Рассказ о том, как девочка Лена простила. Автор: Ольга Заякина

размещено в: Мы и наши дети | 0
Рассказ о том, как девочка Лена простила. Автор: Ольга Заякина

Рассказ о том, как девочка Лена простила
1.
Сомнений не было. Это он. Елена Сергеевна его узнала сразу. Он, конечно же, изменился, как и она сама, как страна, как весь мир. Но его Елена узнала, а он её, похоже, нет!
*****
Лену не то чтоб не любили в классе, но как-то не замечали, что ли. Совсем обычная девчонка: чуть полноватая и немного неуклюжая, две косы, школьная форма и недорогой портфель. Необычными были только глаза: ярко-зелёные с рыжими крапинками.

Училась девочка, в принципе, нормально. Родители не помогали, но и не лезли особо в дневник. У Лены была средняя семья со средним достатком. Нормальная, как у многих в 80-х прошлого столетия.

И всё бы ничего, но был в классе он – её кошмар, её проклятье, наказание, как ни назови, Женька – мальчишка без жалости и сострадания! Время от времени он делал пакости, иногда вовлекая в них других ребят.

То нальёт кому-то клей в портфель, то оторвёт ручку от ранца, а учебники и тетради разбросает по всему школьному двору. А уж грязных и обидных шуточек, от которых хотелось провалиться сквозь землю, было не счесть.

Учителя, конечно, догадывались обо всех проделках малолетнего хулигана, но поделать ничего не могли или не хотели. Они просто махнули на него рукой, и ждали, когда он окончит 8-й класс и покинет школу.

Лене чаще других доставалось от него. Постоянно разорванный фартучек и колготки, разрисованный портфель гадкими картинками и фразами, и не проходящие синяки на ногах от его пинков.

Друзей и подруг у Лены не было, маме и папе было не до неё (мама работала до позднего вечера, чтоб семья не нуждалась, а папа время от времени уходил в лёгкий загул с запоем), бабушка жила далеко. Так что заступиться за девочку было не кому!

И однажды мальчишка так распоясался, что произошедший случай в тот весенний день, всколыхнул всю школу.
Лене не хотелось идти на занятия, как будто она предчувствовала, что случится что-то плохое. Но с мамой не поспоришь, и девочке пришлось собрать всю свою волю в кулак и поплестись в школу.

Проходя по коридору, Лена увидела, как Женька выскользнул из кабинета математики. «Странно»,-подумала Лена. Ведь алгебра будет только последним уроком. Но на всякий случай покрепче вцепилась в ручку портфеля.

Мальчишка только на секунду растерялся, оглянулся и, не увидев никого рядом, ударил Лену по лицу. От неожиданности девочка качнулась, щека загорелась, а во рту почувствовала солоноватый привкус.

Женька выдернул из её рук портфель и выбросил в открытое окно. Лена стояла потрясенная. Даже для такого хулигана всё, что произошла – это перебор. Раньше он не нападал на неё так открыто. Лена прикоснулась пальцами к губам, на них осталась кровь. Лена посмотрела на Женьку ошарашенно и непонимающе, а тот ухмыльнулся и неторопливо пошёл к кабинету химии.

Девочке ничего не оставалось, как снова вернуться на улицу и подобрать свой портфель, а потом в туалете отмывать его от грязи. В класс она пришла с большим опозданием. Химичка немного поворчала, но так как была человеком добрым, даже не стала писать замечание в дневник Лене.

А к концу учебного дня, как гром среди ясного неба, грянула новость – у учительницы математики пропал кошелёк со всей зарплатой! Такого не случалось раньше.

Но ещё более странным было то, что Лену и её родителей вызвали к директору. Когда на следующий день они вошли в кабинет Аллы Матвеевны, там были уже несколько учителей, завуч и… Женька.
-Скажи нам, Крылова, почему ты вчера опоздала на урок химии? -спросила директриса.

Лена посмотрела на Женьку и опустила глаза.
-Что же ты, Крылова, молчишь? А, может, ты Поляков повторишь всё, что нам рассказал!?
-Ну, я, это, шёл в класс и увидел, как она,- мальчишка кивнул в сторону Лены,-выходила из кабинета алгебры.
-Так что же ты нам скажешь, Елена, на это? Не потому ли ты опоздала на урок, что заходила в соседний кабинет, чтоб украсть кошелёк у своего учителя?

Лена, оглушённая смотрела на Женьку и не могла вымолвить ни слова. Крупные слёзы покатились по её щекам. Ей хотелось крикнуть, что это не она, что она ничего не брала, что это он – Поляков, скорее всего и украл деньги. Но Лена лишь смотрела на всех своими большими зелёными глазами и отступала назад, пока не упёрлась спиной в стену.
А дальше всё происходящее девочка видела, как будто со стороны: осмотр портфеля и кармашка на форме и фартуке и даже сумочки со сменной обувью. У Лены мелко дрожали губы. Она посмотрела на маму и протянула к ней руку, как за спасательным кругом.
-Мама, я не… Договорить она не успела. Звонкая пощечина заставила вздрогнуть её.
-Молчи, мерзавка! Как ты могла так опозорить нас с отцом?! -мать Лены кричала и кричала что-то.

Её лицо стало такого же цвета, что и вишнёвое платье, которым так мама гордилась. Лена успела подумать, что лучше бы мама надела то фиолетовое, которое она привезла из Минска прошлым летом, как вдруг потолок качнулся, и весь кабинет Аллы Матвеевны поплыл куда-то в сторону, а потом совсем исчез.
2.
Елена Сергеевна составляла список своего нового 1 класса. Это был у неё уже 8 набор первоклассников. Взгляд зацепился за фамилию Поляков Никита. Она сняла очки и задумалась. Конечно же однофамилиц, подумала она. А картинки из прошлого снова замелькали перед глазами…

На следующее утро Лена поняла, что всё, что происходило в кабинете директрисы, было только началом кошмара. Ей объявили бойкот одноклассники, с ней никто не разговаривал, да и другие ученики старших классов презрительно шипели ей в след «воровка», «дрянь», «гадюка» и ещё более обидные слова.

Её травили и издевались все, кому не лень. Даже младшеклассники стали бросать в неё шарики из скомканной бумаги, стараясь попасть в лицо. И каждый день после уроков её караулили за школой и били Женька со своими дружками. Каждый день.

И тогда её стал провожать и встречать отец и девочку больше не трогали. Лена почти не спала, практически перестала есть. За месяц она превратилась в бледную тень той прежней Лены. Мать с ней не разговаривала, но папа украдкой от жены заходил к дочке в комнату, гладил её по голове и вздыхал: «Ничего, дочка, нужно как-то закончить восьмой класс. А потом пойдёшь в училище». Он стал пить ещё больше.

Лена не понимала, почему все превратились в её врагов. Она ничего плохого не делала. Это было так больно и обидно, что дышать даже было трудно. Это чувство горького и холодного одиночества поселилось внутри и всё тяжелело и тяжелело.

Однажды, когда она последней выходила из класса после консультации перед экзаменами, к ней подошла учительница по математике. Та самая, у которой пропал злосчастный кошелёк.
-Знаешь, Крылова, я не верю, что это ты сделала. Мне жаль, что всё так произошло. И твоя мама… Я не знала, не предполагала, что она может так…

У Лены от неожиданности ослабли ноги, и она опустилась за парту.
-Хочешь, я дам тебе хорошую рекомендацию в педагогическое училище в наш областной город?! Там есть общежитие, да и девочки, как правило, учатся хорошие.
-Вы это сделаете для меня? -Лена смотрела на Ирину Львовну и не верила своим ушам. С ней уже месяц никто не разговаривал, её не вызывали к доске, её НЕ ЗАМЕЧАЛИ учителя.

–Вы, правда, не верите, что это я украла ваш кошелёк?
И этот тугой ком, который так долго стоял где-то в горле и не давал ни есть, ни спать, ни плакать, вдруг скользнул куда-то вниз и растёкся чем-то горячим по сердцу, и Лена заплакала, заплакала навзрыд:
-Это не я. Это Женька. Это не я. Это он…

Лена плакала и повторяла одно и тоже. Ирина Львовна налила воды из графина и протянула своей ученице. И вдруг она села рядом с Леной за парту и обняла её за плечи.
-Знаешь, девочка, всё что нас не убивает, то делает нас сильнее! Тебе нужно жить, несмотря ни на что. А время всё расставит по местам. Сдавай хорошо экзамены и уезжай отсюда. Здесь тебе будет сложно. Начни всё сначала в другом городе. Я верю, у тебя получится.

В этот день Лена шла домой, впервые не боясь ничего и никого! Возле дома сидел её папа, он снова был слегка навеселе. Дочь села рядом с ним и рассказала и про учительницу, и про училище.

Странно, но эта беда, как-то сблизила их с отцом. Он порылся в карманах, достал несколько крупных купюр и отдал их Лене.
-Вот, дочь, спрячь от матери. Тебе потом пригодятся. И, правда, уезжай…
-Папа, это же вся зарплата. Она, -Лена кивнула в сторону своих окон, -тебя убьёт.
-А…Скажу, что пропил! -папа засмеялся,-пущай обыскивает.

Отца не стало спустя месяц после отъезда Лены в педагогическое училище.
Она сдала экзамены на «четвёрки» и получив характеристику и рекомендацию от Ирины Львовны и от учительницы по химии, уехала в Волгоград.

О смерти отца Лена узнала только зимой, когда случайно встретила в городе бывшую соседку. Девушка торопилась в общежитие и столкнулась с тётей Таней, которая жила этажом ниже там, в другой жизни.

Она и рассказала про отца, и про то, что мать проклинала Лену и обвиняла в смерти отца. Тётя Таня уже давно ушла, а Лена так и стояла, прижимая к груди тёплый шарф, который она купила для папы.

«Спасибо, папочка! Прости, я не успела.» Так для Леночки закончилось детство.

3.
Елена Сергеевна вздохнула и тряхнула головой, как бы стряхивая старые воспоминания. Она уже не очень молодая, но энергичная стройная и симпатичная женщина, уверенная в себе, вдруг вновь почувствовала холодок в груди. Сердце неожиданно сбилось с ритма, и Елена сжала рукой горло.

«Ну, что же ты, Елена Сергеевна. Глупости ведь. Это просто однофамилиц!» – успокаивала она сама себя, пока шла в канцелярию за личным делом этого незнакомого ей мальчика.

Так, Поляков Никита Андреевич, отец Поляков Андрей Евгеньевич!!!ЕВГЕНЬЕВИЧ! Таких совпадений не бывает! Руки мелко дрожали. Это –он! Он!
Сколько лет она потратила, чтобы забыть, сколько израсходовано времени и сил, чтобы стать неуязвимой и твёрдой. И всё напрасно, если даже простое упоминания фамилии этого мальчишки, привело её в такое смятение.
Но эти 30 лет прошли не даром! И учёба в училище, и девчонки-одногруппницы, ставшие верными друзьями, и институт, и уже её выпускники, и коллеги –всё это не зря! Это всё её надёжный тыл и крепость!

Но 1 сентября Поляков Никита не пришёл на торжественную линейку, на телефонные звонки никто не отвечал, и Елене Сергеевне пришлось идти к нему домой. Ей открыл дверь худенький светловолосый мальчик.
-Ты Никита?
-Да.
-Здравствуй, а я твоя учительница. Зовут меня Елена Сергеевна. Ты один дома?
-Я с дедушкой. Но он немного приболел. Проходите.

Елена прошла, прижав одну руку к груди, а в другой крепко сжимая сумку. Очень скромная обстановка, минимум мебели, чисто, но женского присутствия не чувствуется. Скорее, жилище старого холостяка.

У окна письменный стол, на нём две фотографии. На одной совсем молоденькие парень и девушка, на другой молодая красивая женщина. Диван, мишка на грядушке, стул, на котором новенький ученический портфель, две полки с книгами.
Мальчик открыл дверь во вторую комнату, где на кровати лежал человек. Подойдя ближе, Елена Сергеевна пристально вгляделась ему в лицо. Сомнений не было. Это он. Елена Сергеевна его узнала сразу. Он, конечно же, изменился, как и она сама, как страна, в которой она живёт, как и весь мир. Но его Елена узнала, а он её, похоже, нет!
-Деда, это Елена Сергеевна. Она – моя учительница!
-Добрый день. Вы уж простите, что не пришли сегодня. У меня вот сердце прихватило, а одного Никитку не решился отпускать. Всё-таки большая дорога. Вдвоём мы живём. Никитка, поставь-ка чайник, угостим Елену Сергеевну нашим фирменным чаем.

Никита умчался на кухню, а его дедушка продолжил.
-Никитка – моя единственная отрада и родная душа. Нет у нас больше никого. Так случилось, что всех, кто был дорог, схоронил: и жену, и сына с невесткой.
Елена Сергеевна перевела взгляд на руки этого человека, они дрожали. Она смотрела на его руки, а он всё говорил, говорил.

И о том, как папа и мама Никиты разбились на машине 5 лет назад, а через год какой-то отморозок напал на жену, ударил её ножом, отобрав сумку. Жена не выжила, умерла от потери крови. Никто не подошёл и не помог ей, а сам Евгений Иванович работал в ночную смену.

И как ему самому пришлось поднимать мальчонку, как стал работать на двух работах и как дорог ему внук, и как он боится, что подведёт здоровье, и он не успеет поставить Никиту на ноги.

Потом они пили на кухне чай, а Никитка всё старался рассказать какой у него дедушка –молодец, как они гуляют вместе и ездят на рыбалку, мастерят кормушки и ходят в кино.

А ещё они раз в месяц ходят в такой приют, где живут «ничейные» собачки и отвозят корм, и как деда обещал взять оттуда щенка, да вот приболел.
И снова Елене казалось, что это всё происходит не с ней, а с кем-то другим, а она, Лена, наблюдает за всем со стороны. И это другая женщина сидит за столом с этим человеком и пьёт земляничный чай, и эта не она, а другая, неизвестная ей женщина видит перед собой не врага своего, а ещё не старого и симпатичного мужчину. «Что это? Что происходит?» -в который раз задаёт она сама себе вопрос.
Потом мальчик ушёл в комнату рисовать.
-Знаете, Елена Сергеевна, говорят, что беды и напасти человеку даны во искупления грехов его. И я всё чаще вспоминаю историю 30-летней давности.

Был я ещё совсем пацаном и заканчивал восьмой класс. Очень я тогда обидел одного человек, можно сказать, жизнь испортил. Так вот не за это ли у меня отняли дорогих для меня людей. Эх, кабы встретить сейчас ту девчонку…
Евгений прикрыл ладонью глаза, его рука снова дрожала.
-И что бы вы сделали? – Елена не узнала свой голос. Хриплый и надломленный, как будто она долго кричала и звала кого-то.
Евгений Иванович отнял руку от лица, посмотрел в окно.
-Не знаю…, наверное, на коленях бы вымаливал у неё прощение.
**********
Елена Сергеевна шла домой. Прохладный вечер опустился на город. И ей вдруг захотелось купить эскимо и прокатиться на скоростном трамвае, а ещё сыграть в классы вон с теми девчонками.

А ещё ей захотелось позвонить Ирине Львовне, ведь они уже почти месяц не созванивались, и позвать её к себе в гости на осенние каникулы. А ещё нужно отправить маме посылку и первоклашек отвезти в планетарий.

«Боже, сколько дел!» – весело подумала Елена и рассмеялась. Она перекинула сумочку через плечо, подмигнула какому-то пареньку и, весело цокая каблучками, заспешила домой, где её ждали планы, рабочие программы, любимый муж и старенькая кошка Нюшка. Она почти бежала. Ей было легко и весело. Она отпустила. Она простила его.

Ольга Заякина

Рассказ о том, как девочка Лена простила. Автор: Ольга Заякина
0

Автор публикации

не в сети 21 минута

Татьяна

Рассказ о том, как девочка Лена простила. Автор: Ольга Заякина 825
Комментарии: 1Публикации: 6848Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий