Ростислав Янович Плятт

размещено в: Артисты в нашей памяти | 0
Ростислав Янович Плятт
Ростисла́в Я́нович Плятт — советский актёр театра и кино, мастер художественного слова. Герой Социалистического Труда, народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР. Кавалер двух орденов Ленина. Википедия
Родился: 13 декабря 1908 г., Ростов-на-Дону, Российская империя
Умер: 30 июня 1989 г. (80 лет), Москва, СССР

30 июня 1989 года ушел из жизни народный артист СССР Ростислав Плятт.

 Этот человек был гениальным артистом театра и кино. Вполне возможно, что он мог стать и талантливым режиссером, преподавать изящную словесность, писать книги.

Однако он сам считал себя солдатом, беззаветно служащим искусству. Играл в театре, пока позволяли силы стоять на собственных ногах…

Пастором Пляттом актера Ростислава Яновича Плятта стали называть после того, как он сыграл пастора Шлага в знаменитом телесериале «Семнадцать мгновений весны».

Хотя и до того было понятно, что этот крупный интеллигентный артист, просто создан для ролей пожилых профессоров, пасторов, ученых. Или каких-нибудь уважаемых судей, учитывая, что отец Плятта был юристом. Сейчас такое амплуа редкость, некому играть и пожилых интеллигентов, и молодых. Как редкость и верность одному театру.

А Плятт и в этом вопросе был однолюбом, он всю жизнь проработал практически в одном театре — имени Моссовета, практически с одним режиссером — Юрием Завадским.

Режиссер был величиной, но как тут не быть величиной, если рядом с тобой актеры-величины: Вера Марецкая, Фаина Раневская, Николай Мордвинов. И конечно, Ростислав Плятт.

В своих мемуарах Плятт писал: «Мне рассказывали, что у моей колыбели сходились две бабки — Жозефина Феликсовна, мать отца, и Александра Лукинична, мамина мать, — и начиналась тихая битва.

Одна следила, чтобы дитя не усвоило ничего из хохлацкой речи, другая, наоборот, охраняла слух ребёнка от всяческих полонизмов. Успеха добились обе: когда я вырос, выяснилось, что я не знаю ни одного языка, кроме русского».

Жили они в Леонтьевском переулке, а учился Плятт в 9-й школа МОНО имени Томаса Эдисона, которая размещалась в здании бывшей Медведниковской гимназии. Поскольку в школе был большой актовый зал с хорошей сценой (на которой периодически давали спектакли даже студии МХАТа), в ней был открыт драмкружок.

Первым преподавателем Плятта был Владимир Фёдорович Лебедев из Малого театра, позже его сменила Варвара Владимировна Соколова-Залесская из МХАТа. Благодаря ей Ростислав познакомился с системой Станиславского и навсегда влюбился в театр.

Однажды артисты МХАТ пришли к отцу Плятта, чтобы попросить его о юридической помощи. Дело в том, что автор юмористических рассказов по фамилии Угрюмов написал рецензию, в которой оскорбительно отозвался об актрисе Пыжовой. Актриса, равно как и её коллеги, обиделась.

Артист Ключарёв встретился с Угрюмовым и влепил ему пощечину. Угрюмов подал в суд, а защищать мхатовца пригласили отца Ростислава Плятта. Дело завершилось успехом: Угрюмов был наказан, а Ростислав получил возможность ходить во МХАТ через служебный ход.

В 1926 году юноша поступил в студию Юрия Завадского, с которым в дальнейшем будет связана вся его творческая жизнь. Через год актёр дебютировал в спектакле "Простая вещь", где исполнил две роли: Офицера на вечеринке и Человека в пенсне. В 1936 году театр переехал в Ростов-на-Дону, так как в Москве для него не нашлось подходящего помещения.

В 1938 году Ростислав вернулся в Москву и поступил в знаменитый "Ленком", а три года спустя перешёл в Московский театр драмы. В 1943 году Плятт снова работал с Завадским – в академическом театре имени Моссовета.

Плятт сыграл во множестве спектаклей в ролях самого разного масштаба: Войницкого в "Лешем", Бернарда Шоу в "Милом лжеце", Цезаря в "Цезаре и Клеопатре", Бурмина в "Парне из нашего городка", Васина в "Русских людях", Нинковича в "Госпоже министерше", Дорна в "Чайке"…

Вершиной его сценической деятельности в 1960-е годы стал образ старика Купера в спектакле "Дальше – тишина…" по произведению Виньи Дельмар .

Это был дуэт двух великих актёров – Ростислава Плятта и Фаины Раневской. Попасть на этот спектакль было практически невозможно. Вечный аншлаг!

В жизни Плятт и Раневская были друзьями, при том что далеко не каждый мог выдержать её резкие шутки – в остроумии и искусстве розыгрышей Ростислав Янович ей не уступал.

В кино Плятт начал сниматься в 1939 году. Уже первая роль холостяка в фильме "Подкидыш" принесла ему всесоюзную популярность.

За этой работой последовали роли в таких фильмах, как "Парень из тайги", "Счастье", "Сердца четырёх", "Мечта", "Весна", "Сельская учительница", "Убийство на улице Данте", "Безумный день" и многих других.

Всего на счету Плятта более 50 кинокартин. В восьмидесятые годы актёр перенёс тяжёлую травму и всё режё появлялся на сцене и в кино. 30 июня 1989 года его не стало.

Ростислав Янович Плятт
Ростислав Плятт.
 
Вот, кто был настоящим аристократом. О его порядочности в театре ходили легенды.
 
Сыграл 50 ролей в кино. Режиссеры знали : Плятт из любой "ходульной" роли может сделать конфетку. Вспомните его холостяка из "Подкидыша"…
Пастора Шлага из "17 мгновений весны"…
Купера из гениального спектакля Эфроса "Дальше – тишина", где они блистали вместе с Раневской.
И, конечно же, великолепное "Послесловие" Марлена Хуциева…
Вспомните – и согласитесь : никакого "нафталина", никакой архаики, все смотрится сегодня предельно современно. Глыба…
Из сети
 
Ростислав Янович Плятт

Жизнерадостный, щедрый, острый на язык и неиссякаемый на выдумки, он без усилия становился душой любого общества.

Любил подшучивать над друзьями, партнерами, соседями. То поменяет местами дверные таблички у маникюрши и врача-венеролога.

То во время спектакля огорошит партнера «лишней» репликой или неожиданной выходкой – как выпутается?

Театр, сцена – это было для него святое. Всегда. Бесконечно уважая свое дело, зрителей, Плятт и после тяжелой операции продолжал играть, в том числе в гастрольных спектаклях. Выходил на сцену хромая, превозмогая сильную боль. Но потом запирался в номере, еду заказывал только туда.

И никакие уговоры не могли его выманить даже на пустынный пляж (хотя плавать обожал!) – зрители не должны были видеть его больным и страдающим.

Он продолжал умножать свой и без того внушительный список радиоролей: от Шерлока Холмса до самых разных животных.

Плятт ставил перед собой иную задачу: «В меру своих сил и возможностей устами своих героев я говорил и буду говорить о настоящей любви, о необходимости ее для духовного здоровья человека, для его счастья».

«Нет у меня уверенности, что то, чему мы служили было правильным!» – признался как-то Плятт своему коллеге Сергею Юрскому. На столь жесткую самооценку способны лишь очень большие личности.

«Это в его характере – свою награду чувствовать как общую. Общую вину чувствовать как свою», – записал позже Юрский. И в этом все величие Ростислава Плятта.

Ростислав Янович Плятт
Ростислав Янович Плятт так прожил свои восемьдесят лет, что можно было и при его жизни, и после смерти спросить о нем любого человека и услышать в ответ добрые слова, увидеть ласковую улыбку.
 
Этот всеобщий отклик — что это? Популярность? Нет. Популярность ныне дело дешевое. Достаточно появиться на экране телевизора с чем-то скандальным или демагогическим, и вот уже популярен. У Плятта не популярность.
 
Тут — слава. А это совсем другая музыка. Не тот сорт-с, как сказано в пьесе Островского. Славе нет цены. Она награда за жизнь, подобную той, что прожил Плятт.
 
Так каков же он? Плятт совмещал в себе удивительно привлекательный букет противоречивых качеств. С одной стороны — легкомысленный и озорной. А с другой — серьезный и глубокий.
 
Достаточно ему было в спектакле «Госпожа министерша» в комедийной роли неизменного дипломата произнести свое «высшее э-эобщество», как с тех пор эта манера так и прилипла к такому словосочетанию.
 
Плятт превосходно играл и комедийные, и острохарактерные, и глубоко драматические, и трагедийные роли. В инсценировке «Братьев Карамазовых» — отца. В «Цезаре и Клеопатре» Шоу — Цезаря. В спектакле по моей пьесе «Тема с вариациями» он с поразительной деликатностью раскрывал историю поздней любви пожилого адвоката к молодой женщине. Впрочем, о Плятте-артисте написано немало, так как он много сыграл в театре и в кино.
 
Здесь же хочется рассказать о Плятте-человеке. Он был скромен. Не робок, а именно скромен, хотя обладал всеми высшими актерскими титулами и премиями.
 
Есть люди, престиж которых покоится на званиях. Реже встречаются те, которые сами придают этим званиям престиж. К таковым относился и Плятт. Хотя, на мой взгляд, следовало бы вообще отменить все звания для людей искусства.
 
Звание это нечто официальное, получаемое от властей. Но власти меняются, и с ними уходит весомость званий. А истинным признанием заслуг артиста должна быть свободная и независимая оценка зрителей.
 
Ведь живут же и играют во всем цивилизованном мире артисты безо всяких званий — и, ничего. Люди сами, без подсказки разберутся, кто чего стоит. Звание еще тем плохо, если даже дано справедливо, что через некоторое время его обладатель может деградировать, а оно все равно будет его уравнивать с теми, кто звания достоин, или возвышать над теми, у кого его нет.
 
Иное дело — звание у военных. Там сразу по погонам должно быть видно, кому приказывать, а кому подчиняться. И потом, там есть отставка. А тут? Народный артист в отставке? Не звучит. Да и нелепо.
 
Ростислав Янович Плятт был самым умным артистом, которого мне привелось встретить в жизни. Да и вообще он был умницей. В частности, его ум проявился хотя бы в том, что он всегда категорически отказывался от самой малейшей власти в театре.
 
Хотя по своим качествам, не сомневаюсь, отлично справился бы со всем, что ему предлагали. Уж во всяком случае не хуже тех, кто на этих должностях находился. Вместе с тем он никогда не отказывался пойти в любую инстанцию походатайствовать за театр или какого-либо артиста. Он отлично с этим справлялся, умело используя свое имя и навешивая все регалии.
 
Плятт прекрасно понимал, как с кем надо говорить и на какие кнопки нажать. Его выступления всегда оказывались содержательны и индивидуальны. Это не был тот частый случай, когда артист бойко говорит цитатами из разных пьес либо умен текстом драматурга
 
У Плятта был свой голос и очень доходчивая, искренняя манера высказываться. Будучи знаменит, он никогда не вещал — кстати, весьма распространенная болезнь людей известных, особенно артистов и политиков.
 
Он вообще выступал только тогда, когда ему действительно было что сказать. В его речах не встречались стандартные словесные блоки, которые помогают скрыть отсутствие мыслей. Он и писал всегда конкретно, свежими, незатасканными словами.
 
Я, например, горжусь его коротким предисловием к моей одноактной комедии «Интервью…» И — полное отсутствие позерства, столь частого у людей, привыкших к публичности. (Этим грешат, между прочим, далеко не только артисты.)
 
Вместе с тем не подумайте, что Плятт был этаким пай-мальчиком, эталоном образцового поведения. Ни в коем случае! Наоборот, повторяю: часто озорной, подчас ерничающий, даже способный схулиганить, истинный мужчина .
 
Но при этом он умел не переступить ту грань, за которой начинается пошлость, вульгарность и тем более хамство. Каким бы он ни был, но всегда за этим чувствовался артистизм и подлинный аристократизм интеллигента.
 
Очень доброжелательный, что вообще редко встречается. А в театре, да еще к своим коллегам, особенно.
 
Воспоминания "Встречи на грешной земле" Алёшин Самуил Иосифович
 
Ростислав Янович Плятт
0

Автор публикации

не в сети 8 минут

Татьяна

Ростислав Янович Плятт 803
Комментарии: 2Публикации: 4226Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий