Не родная… Автор: Ирина Малаховская-Пен

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Не родная... Автор: Ирина Малаховская-Пен


НЕ РОДНАЯ…

Вадим сошёлся с Ритой, когда его жена сбежала с любовником, бросив и его, и двоих их маленьких детей. То, как Вадик любил свою жену, Ларису, не поддавалось никакой логике. Они все втроём были знакомы с детства. Росли в одном дворе. И если Рита всегда молча вздыхала, глядя на Вадика, то он точно так же вздыхал по Ларисе… Почему она снизошла до него? Всё просто. Её надоумила мать:
– Чего тебе дадут твои крутые парни, на мотоциклах, да с гитарами? А Вадик учится, профессию получает. Любит тебя опять же – будешь за ним, как за каменной стеной…
Лариса к матери прислушалась. Не хотела повторять её путь. Когда у дочери нет отца, и приходится вкалывать, чтобы одеться-обуться и продуктов на стол купить…
Вадик не знал, почему Лариса вдруг решила выйти за него. Да ему это было и неважно. Не знал он и того, что после свадьбы Лариса изредка продолжала встречаться со своим бывшим, Пашей.
– От дура! – ругалась мать. – Вадик узнает, бросит. И кому ты нужна будешь?
Лариса отмахивалась… Потом родилась Настя. А потом и Игорь.
-Слава Богу, дети хоть на отца похожи! – крестилась мать Ларисы. – А то я думала, ты вовсе дура…
Вадик много работал, а приходя домой, занимался домашними делами. Об этом никто не знал – это было их внутрисемейное дело. А то бы друзья засмеяли, конечно.. Но времени дружить у Вадика было всё меньше. А родители после его свадьбы уехали жить в деревню. Вадику было всё равно, что он такой верблюд, взваливший на себя непосильную ношу. Главное, любимая была рядом…
Но Лариса ушла от него.. И от детей…
– Ты их лучше вырастишь, Вадька. – сказала она. – Ну какая из меня мать? А я с Пашей в столицу поеду. Он там место нашёл, где музыку свою играть будет. Сначала в ресторане, а потом видно будет. В общем, ты прости меня, Вадик.
– За что? – хрипло спросил он. – Ладно, со мной. С детьми так… за что?
– Да ладно тебе, они мелкие ещё совсем! Что они поймут?…
Верная подруга Рита, с детства влюблённая в Вадима, пришла помочь с детьми… А потом как-то сладилось само собой. Стали жить. Рита хотела родить своего ребёнка, но ничего не получалось. И ЭКО ей было нельзя, из-за проблем с почками.
– Не плачь! – утешал Вадик.
– Да я разве плачу? – удивилась Рита. – Мне твоих хватает. Я их как своих люблю..
А у Паши с Ларисой в Москве всё сложилось удачно. Он сначала играл в ресторане, а потом прошёл прослушивание в группу, и стал участником музыкального коллектива. А Лариса от скуки ходила по кастингам, и попала в рекламу. Увидев её в рекламе, один продюсер заинтересовался, и позвал Ларису в сериал, на роль женщины трудной судьбы. Оказалось, что у неё есть талант. Сыграно было хорошо, искренне…
Вадик нажал на пульт, выключил телевизор.
– Кто бы мог подумать! – сказал он, стараясь унять дрожь в голосе.
Да что ж он никак не забудет её, змею эту!… Рита повела детей спать. Десятилетняя Настя поворочалась, устраиваясь поудобнее, и сказала, сделав акцент на «ты»:
– Я тебя люблю. Ты моя мама!
Рита сдержала слёзы:
– Я тебя тоже очень люблю, девочка моя!
Она и правда смирилась, что своих нет. И считала детей Вадика родными. С Настей отношения сложились очень тёплые, а с Игорем было сложнее. Он то срывался и оскорблял Риту, говоря о том, что она – никто. А его мама, настоящая мама – звезда. А то, получив нагоняй от сестры, и усовестившись, приходил просить прощения:
– Рит… не злись. Я не хотел…
Рита обнимала Игорька и говорила, что не злится. Конечно, не злится. Она понимала Игоря. Как бы Рита не старалась, а он знает, что его мать – Лариса. Не может этого забыть. Злится, что отлучён от матери. А Рита для него – враг. Женщина, которая заняла мамино место…
Со временем Игорь перестал обижать Риту, всё вошло в колею. Вадик, с самого начала жизни с новой женой почувствовавший разницу, когда приходишь домой, а у тебя порядок, вкусный ужин, и дети ухожены, был почти доволен. Благодарен Рите. Старался отплатить за заботу и внимание. Одно только не давало ему покоя – Вадим не мог забыть Ларису. Не мог, и всё тут. Часто ночами лежал без сна, и думал о ней. Вспоминал. Ему было бы гораздо лучше, если бы у бывшей ничего не сложилось. Чтобы жизнь наказала её за то, как она поступила с ними… А у Лариски всё было хорошо, и она стала такой бесконечно далёкой, что просто кошмар. Когда же, ну когда он перестанет вспоминать её?!..
Насте исполнилось шестнадцать. Они готовились к выпускному из девятого класса. На нервной почве девочка похудела, и платье, купленное заранее, оказалось свободным.
– Мам, что же делать? – печально спросила Настя, прихватив болтающуюся на талии ткань.
Игорь, который валялся тут же на диване и играл во что-то громкое в телефоне, привычно поморщился, как и всегда, когда Настя называла мачеху мамой. Еле заметно, инстинктивно, но это происходило каждый раз. Сам он привык к Рите, смирился с ней, не ссорился, но звал исключительно по имени.
– Снимай. Я тебе его ушью, да и всё. – сказала Рита. – Игорёк, поможешь машинку достать?
– Агась. Ща, погоди, доиграю. Две минуты осталось…
Настя ушла в комнату снимать платье, Рита скрылась в ванной комнате, и тут в дверь позвонили. Игорь ругнулся и пошёл открывать. На пороге стояла Лариса, обвешанная разноцветными пакетами.
– Ну нифига себе, ты вымахал! – восхитилась она. – А сестра где? Я с подарками.
– Мама… – нерешительно сказал он, и тут же завопил. – Мама! Мамочка приехала! Настюха, иди скорее сюда.
Настя вышла в халате из комнаты, держа в руке платье для выпускного. Рита стояла на пороге гостиной очень бледная, положив руку на грудь. Девочка увидела её растерянность и вышла в коридор.
– Чего ты кричишь? – спросила она у брата. – Моя мама дома. А вас кто сюда звал?
– У-у, как неласково ты меня, доченька, встречаешь! А я старалась. Пакеты из Москвы пёрла на себе.
– Могла бы и не стараться.
– А что там за мама-то у тебя? Дай хоть посмотрю..
Лариса, бросив пакеты в коридоре, и потрепав сына по макушке, прошла в квартиру. Увидев Риту, усмехнулась:
– Ты? Могла бы и догадаться. С детства Вадику в рот заглядывала. Ну, что? Поговорим?
– Дети, идите к себе. – выдавила из себя Рита. – Нам поговорить надо.
– Игорёк, ты подарки сразу забери в комнату, я там телефоны вам нормальные привезла. Платье Насте на выпускной. Ты ж в девятом?
Девочка, не ответив, развернулась и ушла в комнату. Игорь, подхватив пакеты, двинул за ней.
– Ты чего такая? Могла бы хоть для виду обрадоваться. Мать старалась…
– Она мне не мать! – отрезала Настя. – Как ты можешь радоваться, как дурачок? Она нас бросила! Тебе вообще тогда было всего три года. Три!..
Рита с Ларисой прошли в кухню. Лариса сразу взяла быка за рога:
– Я ненадолго. Ты не думай. У меня в Москве всё налажено. Жизнь своя. Но недельку хочу побыть дома. С детьми. Надеюсь, это не проблема?
– Как ты себе это представляешь? Будем спать втроем?
– Я на диване могу, в гостиной. Слушай, ты бы не выделывалась! Я не разводилась с Вадиком. И прописана тут. Но, думаю, ты и так это знаешь…
Рита подумала о своей квартире, которую она сохранила, и даже в аренду не сдавала. Оставаться в одном помещении с Ларисой ей не хотелось. Было жутко страшно за Вадика. Точнее, страшно его потерять. Но выгнать Ларису она тоже не могла. Ни по закону, никак. Она права.
– Ребята, я какое-то время побуду у себя. – сказала Рита, входя к детям. – Пообщайтесь с мамой.
– Можно я с тобой? – тут же спросила Настя.
– Детка, я буду только за. Но ты уверена? Она ведь ненадолго приехала.
– Как? Как ненадолго? – вскинулся Игорь, отрываясь от новенького айфона.
Настя взяла своё платье, которое Рита обещала ушить, собрала кое-какие вещи и ушла к мачехе. Рита выдохнула уже на улице и позвонила Вадиму.
– Да?
– У тебя дома твоя Лариса. Попросила дать ей возможность с детьми пообщаться. Я пойду пока к себе, а Настя со мной.
– Откуда она взялась? – помолчав, спросил Вадик.
– Из Москвы. На неделю, говорит, приехала.
– Ладно. Я тогда после работы тоже к тебе.
– Правда? – обрадовалась Рита.
– Конечно….
Но Вадик не пришёл после работы. Рита сидела у окна и смотрела в темнеющее небо. Настя подошла сзади и обняла её.
– Мам, не плачь! Они того не стоят.
– Я не плачу. Ты чего?
– Я так не хочу взрослеть! Любовь эта вся ваша… чувства. Эмоции. Проблемы. Ад кромешный! – заявила Настя.
Рита рассмеялась.
– Не обязательно же должно быть так.
– Ты теперь папу бросишь, да? Не простишь?
– Я не знаю, дочка. Я ничего не знаю…
И она всё-таки заплакала. Уронив голову на сложенные руки. Настя тихонько гладила свою неродную маму по голове и сочувствовала ей всем своим неокрепшим юношеским сердцем…
В квартире у Вадима был нетипичный непривычный вечер. Лариса заказала доставку еды. Игорь уже пробовал японскую кухню и не проникся к ней.
– Надо было предупредить. – упрекнула Лариса. – В следующий раз пиццу закажем.
– А готовить ты, что, совсем не умеешь?
– Когда мне готовить-то, сынок? Ну вот когда? – она растерянно потрепала его по голове и спросила у Вадика. – Чем же мне Настю-то переубедить? На подарки девка не ведется.
Вадик, которому роллы вполне себе нравились, отхлебнул вина и закусил угрём:
– А зачем, Ларис? Из принципа? Ты же всё равно уедешь!
– Мам, а можно с тобой! – подал голос Игорь.
– Сынок, я бы с радостью! Но у меня сумасшедшая жизнь. Да и готовить я, видишь, не умею.
– А когда ты ещё приедешь?
– Как только смогу – обязательно приеду!
– Ещё через одиннадцать лет. – хмыкнул Вадик.
– Игорёк, иди в комнату. Нам с папой надо поговорить. Завтра пиццу закажем. Иди…
Игорь сидел в комнате и думал, что где-то он совершил ошибку. И пиццы он не хочет. Точнее, хочет. Той, что Рита сама печёт. С беконом и помидорками, тонкую и хрустящую. И вообще, мачеха какая-то… тёплая и родная, что ли. А мама оказалась совсем чужой. Незнакомой. Не совпала с картинкой, нарисованной в голове. Он позвонил Насте:
– Чего делаете?
– Ничего особенного. Платье ушивали. Скоро спать ляжем. А ты?
– Заберите меня, а? – заныл Игорь.
– Давай завтра. После школы.
– Да тут тухляк. Заберите сейчас.
– А не надо было орать «Мама-мамочка». Вот сиди там теперь. В наказание.
– Что там? – услышал Игорь голос Риты.
– Забрать его просит.
– Так пусть выходит. Я сейчас за ним подойду. Дома-то рядом.
– Ура! – тихонько сказал Игорь. – Рита топчик!…
В кухне Лариса говорила, кокетничая:
– Я не верю, что ты не хочешь вспомнить былое. Ну, Вадик! Нам же было так хорошо вместе.
– Не хочу. – врал Вадик, дрожащими руками удерживая чересчур активную Ларису подальше от себя. – Лариса, веди себя нормально. Ты вроде к детям приехала? Ну и всё. А ко мне не лезь.
Он бы сдался и уступил ей, – всё существо Вадика настаивало на этом, – но тогда он потеряет Ритку. Самую хорошую жену на всей планете. Господи, помоги устоять!
– Тихо! Что за шорох там?
– Нет никакого шороха… ну, Вадик!
– Да есть, я тебе говорю!
Он вышел и услышал что-то в коридоре. Включил свет и обнаружил Игоря, который обувался в темноте. Рядом стоял пузатый рюкзак.
– И куда? – строго спросил отец.
– Да там… это… к Рите, короче.
– Время одиннадцать!
– Она встретит. Ну, мы уже договорились, чо ты?
Лариса вышла в коридор и посмотрела на сына. Игорь шмыгнул носом и отвел глаза. Вадик вздохнул, взял с вешалку куртку и ключи. Обулся.
– Да вы издеваетесь все, что ли?! – вскричала Лариса.
– Извини. – пожал плечами Вадик и они с Игорем вышли из квартиры, захлопнув дверь.
Лариса вернулась в кухню, налила себе вина, закурила сигарету. Потушила свет. Смотрела в окно, как уходят Вадик с Ритой, а Игорь идёт между ними. Странно… Лариса думала, что хоть он ей обрадовался. Зря она всё это затеяла. Надо было ехать отдыхать на острова, как и планировалось. У неё всего-то неделя, а потом снова съёмки. По пятнадцать часов. Шесть дней в неделю. Это её жизнь, и она устраивает Ларису…
У Риты дома все потихоньку угомонились и разошлись по комнатам. Вадик начал что-то ей говорить, но она остановила его:
– Погоди. У меня на нервной почве гул какой-то в голове. Сейчас я успокоюсь немного, и поговорим.
– Ну, ты же ничего не подумала?!
– Подумала.
– Как ты могла?
– Но ты же не пришёл после работы, как обещал?
– Мне просто надо было её увидеть. Не более.
– Т-с-с. Я поняла. Сейчас, детей проверю, и вернусь.
В дверях Рита остановилась и обернулась:
– И что? Жива твоя великая любовь к ней? – с иронией спросила она.
Вадик прыснул. Он сегодня понял одну важную вещь. Оказывается, не всегда великая любовь – это важно. Иногда она просто тень. Тень прошлого. Кто обращает внимание на тени? Да никто! Они просто есть. И они ничего не значат.
Рита вошла к детям. Настя ровно дышала. Она поцеловала её в щёку и поправила одеяло. Подошла к Игорю и вздрогнула: глаза привыкли к темноте, и Рита увидела, как мальчик смотрит на неё в этой темноте.
– Ты чего? Напугал меня. Спи!
Рита потянула одеяло к его шее, Игорь перехватил её руку. Прошептал:
– Прости меня. Я думал, что ты не родная. А оказалось, что это – фигня всё.
– Спи! Поздно уже.
Она нерешительно наклонилась, чмокнуть Игоря в щёку, и услышала.
– Я обязательно научусь. Обещаю.
– Чему?
– Называть тебя мамой….

© Ирина Малаховская-Пен.

Не родная... Автор: Ирина Малаховская-Пен
0

Автор публикации

Не родная... Автор: Ирина Малаховская-Пен 829
Комментарии: 1Публикации: 7470Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий