Альберт Швейцер

размещено в: Педагоги и доктора | 0
Альбе́рт Шве́йцер — немецкий и французский протестантский теолог, философ культуры, гуманист, музыкант и врач, лауреат Нобелевской премии мира. Википедия
Родился: 14 января 1875 г., Франция
Умер: 4 сентября 1965 г. (90 лет), Ламбарене, Габон

Альберт Швейцер родился в 1875 году. Сын пастора, он учился в Страсбургском университете. Стал философом, теологом, музыковедом. Прекрасным органистом.

В 30 лет решил, что должен жить не для себя, для других. Пошел учиться на врача. Закончив медицинский факультет, уехал в Африку, в Ламбарене. Открыл там больницу на свои деньги.

Ну, как больницу. Сначала это была одна хижина, которую Швейцер и его жена (тоже врач) побелили, очистили. В ней кипятили бинты и инструменты, делали операции. Страдая от жары, опасаясь малярии, лихорадки, чесотки, ядовитых змей, они лечили всех.

Вот как тот доктор Айболит, Швейцер принимал роды, вырывал зубы, вырезал аппендицит. Если надо было, то и коров лечил, и обезьян.

Когда заканчивались деньги, он возвращался в Европу и давал концерты, играл на органе Баха, читал о нем лекции.

Бах был для него не просто композитором. Бах был для него почти Бог и точно лучший товарищ. Швейцер подчеркивал, что деньги на больницу дал «лейпцигский кантор Бах».

Однажды Швейцера попросили написать методичку о том, как лучше играть на органе Баха. Швейцер сел писать и не смог остановиться, пока не сотворил монументальный труд о Бахе, который переведен на многие языки и до сих пор переиздается.

Швейцер получил Нобелевскую премию мира в 1952 году. Когда его спросили, на что он ее потратит, он тут же ответил, что, конечно, на лепрозорий в Африке.

Швейцер очень жалел тех, кто по разным причинам не может посвятить свою жизнь служению людям.

Он пережил две войны, сформулировав главное для себя — благоговение перед жизнью.

Там, в Африке, у него был инструмент, старенькое пианино. Иногда ночью он играл Баха.

Представляете: экваториальная Африка. Ночь. Бах.

Альберт Швейцер умер в 90 лет, в Ламбарене. Прилег отдохнуть в гамаке. Попросил поставить пластинку с фугами Баха и умер. Больница, открытая Швейцером, работает до сих пор.

© Ольга Пономарева

Рейтинг
5 из 5 звезд. 1 голосов.
Поделиться с друзьями:

Жизнь на ладошке. Рассказ Ольги Савельевой

размещено в: Педагоги и доктора | 0

Жизнь на ладошке

Мария обычно не любит посещать концерты и всякие торжества, но эти — не пропускает никогда. Она надевает красивый торжественный наряд и тщательно красится — хотя знает, что будет плакать.

На концерте она садится в последний ряд — на случай организационных форс-мажоров. На первом ряду сидят врачи и медсестры. Ждут, когда откроют занавес.

На сцене — дети. Вот Наташа. Она танцует. Это балетная композиция. Наташа тянет ножку в розовом пуантике. Наташе скоро 7 лет, и она пойдет в школу. В обычную школу.

А вот Лиза. У Лизы — гимнастический этюд с лентой. Она ходит на гимнастику с 4-х лет. Сейчас ей 8.

Вот Богдан. Ему 10 лет. Он читает стихотворение. Складно, без запинки…

Вот Аринка. Она выходит, одергивает платьице и строго объявляет свой номер: «Я расскажу о себе, но по-английски».

Мария не может сдерживать слез. Ее коллеги тоже рыдают. Самый востребованный товар на этом концерте — салфетки.

Мария — реаниматолог. Она работает в перинатальном центре. В руки к команде, в которой работает Маша, попадают самые сложные дети, рожденные раньше срока. Недоношенные. Обычно они размером с ладонь. Легкие по весу, тяжелые по состоянию…

Вся команда бросается на спасение этих крох… А потом проходят годы, и вся эта команда спасения садится в первый ряд на концерте. На празднике, подготовленном детьми. Выжившими и выросшими.

Вот эта Наташа… Она же весила меньше килограмма, когда родилась…

А Лиза… Вообще чудо, что выходили, там ведь и шестисот грамм не было.

А вот Богдан, который со стихом. Он пришел с бородатым мужчиной. Мужчина выглядит как папа, но на самом деле это брат. Когда родился крошечный Богдан с критично низкой массой тела, его мама практически переселилась в реанимацию.

А у нее был старший сын… И он не мог понять, кто отнял у него маму. И тогда мама выпросила разрешения у врачей — привести сына, старшего, взглянуть на брата. И ей разрешили. Сколько тогда было старшему брату Богдана? 13? 14?

Он пришел, немного отстраненный, нахмуренный, взрослый… Его подвели к кювезу. Там лежал Богданчик, крохотный, опутанный проводами, такой худенький, такой беззащитный…

«Так вот кто отобрал у него маму!!!» — старший брат еле сдержал слезы.

— Мама, — сказал он маме очень серьезно.

— Я все понял. Ты будь здесь, сколько надо. Ты ему нужнее…

Прошли годы. Богдан на сцене читает стихотворение, старший брат где-то в зале, слушает. Он всегда рядом. Братья неразлучны…

Это так трогательно, что Маша заплакала, еще когда встретила их в фойе.

А Арина… Она весила 680 грамм. Маша почему-то запомнила точный вес. И ее и маму ее запомнила, которая робко спросила пересохшими губами: «Она выкарабкается?» И Маша ответила: — Мы сделаем все возможное. И невозможное…

«Май нейм из Арина… — рассказывает красивая Арина на сцене.

— Май систерз нейм из Элис…» Арина ходит в специализированную английскую школу. А теперь она еще и старшая сестра и нежно обожает свою младшую сестренку Алиску. Нет на свете лучшей нянечки, чем Арина.

Маша плачет весь концерт. Но это такие радостные слезы. Они промывают душу и наделяют жизнь новым смыслом.

Маша пойдет домой абсолютно счастливая, думая о том, какую замечательную профессию она выбрала!

Каждый раз, когда бригада врачей и реаниматологов склоняется над очередным крошечным человечком, и Маша среди них, она мысленно загадывает: «А ты… А вот ты станцуешь нам танец, когда вырастешь» или «Не сдавайся, малыш, с тебя стихотворение на концерте…»

Такие концерты проходят каждый год. Участников много, и год от года все больше тех, кто реабилитирован после критичной недоношенности до абсолютной нормы.

Если не знать подробностей о выступающих, то это просто дети. Разные, непослушные, обычные. И никто, кроме посвященных, не узнает, что они стартовали в эту жизнь весом иногда в полкило и значительно раньше срока… Жизнь на ладошке…

© Ольга Савельева

Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Леонид Михайлович Рошаль

размещено в: Педагоги и доктора | 0
Леони́д Миха́йлович Роша́ль — советский и российский педиатр и хирург, общественный деятель. Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, бывший директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Президент Национальной медицинской палаты. «Детский доктор мира». Доктор медицинских наук, профессор. Герой Труда Российской Федерации. Википедия
Родился: 27 апреля 1933 г. (88 лет), Ливны, СССР
Сегодня, 27 апреля, президенту НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, выдающемуся детскому хирургу — Леониду Михайловичу Рошалю исполняется 88 лет.
 
«Во всем мире, в каждой стране есть фонды, которые помогают нищим, бездомным, неимущим, в какой-то степени больным.
 
С моей позиции, фонды нужны тогда, когда государство недорабатывает. У нас в Конституции записано, что государство обязуется оказывать бесплатную медицинскую помощь, и мы должны это делать. Чем лучше будут работать чиновники, тем меньше будет этих фондов. Но, в принципе, иногда мне кажется, что это позор для страны, если судить по тому объему помощи, который взвалили на себя эти фонды»
Из сети
 

 — Я всю жизнь лечил и буду лечить детей вне зависимости от национальности, религий и страны проживания.

— Есть законы, которые просто дискредитируют власть.

— Заниматься наукой в России сейчас — это подвиг

-В здоровом обществе, где люди заботятся друг о друге, как клетки в организме, несправедливого отношения к ближнему быть не может.

— Я — приверженец добра, приверженец всеобщего благосостояния народа и разумного отношения к человеку.

Член Общественной палаты, «Европеец года», «Россиянин года», «Звезда Европы 2005», эксперт Всемирной организации здравоохранения, член комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, Леонид Рошаль — родился в семье военного лётчика 27 апреля 1933 года в городе Ливны (Орловская область, СССР)

Из сети

Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями:

Доктор Бернард Лоун. Эссе Анны Кирьяновой

размещено в: Педагоги и доктора | 0

Доктор Бернард Лоун прожил 99 лет. В этом феврале на сотом году жизни он ушёл в лучший мир. В тот, куда уходят лучшие.

Лоун — я так пишу его фамилию «Лаун», потому что первая книга этого доктора, которую я прочитала давным-давно, была под таким именем — Бернард Лоун. А книга назвалась «Утерянное искусство врачевания».

Я часто писала об этом таинственном докторе. Которого коллеги обвинили однажды в колдовстве; это в наше время. Уважаемые доктора заподозрили, что кардиолог Бернард Лоун даёт пациентам веселящие зелья. Или магию применяет.

Потому что мрачные, опустошенные, ожидающие смерти со дня на день больные начинали улыбаться, розоветь и выздоравливать после разговоров с этим гениальным врачом.

Нет, он, конечно, лечил «сердечников». И дефрибиллятор он изобрёл. И он следовал протоколу лечения, а как же!

Но ещё он понял, что слова могут убить. А могут исцелить. И врач лечит словами не в меньшей степени, чем лекарствами и операциями.

Именно доктор Лоун описал случай, когда после звонка токсичной злой матери скоропостижно скончался пациент, который шёл на поправку. Как будто его прокляла злая фея…

Он описал случай, когда хороший врач сказал при пациентке плохой диагноз, — и женщина моментально погибла без видимых причин.

Он описал старичка, который переписал свою аптеку на зятя, а потом боялся вставать и ходить — зятю мешали звуки шагов пожилого человека. И старичок чуть не погиб, сердце его было разбито…

Это он, доктор Лоун, дал пациенту расписку, что тот проживёт ещё пять лет. Безнадежному пациенту. От безнадёжности. И этот пациент прожил пять лет, обзавёлся семьей, и снова пришёл за распиской. И стал жить дальше; как не жить, если доктор расписку дал? Это гарантия!

Доктор Лоун понял, что наше сердце разбивают злые слова и мучительные отношения. Причина таких болезней — в эмоциональном окружении пациента. И для исцеления надо сначала защитить человека от токсичных влияний!

Он и сам защищал. Даже писал письма родственникам, которые обижали больных. Такой вот был странный этот доктор Лоун.

Именно он разрешил перенёсшим инфаркт пациентам шевелиться и двигаться. До этого их заставляли лежать неподвижно, — и они погибали чаще от плохих мыслей, от страха и беспомощной обездвиженности. Он спас тысячи жизней, этот доктор Лоун.

И ещё он написал о тайных праведниках, которых прислали в этот мир с определённой миссией — сделать его лучше. Это уж совсем мистика, не так ли?

Но это правда. И одним из таких особенных людей был сам доктор Бернард Лоун. Или — Лаун.

Великий доктор, напомнивший об утерянном искусстве врачевания словом. Он ушёл на сотом году жизни. И мне его будет не хватать, как ни странно.

Такие люди словно всегда рядом и всегда поддерживают нас одним фактом своего существования. Что бы мы без них делали? Без этих специально посланных в этот жестокий мир людей…

Анна Кирьянова

Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.
Поделиться с друзьями: