верности, умения отдавать себя в жертву во имя любви.
Нам есть чему поучиться у этих бесстрашных женщин. В городе Иркутске этим удивительным, святым женщинам установлен памятник…
Инет
 
Жёны декабристов в Сибири. Автор: Ольга Иванова
0
Поделиться с друзьями:

Жена гениального писателя Анна Григорьевна Сниткина

размещено в: Женские судьбы | 0
Жена гениального писателя Анна Григорьевна Сниткина

Двумя годами позже судьба свела Достоевского с Анной Сниткиной. Ему срочно требовалось надиктовать роман стенографистке – он не успевал по срокам, а издатель подгонял его. Их сотрудничество длилось 26 дней, Анна отлично справилась с работой. А вскоре получила от писателя предложение руки и сердца. Ей было 20, жениху – почти 46. Поженились они в феврале 1867 года.

И Анна Достоевская скоро узнала, насколько непрост характер у её мужа. Он мог внезапно, без всякой видимой причины, проверять шкафы, буфеты и комнаты. Иногда поднимался среди ночи, чтобы проверить – нет ли кого в гостиной. Случалось, что Достоевского несколько дней подряд терзала ревность, а затем отступала на много месяцев. Душевное состояние писателя и в прежние годы вызывало вопросы, но со временем некоторые качества стали заметнее.

  Молодой супруге писателя не разрешалось носить ярких платьев. Анна должна была выглядеть скромно, непривлекательно. Улыбаться другим мужчинам – ни в коем случае. Макияж – ни за что. «Приятельницы мои уверяли меня, что я страшно состарилась за эти четыре года, и упрекали, зачем я не обращаю внимания на свою внешность», – признавалась Анна.

Да она и не могла иначе! Не провоцировать же новую семейную бурю!   Возможно, по этой причине в произведениях Достоевского появляется тема ревности: в «Вечном муже», «Идиоте», в «Братьях Карамазовых». Как говорится – знал, практиковал. Невеселый факт: однажды писатель сорвал с шеи жены новый кулон, который прежде не видел – предположил, что это подарок от кавалера…

Жена гениального писателя Анна Григорьевна Сниткина
Вторая жена, при всем при этом, проявляла удивительный такт и терпение. Она закладывала своё приданое, чтобы спасти мужа от долгов. Она приложила максимум усилий, чтобы Достоевский бросил рулетку.
 
Денежные дела Анна взяла под свой контроль, и это позволило заметно улучшить положение семьи. Она же вела переговоры с издателями, с типографиями. На «Братьях Карамазовых» стоит посвящение – ей. Маленькая слабость была, правда, и у Анны Григорьевны. Она коллекционировала марки, и, говорят, собрала немало интересных экземпляров. Правда судьба их неизвестна. Затерялись в революционные годы.
   
С Анной Сниткиной у Достоевского было четверо детей. Вторая жена надолго пережила его – он умер в 1881, а она уже после революции, в Ялте, в 1918-м. Замуж Анна Григорьевна не вышла, а бережно собирала все письма писателя, рукописи, все вещи, которые имели к нему отношение. Она действительно любила его и жила памятью о нём. Когда удивлялись её одиночеству, Анна отвечала: "За кого идти после Достоевского? За Толстого разве. Так он женат…"
 
«Место его в одном ряду с Шекспиром», – сказал о Достоевском Зигмунд Фрейд. «Братья Карамазовы – самая поразительная книга из всех, какие попадали мне в руки», – отозвался Альберт Эйнштейн. Достоевский – величайший писатель на все времена.
 
А великие люди – часто! – бывают очень непростыми для своих близких.
 
 Интернет
Жена гениального писателя Анна Григорьевна Сниткина
А́нна Григо́рьевна Достое́вская — вторая жена Ф. М. Достоевского, мать его детей. Известна как издательница и публикатор творческого наследия своего мужа, библиограф и автор ценных воспоминаний, а также как одна из первых филателисток России. Википедия
Родилась: 11 сентября 1846 г., Санкт-Петербург, Российская империя
Умерла: 9 июня 1918 г. (71 год), Ялта, Россия

Первая в России женщина издатель, которая всю славу отдала непутевому знаменитому мужу.

Вы точно знаете эту семейную пару. Более того, как только я напишу фамилию мужа, сразу воскликнете, так это они?! Просто весь мир знает его, благодаря книгам, а о ней говорят "была женой".

Сегодня же я хочу восстановить справедливость и рассказать об Анне, первой в России женщине-издателе, которая все свои успехи положила на семейный алтарь с Федором Достоевским.
Думала ли юная Анна Сниткина, когда говорила "да" известному писателю Федору Достоевскому, в какой кошмар она попадет, выйдя за него замуж.
"Уж попала так попала", наверняка думала Анечка в очередной раз молча снося издевки родственников Достоевского. Выйдя замуж за доброго, умного, но такого не практичного Федора Михайловича, она спасла его от страшных долгов (нет, не своим приданным, но трудом). Но денег в семье по-прежнему не было, и Анна с Федором стали жить с многочисленными родственниками писателя в одном доме. Не знаю, что это были за люди, но Анну они приняли в штыки. Есть свидетельства, что не упускали случая задеть и обидеть. Видимо боялись, что уведет она кормильца из их налаженного быта. Особенно злился пасынок Достоевского, не упуская случая задеть Анну.
Кроме материальных проблем, оказалось, что муж Анны болен эпилепсией. Приступы, которым она не могла помочь, пугали молодую девушку. Нищета, постоянные склоки и страхи для девушки, которая выросла в любви и относительном достатке – это было очень трудное время. Но не такой она была человек, чтобы отступать перед трудностями.
Собрав волю в кулак и взяв под руку мужа, Анна решается уехать с ним заграницу. Оба они боялись, что Федор Михайлович сорвется, увидев "рулеткy". Но ужас настоящего пересилил страх перед будущим, и Анна увезла мужа на долгих четыре года заграницу.

Знаете, что больше всего поражает меня в Анне Достоевской? Ее талант предпринимателя, упорство, желание сделать мир лучше, вера в себя. Скажем прямо, какие возможности были у женщины в конце 19 века приехавшей с мужем заграницу, без денег и связей. Найти работу? Разве что прачкой.

Это не шутка, даме можно было только фланировать по набережной и стоять за мужем. Но характер и талант найдут себе дорогу и в таких немыслимых обстоятельствах. Однажды Анна, желая доказать свой стальной характер мужу и умение сосредоточиться на одной задаче, начала собирать марки. И стала одной из первых в России женщин-филателистов, посвятив этой страсти 49 лет. Шах и мат, Федор Михайлович!

Очень меня возмущало в моем муже то, что он отвергал в женщинах моего поколения какую-либо выдержку характера, какое-нибудь упорное и продолжительное стремление к достижению намеченной цели.
Этот спор меня почему-то раззадорил, и я объявила мужу, что на своем личном примере докажу ему, что женщина годами может преследовать привлекшую ее внимание идею.

Сказано — сделано. Я затащила Федора Михайловича в первый попавшийся магазин письменных принадлежностей и купила (на свои деньги) дешевенький альбом для наклеивания марок. Дома я тотчас слепила марки с полученных трех-четырех писем из России и тем положила начало коллекции. Наша хозяйка, узнав о моем намерении, порылась между письмами и дала мне несколько старинных Турн-и-Таксис и Саксонского Королевства. Так началось мое собирание почтовых марок, и оно продолжается уже сорок девять лет…
"Воспоминания", Анна Достоевская
Первая в России женщина-издатель
Ради цели повествования, опустим довольно большой промежуток времени проживания Достоевских заграницей. Скажу только, что Федор Михайлович смог излечиться от своей пагубной привычки к игре, а Анна стала мамой. Постоянное безденежье и тоска по родине вынудили чету Достоевских вернуться на родину.

Что бы вы стали делать, оказавшись на месте Анны? Представьте себе ситуацию – у Вас погuб один ребенок, со вторым на руках вы вернулись на родину, на подходе еще один ребенок. У Вас нет своего жилья, заработка, перспектив. Больше всего на родине Вас ждут кредиторы. Рядом любимый, но ужасно не практичный муж, заработать которому на своих романах никогда не удавалось. Я бы, наверное, впала в отчаяние или мужа запилила, но Анна не я. Она решила монетизировать талант мужа.

Для начала Анна разобралась со всеми кредиторами. Договорилась об отсрочке платежа. Затем, изучила! сама издательское дело начиная от закупки бумаги, работы типографий, оплаты за тиражи книг и их доставку в книжные магазины. Я не знаю каких ей стоило это усилий, в чисто мужском бизнесе даже просто получить ответы на свои вопросы.

Но, тем не менее, в 1873 году Анна издала роман Федора Достоевского "Бесы". Тираж очень быстро разошелся, позволив чете Достоевских существенно поправить свое материальное положение. С тех пор все книги Федора Михайловича Анна Достоевская издавала самостоятельно.

В 1878 году в семье случилась еще одна трагедия. Погиб от эпилепсии младший сын писателя. Оба родителя были просто раздавлены горем. Всегда активная и деловая Анна впала в депрессию, все просто валилось из рук.
"Моя обычная жизнерадостность исчезла, равно как и всегдашняя энергия, на место которой явилась апатия. Я охладела ко всему: к хозяйству, делам и даже к собственным детям."
"Воспоминания", Анна Достоевская
При этом Анна, даже в такой страшный миг больше заботилась о своем муже. Она упросила его уехать в Оптину пустынь, а сама осталась дома наедине со своим горем.
Вернувшись из поездки, Федор Михайлович взялся за главный роман своей жизни – "Братьев Карамазовых". Анна, как и всегда, стенографировала. Роман должны были закончить к рождеству, но успели раньше. 8 ноября 1880 году книга увидела свет.

А через два месяца Федора Михайловича не стало. Анне было всего 34 года.
"Идя за гробом Федора Михайловича, я давала себе клятву жить для наших детей, давала обет остальную мою жизнь посвятить, сколько будет в моих силах, прославлению памяти моего незабвенного мужа и распространению его благородных идей."
"Воспоминания", Анна Достоевская
И она сдержала свое слово. Никогда больше Анна Достоевская не была замужем, пережив писателя на 37 лет. Всю свою энергию и жизненные силы она посвятила заботе о наследии Достоевского. Полное собрание сочинений писателя Анна переиздавала 7 раз, а отдельные книги даже и посчитать не берусь.

В память о муже Анна организовала в Старой Руссе школу для бедных крестьянских детей. Всю жизнь она бережно хранила наследие писателя, его письма и личные вещи. Я считаю, что своей славой Достоевский целиком и полностью обязан Анне.
Умерла Анна Достоевская в 1918 году в охваченной революцией Ялте. Похоронена была там же на Поликуровском кладбище. Спустя почти 50 лет внук Достоевских, Андрей, перезахоронил ее прах в Александро-Невской лавре рядом с могилой ее дорогого мужа.

© Автор: Романов Василий Михайлович

Жена гениального писателя Анна Григорьевна Сниткина
0
Поделиться с друзьями:

Грейс Патриция Келли

размещено в: Женские судьбы | 0

Как принц маленького государства покорил первую красавицу Америки, обладательницу «Оскара».

Грейс Патриция Келли

Грейс Патриция Келли родилась в богатой семье в Филадельфии. Она была третьей из четырёх детей. Родители имели немецко-ирландские корни.

Сразу после окончания школы она уехала в Нью-Йорк, где начала карьеру фотомодели и поступила на учебу в Американскую Академию Драматического искусства.

Князь Ренье lll происходил из известного с 13 века рода Гримальди, получил блестящее образование. После вступления в 1949 году на престол, начал активную реконструкцию в своём небольшом княжестве, за что получил прозвище «строитель».

Интересно, но Франция признала независимость именно рода Гримальди, а не Монако. Соответственно, очень важным моментом является выбор супруги и рождение наследников рода.

Но вернёмся к Грейс. В 1951 году белокурую красавицу заметили, появились первые роли на Бродвее, а затем и в кино. Грейс снималась вместе с первыми звёздами.

И вот заветный «Оскар»! В 1954 году она его получила за фильм «Деревенская девушка».

В 1955 году американская звезда едет в Канны в качестве почетной гостьи.

А, как известно, Канны очень близко расположены к Монако.

Редактор авторитетного французского журнала «Пари-Матч» попросил ее сфотографироваться во дворце князей Гримальди и договорился, что Ренье lll будет ее гидом.

И тут начинаются приключения.

Сначала отключают электричество и Грейс не может погладить платье и высушить волосы, по пути ко дворцу в ее машину врезается автомобиль репортёров, и, наконец, сам принц серьезно опаздывает на встречу.

Казалось бы, все было против них…

Но, все-таки встреча состоялась.

Вместе они обходят сады, частный зоопарк с тиграми и дворец.

Оба держатся скромно и учтиво. Ничто не выдаёт вспыхнувших чувств.

Вскоре Грейс уезжает обратно в Америку, а вот сердце принца пленено. В одном из интервью он проговорился: «Я предпочёл бы девушку с белокурыми волосами и светлым лицом… Мне нужна не столько принцесса, сколько женщина. А быть принцессой можно научиться…»

Уже в декабре Ренье lll едет в Нью-Йорк и делает предложение Грейс. Она его принимает.

Уже 5 января 1956 года в Филадельфии, родном городе Грейс состоялась помолвка.

И если вы думаете, что все были в восторге, то ошибаетесь.

Американцы негодуют, зачем их любимица супер-звезда едет в страну, которую почти не найти на карте, и выходит замуж за совладельца игорного дома. А отец Грейс даже перепутал Монако и Марокко.

Жители Монако, монегаски, тоже недоумевают – зачем их Принцу пришлось искать невесту так далеко?

Но тем не менее романтическое событие остаётся на первых полосах прессы и уже 19 апреля 1956 года состоялась роскошная свадьба. Подарком кинокомпании «Голден – Майер» стало свадебное платье. На него ушло 46 метров тафты, 90 метров тюля, 290 метров валансьенских кружев.

Грейс была ослепительно красива и совершенно органично вошла в роль принцессы. Очень скоро красота и известность Грейс стали привлекать в Монте-Карло мировых знаменитостей и миллионеров. Среди ее гостей были Софи Лорен, Элизабет Тейлор, Уинстон Черчилль, Аристотель Онассис, Шарль де Голль.

Она устраивает балы и приемы, укрепляет престиж Монако, занимается благотворительностью.

Княжество даже стали называть «Grace Place". Красивая игра слов, так как имя Грейс ещё и переводится как «благодать».

Помимо этого Княгиня состоялась как мать и жена. Она была прекрасной мамой 3 детей, а их супружеская жизнь с Ренье lll была примером идеальной семьи. С карьерой киноактрисы было покончено. Когда Альфред Хичкок предложил ей роль в своём фильме, то поданные резко воспротивилось этой возможности. Грейс было непросто отказаться от заманчивого предложения.

Безусловно, мы не знаем, так ли это было на самом деле, какие чувства скрывала принцесса за красивой картинкой и была ли по-настоящему счастлива. В одно сентябрьское утро 1982 года ее жизнь трагически оборвалась. Автомобиль Грейс (в машине находились она и ее младшая дочь Стефания) сорвался с крутого поворота и упал на склон горы.

Дочь осталась жива, а вот Грейс получила травмы несовместимые с жизнью и умерла в больнице на 53 году жизни. Врачи предполагают, что у неё случился инсульт в дороге и она потеряла управление.

Весь мир оплакивал эту утрату. На телевидении даже шла прямая трансляция с похорон, куда съехались многие монаршие особы мира.

Ее супруг на могиле произнес: «Господи, я не спрашиваю Тебя, почему Ты забрал ее у меня, но благодарю за то, что Ты дал ее нам». Князь Ренье lll так и остался вдовцом до самой своей смерти в 2005 году. Тем не менее, даже спустя почти 40 лет после смерти, имя Грейс стало символом совершенства и истинной красоты, которая вне времени.
Не это ли лучшее, что можно оставить после себя?

Инет

Грейс Патриция Келли
Грейс Патриция Келли
Грейс Патриция Келли
Грейс Патриция Келли
Грейс Патриция Келли
Грейс Патриция Келли
0
Поделиться с друзьями:

Луч мимолётный. Автор: Ника Марш

размещено в: Женские судьбы | 0
Луч мимолётный. Автор: Ника Марш

ЛУЧ МИМОЛЕТНЫЙ.

От её красоты захватывало дух. Даже великие княжны, сами красавицы, признавали: Мария Кочубей – словно чудное, дивное виденье. Говорили, что она поёт, точно ангел. Что улыбка её способна растопить любой лёд. Она расцвела очень рано, и показалась на столичном небосклоне как луч мимолётный.

Князь Иван Иванович Барятинский был дважды женат, но подлинное счастье обрёл во втором браке. Сам красавец, обращавший на себя восхищённые взоры, он сочетался браком с прелестнейшей графиней фон Келлер. Это была удивительная пара: прекрасные, обаятельные, богатые…

Семеро детей в полной мере унаследовали стать отца и нежные черты матери. Княжну Ольгу считали «восхитительной брюнеткой», княжну Леониллу называли «жгучей холодной звездой», а младшую, Марию, превозносили за изящество и грацию.

Она родилась в декабре 1818 года, но провела детство в самой тёплой атмосфере Ивановской усадьбы, в Курской губернии. Когда Марии исполнилось тринадцать, мать приняла решение перебраться в Петербург: пора было устраивать будущее сыновей и дочерей. И хотя к еще молодой княгине Барятинской много сватались, она отказывала всем. Дети составляли её счастье и были её главной заботой.

Старшую дочь выдали замуж в 1832-м – Ольга стала женой богатейшего графа Орлова-Давыдова. Сын Александр пожелал учиться в Школе гвардейских подпрапорщиков, а Владимир и Анатолий поступили в Пажеский корпус. Леонилла сделала блестящую партию, согласившись выйти замуж за князя Витгенштейна… Возле княгини остались младшие: Мария и Виктор. Их она обожала и баловала больше других детей.

«Княжна Мария была блондинка с чёрными бровями, -писала о девушке великая княжна Ольга Николаевна, – её взгляд… был полон тепла, которого я не встречала ни у кого, кроме императрицы Марии Александровны».

Подрастая, Мария Барятинская превращалась в настоящую красавицу. Вскоре она получила место фрейлины при Дворе, и порог большого княжеского дома начали обивать женихи. Но мать не спешила отдавать дочь замуж. Казалось, что ей жаль расставаться с ней. А в обществе не уставали восхищаться Марией: не только хороша собой, но и удивительно скромна и мила.

«Она была серьёзной и глубоко верующей, – писала великая княжна, – мы обе были полны идеалов и очень мечтательны».

Княгиня Барятинская сама пошла замуж по любви, того же она желала и для своей прекрасной дочери. Поэтому, лишь убедившись, что из всех претендентов на руку Мария отличает князя Кочубея, дала согласие на брак. Михаил был старше невесты на два года, учился в том же Пажеском корпусе, что и её братья (и был хорошо знаком с ними), и мог рассчитывать на блестящую карьеру.

Его отец был канцлером империи, занимал пост министра внутренних дел и председателя Государственного совета! А ещё отец князя Кочубея получил известность благодаря своему упорству в делах сердечных: когда император Павел I решил женить его на своей возлюбленной (и, соответственно, обеспечить ей солидное положение в обществе), князь Виктор Павлович ответил категорическое «нет». Он сбежал из Петербурга со своей избранницей и женился не по императорскому приказу, а по любви.

Иными словами, Михаилу Кочубею и Марии Барятинской было «на роду написано» вступить в брак по большому обоюдному чувству. Их обвенчали 9 июля 1841 года, и это была грандиозная свадьба.

Но великолепная новоиспеченная княгиня Кочубей внезапно начала чахнуть. Встревоженная родня увозила её то в поместье, то на воды, а когда положение стало совсем тяжёлым, было принято решение поехать в Италию. Увы! Спустя восемнадцать месяцев после свадьбы нежная подруга великой княжны Ольги Николаевны, погасла навек. Словно луч мимолетный она мелькнула на светском небосклоне… Ей было неполных двадцать пять.

Общество было потрясено: как же так? Неужели возможно? Все обожали Марию, и только-только радовались её семейному счастью… Увы.

Безутешная мать открыла приют для бедных женщин и детей, и назвала его Мариинским – в честь любимой дочери. Молодой вдовец долго не находил себе места, и лишь двадцать лет спустя вступил в брак повторно. Он уехал в Париж и там познакомился с мадмуазель де Брессан, которую в России именовали Александрой Просперовной. Один из шестерых детей этой пары, Лев, впоследствии стал мужем Дарьи Богарнэ, породнившись сразу с императором Николаем I, императрицей Жозефиной и Михаилом Кутузовым.

Ника Марш

Луч мимолётный. Автор: Ника Марш
0
Поделиться с друзьями:

Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

размещено в: Женские судьбы | 0
Памяти Анны Генриховны Каминской (22 мая 1939 г. – 13 января 2022г.)
Умерла приемная внучка Ахматовой. У нее была удивительная судьба Внучка Николая Николаевича Пунина, имя которого в искусствоведении считается хрестоматийным, Анна Каминская продолжила дело своего деда.
Ее жизнь как профессионала-искусствоведа была связана с двумя такими знаковыми для русской культуры местами как Академия художеств, ее alma mater, и Эрмитаж.
Ее работа в Эрмитаже началась еще в студенческие годы, по ироничному замечанию Ахматовой, с «мытья калош».
Два десятилетия спустя она, признанный специалист по русскому искусству XVIII века, участвует в создании экспозиции Меншиковского дворца, без которого сегодня трудно представить себе музейную карту Петербурга. Также Анна Каминская известна как историк семьи Аренсов-Пуниных, с которой были связаны почти сорок лет жизни Анны Ахматовой.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Каминская (1939–2022) почти всю свою жизнь прожила и умерла в квартире, которая досталась ей по наследству от Анны Ахматовой.
Формально они не могли считаться родственниками. Тем не менее в историю русской литературы Каминская войдет, как любимая внучка великой поэтессы и одна из главных хранительниц ахматовского наследия.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Андреевна Ахматова и Анна Генриховна Каминская, зима 1958-1959Фото: Стрельников Борис Николаевич/Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме
Каждому, кто хоть в какой-то мере соприкасался с историей жизни Анны Ахматовой, должно быть знакомо имя ее тезки Анны Каминской. Хорошенькая шестилетняя девочка с фотографии 1945 года, где они обе за столом читают одну книгу. Точнее, читает Анна Андреевна, чуть склонив свой царственный профиль, а маленькая Аня лишь пытается заглянуть туда.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

О, если бы она могла знать, что предстоит ей прочесть в долгой книге своей жизни, чья последняя страница была перевернута под старый Новый год 12 января 2022!
На самом деле трогательная мизансцена с книжкой была срежиссирована фотографом и отчасти самой Ахматовой. Ведь поначалу ее должны были снимать с Ольгой Берггольц для какой-то ленинградской газеты.
Шел победный 1945 год. Обе поэтессы переживали пик славы и официального признания. Две знаменитые ленинградки, две гордые музы непобежденного города.
Но в последний момент Ахматова передумала. Решила, что с маленькой Аней, дочерью своей падчерицы Ирины Пуниной, она будет смотреться для читателей убедительнее. В результате фотография с Берггольц никуда не пошла, а в газете была опубликована эта за подписью «Анна Ахматова с внучкой».
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Андреевна Ахматова и Аня Каминская, март 1946 Фото: Зиверт Леонид Леонидович/Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме
Откуда вдруг взялась «внучка» — недоумевали ее поклонники и друзья, знавшие доподлинно, что никаких внучек у Ахматовой нет и быть не может. Уже в самой этой мизансцене и подписи таилась какая-то полуправда, иллюзия некоей семьи, которой у нее на самом деле не было.
А была родня ее третьего мужа, известного искусствоведа Николая Николаевича Пунина, с которой она делила одну жилплощадь в течение многих лет.
С самим Пуниным Ахматова развелась давно. Но съезжать ей было некуда. Проклятый жилищный вопрос, изуродовавший жизнь нескольких поколений советских людей. Короче, жили вместе.
Беды, обрушившиеся на Ахматову в 1946 году (постановление ЦК КПСС «О журналах "Звезда" и "Ленинград"»), а потом арест сына Льва Гумилева и самого Николая Пунина, сблизили женщин.
Для них она всю жизнь была просто Акума. Под этим домашним прозвищем Ахматова фигурировала в их письмах, а потом в мемуарах. Кстати, в переводе с японского языка это означает «злой дух». Но никто особо не вдумывался: Акума и Акума. По статусу «жилец», как было обозначено в ахматовском пропуске в Фонтанный дом.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Генриховна Каминская, зима 1958-1959гг. Фото: Стрельников Борис Николаевич/Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме
Ахматова совсем не могла и не умела быть одна. А Пунины давали ей ощущение дома, присутствия чего-то человеческого в ее нечеловеческой жизни. Вначале за стенкой в Фонтанном доме, потом в коммуналке на улице Красной Конницы, потом в отдельной квартире на проспекте Ленина.
При этом, судя по многочисленным воспоминаниям, Ахматова нигде не чувствовала себя дома. «Королева-бродяга», почетная нахлебница, вечная обуза. Почти ничего своего — ни ложек, ни вилок, ни кастрюль. Ничего для нормального быта и жизни. Только нищий фибровый чемодан с рукописями и записными книжками. Только рисунок Моди (Модильяни), окантованный дешевым багетом. Как она говорила: «Взял с собой под мышку, вот и все наследство!»
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

«Портрет Анны Ахматовой». Амедео Модильяни. 1911г.
Ну и больницы — законная ахматовская территория последнего десятилетия. «Ничего не имею против больниц. Больница мне полагается», — любила повторять она своим визитерам, навещавшим ее в больничных покоях.
Сколько раз убеждался, что великую жизнь нельзя мерить обычными житейскими мерками. Там все не как у обычных людей.
Пунины — это обстоятельная, тяжеловесная советская проза, которая постоянно вторгается в пространство трагического мифа. Коммуналка, платежки, жировки, сберкнижки, пенсионная книжка, прописки…
Ахматова ничего в этом не понимала и не очень хотела понимать. От быта задыхалась. Сбегала от него в Москву к Ардовым, к Нике Глен, к Марии Петровых, куда угодно, только чтобы не увязать в унылой совковой трясине. Или летом к себе в «Будку», маленькую, продуваемую всеми ветрами дачку, выделенную ей Литфондом в Комарово.
Но эти двое — строгая мама Ирина Пунина с очаровательной дочкой Аней — никогда не давали ей забыть, с кем и где она живет. Кто ее семья и настоящие родственники. Даже в воспоминаниях у Ирины Николаевны, очень выверенных и осторожных, то и дело возникает «наша квартира», куда Ахматову пустили пожить. А Лева Гумилев, когда приехал из Бежецка, спал в «их» коридоре.
И бессмертная фраза Николая Николаевича Пунина, которая лучше других его mots способна рассказать о семейной ситуации Анны Андреевны: «Масло только для Иры». Это за обеденным столом в Фонтанном доме, при посторонних. Они считаются мужем и женой. И даже у них еще любовь.
И так всегда, и так всю жизнь, даже потом, когда Ахматова снова была в силе и славе и без счету тратила на их общую жизнь свои гонорары за ненавидимые ею переводы корейских и китайских поэтов, и тогда она была виновата за все. («Неужто я всех виноватей/ На этой планете была?»)
Мы не выбираем себе родню. Вина Ахматовой заключалась в том, что она была по-своему привязана к этой семье. И с годами все больше зависела от них, боялась прогневать («Ира будет сердиться», «Ира в плохом настроении»), обижалась, ссорилась с ними, мирилась.
Но Аню Каминскую любила. Называла «Акумцем». Находила в ней сходство с собой. Упросила сделать челку, как сама носила в молодости. Взяла сопровождать за границу в Лондон и Париж.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Генриховна Каминская, Анна Андреевна Ахматова и Ирина Николаевна Пунина, зима 1958-1959гг. Фото: Стрельников Борис Николаевич
Даже Лидия Корнеевна Чуковская, дама строгая и совсем не расположенная к Пуниным, признавала эту любовь Ахматовой к Ане, заменившей ей и дочь, и внучку. Неслучайно в ее письме к Виктору Жирмунскому проскользнет неожиданное признание: «Вот мы с таким ожесточением говорили об И.Н. и Ане, а ведь Анна Андреевна любила Аню и всегда заботилась о деньгах, о квартире, даче для семьи.
Если бы сейчас А.А. вошла в эту комнату, она, наверное, решила бы так: пусть И.Н. и Аня получат деньги, а рукописи будут не у них, и не они пусть занимаются их печатанием».
Увы, история не признает сослагательного наклонения. Вся та неразбериха с завещанием Ахматовой, открывшаяся после ее смерти, наглядно обнаружила, в каком хаосе жила она, как не устроен был ее быт, как мало было рядом людей, которым она могла бы доверять. Анна Каминская была тогда еще слишком молода и многого не нашла.
Но сегодня с ее смертью обрывается последняя нить, связывающая нас с подлинной Ахматовой. Маленькая девочка с фотографии 1945 года, где ее впервые объявили «внучкой». Хорошенькая девушка в элегантном костюмчике, сопровождающая великую Ахматову в Оксфорд получать докторскую мантию. Фрейлина при королеве.
Наконец, усталая, почти слепая женщина, вспоминающая перед проницательной камерой Елены Якович, как она просидела несколько часов, запертая где-то в служебной подсобке рядом с остывающим телом Ахматовой, пока в санатории принимались срочные меры, чтобы никто из пациентов привилегированного «Домодедова» не узнал о том, что случилось утром 5 марта 1966 года.
А потом грандиозные похороны «королевы русской поэзии», затмившие собой все, и долгая дорога на кладбище в Комарово. И суд за наследство, который Каминская с матерью выиграли у «дяди Левы», у Льва Николаевича Гумилева.
Спустя годы Каминская не оставит свои попытки объясниться, будет искать доказательства собственной правоты, когда уже никого не будет в живых. А она все продолжала ходить по нотариусам, сидела в архивах, сличала опечатки и оригиналы ахматовского завещания.
Если отбросить скучные подробности, рассыпанные в многочисленных мемуарах, то история такова: вначале Ахматова завещала весь свой литературный архив ее матери, Ирине Пуниной. Почему она сделала это в 1955 году, когда оставалось несколько месяцев до выхода на свободу ее единственного сына Льва Гумилева, неизвестно.
Можно лишь предполагать, что произошло это под давлением самой Ирины Николаевны, прекрасно понимавшей, что с возвращением сына неизбежны перемены и в их «родственных» отношениях.
Вместо «эрзац-семьи» есть все шансы, что у Ахматовой появится настоящая семья. Но пасьянс не сложился. С самого начала отношения матери и сына не задались. Никто никому ничего прощать не собирался. Страшные объяснения с проклятиями следовали одно за другим. В 1961 году состоялся их полный разрыв.
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Н.С.Гумилев, Лев Гумилев, А.А.Ахматова. Царское Село. 1915 г.
Все последующие годы Ахматова с сыном не общалась. Опять же многие ее биографы считают, что в этом разрыве сыграла свою роковую роль Ирина Николаевна. Собственно, на борьбу за наследство она нацелилась уже тогда.
Тем не менее в 1965 году Ахматова при участии своего литературного секретаря Анатолия Наймана отменяет («разрушает») предыдущее завещание и пишет новое в пользу сына. Есть все документы, подтверждающие серьезность ее намерений. Она это сделала. Пусть все знают, Лев Николаевич Гумилев — единственный ее законный наследник. Только он вправе распоряжаться ее имуществом и литературным наследием.
Опять же вопрос, почему она не сделала этого раньше? Для этого надо знать Ахматову. Ее сложный быт, ее странную жизнь, ее природный страх смерти. Ее непоколебимую уверенность, что «Бог сохраняет все» (Deus conservat omnia) — девиз графов Шереметевых, который она себе присвоила и который многое объясняет в ее судьбе.
Ну какое значение имеют все эти бумаги, нотариусы, печати! Королевским жестом она отодвинула их от себя, предоставив распутывать другим ее наследственные дела. Но, когда после ее смерти дело дошло до суда, выяснилось, что при составлении бумаг были допущены формальные ошибки, на основании которых иск сына был отклонен.
Очевидно, что власть сделала ставку на правоверных и благонадежных Пуниных, а не на импульсивного бывшего зэка Гумилева. И даже его искреннее желание передать архив Ахматовой безвозмездно Пушкинскому дому в день ее рождения 23 июня 1966 года доверия не вызывало. Зато планы Ирины Николаевны продать архив тем, кто дороже заплатит, в обход воли главного наследника, получили неожиданную поддержку в суде.
То, чего больше всего боялась и не хотела Ахматова, случилось: ее архив оказался раздроблен между Москвой и Ленинградом, между ЦГАЛИ и Публичной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. «Кто чего боится, то с тем и случится, — ничего бояться не надо». Судебная эпопея растянулась почти на три с половиной года. В ней был задействован весь цвет московской и ленинградской интеллигенции. Эхо ахматовского дела еще долго будет доноситься, будоража историков, литературоведов, юристов. Конечно, там фигурировали и некая сумма, за которую Ирина Николаевна Пунина продала архив (что-то около 7500 рублей).
Но лишь очень примитивные люди могут думать, что «пуническая» война (выражение Виктора Ардова), навсегда перессорившая ахматовское окружение, велась исключительно из-за денег.
Нет, эта была война за Ахматову, за место в истории рядом с ней. За то, чтобы доказать, наконец, кто ей ближе — единственный сын, с которым она провела в разлуке почти всю жизнь, или семья Пуниных, с которой она прожила в общей сложности 43 года?
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Андреевна Ахматова и Анна Генриховна Каминская, конец 1950-х г.
Похоже, этот вопрос волновал Анну Каминскую до самых последних дней. В тех редких интервью, на которые она время от времени решалась, слышалась обида.
Все эти годы она, последняя из рода Пуниных, чувствовала себя в ответе за свою родню. И защищала ее, как умела, выбирая неизменно спокойный, рассудительный и примирительный тон. Не скрывала, что ее задевают и досужие разговоры о суде, и ревнивые наветы на Пунина ахматовских поклонников, и, как она была убеждена, несправедливые обвинения, выдвинутые против матери.
Оправдываться она не считала нужным. Своим тихим, шелестящим голосом приводила доказательства, находила цитаты, и вспоминала, вспоминала…
При участии Анны Генриховны вышла книга дневников Николая Пунина «Мир светел любовью». Она помогла открыть ахматовский музей в Фонтанном доме, передав туда безвозмездно множество памятных вещей.
Часто приходила туда со своими сыновьями Петром и Николаем, сотрудниками Государственного Эрмитажа. «Это было великое зрелище, — вспоминала Нина Попова, президент Фонда друзей музея Анны Ахматовой, — настоящая петербургская семья с глубоким пониманием своих корней, истории, соединением друг с другом».
Анна Генриховна Каминская. Приёмная внучка Анны Андреевны Ахматовой

Анна Генриховна Каминская, зима 1958-1959гг. Фото: Стрельников Борис Николаевич
В известном смысле все эти годы в Каминской жила Антигона. Тихая, самоотверженная, бескомпромиссная, взывающая к справедливости по отношению к живым и мертвым. Она посвятит немало сил и времени поиску места захоронения своего отца.
Долгое время считалось, что Генрих Каминский пропал без вести на войне. И только в 1990 году выяснилось, что он был арестован и закончил свою жизнь в лагере на востоке страны. Анна Генриховна поехала туда. Но никаких следов могилы отца не нашла. Привезла с собой кусочек колючей проволоки. Все, что осталось.
Специально летала она и в далекую Инту, чтобы почтить память деда Николая Николаевича Пунина, похороненного на кладбище ГУЛАГа в Абези.
И была бесконечно признательна организаторам акции «Последний адрес», благодаря которым на Фонтанном доме появились имена Николая Пунина и Генриха Каминского. Вот так все и сошлись под одним адресом в одном доме. На это ушла целая жизнь.
«Троянская война — окончена. Кто победил — не помню». И уже никто не вспомнит. Но той девочки, которая называла Анну Ахматову домашним прозвищем «Акума» и запросто говорила ей «ты», больше нет.
Инет
0
Поделиться с друзьями:

Наталия Петровна Голицына – фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме»

размещено в: Женские судьбы | 0
Наталия Петровна Голицына - фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме»

28 января 1741 года родилась Наталия Петровна Голицына – фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме».
Дочь графа П.Г. Чернышева вышла замуж за князя Владимира Голицына и немедленно подчинила его своей воле.
Энергичная и умная, она создала себе такое положение, что ей оказывали внимание все государи и государыни, начиная с Екатерины II и кончая Николаем I.
Высшее общество считало за честь бывать у нее дома. Наталья Петровна была буквально образцом придворной дамы. Почти вся знать была ей родственная по крови или по бракам. Императоры высказывали ей любовь почти сыновнюю. В городе она властвовала какою-то всеми признанною безусловной властью.

После представления ко двору каждую молодую девушку везли к ней на поклон; гвардейский офицер, только надевший эполеты, являлся к ней, как к главнокомандующему.

Семья трепетала перед княгиней, дочку она звала Катенькой, когда той было за 60, сына — Митенькой, а это был московский генерал-губернатор.

"Вчера было рождение старухи Голицыной. Я ездил поутру её поздравить и нашел там весь город. Приезжала также императрица Елизавета Алексеевна. Вечером опять весь город был, хотя никого не звали. Ей вчера, кажется, стукнуло 79 лет, а полюбовался я на её аппетит и бодрость…

Нет счастливее матери, как старуха Голицына; надо видеть, как за нею дети ухаживают, а у детей-то уже есть внучата", – писал Константин Булгаков.
С возрастом она стала дурна собой, имела большие усы и бороду, почему и получила в обществе прозвание «la princesse Moustauche» («усатая княгиня»).
Именно этот образ ветхой старухи, обладавшей отталкивающей, непривлекательной внешностью «в сочетании с острым умом и царственной надменностью», и возникал в воображении первых читателей «Пиковой дамы».

Согласно легенде, внучатый племянник Голицыной, князь С. Г. Голицын-Фирс, рассказывал Пушкину, что однажды начисто проигрался в карты, в отчаянье бросился к Голицыной с мольбой о помощи. От её французского друга, небезызвестного графа Сен-Жермена, Наталье Петровне была известна тайна трёх карт — тройки, семерки и туза. Если верить фольклору, он тут же отыгрался. В Петербурге Голицыну иначе как «Пиковой дамой» не называли.

Наталия Петровна Голицына - фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме»
Голицына с сыном Петром,1767

"Усатая фея"…

Когда-то Петр Первый с помпой женил своего денщика Григория Чернышева на своей же любовнице Авдотье Ржевской, дав ей в приданное 4000 душ. Своих средств у жениха не было, а женитьба на царской б…и (своей связи с Петром, и отнюдь не только с ним, та не прерывала, прославившись тем, что один из ее любовников, заразившись дурной болезнью, потребовал от ее мужа "Пойди и выпори Авдотью в итоге сделала его графом, генерал-аншефом, сенатором и Московским генерал-губернатором, выведя ничем не примечательного дворянчика из царских холуев в высшую аристократию…

Один из ее восьми детей – граф Петр Григорьевич – женился на дочери человека, чье имя знала вся Россия (как в свое время и имя Малюты Скуратова) – графа Андрея Ушакова, начальника "Тайной розыскной канцелярии".

От этого брака и родилась почтенная Наталья Петровна, мать-основательница российского "высшего общества", не блиставшая красотой, но исключительно умная…

Дипломатическая служба отца провела ее через Германию, Англию, блестящий Версаль… Свободно владея четырьмя европейскими языками имела большие проблемы с русским…

Захар Чернышев, ее двоюродный брат и фаворит Екатерины, рекомендовал кузину своей августейшей пассии во фрейлины. И с двадцати одного года та одна из виднейших фигур двора. Через год вышла замуж за отставного бригадира князя Голицина. Императрица лично украшала бриллиантами ее свадебную прическу.

"В своем слабохарактерном и простоватом муже она более всего ценила фамилию"… Голицины – не чета Чернышевым… Это именно что "старая аристократия".

"…Она все фамилии бранит и выше Голицыных никого не ставит, и когда она перед внучкой своей 6-летней хвалила Иисуса Христа, то девочка спросила: "Не из фамилии ли Голицыных Иисус Христос?". Нарышкиных на нее не было…

В 1783-м увезла семью во Францию, "для образования детей и поправки здоровья мужа (бургундским, наверное), вызвав осуждение двора – "в России и свой университет имеется" и став "Московской Венерой" при дворе Марии-Антуанетты. При начале революции вернулась домой, отправив детей в Италию. Ее дом превратился в салон и штаб-квартиру беглых французских аристократов, что еще более упрочило ее положение при дворе.

Хозяйствовала она тоже вполне умело – именно она сделала то, что не удалось Петру Великому – заставила-таки сажать картошку)))

Детей тиранила…  Год не разговаривала и не отвечала на письма старшего сына, который вынужден был до самой своей смерти скрывать от нее существование двух внуков ( от цыганки, о женитьбе даже речи не могло быть – мать бы сжила их обоих со свету, плевать ей было на его чувства) , второго жестко обделила при женитьбе… 

Но одно ее качество заслуживает если не восхищения, то уважения – "В высшей степени своенравная, Голицына была надменна с равными ей по положению и приветлива с теми, кого считала ниже себя…"  Настоящая Пиковая Дама!

Инет

Наталия Петровна Голицына - фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме»
Княгиня Голицына на портрете работы Б.-Ш. Митуара (1810-е)
Наталия Петровна Голицына - фрейлина «при пяти императорах», прототип графини в пушкинской «Пиковой даме»
Усадьба Голицыных в Вязёмах
0
Поделиться с друзьями:

Елизавета Алексеевна Воронцова. "Безобразная Лизка"

размещено в: Женские судьбы | 0
Елизавета Алексеевна Воронцова. "Безобразная Лизка"

ЕЛИЗАВЕТА ВОРОНЦОВА – «БЕЗОБРАЗНАЯ ЛИЗКА» – фаворитка Петра lll.

Знакомясь с юной Елизаветой Воронцовой, её современники испытывали разве что жалость по отношению к этой девушке. Они отмечали, что генеральская дочь была крайне безобразна, причём недостатки внешности не могла компенсировать даже белизна кожи. Презрительно её называли "широкорожей Лизкой".

Но, вероятно, все эти люди и представить не могли, что совсем скоро именно Елизавета Романовна Воронцова станет русской "госпожой Помпадур". Она заняла особое место при дворе, стала фавориткой императора Петра III. Более того, молодой правитель Российской империи намеревался отправить в монастырь законную супругу и жениться на своей возлюбленной Елизавете. Правда, планам этим не суждено было свершиться. Но как же сложилась судьба фаворитки Петра III?

"Безобразная Лизка"

Елизавета Романовна родилась в 1739 году в знатном семействе Воронцовых. Её отец, граф Роман Илларионович Воронцов, занимал высокое положение при дворе. Вероятно, именно его связи позволили включить юную Елизавету в свиту великой княгини Екатерины Алексеевны (будущей Екатерины II). Императрица Елизавета Петровна с теплотой относилась к фрейлине и её сестре, однако многие придворные поражались, насколько некрасивой была юная Воронцова. Причина безобразной внешности кроется в записях Екатерины II:

"… после перенесённой оспы (Елизавета Воронцова) стала ещё некрасивее, потому что черты её совершенно обезобразились и всё лицо покрылось не оспинами, а рубцами".
Здесь вы можете сказать, что отношение Екатерины Алексеевны к людям, которых ценил её супруг, могло быть не слишком доброжелательным. Однако и другие современники отмечали, что Елизавета Романовна не только не блистала красотой, но и была одной из самых безобразных дам при дворе.

А ведь главное – не красота

Несмотря на это, великий князь Пётр Фёдорович проявлял интерес к этой девушке. Он всё больше времени проводил с ней, с удовольствием вёл беседы на самые разные темы. Постепенно придворные стали понимать, что это – далеко не обыкновенная дружеская привязанность. Тут же все стали говорить, что у Петра Фёдоровича скверный вкус – фаворитку можно было бы найти и посимпатичнее. Что же привлекло будущего императора в этой дурнушке? Как мне кажется, ответ на этот вопрос кроется в заметках французского посланника Жана-Луи Фавье:

"Безобразие Воронцовой было невыразимо и не искупалось ни хорошим сложением, ни белизной кожи. Она была не лишена ума и при случае, смогла бы воспользоваться своим положением, если бы на то представилась хоть малейшая возможность".
Именно – ум! Воронцова и сама прекрасно осознавала, что не принадлежит к ослепительным красавицам, а потому использовала иное преимущество. Как оказалось, остроумием и чуткостью Елизавета смогла с лёгкостью покорить сердце великого князя. Кстати, именно императрица Елизавета Петровна дала Воронцовой прозвище "госпожа Помпадур", сравнивая любимицу племянника со знаменитой фавориткой французского короля.

Когда Пётр стал императором, Елизавета Воронцова и вовсе приобрела огромное влияние. Придворные отмечали, что государь не скрывал своего отношения к избраннице, открыто называл её своей "официальной фавориткой". Ходили слухи, что Пётр Фёдорович даже намеревался расторгнуть брак со своей законной супругой Екатериной, после чего планировал жениться на Елизавете Романовне.

Жизнь при Екатерине II

Государственный переворот, совершённый Екатериной II в 1762 году, полностью переменил жизнь Воронцовой. Рассказывали, что она упала на колени перед графом Паниным, после чего молила отправить её вместе с Петром III в Голштинию.

Императрица просьбы этой не удовлетворила, однако к Воронцовой отнеслась весьма благосклонно.По просьбе Екатерины II отец Елизаветы Романовны быстро нашёл достойного супруга для дочери – им стал полковник Александр Полянский. При дворе графиня уже не появлялась, однако по-прежнему вела светскую жизнь и, вероятно, была вполне довольна своей участью.

Императрица благоволила и двум отпрыскам четы Полянских – известно, что она была восприемницей Александра, сына Воронцовой. В 1792 году Елизавета Романовна умерла в 52 года в Петербурге, оставшись в памяти людей как некрасивая, но весьма умная и талантливая фаворитка Петра III.

После знакомства с историей русской "госпожи Помпадур" невольно удивляешься, насколько интересными могут стать хитросплетения судьбы. Казалось бы, Воронцова была соперницей Екатерины Алексеевны, которая, взойдя на престол, и вовсе должна была "раздавить" фаворитку мужа.

Однако императрица, не питавшая к супругу тёплых чувств, снисходительно отнеслась к Елизавете Романовне и, как известно, в дальнейшем даже оказывала ей поддержку в делах. Быть может, в глубине души Екатерина даже жалела женщину, столь искренне полюбившую Петра III, которого его собственная супруга считала ничтожеством.
Канал: Мир Истории

Елизавета Алексеевна Воронцова. "Безобразная Лизка"
0
Поделиться с друзьями: