Детский талисман. Автор: Айгуль Шарипова

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Детский талисман. Автор: Айгуль Шарипова

КОФЕЙНЫЕ РОМАНЫ Айгуль Шариповой


Аделине было 7, а Артуру 9, когда их разлучили. Они жили в одном подъезде, но на разных этажах. Их мамы вместе гуляли, оставляли деток друг дружке при необходимости и старались совмещать время прогулок.

Неудивительно, что вскоре ребята сами преодолевали пару лестничных пролётов и ходили к друг другу в гости. Они хорошо дополняли друг друга: Аделина учила мальчика рисовать, Артур — строить мосты. Благодаря их дружбе, он впервые почувствовал ответственность, а она училась проявлять заботу.

Никто не знает, сколько бы длилась их дружба и во что могла перерасти, но семье мальчика пришлось переехать. У мамы Артура обнаружились серьёзные проблемы со здоровьем, врачи рекомендовали горный воздух. Глава семейства объездил несколько предполагаемых мест проживания, узнал о возможности найти на работу и устроить сына в нормальную школу. Катаевы приготовились к переезду.

— Мы никогда-никогда не увидимся? — спросила Аделина, когда Артур пришёл к ней попрощаться.

— Мама сказала, что она поправится и мы вернёмся, наверное, через год.

— Год — это очень долго, я уже во второй класс пойду.

— А я в четвёртый. Вернусь и пойду в тот же класс, так папа сказал. Давай переписываться?

— Я ещё плохо пишу прописные буквы.

— Пиши пока печатными.

— Ладно.

— Вот тебе мой любимый солдатик, ты его храни и никому не давай, даже если будут просить. Обещаешь?

— Конечно, — девочка сжала в кулачке железного солдата с ружьём. — Я тебе тоже что-нибудь подарю.

— Не надо. Мама сказала у нас в чемодане мало места.

Обнялись совсем как взрослые, девочка расплакалась. Артур сдержал слезу, которая так и норовила стечь на гладкую детскую щёку.

Катаевы переехали. Раз в месяц мама Артура звонила подруге, справлялась о квартиросъёмщиках, рассказывала о себе и приглашала летом в гости. Время возвращения каждый раз отодвигалось. И случилось так, что в родной город Катаевы больше не вернулись.

Что-то случилось в их семейной лодке, она треснула и разломилась пополам. Как решили вопрос с квартирой, неизвестно, но вскоре туда заселился мужчина, утверждающий что это его собственность.

Что ж в жизни всё бывает…

Аделина и Артур переписывались, но если вначале оба были полны энтузиазма, то позже их затянула реальная жизнь, которая в разы интереснее написанной на бумаге, тем более гладко и ровно излагать свои мысли они ещё не умели. Неудивительно, что общение закончилось, оставив только приятные воспоминания, стопку писем и солдатика с ружьём. Несколько раз они разговаривали по телефону и Артур рассказывал, что в горах прохладный воздух и иногда тяжело дышать. Однажды прислал свою фотографию, где он в куртке и шапке на склоне горы, по одну сторону от него растут цветы, а по другую лежит снег. И яркое солнце, от которого мальчик щурится так, что и не разглядеть глаз.

У Аделины сложился своеобразный стереотип — хорошо, там где Артур, а Артур там, где холодно.

С каким-то упрямством она продолжала хранить солдатика, в котором папа сделал дырочку и повесил на ключи вместо брелока. Это мой охранник, говорила девочка.

Время неустанно текло, как быстрая горная река. Позади школа, институт. Здравствуй, взрослая жизнь. Аделина, ломая стереотипы о любви к пляжному отдыху, ежегодно ездила на горнолыжные курорты. Все в Турцию, а она в Красную Поляну, Башкирию, Домбай. Для неё лучшее время — открытие горнолыжных трасс. Поэтому она совсем не расстроилась, когда однажды ей сообщили, что её отпуск приходится на март. Здорово же! Хорошо там, где холодно. А март средней полосы непривлекателен: грязный снег, непонятная погода, сыро. Вернётся ближе к апрелю, там уже настоящая весна разгуливает по улицам.

На этот раз её выбор пал на Эльбрус. Друзья-горнолыжники наперебой расхваливали изумительные виды, трассы любой сложности и изумительную местную кухню.

Девятого марта Аделина раскладывала вещи в гостинице поляны Азау. А утром, едва свет проник за штору, проснулась, поставила стул к окну и стала смотреть на просыпающийся кавказский хребет. Вот за вершину зацепилась тяжёлая серая туча — быть снегопаду. А вон с той стороны на гору падает широкий солнечный луч. Горы такие разные, непредсказуемые и величественные. Рядом с ними она чувствует себя маленькой девочкой в надёжных родительских объятьях.

Аделина открыла окно и вдохнула свежесть горного утра. Ветер задул снежинки и несколько ажурных красавиц приземлились на лицо и в мгновение растаяв, оставили на коже лёгкое прохладное воспоминание. Подъёмники ещё не работают, у неё есть время спокойно позавтракать и познакомиться с местностью, а потом уже ехать на трассу. Раньше она каталась исключительно на горных лыжах, но два года назад её уговорили попробовать и сноуборд. Ей понравилось, хотя жёсткая фиксация ног вначале казалась непривычной. Сейчас она размышляла с чего начать покорение Эльбруса и выбрала лыжи. За размышлениями и разглядыванием видов из окна пришло время открытия подъёмников. Аделина быстро переоделась, взяла снаряжение и загрузилась в такси.

И вот она на трассе. Ветер здесь сильнее. Он словно здоровается с каждым лично, заглядывая в лицо, проверяя на прочность. Аделина улыбнулась, глубоко вдохнула. Перед первым спуском её всегда охватывало радостное предвкушение. Сколько ещё спусков будет, но первый самый захватывающий, именно его она будет вспоминать летом.

Ещё несколько минут и она скользит вниз, по разные стороны от неё разлетается скрипучий снег, дух захватывает от вида гор — друзья были правы — это надо видеть. Аделина ничуть не пожалела, что для первого спуска выбрала трассу средней сложности. Она катилась, осматривая горы и любуясь видами. Мышечная память не подводила: тело при необходимости само чуть наклонялось вперёд, сгибались колени, руки двигались синхронно и плавно. В эти минуты Аделина жила ярко, напоминая себе пламя спички, вспыхивающей на несколько секунд. Такой она ощущала и свою жизнь: ровной, размеренной и воспламеняющейся на горном склоне.

Невесть откуда появившийся бугор сбил её с толку. Заметь она его чуть раньше, то непременно снизила бы скорость и мягко повернула. Но увидела она его практически за секунду до того, как носок лыжи въехал на него. Впервые, собранная и спокойная, Аделина растерялась и запаниковала. Тело попыталось сделать плуг, но она зачем-то выпрямила колени и повернула колени. Неверная техника торможения тут же отразилась на поездке — Аделина упала в снег, подвернув ногу.

Чувствуя резкую боль в лодыжке, она постаралась сесть. Дотянулась до палок и выставила их позади себя крест накрест, предупреждая спускающихся за ней.

— Помощь нужна? — рядом остановился парень.

— Нет, спасибо. Я сейчас вызову спасателей, на ски-пассе есть номер.

— Я подожду с вами.

Парень выставил её палки чуть дальше, чтобы их было видно издалека и стал ждать спасателей.

— Вы давно здесь?

— Нет, вчера приехала. Первый спуск. Зазевалась.

— Бывает, но надеюсь, всё обойдётся.

— По ощущениям перелома нет, скорее растяжение, но встану ли я на лыжи завтра? Отпуск жалко пропадёт.

— Главное здоровье, а отпуск опять наступит.

— Верно.

Через десять минут её везли в травмпункт.

— Артур Альбертович, принимайте! — крикнули ребята и усадили её на кушетку.

Молодой мужчина с модной бородкой и в белом халате показался в дверях.

— Здравствуйте. Ну, рассказывайте с чем пришли. Только чур без танцев.

— А я только что новое балетное па выучила, — нарочито грустно сказала она.

— Это вы своему бойфренду покажете, а мне, пожалуйста, только вашу ножку. Где ваши друзья?

— Я одна приехала.

Он внимательно посмотрел на неё, покачал головой:

— Опрометчиво.

— Все работают, а у меня отпуск. Не пропадать же.

— Действительно… Так, сейчас ребята вас на рентген отвезут, — он крикнул в дверь — Леонид, танцовщицу на рентген срочно.

— Артур Альбертович, Наташа вроде не пришла ещё.

— Позвони ей, скажи, если через пять минут не будет на месте, Катаев с горы без страховки спустит.

Но это не понадобилось — запыхавшаяся Наталья заглянула в кабинет:

— Я уже здесь, прошу в рентген кабинет.

Пока Аделине делали снимок, она крутила в голове имя врача Катаев Артур, Артур Катаев… Неужели это он, друг детства? Через десять минут врач сам зашёл в кабинет:

— Что с нашей балериной? Вывих… Ну, можно сказать, вам повезло, сами знаете, что бывают травмы и посерьёзнее. Но на трассу не суйтесь, знаю я вас безбашенных горнолыжников. Сейчас перебинтую, зафиксирую, дам ценные указания. Как до гостиницы доберётесь?

— Такси вызову.

— Отлично.

Она разглядывала его, но никак не могла понять тот ли он, о ком она думает.

— Что-то не так? Сомневаетесь в диагнозе? — он заметил её взгляд.

— Нет, конечно, нет. Скажите, а вы не из Костромы, случайно? — решилась она.

— Хм, совершенно случайно я там родился. И моя первая любовь жила там, чем-то на вас похожа, кстати. Такая же худышка хотя сейчас, наверное, уже нет.

— И я там родилась, и до сих пор живу в Костроме.

Он внимательно посмотрел на неё, покачал головой:

— Я не узнаю вас, извините.

— Можете подать мне рюкзак?

— Уже уходите? Право не стоит так быстро. Расскажите мне о старушке Костроме.

Она вытащила со дна рюкзака связку ключей, быстро перебрала и положила на ладонь железного солдатика с ружьём:

— Узнаëшь?

Он пальцами взял с её ладони фигурку, сдвинул брови к переносице. Через мгновение лицо его разгладилось, он широко улыбнулся:

— Аделина!

— Ага, я.

— Вот так встреча!

Он расхаживал по кабинету, измеряя расстояние широким шагом, снял медицинскую шапочку и потрепал себя по шевелюре. Подошёл к Аделине и обнял, стараясь не причинить боль.

— Блин, как же я рад тебя видеть! Даже не знаю, что сказать.

Он уселся рядом с ней и радостно смотрел:

— Не кормят тебя, что ли, в твоей Костроме? Такая же худышка, как в детстве.

— Никто мне тайком запрещённых конфет и печенек не подсовывает.

— Точно, у тебя же была аллергия, — хохотнул Артур, — Вот же я балбес был.

— Нет, не балбес. Делился самым дорогим.

— С самой дорогой… Эх, как хорошо, что ты подвернула ногу. Ей-богу, рад хотя это совсем не по-гиппократовски, но ты понимаешь о чём я.

— Конечно. Я тоже рада. Это вообще моя первая серьёзная травма, обычно отделывалась ушибами. Кто бы знал, что буду радоваться вывиху.

Затренькал телефон — подъехало такси.

— Я провожу, — Артур вскочил с кушетки. — С радостью отвёз бы тебя сам, но не могу оставить дежурство. Вдруг сейчас ещё одну балерину привезут.

— Конечно, я всё понимаю.

— Но после смены я у тебя. Лично проконтролирую, соблюдаешь ли режим.

— Хорошо, — Аделина улыбалась.

20 лет прошло с момента их расставания на пороге квартиры Аделины. 20 лет она хранит железного солдатика, а он воспоминания о своей первой любви.

Аделина ничуть не жалеет, что повредила ногу и не может выйти на трассу. Артур показжет ей свои горы, там, где не встретить обычных туристов. Он расскажет, как влюбился в них, и несколько раз пытался жить в другом месте, но судьба всё равно возвращала его к горам. Он живёт на поляне Азу уже два года и не хочет уезжать.

Аделина скажет, что солдатик с ружьём всю жизнь был её оберегом. Она брала его с собой и на экзамены и на собеседования. И даже в ЗАГСе он был с ней в маленькой белой сумочке. Правда, от неудачного брака не уберёг. Расскажет, как ей всегда хотелось в холод, хотя она не может объяснить почему. И несколько лет назад, побывав впервые на горнолыжном курорте, влюбилась в горы бесповоротно.

Как собирают в лукошко ягодку за ягодкой, так и они наполняли корзину воспоминаниями из своих жизней. И, как знать, может март и горы, что так удачно свели их спустя двадцать лет, станут точкой отсчёта их общих воспоминаний.

Инет

Детский талисман. Автор: Айгуль Шарипова
0

Автор публикации

не в сети 4 часа

Татьяна

Детский талисман. Автор: Айгуль Шарипова 825
Комментарии: 1Публикации: 6869Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий