Исповедь пожилого человека. Автор: Зоя Папаскуа

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Исповедь пожилого человека. Автор: Зоя Папаскуа

Исповедь

Мужчина сидел на лавке в парке, странно обхватив сухими морщинистыми руками склоненную седую голову. Костяшки пальцев побелели от напряжения… Это был худощавый пожилой человек, прилично одетый. Даже можно было сказать – торжественно для своего возраста. На нем был темный, практически черный костюм в едва заметную серую полоску. Рубашка тоже темно серая. Черный галстук, начищенные до блеска туфли.

Рядом, на лавке, лежала охапка ромашек. Где он их раздобыл в эту пору?

Весь облик старика выражал скорбь. Казалось, мужчина дрожал. Или плакал?

Что-то меня остановило у лавки. А вдруг ему плохо?! Я не удержалась и подошла поближе.

– Простите… С вами все в порядке? – мне было неловко от того, что приходится вторгаться в личное пространство незнакомца.

Мужчина поднял голову и внимательно посмотрел на меня. Что-то знакомое мелькнуло во взгляде. Я присмотрелась внимательнее.

Батюшки, да это же тот старик, с которым я познакомилась недавно. Вернее, не познакомилась, а просто поддержала беседу. Вот тут же в парке, на лавочке. Фотограф. Он тоже меня узнал.

Но сегодня он выглядел совсем иначе. Этот костюм, галстук, лаковые туфли…Волосы аккуратно подстрижены.

Но не только одежда другая. Что – то еще …

Ах да, глаза! Не было прежнего смешливого взгляда. Сегодня глаза были очень грустные и тоскливые. Я заметила даже слезы, непроизвольно застывшие в уголках глаз.

Мне стало неловко и захотелось поскорее уйти, но старик, казалось даже оживился увидев меня.

– О, это вы… Пришли почитать? Как хорошо, что именно вы…

– Да нет,- я замялась.- Не читать …Решила на пол часика выгулять себя… Обеденный перерыв у меня.

– Может, тогда присядете ненадолго.

Я посмотрела на часы:

– Ну, если только ненадолго. С вами точно все в порядке?

Старик вытащил из кармана скомканный и, казалось влажный, носовой платок, вытер глаза, потом смачно высморкался. И глубоко вздохнул, будто избавился от чего- то тяжелого..

Потом провел рукой по пиджаку.

– Этот костюм я покупал на свадьбу. Пятьдесят лет прошло… .Висел в шкафу. В чехле. Надел… второй раз за всю свою жизнь. Теперь только…- Он вздрогнул, будто отгоняя от себя навязчивую мысль и добавил. – Немного великоват стал…

Я смотрела непонимающе.

Старик, казалось, был поглощен своими мыслями. Будто что-то вспоминал. Потом вдруг стал говорить быстро и обрывисто:

– Вот пришел попрощаться с любимой … Ту, которую любил всю жизнь… Всю …Понимаете?!

Вскинув правую руку, указал в сторону старинного храма, выкрашенного в рыже-красный цвет:

– Скоро привезут на отпевание. Она жила здесь… рядом, в переулке… Мы часто в юности прибегали в этот парк. Здесь мы и встретились впервые. С тех пор часто сюда хожу, в надежде встретить ее… Но так ни разу и не пришла…А сегодня пришел пораньше. Вот сижу, прощаюсь…со своей любовью.

Мне стало не по себе:

-Может я пойду…вам, наверное, нужно побыть одному? – произнесла я.

-Да нет, вы – мое спасение. Мне так легче… Можно я расскажу?

Не дождавшись моего ответа, мужчина начал повествование.

«Тогда мы были совсем молодыми. Софи было восемнадцать, а мне двадцать три. Я, начинающий фотограф и художник. Она – училась на переводчика. Наверное вас удивило, что я не Софьей ее называю, или Соней, а Софи…Отец у нее был француз. Дипломат…Софи мечтала уехать в Париж, но мать, коренная москвичка, была категорически против переезда. Слишком многое ее держало на родной земле.

А потом в жизни Софи появился я.

Влюбилась в меня и о Париже вспоминала все реже. Нас закрутила московская бурлящая жизнь: выставки, тусовки, богемные вечеринки.

Даже, когда умерла мать и отец собрался уезжать, Софи решила повременить с отъездом. Любовь определила многое. Моя карьера быстро шла в гору и я тоже не рисковал что-то менять в ней. Риски были слишком велики. Софи осталась со мной.

Часто пытаюсь вспомнить нашу первую встречу, но увы…не получается…Я как-то то не сразу обратил внимание на нее. Стройная, изящная, симпатичная, да….Но таких много. Красивые волнистые волосы; всегда очень аккуратная, ухоженная, стильная. Мы часто встречались в одних и тех же компаниях. И я стал ловить себя на мысли, что все чаще заглядываюсь на нее. Голос, глаза…. В ней не было кукольной красоты, какая – то другая …Что-то было завораживающее и магнетическое. Она была очень легкой и интересной. Хотелось слушать бесконечно и смотреть, смотреть. Да, она была из породы людей, в которых влюбляешься постепенно и с каждым днем все больше…Как читаешь увлекательную книгу. С каждой страницей все интереснее . И Софи мне казалась с каждой минутой красивее. Это было удивительное ощущение.

Да и не только мне она нравилась. Многие ребята были влюблены в нее.

А потом случилась беда. Я попал в аварию. Автомобиль всмятку. Меня, можно сказать, собирали по крупицам. Софи не отходила от меня, выхаживала. Даже не приходя в сознание, я чувствовал ее маленькие ручки на моих руках и лице.

И когда я, наконец, очнулся и мог говорить, первое, что я сделал – попросил ее быть моей навсегда.

Она плакала и смеялась, кивая. Софи была согласна. Ах, как мы тогда были счастливы..

А я все спрашивал: « Ты точно меня не бросишь? Никогда – никогда?»

Софи перестала смеяться, лицо стало серьезным и грустным. И… поклялась в вечной любви.

Я окрыленный быстро шел на поправку. Молодость и любовь творили чудеса.

Мы были счастливы. Многие нам завидовали. Мы были очень красивой парой. И свадьба была красивой…Да…

Потом начался быт. Мы снимали квартиру.

Софи подрабатывала, давая частные уроки французского. А я ездил в командировки на съемки. И в какой – то момент сломался. Инстинкты победили.

Я предал Софи. Жизнь закрутила. Съемки, красивые девочки…

А она с нетерпением ждала меня каждый раз на лестничной площадке. Кидалась на шею. Плакала от счастья и тащила в дом кормить всякими вкусностями.

Я принимал это как данность.

Поначалу мы вместе мечтали о детях. Позже я заметил, что об этом говорит только Софи. Я, то ли уставал на работе, то ли пресытился супружеской жизнью, но тема детей откладывалась.

Софи чувствовала эти изменения во мне. Она тревожно заглядывала мне в глаза:

-Может у тебя кто-то появился?

-Нет.. Я просто устаю! – раздраженно отвечал я ей.

Появился ли кто-то? Их было много, красивых и бойких. А я молод и горяч. Когда еще если не в молодости?! Но признаваться не хотелось. Софи была родной и тоже любимой.

И Софи верила, до тех пор, пока одна девица не заявилась к нам в дом с требованием отпустить меня. Сказала, что ждет от меня ребенка.

В тот же вечер Софи молча собрала мои вещи и выставила за порог. Дверь мне не открыла и оправданий слушать не желала. Я слышал ее сдавленное дыхание за дверью…Но я был так молод и эгоистичен..

Ушел и начал разгульную жизнь.

Крутил романы, окунулся в бурный омут с головой. Но так и не женился официально. Не было второй Софи. Ни одной похожей не было. А я искал ее в каждой…

А что моя Софи? Я пытался вернуться, но она сказала, что нашла мужчину и счастлива. Но я не мог ее забыть… Приглашал на свои вернисажи. Она приходила всегда с ним. И он смотрел на нее влюбленными глазами, как когда – то смотрел я. Нет. Наверное, правильнее сказать, что Софи смотрела на меня так. Тогда я еще не понимал любовь по -настоящему.

Шли годы, но меня продолжало тянуть к ней. Я осознавал свою ошибку. Ни одна женщина не смогла заменить мне Софи.

Когда было совсем невмоготу, я звонил, заходил в гости. Они принимали меня очень тепло. Софи все также порхала, смеялась и окружала заботой. Потом я опять уходил в пустоту… В холодные стены, в кричащую тишину.

Иногда встречались в общих компаниях. Я тосковал. Она это знала. Порой, я ловил странный взгляд, и мне казалось, что она тоже тоскует. Но заботливый и любящий муж всегда был рядом. И я не смел нарушать эту семейную идиллию.

Годы летели, мы старели, продолжали дружить. Иногда видеться. Но уже реже.

А недавно мне позвонил он… Ее муж… И сказал, что она тяжело больна.

Я стал навещать ее в больнице каждый день. Каждый день носил ее любимые цветы. Она молчала и смотрела на меня, как тогда. Говорить уже не могла. Болезнь взяла ее в крутой оборот.

Я целовал ей руки и говорил, что люблю ее до сих пор. И буду любить до последней минуты… своей. У нее текли слезы, губы дрожали не в силах улыбнуться. А может, она хотела что-то мне сказать…

Нам было так хорошо вместе. И я благодарен ее мужу, который оставлял нас наедине и деликатно ожидал в коридоре.

В последний визит я немного опоздал, автобус задержался. А Софи ждала, напряженно вглядываясь в дверь. Когда я, наконец, зашел, она крепко сжала мою руку своими крошечными руками, посмотрела на меня счастливыми глазами и …. И через минуту ее не стало. Ей было важно дождаться…

Позже Дмитрий, ее мужчина, признался мне, что он никогда не был ей мужем.

Софи подобрала его на остановке холодным осенним утром. Ему некуда было идти. Жена с любовником избили и выгнали из дома. Приходилось ночевать, где придется. Иногда, на вокзалах, но оттуда его тоже гнали. Часто били. И вот такого несчастного и больного увидела его Софи. Он ежился на лавке, втягивая голову в воротник пиджака. Жутко кашлял и чихал, не в силах открыть воспаленные глаза.

Софи молча подняла его, но удержать на ногах не смогла. Выбежала на дорогу ловить такси. Подъехал какой – то частник кавказец. Отвез и даже помог поднять до квартиры и уложить на дивана.

Когда Софи стала доставать кошелек, таксист стал махать руками:

«Эээ, нэт! Ради такой красавиц, котори так любит муж и не ругаит, я дэнги не вазму!»

И ушел.

Софи выходила Дмитрия и оставила жить у себя. Как брата или друга. Но с условием – должен был играть роль ее мужа. Для меня. Она так и не уехала в Париж, потому что когда- то обещала не бросать меня. Знала обо мне все от друзей. Иногда посылала деньги, когда мне было тяжело. Я думал, что эти деньги дает друг, а это, оказывается, Софи передавала».

Когда стоял вопрос о вернисаже в Париже, она подключила отца и его знакомых и там меня встречали с особым почтением. Получается, Софи была всегда рядом со мной… с моей жизнью. Незримо присутствуя в ней. Только я этого не знал.. Она не бросила меня, клятву свою сдержала.

Она ведь так ни разу в Париж и не слетала. Отец прилетал к ней. А Софи свою мечту положила на алтарь нашей любви»

Немного помедлив, мужчина, будто что-то вспомнил:

– А знаете …я часто пересматриваю старые фотографии. Помните, я в прошлый раз рассказывал, что в них можно прочесть многое? Так вот – Софи единственная, кто глазами полными любви смотрит на меня…Не в объектив, не в сторону, а на меня…Глаза в глаза. Все остальные позировали, искали ракурс, делали томный взгляд…. Но только Софи была самой прекрасной, самой естественной и красивой. Ее хотелось разглядывать и проникать в ее мысли… »

Сказав это, мужчина вытащил из нагрудного кармана старую пожелтевшую фотографию. На ней были изображены двое. Это была молодая и безумно красивая пара. Мужчина, оторвав любимую от земли, держал ее крепко в объятиях, будто кружа в танце. Смеющиеся, счастливые лица смотрели друг на друга глазами полными любви. Удивительно, как такая крошечная картонка могла нести в себе столько информации, столько чувств и столько любви.

Эмоции переполняли меня, слезы не таясь текли по лицу.

Вдруг, старик, будто очнулся от погружения в воспоминания : резко вскинул запястье с часами и спохватившись торопливо произнес:

-Пора…пора… Мне пора… к Софи. Нельзя опаздывать.

Схватил букет полевых цветов и, шатаясь, двинулся в сторону храма.

PS.

С тяжелым сердцем возвращалась в офис. Не отпускала мысль, что ничто не случается случайно. И вот эти встречи с незнакомым человеком, так много дающие для размышлений… Берегите друг друга сегодня и каждую минуту….

Зоя Папаскуа

Исповедь пожилого человека. Автор: Зоя Папаскуа
0

Автор публикации

не в сети 9 минут

Татьяна

Исповедь пожилого человека. Автор: Зоя Папаскуа 829
Комментарии: 1Публикации: 7470Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий