Юрий Стоянов рассказывал о встрече с Леонидом Ильичом Брежневым

размещено в: Актёрские байки | 0
Юрий Стоянов рассказывал о встрече с Леонидом Ильичом Брежневым

Юрий Стоянов рассказывал. Ну, который "Городок".
– Со мной на одном курсе в театральном училась одна Вика. Ну, Вика и Вика, и фиг бы с ней. И тут приглашает она нас, полудурков-недоактёров, к себе домой. Ну, мы чё? Вина взяли, закуски какой-то и припёрлись на Тверскую. В нехилую такую квартиру. Мне бы сообразить что "обычные" студенты в таких не живут, но молодость! как говорится. Мы там скетчи всякие, шутки, прибаутки, анекдоты. Как положено студиозам. И тут… Открывается дверь… В дверях стоит Генеральный Секретарь Центрального Комитета Коммунистической Партии СССР Леонид Ильич Брежнев! И эта, которая Вика:
– Ой, дедушка! А это Юра! Он так смешно тебя изображает!
Сказать что я окаменел или ноги там отнялись – это промолчать просто… Перед глазами пронеслась вся недолгая жизнь и мысль, что Магадан от Москвы не так уж и далеко и люди там тоже ведь как-то живут.
И Ильич такой, прищурившись:
– Ну что, Юрик. Выдай нам что-нибудь.
Я, деревянным языком, какой-то, не вспомню, приличный и не смешной анекдот "выдал". Он помолчал и сказал:
– Не надо тебе Леонида Ильича пародировать. У меня смешнее получается.

Юрий Стоянов рассказывал о встрече с Леонидом Ильичом Брежневым
Ю́рий Никола́евич Стоя́нов — советский и российский актёр театра и кино, телеведущий и музыкант. Народный артист Российской Федерации. Автор, постановщик и исполнитель ролей в телевизионной юмористической программе «Городок». Википедия
Родился: 10 июля 1957 г. (64 года), Одесса, СССР
0
Поделиться с друзьями:

Случай в Доме актёра. Автор: Виктор Шендерович

размещено в: Актёрские байки | 0
Случай в Доме актёра. Автор: Виктор Шендерович

Дело было в конце шестидесятых. В Доме актера шел новогодний вечер, за столами сидела эпоха — Утесов, Раневская, Плятт, мхатовские "старики"…

Эпоха, впрочем, была представлена довольно всесторонне: за одним из центральных столов, с родными и челядью, сидел директор большого гастронома, "спонсировавший" дефицитом элитарный вечер.

Молодой Александр Ширвиндт, ведший программу, разумеется, не мог не поприветствовать отдельно "крупного работника советской торговли". Но крупный работник советской торговли ощущал себя царем горы — и духа иронии, царившего в зале Дома актера, по отношению к себе допустить не пожелал.

— Паяц! — громко бросил он Ширвиндту прямо из-за стола.
Царь горы даже не понял, что сказанное им относилось, в сущности, почти ко всем, кто сидел в этом зале. Наступила напряженная тишина, звуки вилок и ножей, гур-гур разговоров — все стихло. Все взгляды устремились на молодого артиста…

Но Ширвиндт словно не заметил оскорбительности произошедшего. И даже как будто засобирался извиняться… Мол, я ведь только потому позволяю себе отвлекать вас от закуски-выпивки, только для того и пытаюсь шутить, чтобы сделать вечер приятным, потому что очень уважаю собравшихся… ведь здесь такие люди: вот Фаина Георгиевна, вот Ростислав Янович, вот…

Ширвиндт говорил томно и вяло, и директор гастронома, не получивший отпора, успел укрепиться в самоощущении царя горы.

— …и все мы здесь, — продолжал Ширвиндт, — в этот праздничный вечер, в гостеприимном Доме актера…

Директор гастронома, уже забыв про побежденного артиста, снова взялся за вилку и даже, говорят, успел что-то на нее наколоть.

— И вдруг какое-то ГО*НО, — неожиданно возвысив голос, сказал Ширвиндт, — позволяет себе разевать рот! Да пошел ты на х** отсюда! — адресовался Ширвиндт непосредственно человеку за столом.

И перестал говорить, а стал ждать. И присутствовавшая в зале эпоха с интересом повернулась к директору гастронома — и тоже стала ждать.

Царь горы вышел из столбняка не сразу, а когда вышел, то встал и вместе с родными и челядью навсегда покинул Дом актера.

И тогда, рассказывают, поднялся Плятт и, повернувшись к молодому артисту Ширвиндту, зааплодировал первым. И эпоха в лице Фаины Георгиевны, Леонида Осиповича и других легенд присоединилась к аплодисментам в честь человека, вступившегося за профессию.

Виктор Шендерович, "Изюм из булки"

Случай в Доме актёра. Автор: Виктор Шендерович
Ви́ктор Анато́льевич Шендеро́вич — российский и израильский журналист, прозаик, поэт, драматург, сценарист, теле- и радиоведущий, сатирик, публицист, педагог. Колумнист журнала The New Times. Лауреат премии Московской Хельсинкской группы 2010 года. Википедия
Родился: 15 августа 1958 г. (63 года), Москва, СССР
Фильмы и сериалы: Как уходили кумиры (2005), Розыгрыш (2003), Лекарь поневолеТоварищ президент (2004)
0
Поделиться с друзьями:

Воспоминания о Фаине Раневской. Безнадёжная рекомендация

размещено в: Актёрские байки | 0
Воспоминания о Фаине Раневской. Безнадёжная рекомендация

БЕЗНАДЕЖНАЯ РЕКОМЕНДАЦИЯ
В 1915 году к директору одного подмосковного театра явилась молодая девица весьма неординарной наружности с рекомендательным письмом. Эта бумага была подписана близким приятелем директора, московским антрепренёром Соколовским.

Он сообщал следующее: «Дорогой Ванюша, посылаю тебе эту дамочку, чтобы только отвязаться от неё. Ты уж сам как-нибудь деликатно, намёком, в скобках, объясни ей, что делать ей на сцене нечего, что никаких перспектив у неё нет. Мне самому, право же, сделать это неудобно по ряду причин, так что ты, дружок, как-нибудь отговори её от актёрской карьеры – так будет лучше и для неё, и для театра. Это совершенная бездарь, все роли она играет абсолютно одинаково, фамилия её Раневская…»

Вот, казалось бы, после столь печальной и совершенно безнадёжной рекомендации на актёрской карьере можно было ставить крест. Однако директор частной антрепризы Малаховского дачного театра не послушал совета своего приятеля. Видать, он что-то разглядел в неуклюжей провинциальной девушке. Он окинул молоденькую актрису внимательным взглядом и… разорвал коварное письмо. С этого момента началось восхождение новой театральной звезды по фамилии Раневская.

На самом деле, Раневская – это псевдоним. В честь чеховской героини из «Вишнёвого сада». Её настоящее имя – Фанни Гиршевна Фельдман. Она родилась в Таганроге в богатой еврейской семье. А псевдоним Раневская впервые зародился в душе Фаины Фельдман в Крыму, всё в том же 1915 году, причём произошло это при стечении случайн и весьма забавных обстоятельств.

Однажды во время прогулки на гору Митридат с неким «опытным трагиком» из керченского театра мадам Лавровской, 19-летняя Фаина решила заглянуть в банк. Её мать тайком от отца посылала дочке денежные переводы. После получения денег при выходе из банка молодая актриса неловко замешкалась и не удержала банкноты в руках.

Порыв ветра подхватил купюры, причём всю сумму, и разметал по улице.
Следя печальным взглядом за улетающими банкнотами, Фаина произнесла с трагической интонацией: – Денег жаль… зато как красиво они улетают! Как осенние листья…

Услышав это, её спутник воскликнул: – Да ведь вы Раневская! Только она могла так сказать!
Спустя некоторое время после того случая, когда Фаине Фельдман пришлось выбирать псевдоним, она решила взять фамилию чеховской героини.

Из сети

Воспоминания о Фаине Раневской. Безнадёжная рекомендация
0
Поделиться с друзьями:

Белый лист. Актерские байки

размещено в: Актёрские байки | 0
Белый лист. Актерские байки

В актерской среде существует термин "белый лист" – ситуация на сцене, когда текст напрочь вылетает из головы артиста. Вот несколько баек не эту тему.

Белый лист. Актерские байки

Алексей Денисович Дикий был видным театральным деятелем Советского Союза – знаменитый актер, режиссер и педагог. Однажды «белый лист» случился и с ним.

Шел спектакль по пьесе А.Н. Островского «На бойком месте». Дикий там играл барина. В одной из сцен он, после якобы возвращения домой на бричке, входил в комнату и спрашивал вошедшего вслед за ним слугу:
– Ну что, распряг коней? Овса им задал?
– Распряг, батюшка, – отвечал слуга, – И овса задал.

Однажды в спектакле на этом моменте Дикий «завис» и понял, что напрочь забыл дальнейший текст. Возникла пауза. Актер стал усиленно пытаться вспомнить, решил как-то потянуть время и повторил:
– Ага! Значит, коней распряг и овса им задал?
– Так точно, батюшка, – подыграл слуга, – И коней распряг и овса им задал.

Снова наступила пауза. Дикий стал рассматривать потолок и стены. Слуга пытался шепотом подсказать текст, но, видимо, было ничего не разобрать. «Барин» крякнул и почесал в затылке:
– Распряг, значит коней-то?
– Распряг, батюшка, – подтвердил слуга.

– Иди, запрягай! – скомандовал Дикий, – Иначе мы отсюда долго не уедем!

Белый лист. Актерские байки

Фаина Георгиевна Раневская Выходила на сцену почти до конца своей жизни. Актриса не дожила меньше месяца до своего 88-летия. Когда Сергей Юрский поставил спектакль по пьесе А.Н. Островского «Правда – хорошо, а счастье лучше», 84-летней Раневской досталась роль старой няньки Филицаты.

Она уже по возрасту частенько забывала текст. Для этого за кулисами ставили помощницу режиссера, которая подсказывала актрисе текст. Видимо из любви к Фаине Георгиевне или от природной старательности, но женщина почти высовывалась из кулисы, произнося очередную реплику.

В одной из сцен, когда помреж от усердия чуть не вышла на сцену, величественная Раневская обратилась прямо к ней:
– Милочка, успокойтесь. Этот текст я знаю.

Зрительный зал отреагировал на реплику знаменитой актрисы аплодисментами.

Белый лист. Актерские байки

Однажды Евгений Евстигнеев должен был выйти на сцену в кульминационном моменте важной сцены и произнести ключевую фразу, после которой могло развиваться дальнейшее действие спектакля.

Евстигнеев вышел на сцену, однако внезапно замер и замолчал, явно припоминая слова. Видимо, как назло, у артиста случился так называемый «белый лист».

Но, Евстигнеев всегда был мастером импровизации и умел ловко выходить из любого положения. Он повернулся к актерам, стоящим на заднем плане и со своей особенной интонацией легко произнес:
– Что же вы молчите?

Некоторых это выбило напрочь, и они затряслись от смеха мелкой дрожью. Другие и вовсе просто поползли в кулисы. Евгений Александрович деловито прошел по сцене, будто о чем-то размышляя, потом повернулся к оставшимся и снова спросил:
– Вы так и будете молчать?

После этой фразы со сцены испарились самые выдержанные. Евстигнеев еще раз задумчиво прошелся по сцене, остановился и произнес:
– Ну, раз все ушли, то и я уйду!

И скрылся за кулисами.

Из сети

0
Поделиться с друзьями:

Воспоминания о Василии Макаровиче Шукшине

размещено в: Актёрские байки | 0
Воспоминания о Василии Макаровиче Шукшине

Василий Шукшин приехал в Москву с далекого Алтая поступать во ВГИК. Нашел институт, попробовал устроиться в общежитие, но мест не оказалось.
Тогда он заночевал на улице, где-то у Москвы-реки, на Котельнической набережной.
Не успел задремать толком, как услышал, что кто-то его будит. Перед Шукшиным стоял высокий худой мужчина с палкой.
– Ты что тут спишь? – спросил он.
– Мест нет в общежитии, – сказал Шукшин.
– Идем ко мне, – предложил мужчина. – Поспишь там.

Пришли, заварили чаю, долго беседовали на кухне о том о сем…
Потом уже, когда Шукшин благополучно сдал экзамены и был принят, однажды ему показали идущего по коридору ВГИКа давешнего мужчину с палкой и сказали, что это сам Пырьев.
Через много лет Шукшин спросил его:
– А помните, Иван Александрович, как я у вас однажды ночевал?
– Не помню, – сказал Пырьев. – Кто у меня только не ночевал…
Поступление во ВГИК

Кинорежиссер и однокурсник Шукшина Александр Митта вспоминает такую историю. Когда Шукшин пришел поступать во ВГИК, он полагал, что люди собираются, договариваются и артелью делают кино. Но оказалось, что есть главный человек, которого все слушаются, – режиссер. Тогда Шукшин решил поступать на режиссерский факультет. На экзамене М. И. Ромм попросил его:
– Расскажите мне о Пьере Безухове.
– Я "Войну и мир" не читал, – простодушно сказал Шукшин. – Толстая книжка, времени не было.
– Вы, что же, толстых книг никогда не читали? – удивился Ромм.
– Одну прочел, – сказал Шукшин. – "Мартин Иден". Хорошая книжка. Ромм возмутился:
– Как же вы работали директором школы? Вы же некультурный человек! А еще режиссером хотите стать!
И тут Шукшин взорвался:
– А что такое директор школы? Дрова достань, напили, наколи, сложи, чтобы детишки не замерзли зимой. Учебники достань, керосин добудь, учителей найди. А машина одна в деревне – на четырех копытах и с хвостом… А то и на собственном горбу… Куда уж тут книжки толстые читать…
Ромм поставил ему "пять" и принял.

Хорошо поговорили

При первом знакомстве Шукшин и Рыжов не понравились друг другу, но со временем крепко подружились, так что Рыжов снимался практически во всех фильмах Шукшина. Во время работы над "Калиной красной" – а съемки проходили в Карелии, – вся группа ездила на площадку на автобусе, и только Рыжов вставал загодя и шел пешком несколько километров. Летнее утро, роса, восход солнца, птичье пение…
Однажды, встав на рассвете как обычно, Рыжов собрался уже выходить, но вдруг к нему подошел мрачный Шукшин и сказал, что тоже пойдет пешком.
И они двинулись. Рыжов видел, что Василий Макарович сильно не в духе, а потому и не лез с разговорами. Шли в полном молчании. А поводов для плохого настроения было достаточно – материал начальство не принимало, со всех сторон раздавалась критика, дело не ладилось. Но пока дошли до места съемок, настроение у Шукшина от прогулки, от солнечного утра явно улучшилось. Жена Василия Макаровича чутко уловила эту перемену и поинтересовалась, в чем дело.
– С Рыжовым хорошо поговорили! – объяснил Шукшин.

Что ж ты наделал!?

Когда человек получает слишком много советов с разных сторон, это сбивает его с толку. Если советы дают актеру, он начинает нервничать, сбиваться, теряет нить игры. Поэтому Василий Шукшин ввел в группе железное правило: давать актеру советы и указания имеет право только он – режиссер. И правило это соблюдалось неукоснительно. Однажды во время съемок "Калины красной" к артисту Ивану Рыжову подошел кинооператор Заболоцкий и что-то тихо ему сказал. Шукшин немедленно допросил Рыжова.
– Да он просто попросил, чтобы в конце сцены я повернулся в профиль – так кадр получится эффектнее.
– Что ж ты натворил! – закричал Шукшин на оператора. – Как же он теперь сможет играть? Он всю сцену будет думать, как повернуться, и запорет роль!

Самостоятельность

Василий Шукшин пригласил Леонида Куравлева сняться в главной роли в фильме "Печки-лавочки", и артист согласился. Но потом передумал. Прямо сказать об этом Шукшину он не решался: скрывался от него довольно длительное время, придумывал разные отговорки. В конце концов они встретились в коридоре "Мосфильма". Куравлев огляделся – бежать некуда.
– Стой, – приказал Шукшин. – Поговорить надо по душам. Что же это ты мне под самый дых врезал? – А у самого желваки так и ходят, рука в кармане.
И тут Куравлева озарило:
– Да ведь ты сам должен это сыграть! Кто же лучше тебя это сделает? Ты написал, ты придумал, тебе и сниматься надо!
Похоже такая мысль Шукшину в голову не приходила, а если и приходила, то он всерьез к ней не относился. Лицо Шукшина подобрело.
– Ты точно так думаешь?
– Да что тут думать? Так оно и есть на самом деле…
Так Василий Шукшин сам сыграл в "Печках-лавочках".
«Актеры советского театра и кино»

Воспоминания о Василии Макаровиче Шукшине
0
Поделиться с друзьями:

Вспоминает знаменитый российский кинорежиссер Георгий Данелия

размещено в: Актёрские байки | 0
Вспоминает знаменитый российский кинорежиссер Георгий Данелия

Как известно, Элеонора Яблочкина была женой советского кинематографиста Александра Яблочкина. После его смерти она вышла замуж за Тонино Гуэрра, известного итальянского режиссера, сценариста и большого друга Ф.Феллини.

Один эпизод, а точнее похороны ее первого мужа, вспоминает их общий друг, знаменитый российский кинорежиссер Г. Данелия:
✍Невысокий, лысый, пожилой, Александр Ефремович Яблочкин был веселым, заводным и очень нравился женщинам. И пока не встретил свою голубоглазую Лору, слыл известным сердцеедом. Лору Яблочкин боготворил и, когда говорил о ней, — светился. Лора тоже любила Сашеньку (так она его называла), и жили они хорошо и дружно. Супруги Яблочкины были людьми хлебосольными, и я часто бывал у них в гостях в доме напротив Мосфильма. В малюсенькую комнатку, которую они называли гостиной (из однокомнатной квартиры Яблочкин сделал двухкомнатную), набивалось так много народу, что сейчас я не могу понять, как мы все умудрялись там разместиться. Помню только, что было очень весело.

Умер Саша на проходной, в тот день, когда мы должны были сдавать картину Сизову. Предъявил пропуск и упал. Ему было 59 лет. Хоронили Александра Ефремовича на Востряковском кладбище. Яблочкина любили, и попрощаться с ним пришло много народу. Режиссеры, с которыми работал Яблочкин, пробили и оркестр. Гроб поставили возле могилы на специальные подставки. Рядом стояли близкие, родные и раввин.

"Мосфильм" был против раввина, но родные настояли. Раввин был маленький, очень старенький, лет под девяносто, в черной шляпе и легоньком потрепанном черном пальто, в круглых очках в металлической оправе, с сизым носом. Был конец ноября, дул холодный ветер, выпал даже снег. Ребе посинел и дрожал. Я предложил ему свой шарф, он отказался, сказал, что не положено. Люди рассредоточились вокруг могил, а оркестр расположился чуть поодаль, у забора. Зампрофорга студии Савелий Ивасков, который распоряжался этими похоронами, договорился с дирижером оркестра, что даст ему знак рукой, когда начинать играть. Потом встал в торце могилы и сказал раввину:
— Приступай, батюшка.
— Ребе, — поправила его сестра Яблочкина.
— Ну, ребе.
Раввин наклонился к сестре и начал по бумажке что-то уточнять.
— Ладно, отец, начинай! Холодно, народ замерз, — недовольно сказал Ивасков. (Он более других возражал против еврейского священника.)
Раввин посмотрел на него, вздохнул и начал читать на идиш заупокойную молитву. А когда дошел до родственников, пропел на русском:
— И сестра Мария, и сын его Гриша, и дочь его Лора.(Лора была намного моложе мужа.)
— Отец! — прервал его Ивасков и отрицательно помахал рукой.
И тут же грянул гимн Советского Союза. От неожиданности ребе вздрогнул, поскользнулся и чуть не упал – я успел подхватить его. Земля заледенела, и было очень скользко.
— Стоп, стоп! — закричал Ивасков. — Кто там поближе — остановите их!
Оркестр замолк.
— Рубен Артемович, сигнал был не вам! — крикнул Ивасков дирижеру.
И сказал сестре, чтобы она объяснила товарищу, кто есть кто. Мария сказала раввину, что Гриша не сын, а племянник, а Лора не дочка, а жена. Тот кивнул и начал петь сначала. И когда дошел до родственников, пропел, что сестра Мария, племянник Гриша и дочь Гриши — Лора.
— Ну, стоп, стоп! — Ивасков опять махнул рукой. — Сколько можно?!
И снова грянул гимн.
— Прекратите! Остановите музыку! — заорал Ивасков.
Оркестр замолк.
— Рубен Артемович, для вас сигнал будет двумя руками! — крикнул Ивасков дирижеру. — Двумя! — И повернулся к раввину: — Отец, вы, я извиняюсь, по-русски понимаете? Вы можете сказать по-человечески, что гражданка Лора Яблочкина не дочка, а жена?! Супруга, понимаете?!
— Понимаю.
— Ну и давайте внимательней! А то некрасиво получается, похороны все-таки!
Раввин начал снова и, когда дошел до опасного места, сделал паузу и пропел очень четко:
— Сестра — Мария, племянник — Гриша. И не дочь! — он поверх очков победно посмотрел на Иваскова. — А жена племянника Гриши — гражданка Лора Яблочкина!
— У, ёб! — взревел Ивасков.
Поскользнулся и полетел в могилу. Падая, он взмахнул двумя руками. И снова грянул гимн Советского Союза.

И тут уже мы не смогли сдержаться. Саша, прости меня! Но я тоже ржал. Ты говорил, что твой любимый жанр трагикомедия. В этом жанре и прошли твои похороны. Когда придет время и мне уходить, я очень хочу уйти так же. Не болея и внезапно, никого не мучая. И чтобы на моих похоронах тоже плакали и смеялись".

Вспоминает знаменитый российский кинорежиссер Георгий Данелия
0
Поделиться с друзьями:

Георгий Данелия. Как выбрали на роль Инну Чурикову

размещено в: Актёрские байки | 0
Георгий Данелия. Как выбрали на роль Инну Чурикову

А на соблазнительницу Розочку я пригласил Инну Чурикову. Инна снялась у меня в маленьком эпизоде в фильме «Я шагаю по Москве», и я сразу понял: эта девушка – актриса с большим будущим.
Чурикова зашла ко мне в кабинет, когда там сидели мои соавторы Ежов и Конецкий.
– Сценарий прочитала? – спросил я.
– Да!
– Сниматься согласна?
– Ой, конечно!
– Ну, иди в группу, я освобожусь, потом поговорим.
Чурикова вышла.
– А кого она будет играть? – спросил Конецкий.
– Розочку.
– Опупел? Розочка – это Брижит Бардо, Мэрилин Монро!
Я вышел, пошел в комнату группы, где меня ждала Инна, и попросил ее зайти ко мне в кабинет снова минут через двадцать:
– Но ты – уже не ты. Ты – секс-символ, Мерилин Монро или что-то в этом духе. Сниматься не очень хочешь, нас слегка презираешь, но – снизошла.
Через десять минут ко мне в кабинет зашла женщина-вамп. (Инна немного изменила прическу, ярко накрасила губы и накинула на плечи шелковый шарфик.) Она высокомерно кивнула соавторам, небрежно бросила сценарий мне на стол и сказала низким чарующим голосом:
– Прочитала. Я подумаю.
Кинула уничтожающий взгляд на соавторов и сексуальной походкой удалилась.
– А эта как? – спросил я.
– Эта уже может быть, – сказал Ежов.
– Она похожа на ту, – сказал Конецкий, – но большая разница!

Из книги Г. Данелия «Безбилетный пассажир»
К/фильм «Тридцать три»

Георгий Данелия. Как выбрали на роль Инну Чурикову
0
Поделиться с друзьями:

Яша. Рассказ Александра Адабашьяна

размещено в: Актёрские байки | 0
Яша. Рассказ Александра Адабашьяна
На фото: Марчелло Мастроянни и пес Яша: кадр из фильма «Очи черные»

Яша.

«Мы снимали картину, которая называлась «Очи черные». Она снималась и в Москве, и в Костроме, и в Петербурге, и в Италии. И там по сюжету упоминается шпиц, с которым гуляла Анна Сергеевна.
Ассистент по реквизиту был петербургский, всегда не очень трезвый и все время находивший этому объяснения: то у него болел зуб, то это лекарство…

Вот он приволок пса значительно больше шпица, уверяя, что с большим трудом купил его у какой-то бабули, уговорив ее и обещав ей подарить фотокарточку Марчелло Мастроянни. Заплатил какие-то астрономические, по его рассказам, деньги.

И таким образом у нас появился этот пес. В общем, для шпица он был великоват.
Но мы посмотрели, что Лена Сафонова, игравшая главную роль, девушка крупная, и с маленьким песиком она бы выглядела в наше время немножко не так, как бы нам хотелось, так скажем.

Пса звали Яша. По крайней мере, так нам сказал этот человек. Впоследствии уже выяснилось, что этот пес абсолютно дворняжный, с тяжелой судьбой, вероятно, боевой. Но тем не менее пес оказался в работе потрясающий.

Во-первых, он сразу понял, кто главный, и прибился к итальянской продюсерше, Сильвии Чекки Д'Амико. Ни Михалков, ни Мастроянни его не интересовали, он сразу понял, что в этой невысокой женщине весь смысл.
Снимался пес потрясающе. Действительно, ни одного дубля из-за него не было испорчено.

Нужно было спать — он лежал. Сильвия его укладывала, гладила, и он лежал. Длинная сцена, панорама, потом какая-то актерская сцена шла у Мастроянни с Сафоновой — пес лежал не шевелясь. Как он это все понимал, не знаю. Видимо, перспектива прекрасного будущего, которое он уже подозревал, заставляла его усмирять свой нрав.

Постепенно у Сильвии он отъелся. Съездил в Кострому, потом съездил в Петербург. И потом он уехал в Италию, съемки закончились там. И там же он и остался. Сильвия — она дочь очень известной сценаристки Сузу Чекки Д'Амико, автора, в частности, «Римских каникул», «Похитителей велосипедов», многих картин Росселини. В общем, такая гранд-дама итальянского кино.

Она очень властная женщина была. У них до этого жила какая-то собака, которая очень тяжело и долго умирала. И Сузу сказала, что больше у нас собак в доме не будет. То, что она говорила, было категорично. И когда появилась Сильвия с Яшей (у них была двухэтажная квартира), то бабушка ей сказала: на второй этаж, и чтобы я его не видела.

Яша сразу все понял. Когда приходил с прогулки, он сразу бегом бежал на второй этаж. Но длилось это недолго. Однажды гулявшая с псом бонна-филиппинка принесла его на руках, трясясь от ужаса, и сказала, что совершенно неожиданно он вдруг спрыгнул с тротуара на проезжую часть и попал под велосипед. В травмах, помятый, ну, естественно, куда его тащить на второй этаж. Она его положила прямо в прихожей.

Бабушка, при всей своей суровости, не чужда была и некоего человеколюбия, или собаколюбия, в данном случае.
Она подошла и первый раз его погладила. Пес вяло помахал хвостиком, благодарно посмотрел.
Потом приходил ветеринар. И пес в течение недели примерно лежал на диванчике.

Когда я примерно через три недели опять появился в этом доме, пес уже валялся на первом этаже на диване уже у Сузу. На Сильвию он смотрел примерно так же, как на бонну, с ним гулявшую. Он переменил хозяйку.
Он был ухоженный, он был мыт шампунем, от него пахло лучше, чем от хозяев в этом доме. Пес прекрасно питался.

Потом я уехал. Прошло какое-то время, я опять оказался в Италии, пришел к ним в гости. Пес вроде меня не узнал, он никак не среагировал на мой приход. Там было много народу, все сидели за столом. Все гладили Яшу, чем-то его кормили. Хозяева говорили: не надо его кормить. Яша скромно стоял: ну, не надо, так не надо. Но если давали, он съедал.

А так ничего не просил. Чудно понимал по-итальянски все команды. Мне предложили: а поговори с ним по-русски, может быть, он что-нибудь вспомнит. Я что-то ему говорил, называл какие-то имена, пес никак не реагировал. И я решил, что все, уже отрезанный ломоть.

Народ еще оставался там, а мне нужно было уйти чуть пораньше, и в прихожей, уже когда я почти открывал дверь и выходил, ко мне подошел Яша, покосившись на оставшихся в комнате, ткнулся мне носом в коленку и молча так стоял.
Мол, ну ты ж пойми, ситуация. Я его погладил, он благодарно помахал хвостом и ушел.

Вот так пес выбрал шикарную неволю вместо вольной собачьей жизни в Петербурге. Пес прожил долгую счастливую жизнь. Он уезжал на отдых в Монтекатини, пил эти термальные воды. Всегда был ухожен, прекрасен.

Вот такую судьбу, можно сказать, он выбрал себе сам. Потому что он все сделал для этого. Он совершенно сознательно по жизни шел к этому, выбрал эту судьбу.

Александр Адабашьян.

Яша. Рассказ Александра Адабашьяна
0
Поделиться с друзьями:

Две великие актрисы Нонна Мордюкова и Римма Маркова были подругами

размещено в: Актёрские байки | 0
Две великие актрисы Нонна Мордюкова и Римма Маркова были подругами
Две великие актрисы Нонна Мордюкова и Римма Маркова были подругами, но их отношения складывались также, как в знаменитом рекламном ролике, где актрисы играли шпалоукладчиц.
 
Помните: – Дура ты, И муж у тебя дурак, хоть и помер. И шурин – дурак. И коза у тебя – дура. А спустя несколько минут ругающие друг друга женщины уже сидели рядом и вволю наплакавшись, пели задушевную песню. В жизни было то же самое.
 
Подруги постоянно ругались, и при этом в ссоре тосковали друг по другу. Даже их дружба и та началась со скандала. Когда планировались съемки фильма «Бабье царство», Мордюкова даже не сомневалась, что роль в картине достанется ей.
 
Однако режиссер Салтыков захотел видеть в этой роли другую актрису. Ему предложили попробовать на роль Римму Маркову. Во время проб кто-то назвал ее «тиранозавром с косой», но, несмотря на этой, Маркову сразу же утвердили, а над «тиранозавром» она потом смеялась всю жизнь.
 
Узнав о том, что роль досталась другой актрисе, Мордюкова пришла в ярость и на премьере фильма заявила Марковой, что та ничего из себя не представляет, ее никто не знает и вообще, зря ей эту роль доверили. В ответ на это Маркова тоже сказала что-то нелицеприятное.
 
Следующая встреча актрис произошла через полгода. Мордюкова сама подошла к Марковой и сказала, что была не права, мол, в «Бабьем царстве» та сыграла превосходно.
 
– Я рыдала! – добавила Мордюкова. Так и началась их многолетняя дружба. Актрисы вместе сыграли в фильме «Журавушка», что еще больше сблизило их. У Мордюковой и Марковой было много общего, одно время они вместе увлеклись занятиями карате и с удовольствием посещали секцию.
 
Узнав о столь необычном хобби актрис, Никита Михалков пригласил Маркову в свой фильм «Родня», где она блестяще сыграла эпизодическую роль администраторши гостиницы, которая на рабочем месте увлеченно тренируется, полируя навыки боевого искусства.
 
Первая крупная ссора между закадычными подругами произошла в 70-х. Мордюковой предстояло представлять фильм «Бриллиантовая рука» в одном из санаториев. Мероприятие было организовано для партийной номенклатуры. Актриса, пользуясь моментом, решила взять с собой лучшую подругу Маркову.
 
По воспоминаниям Риммы Васильевны, во время выступления перед публикой вниманием зала удалось завладеть именно ей, что невероятно разозлило Мордюкову. Когда они вернулись в гостиницу, та принялась укорять Маркову: «Что ты цирк устроила? Знаменитость!».
 
Этого Маркова стерпеть не смогла, ведь лучшая подруга выставила все так, что звезда именно она – Мордюкова, а Маркова – это так… Подруги разругались в пух и прах.
 
Первая на примирение пошла Мордюкова, несмотря на свой крутой нрав. Она подбросила Марковой журнал, котором был напечатан ее рассказ с припиской, в которой просила прочитать ее сочинение. Маркова прочла и была восхищена талантом подруги, но…позвонить не решалась.
 
Буквально через несколько дней Мордюкова явилась к ней сама. Она была злая и взъерошенная: «Что это я мимо твоего дома хожу и делаю вид, что тут никто не живет?!». Маркова не смогла сдержать смеха. Подруги помирились.
 
Второй крупный скандал произошел после съемок знаменитого рекламного ролика про двух шпалоукладчиц. Из-за чего все началось, актрисы никогда не говорили, но ссора была такой, что они чуть друг дружке глаза не выцарапали.
 
После скандала Маркова и Мордюкова не разговаривали почти два года. Примирение произошло на вечеринке, куда были приглашены обе звезды.
 
Как вспоминала Римма Васильевна, она изо всех сил делала вид, что Мордюкову не видит в упор, а та возьми, да и стань перед обиженной подругой на колени, держа в руке рюмку: «Ну что ты, видишь, я на коленях перед тобой. Я же тебя люблю, старая, давай выпьем!».
 
Маркова после этого не смогла сдержать слез, подруги обнялись… В 2008 году, когда не стало Нонны Мордюковой, Маркова была безутешна. С самой Риммой Васильевной страна простилась в 2015 году.
 
«Актерская курилка»
 
Две великие актрисы Нонна Мордюкова и Римма Маркова были подругами
0
Поделиться с друзьями:

На съемках фильма "12 стульев", 1971 год , СССР

размещено в: Актёрские байки | 0
На съемках фильма "12 стульев", 1971 год , СССР

Леонид Гайдай, Арчил Гомиашвили, Сергей Филиппов и Готлиб Ронинсон на съемках фильма "12 стульев", 1971 год, СССР.

Сергей Филиппов (исполнитель роли Кисы Воробьянинова) обладал очень непростым характером и в актерской среде имел репутацию очень самолюбивого и нелюдимого человека.

В силу специфической внешности он обрел популярность, как исполнитель глупых и малоприятных героев, хотя сам всю жизнь мечтал сыграть положительную драматическую роль.

В 1965 году Филиппов пережил операцию по удалению опухоли головного мозга, в результате которой была удалена часть теменной кости, и шрам приходилось прикрывать головными уборами.

Актера недолюбливала тогдашний министр культуры, и в разговорах с друзьями он шутил: "Вот Фурцева говорит, что Филиппов дурак, а у меня половину мозгу вынули — а я все умный!"

Уже после утверждения на роль Кисы Воробьянинова у актера начались сильные головные боли, и Гайдай принял решение заменить его на Ростислава Плятта.

Филиппов же убеждал режиссера, что сниматься ему ничего не помешает. Ситуация разрешилась, когда слухи о настойчивом желании актера дошли до Плятта, и он сам уступил ему роль.

В первые дни съемок Гайдай понял, что Киса в исполнении Филиппова настолько выразителен, что затмевает Александра Белявского в роли Остапа Бендера.

В срочном порядке пришлось искать замену исполнителю главной роли. Выбор пал на малоизвестного Арчила Гомиашвили, для которого эта работа стала самым ярким эпизодом в карьере.

Из сети

На съемках фильма "12 стульев", 1971 год , СССР
0
Поделиться с друзьями: