Родинка. История из сети

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Родинка. История из сети

Немолодая женщина нашла в лесном овраге младенца и воспитала как своего. Раскрылось всё из-за родинки
У Татьяны не было детей. Врач так и сказал: никогда не сможешь родить.
Она долго скрывала правду от мужа, Николая. Боялась.
Но потом скрепя сердце призналась.
– Детей у нас, Коля, нет из-за меня. Доктор сказал.
Ей тогда было 35 лет. Немолодая женщина. У ее ровесниц в деревне по трое-четверо детишек уже было.
Николай, муж ее, был на десять лет старше нее.
– Ну и ладно, – немного подумав, сказал Николай.

– Как жизнь сложится, пусть так и будет. Мне с тобой хорошо.
Дома у них всегда было прибрано, ни пылинки нигде.
О Николае Татьяна заботилась как ни одна женщина в деревне. Больше-то ей заботиться было не о ком. Держали они небольшой огородик и десяток кур. Двоим много не надо.
У них была хорошая жизнь. Без нервотрепки и надрыва. Это Николай прекрасно понимал, когда смотрел, как живут другие. То, что у них не было детей, было в какой-то степени хорошо.
Будь что будет.
Они совсем уж было собрались доживать без детей, но жизнь распорядилась по-своему.
Однажды Татьяна шла из соседнего села через небольшой лесочек вокруг неглубокого оврага. Смеркалось.
Как вдруг она услышала то ли писк, то ли скрип откуда-то из оврага…Странный, необычный звук.
Она испугалась. Постояла, послушала. Потом, превозмогая себя, полезла вниз. Любопытство пересилило опасения. Да и потом, задним умом поняла: что-то почувствовала…
Звук иногда повторялся и Татьяна держала направление на него.
Наконец она спустилась в самый низ, в сырость и полумрак. Там протекал небольшой ручеек.
Татьяна увидела полянку с примятой травой, а на полянке, на расстеленной синей мужской куртке… лежал голый ребенок!
Это был совсем еще младенец, новорожденный, красненький. Девочка.
Она открывала ротик и издавала звуки, похожие на хриплое мяукание. Хаотично дергала ручками и ножками. На её нежной кожице сидели несколько десятков комаров.
Татьяна тут же схватила ребенка и завернула в подол юбки. Он замолчал.
Скорее, скорее домой, скорее накормить, подумала она. – Сколько он тут лежит? Но… погодите-ка… а где же мать?
Огляделась – никого.
– Ау! – крикнула она. Никто не откликнулся. Ребенок снова забеспокоился. Голодный! – подумала она и полезла вверх.
С огромным трудом, цепляясь за стволы, скользя, вылезла она из оврага с драгоценной ношей…
Вскоре она пришла домой. Было совсем темно. Николай смотрел телевизор, хлебая наваристый борщ с чесночными пампушками и салом.
– Коля, я нашла ребенка в лесном овраге…, – сказала она испуганно.
Николай не торопясь проглотил борщ, положил ложку и встал посмотреть на ребенка.
– Ну что ж, Бог послал нам девочку, – сказал он спокойно.

– Если все сложится, то оставим себе.
Всё сложилось.
На следующий день Татьяна пришла в милицию сообщить о случившемся. Там ее выслушали, для порядка поискали мать ребенка, опросили местных. Странно – ребенок словно взялся из ниоткуда.

Девочку оставили у Татьяны и Николая, разрешили не нести в дом Ребенка. Вскоре они оформили удочерение.
Жизнь у них мгновенно поменялась. Исчезло спокойствие, исчез и порядок. Но приемные родители были счастливы, что на них так неожиданно свалилось счастье родительства.

Татьяна расцвела. Она стала увереннее. Теперь у нее был свой собственный ребенок. Она могла болтать с товарками на улице и обсуждать детские дела.
А главное, она всей душой полюбила девочку.
Николай был спокоен и рассудителен, как всегда, но и ему нравилось быть отцом.
Девочка была светленькая, ласковая, совершенно не похожая на них обоих. Тонкие черты лица, хрупкое сложение.
Она отличалась и от крепких, пузатых деревенских малышей.
– Ты мой заморышек, – ласково говорила ей Татьяна, которая в дочке души не чаяла.

Назвали малышку Яночкой. Имя не деревенское, редкое, но и судьба у девочки была не как у всех.
Отличалась малышка и интересами. Очень рано попросила, чтобы ее научили читать. Самое большое удовольствие для нее было часами сидеть с книжкой на подоконнике.
– Куда столько сидеть, сейчас хворостину возьму! Глаза испортишь – пыталась образумить её приемная мать. – А ну иди побегай с детишками!
Та послушно откладывала книжку и шла во двор. Но не бегать с чумазой ребятней, а в библиотеку.
В центре деревни была маленькая библиотека, сколоченная из досок. Под ней любили спать большие грязно-розовые свиньи.
С библиотекаршей Яночка была давно знакома. И сидела часами в читальном зале. Впрочем, мать скоро узнала об этом.
В деревне все всё скоро узнают.
Сначала возмутилась, а потом махнула рукой.
Пусть лучше книжки читает, решила она. Невеликий грех. А если зрение испортит – купим очки.
Во всем остальном девочка была послушной. Надо кур покормить – покормит. Траву подергает, рассаду посадит, что нужно – польёт. Делала она это без особой охоты, безрадостно.
Когда она была в огороде, то выглядела как принцесса, которая случайно попала в деревню. Так казалось Татьяне.
Тоненькая, беленькая, нежненькая. С прямой спинкой.
И в кого она такая – думала приемная мать, а потом спохватывалась. Ах, да. И кто же ее родители, интересно? Как можно было бросить девочку в овраге, на съедение комарам?
Или кому похуже?
Она содрогалась от мысли, что могло бы произойти, если бы она не пришла на звук.
Со временем она рассказала девочке, что ее нашли в лесу… Яна не задавала лишних вопросов. Выслушала – и словно забыла об этом.
К семи годам девочка прочитала почти все книги, которые были в деревенской библиотеке. Пришлось искать по соседям. И те она быстро перечитала.
Читала все подряд – детское, взрослое. веселое , скучное… Родители только диву давались.
Она могла сидеть часами, полностью уйдя в книжку. Как зачарованная.
Снегурочка ты наша, думала Татьяна.
Яна любила писать рассказы и сказки. Исписывала ими стопки клетчатых тетрадей.
– Я писатель, – говорила она. Родители с ней не спорили.Более того, Николай, поглядев на это, стал каждую неделю ездить в город. Записался там в библиотеку и привозил всё, что мог найти. И в магазине покупал при случае.
Когда-то он услышал, что надо предоставлять ребенку всё, что он хочет, чем интересуется. Если этот интерес безвредный. Он и предоставлял как умел.
Хорошо, что она не хочет дорогую машину – усмехался он, поглядывая на читающую девочку.
Была у Яны особая примета – родинка на шее сзади, под волосами, в виде сердечка.
Боженька поцеловал – думал Николай растроганно. Так оно, видимо, и было…
Прошли годы.
Яночка выросла. Родителям было очевидно, что в деревне ей не стоит жить. Ни доярки, ни скотницы из нее не выйдет. Да и женихов подходящих нет.
Надо в город! – решили родители. – Учиться!
И она поехала. Выбрала быстро, не думая – Литературный институт.
Она ведь всю жизнь мечтала писать книги для детей.
Поступила легко. Не зря она все детство читала и писала.
И потом тоже – учеба шла без сучка и задоринки. Родители радовались ее успехам.
На втором курсе она уже стала подрабатывать – сочиняла стихи и рассказы для детских сборников. Однажды ее книжку детских сказок издали и она хорошо продавалась.
Родители гордились!
Она точно поступила туда, куда ей было нужно. По велению души и способностям. Да и городская жизнь ей подошла – она ходила в музеи, театры, подолгу сидела и работала в огромной городской библиотеке.
Никогда она была она так счастлива.
С преподавателями ей тоже повезло.
Куратором курса была Амалия Петровна – хрупкая светловолосая женщина лет сорока. У нее были грустные голубые глаза и изысканные манеры.
С первых же дней она стала выделять Яну из всех. Они начали общаться.
Однажды Амалия Петровна пригласила Яну домой. Она жила одна, в просторной старинной квартире, все три комнаты которой были битком набиты книгами. До самого высоченного потолка…
– Почему вы… живете одна? – с трудом осмелилась спросить Яна в разговоре. Вопрос дался ей нелегко. Он был нескромный.
Но слишком уж сильно разбирало ее любопытство.
– Просто не хочу никого рядом. Люблю быть одна. А ты приходи, – улыбнулась Амалия Петровна.

– Мне с тобой хорошо.
Я Яна приходила к ней регулярно. Они читали и обсуждали книги, спорили и пили чай и снова читали книги… даже готовили иногда.
Окружающие говорили об их легком внешнем сходстве.
– Вы как сестры, – пошутил однажды ректор.
На выпускной Яна пришла в красивом платье и с высокой прической.
Амалия Петровна тоже сделала высокую прическу, которая обнажала ее изящную шею…
Когда обе стояли и беседовали, к ним подошел ректор с бокалом игристого.
А, сестрички, – сказал он несколько развязно.

– У вас даже родинки на шее одинаковые! Сердечком! Чудеса! – и прошел дальше.
Яна и Амалия Петровна ошарашенно посмотрели друг на друга.
Амалия Петровна посмотрела на шею Яны и изменилась в лице.
– Нам надо поговорить наедине, – сказала она, помолчав.

– Давай выйдем на воздух…
Обе женщины вышли в скверик перед зданием Университета и уселись на лавочке.
– Расскажи мне всё, что ты знаешь о своих родителях, – попросила Яну сказала Амалия Петровна.
Яна все рассказала.
Ее нашли в лесу. Выросла в деревне. Мать называла ее Снегурочкой.
Амалия Петровна заплакала и рассказала ей историю, которая случилась лет 20 назад.
Она росла у очень деспотичных родителей, которые контролировали каждый ее шаг.
Отец был деканом Литературного. Естественно, дочка училась в Литературном.
Был у них на курсе единственный юноша из далекого городка на Севере страны – Борис. Прекрасный, тонко чувствующий и очень талантливый.
Молодые люди полюбили друг друга.
Это было очень сильное чувство. Они скрывали его от окружающих, но наступила беременность…
Борис хотел жениться на Амалии, но её отец пришел в такую ярость, что по его жалобе Бориса мгновенно выгнали из учебного заведения и он сразу же попал в армию.
Там он через год погиб от несчастного случая. Ей пришло письмо от его сослуживца.
Отец же, опасаясь позора, уехал с беременной дочерью в глухую деревню, снял дом и жил несколько месяцев. А когда она родила, он сразу после родов унес ребенка. Вернулся через час, мрачный и молчаливый. И почему-то без куртки.
Сказал только, что определил ребенка куда следует. На ее робкие расспросы он молчал.
Она была в таком шоке от случившегося, родители имели такое влияние на ее жизнь, что искать ребенка она начала через несколько лет, после смерти родителей.
Они ушли буквально в один месяц. Сердечный приступ у одного и у другого.
Но ее поиски были безуспешны. Ни в один Дом ребенка в эти дни не поступал ребенок из этой местности.
Она потеряла надежду.
И с тех пор жила одна. Отношения с мужчинами были ей неприятны. В сердце по-прежнему жил Борис
Амалия Петровна – или лучше называть ее мама – обнимала ошарашенную Яну… Они молчали.
– Скажи пожалуйста, можно ли поговорить с твоими родителями? – спросила Амалия Петровна дрожащим голосом.
На следующий день обе на маленьком автомобильчике Амалии отправились к родителям Яны.
Татьяна сначала встретила гостью немного враждебно, но при виде двух одинаковых родинок (раскрылось всё из-за родинки) расплакалась и рассказала, где и как нашла ребёнка.
Все сходилось. Амалию отец привез в деревушку неподалеку, до оврага было около получаса ходьбы. Куртку отца Амалия узнала тоже. Татьяна и Николай сохранили эту вещь на всякий случай.
Так у Яны появилось две матери.
Но самое удивительное случилось через два месяца.
К Амалии вернулся Борис.
Всё это время он служил в дальнем гарнизоне на Севере страны. Он так и не женился – продолжал любить Амалию.
Ее родители написали ему, что ребенок родился мертвым, а она вышла замуж за другого и ничего не хочет о нем слышать.
Он поверил. Поэтому не стремился никуда уезжать. Думал так и прожить жизнь на Севере. В одиночестве.
Но что-то заставило его вернуться в город, где он учился.
Он на негнущихся ногах пришел к институту, в котором он нашел любовь…оттуда как раз выходили две женщины, так похожие на сестер. С абсолютно одинаковыми родинками на шее.
Остальное рассказывать нечего.
Кроме одного: через два года у Амалии родилась еще одна светловолосая девочка. На этот раз – без родинки.
Она часто проводила время в деревне, с бабушкой Татьяной и дедом Николаем.
Из сети .

Родинка. История из сети
0

Автор публикации

не в сети 27 минут

Татьяна

Родинка. История из сети 825
Комментарии: 1Публикации: 6910Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий