Паутина. История из сети

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Паутина. История из сети

Паутина

В ее жизнь вошел враг. Стал оплетать ее паутиной проблем.

Началось все, как тогда показалось Надежде, с чьей-то злой шутки. Их входную дверь вымазали. То ли мазут, то ли правда деготь. Раньше так в деревнях ворота мазали тем, кто свою честь не берег. В старые времена такая метка могла всю жизнь семье переломать. Надя помнила, как бесновалась бабка, узнав о Надиной беременности.

– Что ждешь, когда ворота дегтем измажут? – нападала она на мать Нади. Воспитала внучку, так воспитала, хорошо, что сынок мой Ванечка до позора такого не дожил. Скоро глаз не поднять будет. Прокляну весь ваш род, если стыд за порог выйдет.

Мать молчала, не разговаривала несколько дней, дав Надежде передышку и время осознать, что происходит. Вовка скоро присягу принимать будет и знать не знает, какой подарочек он оставил своей «девочке ненаглядной». К весне, к выпускным экзаменам и животик появится, и слухи поползут. Многие будут рады и тыкнуть, слухи перенести и преувеличить.

Но это пережить можно. Вовка придет с Армии и рты всем прикроет. Не бросит он свою Надю. Три года они встречались. Но как быть с учебой, с дальнейшей жизнью?

Ребенок привяжет к деревне, насмарку и аттестат, что в планах получить без единой четверки. Об этом болела голова у Надиной мамы. Позора она не боялась – не те времена. Она желала более удачной доли своей дочери, чем осесть в деревне, пусть даже и женой неплохого в принципе парня Володи. Не для того она ее тянула одна, отказывая себе во всем.

Даже в личной жизни, хотя могла бы ее и устроить, и свекровь не помешала бы. Но тянула вдовью одинокую жизнь, чтобы чужой мужик ненароком Надю от нее не отвернул. Светлая голова у Нади, с ее аттестатом, да победами в олимпиадах математических ей даже вступительные экзамены сдавать не придется. И решение назрело.

Свекровь молчать будет, а больше никто и не знает. Поэтому повезла дочь, минуя местных и районных врачей, сразу в город. К сестре.

Больше в деревню Надя не возвращалась. Прерывать беременность ей в городе отказались. Срок уже не позволил это сделать официально, а в обход закона сестра грудью встала. – Искалечишь девчонку, – кричала, – оставляй у меня, пусть рожает. Бездетных много, с радостью возьмут дитя.

Сестра знала, что говорила. Самой Бог не дал второго шанса после того, как с мужем решили что рано. Только муж потом ушел к той, что родила ему. А тетка Нади так и осталась одна.

Надежде права голоса никто не давал с тех самых пор, как она призналась матери о своем положении. Она спорить не решалась, хотя очень хотела ребеночка от своего Вовки. Но и учиться ей тоже хотелось.

В общем, каша в голове, плюс токсикоз с гормональным сбоем сделали ее безвольной куклой в руках матери и тетки. На автомате доучилась в городской школе, ловя насмешливые взгляды одноклассников и учителей. Но смогла и экзамены сдать на пятерки, и документы о зачислении на желаемое отделение приняли у нее перед самыми родами.

А в конце июля родила дочь. Вовка так и не узнал, что стал отцом. Он может и писал ей, да мать писем не передавала. А ее последние письма вернулись, Вовка из учебного центра выбыл.

В воспоминаниях дочка так и осталась маленьким кричащим комочком, который ей даже не дали приложить к груди. Еще при поступлении все знали – отказничка эта малолетка рожает. А при выписке санитарочка шепнула – померла твоя дочка.

Дальше жизнь шла по накатанной, без всяких ухабов и резких поворотов. Как и все студенты, жила она весело, встречалась и расставалась, напрочь вычеркнув Вовку, деревню из жизни. Ничего уже не изменить. Сначала тянуло, но мать, похоронив свою свекровь, распродала все и поселилась поближе к сестре с дочерью.

По деревне скучала, но не к Вовке же ехать? Он после армии (как сказала мать) не сильно и тосковал по ней. Женился, оброс детьми, хозяйством.

В свое время встретила Сашу, и поняла – вот он. Мужчина, с которым хочется засыпать и просыпаться. С которым в огонь и в воду…, и что там еще? Патроны в последнем бою подносить, старость вместе встретить? На все согласна! И хотя тайна ее была почти похоронена, она все честно рассказала тогда еще жениху Саше. Это признание словно укрепило их отношения, и они не стали тянуть со свадьбой.

Жили дружно и честно. Два сына, надежные друзья, дружный коллектив у обоих. Откуда в ее жизни мог взяться враг? А то, что у нее личный враг, сомнений уже не было. Он буквально стал дышать ей в затылок, оплетать паутиной страха. Раз в неделю, пока не установили регистратор, кто-то прокалывал колеса ее машины, плескал краской на лобовое стекло.

Пока не поставили камеру на дверь, не раз еще приходилось отмывать или реставрировать полотно и обналичку. Однажды какая-то шпана подкараулила старшего сына и впятером легко отмутузили его, вываляли в грязи и велели «передать привет мамочке». Два заявления уже лежали у участкового. Да толку не было. Как не было существенного ущерба, реальных угроз жизни, здоровью. Но жизнь уже не была прежней. Как у мухи, что попала в паутину, а паук не торопится. Выжидает.

На днях вызвали Надежду «на ковер» в высокий кабинет. Поговорить. Все было вокруг, да около. И что ценят ее заслуги перед компанией, и знают про ее безупречную репутацию, рабочие качества, но обязаны реагировать на сигналы. Ведь дыма без огня не бывает? Что там за амурные дела у нее на рабочем месте? Откуда слухи о том, что не против Надежда Ивановна и конвертик иной принять за сопровождение сделки?

Любые объяснения походили на оправдание. Пришло желание даже написать заявление по собственному. Но дома, остыв и поговорив с мужем, Надежда поняла, что ничего не прекратится, если не найти источник бед. На новом месте будет то же самое.

Саша признался, что ему тоже уже месяца три кто-то пишет о неверности жены. Не то, чтобы он ей не доверял в сложившихся обстоятельствах, но …

Письма были единственной реальной зацепкой. В полиции ее выслушали, приняли и третье заявление. Наде однако стало было понятно, что никто не будет разбираться. Не те масштабы.

Нервы сдавали. Когда ей на рабочую почту пришла фотография младшего сына, спускающегося со ступенек крыльца школы, Надя сорвалась. Успокаивали всем отделом рыдающую начальницу. Верочка, добрая душа и правая рука Надежды, даже сбегала в аптеку, чтобы капель успокоительных купить.

А вечером пришло сообщение. «Это только начало».

У Саши тогда мелькнуло подозрение, что, если это настолько личное, то корни нужно искать в прошлом. Из прошлого у Нади один грех. Отказная на ребенка. Вполне возможно санитарочка шепнула про смерть младенца, чтобы Надежда не терзалась – как там кровиночка. А может по просьбе тетки или матери так сказала? Впервые вслух он упрекнул Надю за ее прошлое. Что аукается оно на их семье.

А Надя вдруг задумалась – все ли у них так хорошо, как она считает? Всплыли спрятанные обиды. Может отказ мужа материально поддерживать мать и тетку, это просто эгоизм и скупердяйство, а не желание обеспечить свою семью лучшим?

Как-то так у них получалось, что лучшее все же оказывалось у Саши. Его ноут был с логотипом яблочка надкусанного, а у нее скромный бюджетный вариант. Его машина вызывала завистливые взгляды, а она…

Вспомнилось, как она мечтала о своей машине. К тому времени ипотека была закрыта, муж ездил на шикарном внедорожнике, руль от которого он принципиально не давал ни жене и никому другому. Как смеялся над ней, когда она пошла учиться на права. И как, скрипя зубами, согласился на покупку подержанного, да что уж там – старенького Опеля, убедившись, что на него хватает денег из тех, что Надежда принесла в конце года. Там была и зарплата ее с премией, и итоговые годовые выплаты, что тогда еще практиковались в набирающей силу компании Надежды.

Почему так получалось? Да, просто жила она с чувством своей вины, признавая благородство и превосходство супруга, что принял ее такой. С грехом за душой. Жила, заглядывая в его глаза и ожидая поддержки, одобрения.

Впервые они уснули по разным комнатам.

Надя уже с утра помчалась к матери с теткой. К этому времени две пенсионерки коротали пенсионные будни вместе. Так проще и добавка к пенсии от сдачи квартирки матери.

Обе замахали руками. – Что ты выдумываешь? Да мы тот грех замаливаем до сих пор. И девочку нам разрешили похоронить. С трудом, но мы добились разрешения и крест этот несем обе, ухаживаем за могилкой. Осталась бы жить, мы бы не бросили.

Оказалось, и переезд матери был связан больше с этой могилкой, чем с желанием быть к дочери поближе. Это откровение стало шоком для Нади. Но ее расследование вновь зашло в тупик.

На помощь пришел их сисадмин. Типичный хакер, каких в кино показывают. Засаленный жидкий хвостик по спине, растянутый свитер и нелепые манеры. Но руководство его берегло и лелеяло. На него не распространялся приказ по компании о дресс коде. Ему прощалось несоблюдение рабочего графика и бардак в кабинете. Техничке разрешалось убирать там только под его присмотром и соблюдая его требования – ничего не трогать и не передвигать. Странный парень, но говорят, талантлив до чертиков.

Попросил большую кружку зеленого чая, пароли все от входов домашней почты (чтобы время не терять), расспросил и о времени, когда они обнаруживали «сюрпризы» у входных дверей и когда случались другие проблемы. Накидал от руки схемку. И завис. Только кисти рук играли над клавиатурой. К вечеру позвал Надежду в свой захламленный кабинет.

– Все сообщения с публичного доступа WiFi. Здесь тупик. Но удалось снять информацию с камер некоторых, в том числе и с подъезда, и со школы. Визуальный поиск выявил три совпадения. Смотрим, ищем знакомых.

Два подростка и тетка. Подростки могут быть случайными «исполнителями», а вот к тетке присмотритесь. Мне кажется я ее где-то даже видел. Хотя маскируется. Везде унисекс и бейсболка.

– Вера? Не может быть! Верная помощница, правая рука, что искренне переживает за беды Надежды? А с другой стороны, ей одной доступны все детали жизни Нади. И человек со стороны навряд ли бы так просто узнал адрес рабочей почты Надежды, чтобы нанести последний болезненный удар, прислав фото сына. Без объяснений – мучайся мать, знай, то твои дети тоже «под колпаком». Как и ты.

Ярость и злость захлестнули до темноты в глазах. Внутри все кипело, в руках появилась стальная сила, когда закрыв свой кабинет на ключ, впечатала своего зама в стенку и наотмашь ударила по щеке.

– За что? За что ты так со мной? Ну, на место мое метишь, а дети мои при чем?

– А почему мой сын должен расти без отца, только потому, что жена любимого лучше устроилась? Более перспективная, более послушная и покорная?

Да, ненавижу тебя, и сын мой ненавидит. Это он с «братишкой поговорил». Я не просила. Сашка горы золотые обещал, а на день рождения твоему старшему смартфон, а моему коробку с конструктором. Это в 13-то лет! Конструктор! А десятилетнему смартфон. Мы что – второго сорта?

Думала сначала просто жизнь вам попортить, чтобы сахаром не казалась. Чтобы не улыбалась ты всем свысока. А потом, когда доросла до зама, то решила, что пора нам, голуба, местами меняться! Если слетишь со своего места, то я не хуже тебя стану для Сашки. Тем более, в постели ты мне уступаешь. Иначе не хаживал бы он ко мне по старой памяти.

Что – хороша правда? Кушай, милая Надежда Ивановна. Ты просто курица, чьи яйца для прошаренного Саши показались золотыми в свое время. Перспективная выпускница престижного ВУЗа, которую уже на теплом месте ждали с хорошим окладом и подъемными на первый взнос под ипотеку. А мы всего лишь нищие приезжие с общагой, из которой скоро выпнут. Кто же знал, что ты нарожаешь сразу?

Паутина рвалась на глазах. Только паук, это не враг, что вошел внезапно в ее жизнь. Паук был все время рядом.

Для Надежды пришло время генеральной уборки. Вымести всю паутину из своей жизни! Вместе с хозяином-пауком. Отпустить свою вину и грех. Навестить могилку дочери и жить дальше, не оглядываясь.

Под грифом "Несекретно"

PS. Если кому-то рассказ показался незаконченным, то привожу пояснения автора:
"Уважаемые читатели! Первые же комментарии дали понять – финал не всех устроил. Объясняю. Здесь моей фантазии хватило лишь для небольшой художественной обработки реальной истории.
Финал еще пишет жизнь. Идет развод и дележка вплоть до последнего вбитого гвоздя. Описывать разборки семейные я не стала. Мне показалась сама ситуация ключевой – последний на кого можно было подумать, как о пауке, это прекрасный муж, с которым уже двое сыновей. Нет, это не он всё затеял, но он был причиной. Она то его считала благородным и правильным. Думала, что хуже его, раз такое в ее жизни случилось. И он сам даже подумал, что проблемы от жены в семью пришли. О себе, любимом, и в голову не пришло задуматься.

А ГГ, она сильная. Она справится. Тем более, все тайны вскрылись."

Паутина. История из сети
0

Автор публикации

не в сети 1 час

Татьяна

Паутина. История из сети 823
Комментарии: 1Публикации: 5614Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий