Рождественский рассказ. История из сети

размещено в: Праздничные истории | 0
Рождественский рассказ. История из сети

Рождественский рассказ
*
Ждут все в деревне Рождества, все на чудо надеются, верят в конец всех бед и начало новой счастливой жизни. Маруся встала позже всех в доме.

Мама ее не ругала, знала, что в ночь перед рождеством гадают все девушки, вот и дочурка ее в бане с подругами засиделась, судьбу свою узнавала, на жениха ворожила.
– Что нагадала, внученька? – спросила заботливая баба Клава.
– Ничего особенного. Не быть мне невестой в этом году. Из всех девчат только одной Светке повезло, из воска фигурка в виде колечка получилась.

Обидно так, она из самая невзрачная, рябая, на ноги кривая, а замуж самая первая выскочит. Люба самая старшая из нас, надеялась больше всех, а ей фигура в виде рыбы досталась. Даже заплакала подруженька, – делилась девичьими секретами с мамой и бабушкой Маруся.
– Зря Любочка огорчается, рыбка богатство обозначает. В достатке жить будет. Им больше всех нужнее, семья у них совсем бедная, – не видела повода для беспокойства баба Клава, – Кому в любви везет, а кому жизнь обеспеченная.

За Светку тоже порадуйся, не завидуй. Может не красавица она, как ты или Людмила, зато скромная, кроткая, хозяйственная, за рукоделие всегда на конкурсах главные призы получает, да и пироги у нее самые вкусные всегда.
– Зачем же так серьезно рождественскую забаву воспринимать? Сказки это все, гадания для развлечения придумали, – махнула рукой мама Маруси:- Все идет как положено, своим чередом.
– Галина, себя в ее годы вспомни.

С малых лет на чердаке пиковую даму вызывали с братом Сережкой и у зеркала с подружкой Янкой сидели, женихов разглядеть пытались, – напомнила Клавдия дочери.
– Выросла я уже, поумнела, – засмеялась Галина.
– Еще кому какая фигурка выпала? – пыталась помочь внучке с толкованием предсказаний бабушка.
– Людке цветок попался, розочка. Мы решили, что цветоводом станет. Даже советовали, где какие цветы посадить лучше, – думала, что вчера верно определила с девчатами значение вылитой фигурки Маруся.
– Цветок это к любви. Встретит все-таки парня Людочка, только замуж ее не позовет. Пусть не верит речам сладким и на подарки не ведется`. Не стоит спешить, жених еще сыщется, придет, когда ждать перестанет, – дала ценный совет бабушка.
– А с цветником идею не оставляйте, если Люда в маму пошла, значит рука у нее легкая, хорошо расти розы должны, – дополнила пришедшая из курятника другая бабушка.

Прасковья Даниловна была мамой Марусиного папы, приехала погостить в деревню из города.
Клавдия и Галина одобрили и посчитали, что и им не мешает летом палисадник обновить, розовый куст у калитки посадить.
– Зине воск собаку накапал, – продолжала Маруся.
– Это тоже хорошо, друзья надежные всегда нужны, – одобрила баба Клава.
– Сестре ее Шуре снежинка досталась. Мы не поняли что это значит, – была озадачена девушка.
– Значит чудо у нее случится этой зимой, пусть событие радостное ждет.

Мне в двадцать восемь лет тоже снежинку воском накапало. Помню год тогда тяжелый был, роды осенью тяжело прошли, не выжила девочка. Еще и сказали, что вообще больше родить не смогу.

Пришли с мужем в храм на Рождество, батюшка нас к себе зовет, разворачивает платочек пуховый, а там малышка голубоглазая, прекрасивая. Говорит нам отец святой, что мама родная от дитя отказалась, предлагает взять на воспитание. Имя у нее еще такое красивое Снежана.

Папа твой, Марусенька, тогда семилетним был, начал нас упрашивать, давно он сестренку или братишку хотел. Забрали, не сомневались совсем, любя Снегурочкой звали.

Вырастили, теперь внучат нянчим. Снежана старшую дочу Прасковья назвала, – рассказывала старушка, доставая свои клубки для вязания.
– Какая история замечательная. Каждый раз слушаю и плакать хочется`. Счастливая вы женщина, Прасковья Даниловна, любит вас Господь, – уважала сватью за доброе сердце Клавдия.
– А себе что нагадала? – было интересно Галине.
– Ерунду какую-то, может сумка большая, может портфель, – была разочарована Маруся.
– Так это же наоборот хорошо. Значит, что учиться пойдешь, – подбодрила внучку Клавдия.
– Зачем сдалась мне эта учеба? Мне замуж выходить пора, – обиделась девушка.
– Одно другому не мешает, – не понимала причин для разочарования баба Клава.
– Мешает, Нюрка Левашова учится, вообще на гулянки времени нет, о парнях и не мечтает. Проблем столько из-за учебы нажила, еще и очки теперь носит. И так внимания на нее мало обращали, а в очках совсем не нужна никому, – были странные представления у молодой сельской красавицы об учебе.
– У Снежаны обе дочери в гимназию ходят, им нравится. Говорят, что наоборот ими ребята восхищаются`. С умными же все сблизиться хотят, интересно всегда с начитанной девушкой, и в обществе не стыдно, – возразила Прасковья Даниловна.
– Деньги считать научилась и подпись ставить. Этого вполне достаточно. Маринка с Анфиской внешне так себе, вот и нужда им умными быть, а я красивая и рождена, чтобы меня любили, – считала бесполезным познание наук Маруся.
– В городе давно другие взгляды на жизнь, в цене разумные девочки. Красивые -это просто картинка, иногда даже бесполезный декор. К Марине сватался юрист. Парня Капитоном звать, из семьи известной и богатой. Ты же богатого жениха хочешь? А родители Капитона никогда не позволят сыну жениться на необразованной дурочке, пусть и очень красивой. Анфиса среди общества приличного постоянно, выставки художественные посещает, в театры ходит, с парнями в библиотеках знакомится.

Сейчас не знает кого из двоих выбрать. Один будущий врач, второй начинающий, но перспективный артист, хотя в нее давно сосед доцент влюблен, – ставила в пример умных внучек городская бабушка.
– Я тоже в свое время учиться не хотела, родителей не слушала. Теперь вот локти кусаю. Ты бы, Маруся, подумала, не рубила с плеча, – просила не быть категоричной Галина свою дочь.

Женскую беседу прервал младший брат Маруси Володенька. Мальчик вернулся с улицы в плохом настроении, сел за стол перед тарелкой супа и начал медленно хлебать большой ложкой.
– Чего внучок смурной такой? Нельзя сегодня злиться, Рождество же, – пыталась поднять настроение мальчику баба Клава.
– Обычный день, ничем от других не отличается,- бурчал Володя, отламывая хлеб руками.
– Зря ты так думаешь, день этот для волшебства и чудес. Не сиди с кислым видом, не порти самому себе настроение, – строго сказала Галина сыну, не любила женщина, когда он грубил и пререкался.
– Просто в супе капуста кислая, – придумал себе оправдание Володя.
– Ты же с мальчишками вчера колядовать ходил. Неужели вкусного ничего не принес`? – пыталась развеселить Володю Прасковья Даниловна.
– Ходили, пришли почти пустые. Люди злобные стали, гостям не рады, двери не отворяют, сладостей не дают, дед Степан Гаврилович на нас собаку спустил, а бабка Федора ведром с помоями окатила. В том году мы три хаты обошли, мешки полные были, пришлось домой за дополнительными бежать. А в этом году все селение обошли, в результате два леденца, один каравай и несколько пряников, – поделился своими разочарованиями мальчонка.
– Другие люди стали, доброты нам всем не помешает. Федора раньше душевной была, не ругалась, не обзывалась, помоями никого не обливала. Помню на гуляниях праздничных пела всегда. Как сына раскулачили и сослали, так и замкнулась в себе, праздников не любит.

У Степана Гавриловича всегда собаки были добрые, он только декоративных держал. В дом его двери не закрывались, всегда гостям был рад. А вот потом сыновья его родные враждовать стали. Он ни красным, ни белым признавать себя не хотел, война эта не нужна ему была. В итоге брат пошел против брата, годы идут, а они до сих пор не знаются. С того момента сосед наш стал волкодавов держать. – сожалела о былом Галина`.

Помнит она дружную деревню, как на ярмарку в другие села ездили, как столы накрывали у дома культуры, свадьбы по три дня гуляли, каждого соседа звали, переживали, чтобы не забыть никого. Даже школу все вместе строили и садик детский.
– В храм ходили, а там не души. Еще и дядька толстый нас прогнал, обозвал бездельниками. По его мнению дети должны по дому помогать родителям, а не на молебень ходить. Батюшку обозвал лодырем, говорит молится целыми днями, лишь бы в поле как сельские мужики не вкалывать, – пожаловался на грубияна ребенок.
– Похоже председатель наш это был, он ярый противник божественного, даже елку на новый год на площади ставить запрещал, говорил, что мы не мещане и буржуи какие-нибудь. Кое-как его убедили не лишать ребятишек праздника, – недолюбливала начальника сына Прасковья Даниловна.
– Нынче к Рождеству с трепетом не относятся, считают пережитком прошлого, говорят временя темные прошли. А разве для волшебства век важен? – не понимала современного уклада баба Клава.
– Как же жить, если в чудо не верить`? – печалился маленький Володя.
– Не будем ждать чуда, начнем чудить сами! – предложила Баба Клава.
– Верно. Испечем пирог, наденем красивые платья, Володе пиджак бархатный, который я ему из города привезла, Марусе ленты цветные в косы вплетем, – поддерживала Прасковья Даниловна.
– Пожарю гуся, муж его очень любит, – хлопотала Галина.
– Давайте соседку Авдотью позовем, она одинокая совсем, знаю, что впроголодь живет, – предложила баба Клава.
– Можно я Веру приглашу, с которой мы с девочками никогда играть не хотели, оборванкой называли. Угостим ее пирогом, чулки, которые связала, ей подарю, – спросила у мамы Маруся`.
– Разумеется. Можешь ей мою юбку с красными маками отдать, я давно не ношу, а размер у нее со мной одинаковый, – радовалась, что дочь проявила сострадание Галина.
В это время к Володе пришли соседские ребятишки. Девочка Настя держала в руках пушистого кота, а ее младший братик Яша крошечного поросенка.
– Что это у вас`? – удивился мальчик.
– Пожалуйста возьми котика. Отчим ругается на нас, сказал выбросить его, иначе в колодце утопит, – плакала Настя.#рассказыирассказики Знали все давно их отчима Семена. Выпивоха он и дебошир, часто мамку Евдокию обижает, детишкам не меньше достается.
– А поросенок откуда? – не мог не спросить Володя.
– Мама же наша теперь свинаркой работает`. Он слабый родился очень, хотели в печь бросить, я не дал. У Леоновых Сашки и Пашки сестричка есть грудная, вот они мне дали поильник детский, чтобы чушку откормить. Вова, давай его спрячем где-нибудь, иначе дядя Семен им водку закусит, а меня выпорет, – упрашивал Яша.
Володя жалобно посмотрел на маму. Галина вздохнула тяжело, но отказать сыночку в Рождество не смогла, к тому же ей всегда Настю и Яшу жалко было.
– Несите поросенка в хлев, а кота в курятник. Пусть крыс ловит, чтобы цыплят не воровали.
– Скажите дяде Семену, что если еще раз вас тронет, я папе скажу, он его поколотит, – хотел защитить друзей Володя.
– Помню на окраине жил Леонид Захарович, добрый и светлый человек. Помню художником хорошим был, иконы писал для храма и деньги жертвовал, последнее отдавал. Если жив еще, давай к нам пригласим, – просила разрешение у невестки Прасковья Даниловна.
– Жив, до сих пор храму помогает, венки плетет на похороны. Ему здесь всегда рады`. Мама, приглашайте, разрешения не спрашивайте.
В дом вошла мама Насти и Яши.
– Вечер добрый, с работы возвращаюсь, смотрю двери у вас нараспашку, думаю зайду к соседям, давно не болтали, все в делах и заботах, заодно посмотрю, ребятишки мои тут или нет, – тихим голосом спрашивала Евдокия, ей было неудобно беспокоить соседей без повода и приходить без приглашения.
– Проходи, Дуня, домой не спеши. Праздник же сегодня`. Забудь о горестях и неудачах, думай только о хорошем, – подвела женщину к столу за руку баба Клавдия.
– Надо же, совсем забыла`! Так давно Рождество не отмечала, что и праздника не ощущаю, – растерялась замученная заботами и семейными проблемами женщина.
В дверном проеме показалась морда волкодава с завязанным голубым бантом.
– Полкан, место, не пугай людей, – слышался голос Степана Гавриловича из сеней.
– Вы чего сюда с кобелем своим пришли, неужели мало этот зубастый малышню вчера погонял? – сердилась на незваного гостя Маруся.
– Он совсем не злой, поиграть с детворой хотел. Ребятки не так поняли. Они ушли, а я задумался. Так давно смех детский не слышал и повода для радости не было, – оправдывался за свой некрасивый поступок старик.
– Разве для радости повод нужен`? – улыбаясь, спросила баба Клава.
– У нас тоже повода нет, а мы пирог печем, гостей зовем, – добавила Прасковья Даниловна.
– Рождество и есть повод! Можно и нам с Полканом к вам в гости, – спросил Степан Гаврилович, затаскивая из сеней полный мешок гостинцев, – С утра в город ездил, накупил пряников, бубликов, рафинада. Не одному же мне это есть.
– Заходите! – сменила гнев на милость Маруся.
Ближе к вечеру пришла та самая Федора, что была груба с малышами, из ведра их поливала.
– Извините меня. Стыдно за свое поведение очень`. Обещаю, что никогда подобного не повториться, – сожалела о жестоком поступке пожилая женщина, – Я блинов напекла впервые за много лет`. Угощайтесь.
-Спасибо`! Отличное блюдо на нашем рождественском столе будет, – благодарила, принимая поднос из рук Федоры Галина.
– Вы не торопитесь уходить, присаживайтесь рядышком, – просила остаться гостью на праздник Прасковья Даниловна.
К приходу главы семьи изба была полна народа. Мест не хватало, поэтому гостей усаживали на сундуки и ящики. Дети расположились на полу, застеленном шерстяным одеялом.
– Что за праздник у нас`? – спросил тихонько Николай жену.
– Это мы , папа, Рождество справляем, – подсказал Володя.
– С Рождеством! – громко и радостно крикнул Николай гостям.

Инет

Рождественский рассказ. История из сети
0

Автор публикации

не в сети 25 минут

Татьяна

Рождественский рассказ. История из сети 823
Комментарии: 1Публикации: 5614Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий