Николай Максимович Цискаридзе

размещено в: Артисты балета | 0
Николай Максимович Цискаридзе
Никола́й Макси́мович Цискари́дзе — российский артист балета и педагог, премьер балета Большого театра в 1992—2013 годах. Народный артист РФ, народный артист Северной Осетии, лауреат двух Государственных премий РФ и трёх театральных премий «Золотая маска». Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству. Википедия
Родился: 31 декабря 1973 г. (47 лет), Тбилиси, СССР

Николай Цискаридзе о любви и жизни.

Николая Цискаридзе называют уникальным танцовщиком с очень сложным характером.

Николай не скрывает – что есть, то есть, не сахар! Но с мягким характером, как признался танцор «Правде.Ру», в балете ничего не добьешься. И кстати, именно благодаря своему сложному характеру, Цискаридзе стал весьма популярным светским персонажем.

— Николай, зависть сильно ощущаете или предпочитаете закрывать на нее глаза?

— Судя по интервью моих коллег, она очень ощущается и не замечать ее невозможно. Просто не надо чересчур остро это все воспринимать, и все. Зачем усложнять жизнь другим и себе?

— Вы, кажется, уверенный в себе человек?

— Это видимость! На самом деле я совсем не такой, каким кажусь. Вот раньше, да — был уверенным даже сверх меры. А когда прошел огонь, воду и медные трубы, стал более осторожным.

— Скажите, а что такое с вашим характером, что о нем говорят даже те, кто имеет далекое отношение к балету?

— Я довольно жесткий человек в том, что касается работы. Меня критикуют на самом деле лишь потому, что я постоянно чего-то добиваюсь, доказываю свою правоту, отстаиваю свою точку зрения, а это, как вы догадываетесь, мало, кому понравится. Никаких звездных капризов, как у некоторых, у меня нет. Я выступаю только по делу, пусть иной раз и резко.

— Николай, а правду говорят, что вы настолько поглощены профессией, что у вас совершенно нет времени на личную жизнь?

— Ну, на длительные ухаживания и романтические свидания времени действительно крайне мало. Но это не означает, что у меня совсем нет личной жизни. Это было бы, мягко скажем, ненормально.

Просто я не афиширую свои привязанности. И к счастью, папарацци меня не караулят на каждом шагу. Или я удачно маскируюсь! (Усмехается) В любом случае я бы не хотел иметь такую популярность, как, например, у Ксюши Собчак. Ей вообще прохода не дают – вся жизнь на виду. Это с ума сойти можно! Даже трусики, извините, в объектив попадают. Зачем мне такое счастье? Кому-то это, конечно, нравится, но я не из этой категории.

— А, например, отцом семейства вы себя можете представить?

— Ой… Представить-то можно, но спешить, думаю, не стоит. Я очень ответственный человек во всем. Семья – это другая фаза жизни. О ней можно серьезно подумать лет после сорока.

Для мужчины это вполне нормальный возраст, когда он твердо стоит на ногах (если стоит) и знает свои возможности. Так что надо еще вольно пожить и поработать. Кроме того, пока еще не вижу подходящей девушки для себя. Красавиц-то то полно, а вот в духовном плане они далеко не так прекрасны.

— То есть вас одной внешностью не возьмешь?

— Мне кажется, любого глубокого, умного и чего-то стоящего мужчину одной внешностью не возьмешь. С красивой пустышкой жить до невозможности скучно. Покрасоваться на публике — да, а жить это совсем другое. Покрасовался раз, другой, а потом что? Дома и поговорить не о чем, и делать она толком ничего не умеет, и посоветоваться с ней нельзя.

Нет, в девушке все должно быть прекрасно. И, честно сказать, мне гораздо важнее, что у нее в душе и в голове. А сейчас интеллигентная, умная девушка – большая редкость.

— Николай, а вы могли бы себя представить состоятельным человеком, живущим в свое удовольствие?

— Это моя мечта! Быть миллиардером, валяться на берегу океана, потягивать экзотический коктейль и не думать о том, что надо куда-то бежать и что-то делать.

Но я думаю, что от такой жизни тоже быстро устанешь. Так что лучше иметь золотую середину. Как правильно заметил один человек, надо иметь столько денег, чтобы о них не думать, но и чтобы не бояться за них и за свою жизнь. Вот это, наверное, оптимальный вариант, к которому надо стремиться.

Из сети

Николай Максимович Цискаридзе
Николай Максимович Цискаридзе
О комплиментах, Гурченко, счастье и одиночестве
 
– Николай, вам когда-нибудь мешала ваша внешность: слишком красивый, слишком яркий и так далее?
 
– Я никогда так не считал, я не люблю все, что не блондинистое. Я всегда комплексовал, что я черненький. Но я очень хорошо умею своей внешностью распоряжаться для сцены, для кадра, а в жизни я не считаю себя чем-то симпатичным. Потому мне это никогда не было интересно и не мешало, соответственно.
 
– Самый запоминающийся комплимент, который вы когда-либо получали?
 
– Это был просто замечательный комплимент и получил я его от фантастической женщины – Людмилы Марковны Гурченко. мы участвовали в каком-то концерте вместе и там был конферансье, человек, который объявлял выступающих. И он каждому подбирал какие-то эпитеты. Он ходил и все думал, какой комплимент подобрать для меня.
 
А я грелся и делал вид, что я этого не слышу, единственное, что я попросил, – не объявлять мои звания. И в этот момент вдруг поворачивается Гурченко и говорит: «Да царственный он». Мне так это понравилось, я был так восхищен.
 
Но вообще Людмила Марковна ко мне относилась с теплом. У нас с ней был и фотопроект для журнала «Караван историй». Она очень часто приходила на мои спектакли, часто заходила за кулисы. Мы были в хороших отношениях. И от нее я получил такой незабываемый комплимент.
 
А получал я комплименты от очень многих, действительно, ко мне многие хорошо относились, и главное, что относились люди, которые действительно чего-то стоят в профессии и вообще что-то сделали в мире.
 
– А в вашей жизни сейчас больше доброжелателей или нет?
 
– Я не могу сказать, кого больше, должно быть, и того и того. Рай не может существовать без ада и наоборот. Успех – это когда есть противники и поклонники, а когда все ровно, значит это никого не трогает, а вот если тебя ругают, значит ты кого-то интересуешь.
 
– Вы чувствуете себя счастливым?
 
– Я в последнее время, особенно когда мы все были в самоизоляции, честно скажу, чувствую себя счастливым. Я был дома, я так долго дома никогда не находился. Я домосед.
 
– То есть вы не боитесь одиночества?
 
– Я вырос один. Когда я был маленький, все были в детском саду, а у меня была няня. В те годы нянь не было ни у кого. У меня няня появилась из-за мамы, потому что бабушки у меня уже не было, а маме нужно было выходить на работу, и уже через месяц после моего рождения – она вышла на работу.
 
Меня с кем-то надо было оставлять и так у нас появилась няня, а няня была категорический противник детских садов, меня туда отвели за полгода до школы, чтобы я научился общаться с детьми. Так что я все время был дома, один, на веранде.
 
Няня готовила, убирала, а меня вообще никто не трогал. Я привык общаться с людьми гораздо старше меня, я детей видел только вечером, когда их приводили из детского садика, когда их выпускали во двор.
 
Никола́й Макси́мович Цискари́дзе
 
Николай Максимович Цискаридзе

«Надо быть честным, порядочным и делать что-то для людей, не для себя»

– Николай Максимович, вы чувствуете, как сегодня меняется роль телевидения?

– Вы знаете, как интересно… Вот есть глянец. И есть очень глупые артисты, которые тратят дикое количество денег, тиражируя себя в глянце, уверенные, что они этим станут известными.

Глянец – это Садовое кольцо и Рублевка. Все. А есть остальная страна. И вот остальная страна до сих пор смотрит телевидение. Вы понимаете, наша страна еще, наверное, лет 30 будет смотреть такие программы как «Поле чудес» – и считать это самым интересным.

Не знаю, насколько вы часто путешествуете. Я очень часто путешествую и общаюсь с разными слоями населения и понимаю, что они не слышали о таких вещах, как интернет. Они никогда не видели журнал Cosmopolitan, не говоря про Vogue или GQ. Они просто не знают, что это существует.

– Ну, мне кажется, что про интернет-то уже знают все.

– Поверьте, нет. Я оттуда – я не забываю, я себя трезвлю каждый раз и говорю – Ника, открой глаза, у тебя все не просто хорошо, а очень хорошо. Ты заработал себе на немножко более лучшую жизнь, но она бывает другая.

Я прошел все эти ситуации и я знаю, как живут люди, тем более сейчас, когда я подписываю зарплаты, я очень хорошо понимаю, как оплачивается труд уборщика, как оплачивается труд педагога простого и так далее. Я это не забываю.

– Я где-то читала, что Кехман очень хвалил ваши административные способности.

– Потому что на сегодняшний день академия, которой руковожу я, – это образцово-показательное учебное заведение. И все, кто попадает, допустим, в московскую школу, а потом ко мне, конечно, они видят эту разницу.

– Вы между Москвой и Питером так и курсируете?

– Да. Просто я живу в Москве, а служу в Петербурге. И я прекрасно понимаю, что сколько бы я ни сделал для академии, я всего лишь навсего временный руководитель, капитан этого гигантского корабля, потому что это учебное заведение было великим до меня и его величие не зависит от меня.

От меня зависит, насколько этот период будет без коррупции, без блата, чтобы дети жили в тепле, в достатке и так далее.

Я навсегда колонна Большого театра – и кто бы что бы ни хотел, я навсегда премьер Большого театра. Это то, что мне подарила судьба.

Миллионы мечтают стать премьером Большого театра, но никогда им это не удастся, а мне выпала такая честь, понимаете? Очень быстро занять это место, продержаться 21 год – конечно, это удача. Наверное, благодарность за честное служение.

А администратором быть очень легко, поверьте. Это очень легко. Просто надо быть честным, порядочным и делать что-то для людей, не для себя.

Я каждый раз думаю, что если бы я вот сейчас учился, а я бы что хотел, а я бы как хотел, а мне бы что было…

Николай Цискаридзе


Из разговора с Надеждой Стрелец

Николай Максимович Цискаридзе
0

Автор публикации

не в сети 4 часа

Татьяна

Николай Максимович Цискаридзе 823
Комментарии: 1Публикации: 4728Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий