Галина Борисовна Волчек

размещено в: Режиссёры | 0
Галина Борисовна Волчек
Гали́на Бори́совна Во́лчек — советская и российская актриса театра и кино, театральный режиссёр, педагог, художественный руководитель Московского театра «Современник». Герой Труда Российской Федерации, народная артистка СССР, лауреат Государственной премии СССР и премии Президента РФ. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Википедия
Родилась: 19 декабря 1933 г., Москва, СССР
Умерла: 26 декабря 2019 г. (86 лет), Москва, Россия
Галина Борисовна Волчек

Когда мы выбирали фотку
для нашего с ней интервью, она остановилась на этой. Сказала, что здесь она больше всех себе нравится. А вообще, внешность свою не любила и признавалась, что в зеркало смотрится редко.

У нее, конечно, мужской характер, поэтому мужчинам с ней было трудно. И Евстигнеева потянуло к слабости, и следующего мужа, академика.

Зато Ефремов не промахнулся, когда доверил поставить ей спектакль. Она как раз сидела в декрете, ей было скучно, она праздно шаталась по театру, он сказал – бери и делай. Она поставила «Двое на качелях» с красивой Татьяной Лавровой и элегантным Михаилом Козаковым. И этот спектакль стал театральной сенсацией своего времени.
В память о своей первой премьере, Галина Борисовна в самом конце жизни еще раз вернулась к этой пьесе, снова поставила «Двое на качелях», сохранив режиссерский рисунок старого спектакля и даже стрелочки- подводки на глазах у героини. И снова на спектакль было не попасть, особенно, когда роль Гитель перешла Кристине Орбакайте.

А с Чулпан Волчек ошиблась. И в личном, и в творческом смысле…
Мне только одно жаль: она принесла в жертву профессии режиссера и руководителя театра талант актрисы.

Она невероятно талантлива! Вспомните хотя бы «Осенний марафон» или «Кто боится Вирджинии Вульф?» (телеспектакль). Но сыграла мало, до обидного мало…
И что теперь будет с «Современником»?
Похоже, еще один театр мы потеряли.

Родилась: 19 декабря 1933 г., Москва, РСФСР, СССР
Умерла: 26 декабря 2019 г. (86 лет), Москва, Россия

О.Белан

Галина Борисовна Волчек

Уходя, оставьте Свет! Это больше, чем остаться…
Это лучше, чем прощаться и важней, чем дать совет…
Уходя, оставьте Свет – перед ним отступит холод!
Свет собой заполнит город…Даже если Bac там нет.
..
Уходя, оставьте Свет, как маяк в туманном море,
Как лекарство против горя, как сердечности привет.
Кто-то скажет: "Чушь и бред! Нет лекарства против горя!"
Я ни с кем не стану спорить…я дарю вам свой секрет:

Уходя, оставьте Свет, Свет любви средь серых буден,
Как надежду: "Будем! Будем!" – в час, когда надежды нет…
Уходя, оставьте Свет, даже если расстаётесь,
Даже если не вернётесь – уходя, оставьте Свет.

Уходя, включите Свет! Кто ошибся – тот вернётся…
Пусть не гаснет ваше Солнце! Уходя – оставьте Свет…
Приходя, несите Свет! Тот, кто светел, тот и вечен!
Путь со Светом бесконечен… Приходя, несите Свет!

Волчек Галина Борисовна

Галина Борисовна Волчек

"Я не умею быть второй. И даже первой не умею. Только единственной"
Она была нашей современницей, удивительной, любимой, уникальной.

По Вахтангову, идеальный режиссер должен в себе сочетать три компонента и быть одновременно не только режиссером, но и педагогом, и актером. Галина Борисовна полностью соответствовала этому триединству.

9 декабря 1933 года в Москве в семье известного кинооператора Бориса Израилевича Волчека и Веры Исааковны Майминой, выпускницы сценарного факультета ВГИКа, родилась дочь, ставшая талантливейшим режиссером, художественным руководителем прославленного театра "Современник", великолепной актрисой. (Татьяна Яцюк)

Галина Борисовна Волчек

Люди такого масштаба, как Галина Волчек, дороги каждым своим словом.

Цитаты из интервью Галины Волчек разных лет: о театре, мужьях, ролях в кино и хобби.

О семье и родителях:
Родителями Галины Борисовны были знаменитый режиссер и оператор, лауреат трех Сталинских и одной Государственной премии Борис Волчек и сценаристка Вера Маймина.

«Я считаю себя очень счастливым человеком, и, может быть, в первую очередь потому, что я выросла с папой и с Роммами».

«Жили в мосфильмовском доме. Соседи — великие люди — дергали меня за косички и, шутя, ударяли по попке. Райзман, Пырьев, Птушко и великий Ромм, перед которым я преклоняюсь. Михаилу Ильичу благодарна за то, что он меня самим собой, своей личностью убедил в том, что искусство есть.

Эйзенштейн жил рядом в эвакуации в Алма-Ате. Тогда все говорили: «Он — самый-самый». Я же испытывала детскую ревность и не садилась к нему на колени в знак протеста. Стояла в сторонке и наблюдала, как он рисует детям картинки. Для меня был один «самый-самый» — Ромм».

«Кино казалось мне ежедневным, как бы почти бытовым будничным существованием. Все эти слова — «монтаж», «хлопушка», «дубль» — звучали постоянно, были привычны. В них никакой тайны не заключалось. А почти напротив нашего дома — «Мосфильм».

Девчонки кричат: «Галь, беги скорее, тут тетя Люся Целиковская в гробу лежит». Это Эйзенштейн снимал «Ивана Грозного». Я же отвечаю: «Ни за что, я с дядей Колей Крючковым собираюсь кататься на танке вокруг студии». Понимаете, в этом мире я жила. Как он мог меня не задеть? Атмосферу творчества не впитать не получилось.

«Чувство долга родилось раньше меня. Наверное, этим я обязана отцу. Не «наверное», а даже точно, несмотря на то, что люблю свою маму. Но генетически я — абсолютно папа, а поведенчески — что-то перешло от мамы.

Недаром я в тринадцать лет сделала выбор (нагло, как теперь понимаю) в его пользу. Помню, как родители посадили меня напротив себя на круглый стульчик от рояля и сказали: «Выбирай, с кем ты будешь жить. Мы расходимся». И когда напротив тебя сидят два родных человека, которые тебя сделали, родили, ты им отвечаешь: «Вот — папа»…

Нет, для мамы это не было шоком. Она… как сказать… была человеком общества, говоря сегодняшним языком, тусовщицей, и еще какой. И в этом ее прелесть. Тусовщицей, несмотря на два высших образования, которые она получила в Петербурге и Москве».

О мужьях:
Галина Борисовна дважды была в официальном браке: с Народным артистом СССР Евгением Евстигнеевым (с 1955 по 1964 гг.) и физиком, профессором, лауреатом Государственной премии СССР Марком Абелевым (с 1966 по 1976 гг.). Затем был третий, гражданский брак, а в свои 60 лет она приняла решение жить одной. Сын Волчек и Евстигнеева — известный режиссер Денис Евстигнеев.

«У меня было два мужа, несколько романов и одно заблуждение»

«Всей моей жизнью я подвела себя к тому, что семья для меня стала невозможной. Это естественное состояние человека, который продался в рабство театру. Театр перемолол меня в своей мясорубке настолько, что соединить его с чем-то ещё было бы неестественно. И это было предопределено мне судьбой, я в этом уверена».

«Он был славный человек, Женя. Необычайный талант, стихия, человек-планета. Когда я, девочка из благополучной профессорской семьи, сказала, что выхожу за него замуж, и привела в дом, грянул гром.

На фоне моих преуспевающих ухажеров из МГИМО человек в лиловом бостоновом костюме, справленном на вырост, с длинными рукавами, в трикотажной рубашке-бобочке и крепдешиновом галстуке поверх нее, смотрелся невероятно. У него был один длинный ноготь на мизинце, выражавший его представление о шике и интеллигентности…
Так в его понимании должен был выглядеть настоящий столичный лев».

«Я не умею быть второй. И даже первой не умею. Только единственной. У нас были удивительно теплые с Женей отношения. Через, наверное, 25 лет, как мы с ним расстались, незадолго уже до смерти, он вдруг стал говорить мне, как я ему жизнь разрушила, какая я максималистка. И что со своим максимализмом не могла простить что-то, а должна была…»

О «Современнике»:
В 1956 г. выпускники Школы-студии МХАТ — Олег Ефремов, Игорь Кваша, Олег Табаков, Галина Волчек, Евгений Евстигнеев, Людмила Толмачева — создали Студию молодых актеров. Лидером был Олег Ефремов. После его ухода во МХАТ в 1989 г. труппа избрала своим художественным руководителем Галину Волчек. Им она и оставалась до самой смерти.

«Для меня самым большим комплиментом было сказанное однажды Зиновием Гердтом: «Есть два места, где никогда не обманывают. Это Консерватория и «Современник». Пожалуй, это самое ценное в нашем театре, — то, что мы никогда не врали. Даже когда не могли сказать всю правду до конца, не обманывали никогда. Люди доверяют «Современнику». И большей награды не надо».

«Живу ради того, чтобы театр жил, в том числе и после меня. Иначе зачем работать?»

«Меня просто труппа приговорила к тому, чтобы я на это пошла (Стала главным режиссером). Я отказывалась. …Я как – будто предвидела все сложности, которые в моей жизни появятся, но мне ребята, я как сейчас эти интонации помню, говорили: «Мы тебе будем помогать. Нет, ты должна согласиться! Ты обязана, иначе театр… Но будет трудно». И я, согласившись на эту судьбу, понимала, что эта роль руководителя – она все равно роль обидчика. Какой бы человек ни был — все равно…»

«Я ощущаю «доброе поле» вокруг себя и моего театра. Я всю жизнь прожила в Доме, который вместе со своими товарищами построила… Но моя судьба — трудная…

Если начинаю вспоминать свои счастливые моменты, то понимаю, что не умела и не умею удержать их надолго. Ведь человек всегда бежит, летит за ощущением гармонии. И только ему покажется, что он ее ощутил, как она улетучивается.

Но ощущения абсолютного счастья в моей жизни бывали. Утро после премьеры в Хьюстоне, куда меня — первого советского режиссера — пригласили на постановку. В то утро я поняла, что такое победа. Или Бродвей. Издерганная нашей критикой, столько лет пытавшейся меня уничтожить, доказать, что я бездарь и загубила «Современник», я приехала в Америку. Несмотря на великолепный прием нашего спектакля, ждала рецензий… Когда вышли положительные, я расплакалась… Расплакалась от счастья».

О театре и женщинах-режиссерах:
«С тех пор, как в 16 лет попала в студию, я живу под аккомпанемент слов о театральном кризисе. Но его никогда не было! Это вам говорю я — человек, проживший в театре длинную жизнь.

А вот сегодня кризис в театре действительно наступил, причем очень глубокий. То, что сейчас происходит, — агонистические судороги. Театр гибнет. Это выражается во всём! В отношении к театру, в количестве вранья вокруг него. Антрепризы испортили зрителю вкус, растлили мозги…

Театр умрет обязательно. Не «Современник», а вообще театр, в том понимании, в котором мы его застали. Пройдет много времени, потраченного на всякую пустоту и ерунду, которую будут называть театром, а потом… на этом пепелище будет какой-нибудь художественный бунт, из которого родится настоящий театр. Однако каким он будет, я не знаю».

«Слова «режиссер» нет в женском роде, что вполне естественно. Это занятие требует нечеловеческого терпения, которым редко обладает женщина. … Режиссер соединяет в себе и психолога, и психотерапевта, и экстрасенса, и гипнотизера».

«Вера Петровна Марецкая, встретив меня в доме отдыха в Рузе, спросила: «Галя! Мне сказали, ты собираешься заниматься режиссурой. Неужели ты будешь всю жизнь ходить в мужском костюме и с портфелем подмышкой?» Таков был стереотип профессии режиссера, которого я, видимо, подсознательно ужасно боялась. И я пообещала Вере Петровне, что к каждой премьере я буду шить новое платье и никогда не надену мужской костюм и не возьму портфель».

О своих ролях в кино:
Несколько неглавных ролей Галины Волчек не просто врезались в память, но стали золотым фондом советского кино: Варвара — соавтор Бузыкина в «Осеннем марафоне», Регана в «Короле Лире», Волчица в знаменитой «Красной шапочке»… Себя на экране Волчек не любила…

«Я была глубоко травмированная артистка. Каких только уродок не переиграла!»

«У меня на носу была довольно заметная родинка. Я уже прожила с ней большую часть жизни, снималась, даже в «Короле Лире» играла одну из главных ролей, ее мне там замазывали, а тут, на озвучании «Осеннего марафона», стою в наушниках и молчу.

«Галь, ну что ты?» А я рыдаю, остановиться не могу — увидела свое изображение крупным планом… А после бегом в какой-то институт, где мне ее свели… Правда, до конца фильм я не посмотрела. На премьеру я не пошла, чтобы не видеть позора. Пришла с подругой в «Художественный», купила два билета, забилась, чтобы никто не узнал, и когда почувствовала, что финал близок, сказала: «бежим скорее».

О хобби:
Вы удивитесь, но многие свои элегантные наряды Галина Борисовна шила сама… Так она отдыхала.
«В двенадцатом часу ночи позвонила своей приятельнице и попросила принести ножницы, иголку и нитку. На ее робкий вопрос, нельзя ли подождать до утра, твердо ответила: «Нельзя!»

Она подумала, что нужно срочно зашить рваную рану и примчалась. Вместе мы колдовали над моделью. Эта блузка была такой безумной красоты, что когда я на следующий год впервые поехала в Америку на постановку, она страшно понравилась хозяйке театра, и в итоге я ее подарила».

«Единственное, что у меня есть всегда, в любой период жизни — хороший, плохой — это духи. Единственное, что я понимаю, перед чем я рабствую…"

Светлая память Галине Борисовне Волчек – выдающемуся режиссеру и очаровательной, умной женщине.»

Галина Борисовна Волчек
Галина Борисовна Волчек
Галина Борисовна Волчек
Галина Борисовна Волчек
Галина Борисовна Волчек
0

Автор публикации

не в сети 51 минута

Татьяна

Галина Борисовна Волчек 825
Комментарии: 1Публикации: 6919Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий