Приду за тобой. Продолжение. 7 часть. Автор: Светлана Аксенова

размещено в: Мистические истории | 0
Приду за тобой. Продолжение. 7 часть. Автор: Светлана Аксенова

Приду за тобой
7 часть

В этот вечер, впервые после похорон свекрови, Люба не заперлась в комнате, а спустилась в большую комнату, которая одновременно служила и столовой и залом.

– Мама! – обрадовались дочки. – А мы фильм собрались смотреть. Ты с нами, как раньше?

Присев на диван, Люба попыталась вспомнить то ощущение счастья, которое она испытывала раньше от таких посиделок. Но не смогла…

На душе по-прежнему было пусто и уныло, и не досмотрев фильм, Люба ушла спать.

А ночью она проснулась от приступа панической атаки. Дыхание остановилось, и в груди была такая тишина…

Замерло сердце, будто раздумывало, биться ли дальше, или ну все нафиг…

Любе даже показалось, что все…

Вот так и умирают в одиночестве…

Как свекровь, что легла спать и не проснулась. Ну, это для них она не проснулась, а на самом деле, наверняка же успела подумать, испугаться…

Одна ночью… Страшно ведь…

Может, точно так же, как сейчас Люба, таращила глаза, силясь глотнуть воздуха и позвать на помощь…

Наконец-то удалось вздохнуть и, сделав мощный удар, сердце забилось так часто, что казалось, еще чуть и разорвется. Закружилась голова, и Люба обессиленно опрокинулась на подушку.

– Что, страшно умирать? – раздался в комнате свекровин голос.

– Черт, – вытирая со лба пот, еле прошептала Люба. – Опять галлюники пошли…

– Размечалась… – хихикнул голос.

Возле окна что-то зашуршало, силуэт батареи вытянулся и выпустил из себя маленькую тень.

Пошебуршав немного, тень двинулась прямиком к Любе, с каждым шагом становясь все больше и больше и принимая очертания покойной свекрови.

Подойдя к кровати, Зинаида Павловна бесцеремонно уселась на постель и, опершись на бадик, принялась буравить сноху взглядом.

– Чего еще? – недовольно спросила невестка.

– Страшно умирать? – повторила свекровь.

– Нет…

– Вот же упрямая. Что ж делать-то с тобой? С собой забрать, что ли?

– Так и знала, что и после смерти житья не дадите!

– Да ты сама себе житья не даешь, – возмущенно фыркнула свекровь. – Вот же характер, прости Господи, а?

– Да у кого еще характер, – выпалила Люба. – Вот, что вы ко мне ходите? Отстаньте уже!

– А пока прежней не станешь, не отстану, и не мечтай!

– Бред, бред, – схватившись за голову, простонала невестка. – Вас не существует. Вы плод моей фантазии.

– Ой, а слов-то умных нахваталась, – разохалась свекровь. – Плод фантазии, это надо же.

– Не желаю вас больше слушать, – и Люба демонстративно закрыла глаза и заткнула уши.

– Смотри, девка, сама напросилась! Задам я тебе кузькину мать, как говаривал мой муженек любимый, ох, и задам! Сама ко мне прибежишь, а я так еще подумаю, – и, стукнув бадиком в пол, свекровь исчезла.

Свекровь исчезла, а бадик, загремев упал на пол.

8 часть

Наступившее утро прогнало прочь страхи и видения, и заспала Люба ночной разговор со свекровью.

Лениво ковыряя ложкой в каше, она все настраивала себя на домашние дела. Понятно, что муж с дочками помогают, но все равно не то. Прополоть, посадить…

Она же раньше так любила возиться в огороде. Опять же вареников с вишней налепить! Да и щей своих фирменных наготовить.

Вдруг вспомнилось, что свекровь от ее щей никогда не отказывалась. Хвалить не хвалила, а наяривала с таким аппетитом, да еще от добавки не отказывалась.

А Люба все ждала, когда же она ее похвалит, а та молча уписывала щи за обе щеки и молчала…

И такая она была счастливая в тот момент…

Почему же Люба тогда этого не замечала? Только сейчас поняла; довольна была свекровь донельзя. Глазки блестели, улыбалась…

Такая милая и беспомощная…

«Да что это со мной!» – в сердцах бросив ложку, Люба вышла из-за стола.

Откуда взялась эта жалость к свекрови? Откуда? Прямо ломала и корежила изнутри до физической боли.

Выйдя на крыльцо, она понаблюдала за дочками, что возились на огороде, в попытках прополоть грядки.

«Так тщательно, как свекровь, все равно не выполют…» – внезапно с грустью подумала Люба, и развернулась было за перчатками, чтобы присоединиться к девчонкам, как вдруг Соня, или Маша, до чего же голоса похожи, шутливо вскрикнула:

– Я вам сейчас покажу кузькину мать! Разрослись тут!

Люба так и замерла на пороге; вспомнилась сегодняшняя ночь, паническая атака и разговор со свекровью. Вот и думай теперь, сон то был, или разыгравшееся воображение.

Да какое воображение, если она с утра о бадик спотыкнулась?

Чертыхнувшись, Люба махнула рукой и сделала шаг в дом и тут коврик, что всегда лежал на пороге, взял да и уехал из-под ног. Потеряв равновесие и запрокинувшись назад, она поняла, что сейчас со всего маху ударится о ступеньки. Добротные такие бетонные ступени, обложенные кафельной плиткой. О такие шандарахнуться и врагу не пожелаешь…

Люба уже с жизнью успела проститься, как чьи-то руки ловко схватили ее под спину, и бережно опустили на крыльцо.

– Петя! – всхлипнула она. – Как же ты вовремя, Петя! – обернувшись, Люба увидела, нет

никого за спиной. – Петя! – закричала она.

На крик прибежали дочки, и присев возле плачущей матери, принялись наперебой успокаивать.

– Папа же на работе, мам, – Маша с Соней испуганно переглядывались и совершенно не знали, что делать.

– Так, хорошие мои, – нарочито бодро заявила Люба. – Идем лепить вареники! Папа придет, а тут такой сюрприз!

Если уж она не валяется тут на ступеньках с разбитой головой, то просто обязана и вареников слепить и щи наварить.

А может, почудилось, что кто-то придержал и не дал упасть? Может она сама каким-то непостижимым образом так аккуратно приземлилась? Может такое быть?

Нет, не может…

9 часть

И вот щи наварены, вареники налеплены и дожидаются своего часа в морозилке, и можно считать, что день удался. Ну, если не считать того падения конечно…

А с другой стороны, могла же, и расшибиться, да не позволили силы небесные, или кто еще там…

Так что удался, удался, и нечего Бога гневить…

Придя с работы, Петя так обрадовался накрытому столу и скромному букетику полевых цветов, что красовался посреди разложенных приборов.

– Прямо как раньше! – потирая руки, радостно произнес он. – Я быстренько в душ и садимся!

А Люба подумала, подумала и решила достать наливочки сливовой, да принять по пять капель.

Опять же свекровь помянуть, а то совсем не по-людски получилось; на похоронах не была, на поминках тоже.

А сливовую наливку Зинаида Павловна сама ставила. Отменная штука получалась!

Люба, та вообще спиртное на дух не выносила, а наливки могла рюмочку, а то и две осилить.

И голова с нее не болела. Так, немного в ноги даст; сидишь, улыбаешься себе…

Потянувшись за стопками, Люба вдруг замерла. Вспомнила, что хоть и нравилась ей сливовица, а вот ни разу не похвалила. Все нахваливали, а она ни разу!

А ведь когда наливку к губам подносила, то свекровь так выжидающе смотрела на нее.

Ждала, ждала, да не дождалась…

Так оказывается, у нее самой, у Любы, характер далеко не сахар! И на Петю своего покрикивает иногда, прямо как свекровь на свекра. И покрикивает и бурчит, и ворчит…

Не успела она свою мысль до конца докрутить, со двора ее женский голос кликнул.

«Ворота, что ли Петя не закрыл?» – нахмурившись, Люба сделала шаг к двери… один только шаг, как подвесной шкаф со стеклянными дверцами и полками рухнул прямо на то место, где только что стояла она.

Ухнув вниз, сердце тут же затрепыхалось заячьим хвостом. Люба смотрела на гору битой посуды, и воочию видела, что было бы, если она не отошла.

Этот тяжеленый монстр, которого она никогда не жаловала, наделся бы ей прямо на голову и стеклянными полками разрубил бы черепушку к чертовой матери. Торчали бы они сейчас из ее головы, словно куски хлеба из тостера.

Вокруг нее суетились Маша и Соня, что-то спрашивали и вроде как плакали…

Из ванной комнаты выбежал муж. Мокрый весь, полотенце вокруг бедер обмотано, а глаза ошалелые.

На стул ее усадили, да принялись осколки из ноги правой доставать. Левой ноге ничего, а вот правой прилетело.

Выковыривают осколки и приговаривают, чтобы не боялась, что они не больно совсем…

А Любе все равно больно…

Но не в ноге та боль, а на душе.

Вспомнилось, как свекровь однажды в холодильник их ставила что-то, а боковые полки возьми да рухни. А на полках тех банки с грибами стояли. Насолила тогда груздей Люба немерено, и за каким-то лешим запулила все банки на боковушки, а они возьми, да обвались в тот самый момент, когда Зинаида Павловна туда полезла.

Прибежав на грохот, Люба обалдела от увиденного; свекровь на коленках стоит, да пытается, грузди эти чертовы собрать. Обернулась она на невестку, а глаза испуганные и виноватые такие.

Люба же, дрянь бессердечная, раскричалась, что, мол, дескать, все труды ее загублены.

Зинаида Павловна губы поджала, да и взбрыкнула тоже. Ох, и поругались они тогда…

И не зря ее свекровь с собой забрать хочет. И, поделом ей, Любе, дуре злобной…

Не смогла с матерью мужа общего языка найти. Не могла, или не хотела? То-то же…

«Да что они суетятся-то, в самом деле? – думала Люба, глядя на мужа и дочек. – Что значит изрезанная нога по сравнению с поцарапанным сердцем?»

Автор Светлана Аксенова
Продолжение следует

Приду за тобой. Продолжение. 7 часть. Автор: Светлана Аксенова
0

Автор публикации

не в сети 5 часов

Татьяна

Приду за тобой. Продолжение. 7 часть. Автор: Светлана Аксенова 825
Комментарии: 1Публикации: 7193Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий