Лиля Брик

размещено в: Женские судьбы | 0
Лиля Брик
Ли́ля Ю́рьевна Брик — «муза русского авангарда», хозяйка одного из самых известных в XX веке литературно-художественных салонов. Автор мемуаров, адресат произведений Владимира Маяковского, сыгравшая большую роль в жизни поэта. Ей, в частности, были посвящены поэмы «Про это», «Флейта-позвоночник», стихотворения «Ко всему», «Лиличка!» и многие другие произведения. Википедия
Родилась: 11 ноября 1891 г., Москва, Российская империя
Умерла: 4 августа 1978 г. (86 лет), Москва, СССР

Лиля Брик не была красавицей. Сутулая, с большой головой и узкими плечами. Но у неё были умные грустные глаза, чувственные губы и рыжие волосы. А её потрясающая сексуальность сводила мужчин с ума.

Всегда элегантная, с хорошим вкусом. Могла поддержать любую беседу, будь то модные новинки или сложные вопросы философии. В мужчинах ценила прежде всего личность.

Очень дорожила своей свободой, заводила романы с кем хотела и когда хотела, мало беспокоясь о морали. И главное: она имела невероятную способность вдохновлять.

Лиля – главная любовь в жизни Маяковского. Все остальные – романы "второго плана". Он так и не смог ни забыть, ни разлюбить её. И в предсмертном письме: "Лиля – люби меня". На руке Маяковского красовался перстень с тремя буквами "ЛЮБ" (Лилия Юрьевна Брик). Если читать по кругу, получалось бесконечное "ЛЮБЛЮ".

Лиля Брик
В. Маяковский и Л. Брик

Владимир Маяковский

ЛИЛИЧКА!

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната –
глава в крученыховском аде.
Вспомни –
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще –
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя –
тяжкая гиря ведь –
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят –
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон –
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек…
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

26 мая 1916

Лиля Брик
Лиля Брик
На фото Лиля Брик в старости.
На ее шее видно кольцо на цепочке – оно уже давно не по размеру, но она с ним не расстается.
 
Кольцо подарено Маяковским, на нем ее инициалы: ЛЮБ, идущие по кругу. С какой стороны на кольцо не посмотри, они складываются в одно бесконечное «ЛЮБЛЮ». ©
 
Лиля Брик

ЧТО ЗА колдовство в ней заключалось?..

Дочь присяжного поверенного при Московской судебной палате, посещающего литературно-художественный кружок, и выпускницы Консерватории, устраивающей у себя дома музыкальные вечера, Лиля Каган училась на математическом факультете Высших женских курсов при Архитектурном институте, а в Мюнхене занималась скульптурой. Но еще до того, лет с тринадцати, вдруг обнаружила, что обладает безграничной властью над мужскими сердцами. Достаточно было Лиле бросить на выбранный ею объект горячий взор темно-карих глаз, как жертва от эротического угара начинала задыхаться… Да, с юности важнейшей составляющей ее существования стали яркие любовные романы, череда которых не прервалась и в 1912-м, когда вышла замуж за юриста Осипа Брика.

О Владимире Маяковском впервые услышала спустя год после венчания: он был близким знакомым ее младшей сестры Эльзы. И потом, в июле 1915-го, именно Эльза притащила своего высоченного ухажёра в петроградскую квартиру Бриков. Прочитав собравшимся только что написанное «Облако в штанах», поэт, словно сомнамбула, приблизился к Лиле: «Можно, я посвящу это вам?» И под перекрёстными взглядами сестёр (восхищенным – Лилиным, недоуменно-отчаянным – Эльзиным) вывел над заглавием поэмы: «Тебе, Лиля».

Именно с такими словами, тиражом в 1050 экземпляров, на свои деньги, Осип издал поэму уже спустя месяц. А в феврале 1916-го – другую, «Флейту-позвоночник», где поэт воспел своё неистовое к Лиле чувство. А в мае – стихотворение «Лиличка!»: «Кроме любви твоей, мне нету солнца… Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг». Впрочем, со дня их первой встречи Маяковский будет посвящать ей все свои произведения (кроме, пожалуй, поэмы «Владимир Ильич Ленин»), а позже, в 1928-м, публикуя первое собрание сочинений, начертает ее имя и на всём, что написал еще до 1915-го.

А что же Осип? Мгновенно оценив талант Маяковского («Гений!»), он стал ежедневно приглашать поэта в дом, издавать за свой счёт его книжки… При этом Брика нисколько не смущало, что, приходя к ним, «гений» усаживался напротив его жены и, не сводя с нее страстного взора, повторял, что боготворит, обожает. С восторгом слушал, как Владимир обращался к Лиле: «Всё равно любовь моя – тяжкая гиря, ведь висит на тебе, куда ни бежала б…» С этой женщиной, которая уже давно потеряла супружескую добродетель, Осипа связывала ее безумная жажда жизни, редкая способность превращать будни в праздники и общая их страсть – коллекционирование талантов. Не зря же в их доме, который сразу же стал «салоном Лили Брик», бывали Пастернак, Шкловский, Хлебников, Бурлюк, Каменский, Асеев, до некоторого момента – Горький, многие художники, музыканты, кинематографисты… Кстати, в 1918-м Лиля и Владимир сами снялись в киноленте (по сценарию Маяковского) «Закованная фильмой», и по окончании съёмок он к Брикам переехал окончательно. Позже она напишет: «Все мы решили никогда не расставаться и прожили жизнь близкими друзьями. (…) Я любила, люблю и буду любить Осю больше, чем брата, больше, чем мужа, больше, чем сына. Про такую любовь я не читала ни в каких стихах. Эта любовь не мешала моей любви к Володе…»
Скоро странное семейство перебралось в Москву, где на дверях их крохотного жилища в Полуэктовом переулке табличка извещала (как отныне будет значиться на дверях всех их квартир – и в Водопьяновом переулке, и в Гендриковом – до самой гибели поэта): «Брики. Маяковский». И за границей часто и подолгу проживали тоже вместе…

***

В КОНЦЕ 1922-го у Лили случился серьезный роман с руководителем Промбанка Александром Краснощёковым. Но в 1923-м Краснощёков был арестован, и Лиля приняла его доченьку Луэллу под свою крышу… В 80-е годы мне посчастливилось не раз общаться с Луэллой Александровной, которая о Маяковском (они – несмотря на разницу в возрасте – дружили) поведала много интересного. Ну, а глядя на портрет Лили Юрьевны, не скрывала восхищения:

– Я ее о-бо-жа-ю!!! В самом начале моего житья у них Лиля сказала: «Тебе будут говорить, что я целуюсь со всеми под любым забором, ничему не верь, а сама меня узнай». Я узнала ее и утверждаю, что Лиля – самая замечательная женщина на свете!

Да, у Маяковского с Лилей всё было очень не просто, и однажды они даже приняли решение о двухмесячной разлуке. Он еле выдержал: прячась, часами караулил у парадной, присылал письма, записки, цветы, книги, птиц в клетке… Когда срок «моратория» наконец завершился, примчался на вокзал, где она его уже ждала, схватил в охапку, притащил в вагон, который вот-вот должен был отправиться в Петроград, и сквозь рыдание стал читать ей только что написанную поэму «Про это»…

***

ВСЁ чаще сбегал в Париж, Лондон, Берлин, Нью-Йорк, пытаясь за границей найти прибежище от оскорбительных для его «чувства-громады» Лилиных романов. В Париже жила ее сестра Эльза (в первом замужестве – Триоле), которая была ниточкой, что связывала его с Лилей. Стараясь отвлечься от тоски, сам заводил «романы и романчики» , и Эльза пунктуально сообщала о них Лиле с комментарием: «Пустое. Не беспокойся». Повода для волнений и впрямь не было, ведь с каждой новой подружкой он неизменно отправлялся за подарками… «Лиличке». Даже автомобиль «Рено» ей привез – так его любимая стала второй в Москве женщиной за рулём…

Но однажды, вернувшись из Америки, сказал Лиле, что в Нью-Йорке русская эмигрантка Элли Джонс ждет от него ребенка… Отреагировала Лиля спокойно: «Но ведь ты совершенно равнодушен к детям, Володечка!» И Маяковский написал Элли, что окончательно убедился – никого, кроме Лили, не любил и никогда полюбить не сможет…

Однако по поводу флирта Володи с хорошенькой библиотекаршей Наташей Брюханенко Лиля взволновалась, и в Ялту, где парочка отдыхала, заспешило письмо: «Ужасно крепко тебя люблю. Пожалуйста, не женись всерьёз!..» Встретила его на вокзале: «Захотел стать мещанским мужем, да? И нарожать детей? И перестать писать? И отрастить брюхо? И меня бросить, да?» Внушала ему: любить ее – значит писать и оставаться поэтом. «Нарожай я ему детей, – скажет спустя годы, – на этом бы поэт Маяковский и закончился».

***

НУ А ПОТОМ он встретил в Париже Татьяну Яковлеву, и, прочитав посвященные ей стихи, Лиля нахмурилась: «Ты в первый раз меня предал». Однако новую визу в Париж ему не дали (не зря же в Лиличкином «салоне» постоянно бывал и зампред ОГПУ Яков Агранов), к тому же Маяковский узнал: Татьяна выходит замуж за какого-то виконта…

Вскоре Брики отправились в Берлин, где 14-го апреля получили от Агранова телеграмму: «Сегодня утром Володя покончил с собой». В Москве обезумевшая от горя Лиля прочитала его предсмертное письмо: «Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сёстры и Вероника Витольдовна Полонская…» Тут же позвонив актрисе МХАТа Норе Полонской, попросила не приходить на похороны – «чтобы не отравлять своим присутствием последние минуты прощания с Володей его родным». Всю свою последующую жизнь Лиля проклинала эту берлинскую поездку, повторяя: «Если бы я или Ося были в Москве, Володя остался бы жив…»

***

ПОСЛЕ гибели поэта вышло правительственное постановление о наследниках Маяковского, которыми были признаны Лиля Брик, мать и две его сестры. Причем Лиля получила и пенсию, и половину авторских прав. Однако сочинения поэта выходили медленно и маленькими тиражами. Тогда в 1935-м она обратилась к самому Сталину с просьбой: «Не забывайте великого певца революции». Сталин откликнулся: «Маяковский был и остаётся лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи». Так началось посмертное признание Владимира Владимировича. К тому же Лиля организовала в Гендриковом переулке его музей, который позднее перевели в Лубянский проезд… До последних своих дней она будет носить на цепочке подаренное поэтом кольцо с гравировкой ее инициалов – «Л.Ю.Б.», которые складывались в бесконечное: «ЛЮБЛЮ…»

***

ОСИПА не стало в 1945-м. Но еще в начале 30-х Лиля вышла замуж за командира «червоного казачества» Виталия Примакова. Когда в 1937-м его репрессировали, Сталин сказал: «Жену Маяковского не трогайте». Позже она связала судьбу с литературоведом Василием Абгаровичем Катаняном. Ее квартира на Кутузовском проспекте вновь стала центром неофициальной культурной жизни столицы. Здесь встречались Андрей Вознесенский, Майя Плисецкая, Родион Щедрин, Сергей Параджанов…

***

КОГДА в ноябре 1973-го редактор «Литературной газеты» Александр Чаковский предложил мне перебраться в Москву, чтобы работать в их редакции, я занялся обменом своей однокомнатной в Питере на такую же в столице. Наконец нашел подходящий вариант – на улице Часовой, в ЖСК «Кинематографист». Известный кинооператор, бывший ленинградец, блокадник, лауреат Сталинской премии, с которым я менялся, предупредил: «За стеной, на одной с нами площадке, – пасынок Лили Брик, замечательный кинодокументалист Василий Васильевич Катанян». И вот однажды, в феврале 1974-го, направился я туда, чтобы подписать какие-то окончательные документы: вхожу в лифт, а за мной… – Лиля Юрьевна и Василий Абгарович! Я обрадовался, напомнил про встречу на давней премьере в Александринке, заодно сообщил, что скоро стану соседом их сына. Лиля Юрьевна воскликнула: «Великолепно! А Васеньке-маленькому сегодня стукнул "полтинник". Банкет – завтра, мы же ныне тихо, по-семейному. Так что до будущих встреч!»

Но «будущих встреч» не случилось. Потому что, во-первых, мой обмен не состоялся (и слава Богу!), а, во-вторых, спустя три года Лиля Юрьевна сломала шейку бедра и, приговорённая к неподвижности, дабы не обременять близких, приняла смертельную дозу снотворного. Согласно завещанию, ее прах развеяли близ реки, на лесной опушке. И высится там теперь огромный валун, на котором выбиты три буквы – «Л.Ю.Б.».

Лев СИДОРОВСКИЙ

Лиля Брик
Лиля Брик
Лиля Брик
Лиля Брик
Лиля Брик
Лиля Брик
0

Автор публикации

не в сети 8 часов

Татьяна

Лиля Брик 834
Комментарии: 1Публикации: 4673Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий