Семейная традиция. История из сети

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Семейная традиция. История из сети

Семейная традиция.

 

Странно, как вообще Григорий появился в этой женской семье. На протяжении трех поколений, а, может, даже и больше, мужчины не задерживались в ней дольше, чем на то время, которое необходимо для создания очередной девочки. И вот, спустя столько десятилетий, появился Григорий. Прабабушка, бабушка и молодая мать с удивлением уставились на это явление, не представляя, что с ним делать.

– Женить его надо, – наконец вымолвила прабабка, – пусть жена и думает, что с ним делать.

– Ну ты скажешь, мать, – новоиспеченная бабушка прикрыла ребенка пеленкой, чтобы хоть на время забыть, что это мальчик. – Ему же восемнадцати еще нет.

– Этой тоже нет, – прабабка хмуро указала на молодую мать, которой только три месяца назад исполнилось семнадцать.

Помолчали. Наконец, старшая решила:

– Как-нибудь разберемся.

Гриша вырос интеллигентным и серьезным юношей. Женское воспитание дало о себе знать, профессию он выбрал себе весьма специфическую для мужчины – учитель словесности.

– Ну и хорошо, – говорила прабабка. – Скорее женится, там столько приличных девушек…

Но Григорий не спешил жениться.

– Мне и с вами неплохо, – смеялся он.

Но три поколения упрямых женщин и не думали сдаваться – знакомили его постоянно с «чудесной девушкой Ниночкой, дочерью подруги», «хозяюшкой Алиной, ну ты помнишь ее, училась на класс младше»… Григорий от всего этого сватовства увиливал. Он верил только в истинную любовь, которая приходит раз в жизни и которую не спутаешь ни с какой другой, сразу поймешь – это она.

Когда прабабка слегла с гипертоническим кризом, наседать на Григория стали еще больше.

– Мне бы хоть одним глазком увидеть, кому мы тебя отдаем… – стонала она, и Григорий хватался за голову и объяснял, что он не чайник, чтобы меня кому-то отдавать!

Ложиться в больницу прабабушка отказалась, и к ней ходила ставить уколы участковая медсестра Алевтина Васильевна. В тот день Григорий был вдвоем с прабабкой, когда пришла медсестра. Только вместо Алевтины Васильевны пришла другая, незнакомая женщина. Он даже сначала не понял, что это медсестра – она была худой, уставшей, с серыми кругами под глазами.

– Вам кого? – удивился Григорий.

– Я укол ставить пришла. Алевтина Васильевна заболела, – коротко объяснила она.

Какой тут начался переполох! Прабабка устроила настоящий концерт, так что Григорию стало стыдно перед этой женщиной, которая представилась Аней.

– Я не дамся в руки этой неумехи! Кто она вообще такая, она шприц в руках хоть раз держала? Нет, ну ты посмотри, Григорий, она же на наркоманку похожа – по-любому тырит лекарства в поликлинике.

Укол прабабке в итоге поставили, но с большим трудом. Григорий вышел провожать медсестру Аню, извиняясь и оправдываясь, а она подняла на него свои серые усталые глаза и сказала:

– Будет вам…Я, знаете, сколько таких повидала…

И Григорий, только взглянув в эти бездонные серые глаза, сразу понял – вот она, его истинная любовь. Пришла. Но не успел он это осознать, как медсестра исчезла в темноте подъезда, и он побежал до кухонного окна, чтобы хотя бы еще раз взглянуть на нее.

Григорий страшно страдал. Он даже думал пойти в поликлинику поискать эту Аню, потому что на следующий день пришла уже привычная Алевтина Васильевна, которая, как оказалось, вовсе не болела, а водила внука на утренник. Но он постеснялся – женское воспитание, что тут сказать.

Его любовная лихорадка негативно сказалась на работе, и он совсем упустил, как хулиган и двоечник Андрюшка Воропаев не только нахватал пять двоек за четверть, но также сломал глобус и стащил череп из кабинета биологии. Завуч, отчитав и Григория, и самого Андрюшку, вызвала родителей на педсовет. Андрюшки, понятное дело, а не Григория, но Григорий, как классный руководитель, тоже присутствовал.

Андрюшка пришел всклоченный, словно галчонок крутил головой, удивляясь, что разом столько учителей собрались на него посмотреть. С Андрюшей была мама, худая, сгорбленная, низко опустившая голову, словно это она провинилась, а не нерадивый сын. Когда она подняла глаза, Григорий замер – да это же Аня! Он так заулыбался, словно бы встречал не неблагополучную родительницу, которая воспитала хулигана и двоечника, а как минимум министра образования, а то, гляди, и выше. Завуч была в шоке, когда Григорий, вместо того, чтобы отчитывать ученика и требовать от матери скорейшего исправления и пугать ее комиссией по делам несовершеннолетних, читал монолог Чацкого и уверял, что ребенок способный, просто так вышло, и они мигом все исправят.

После педсовета Аня с сыном так быстро испарились, что он не успел ничего ей сказать и даже номера ее не попросил.

С того дня Григорий заболел. Три женщины с ужасом ходили вокруг него по очереди, предлагая горчичники, антигриппин или, может даже очистительную клизму. Григорий не ел, не пил, лежал и глядел в потолок. А потом вдруг встал и объявил:

– Я влюбился.

Женщины запричитали наперебой:

– Наконец-то!

– Ну, слава богу!

– Как ее зовут?

Григорий с гордостью произнес:

– Ее зовут Аня. Она – медсестра. Ба, ну ты ее помнишь, она тебе укол ставила. У нее сын в моем классе учится.

Прабабка упала в обморок.

– Это не тот ли самый двоечник? – с подозрением спросила бабка, хватаясь за сердце – она единственная внимательно слушала все школьные истории внука и помнила про педсовет.

– Он самый, – все с той же гордостью подтвердил Григорий.

– Мальчик? – всполошилась мать. – Нет, у нас в семье только девочки, даже не думай…

В общем, вечерок выдался жарким. Всех по очереди отпаивали валерьянкой, пока, наконец, не приняли решение на семейном совете – Григория нужно спасать. В качестве посыльного отправили мать – ну а что, она мальчика родила, нарушив все семейные традиции, пусть и расплачивается.

Адрес она узнала у Алевтины Васильевны. Пришла вечером, без предупреждения, подготовив обвинительную речь, которая должна была раз и навсегда отвадить эту аферистку.

Дверь открыла худенькая женщина, в длинной красной футболке и вытянутых штанах. Руки по локоть в пене – видимо, как раз стирала. В квартире стоял шум и гам, пахло куревом и какой-то ветошью.

– Вам отца? – устало спросила она.

– Вы – Аня? – строго спросила мать Григория.

– Да, а что? Андрюшка опять что-то натворил! – всплеснула она руками.

Мать Григория поморщилась.

– Да нет. Я пришла сказать, чтобы вы отстали от моего сына. Григория, – уточнила она на всякий случай, мало ли сколько приличных мужчин пытается захомутать эта неблагополучная мать.

– Григория? А, вы про Григория Александровича? Нет, он мне не нужен. Я могу идти – у меня стирка.

Она собралась было закрыть дверь, но мать Григория остановила ее и изумленно спросила:

– Как это – не нужен?

– Да так, – ответила она. – Он уже приходил сюда вчера.

– А вы???

– А я отправила его домой, – просто ответила Аня. – Послушайте, у меня сын, стирка в ванной, отец скоро опять орать начнет, заначку свою выпрашивать… Мне не до вашего Григория. И потом… Ну какой из него муж и отец? Он только и умеет читать свои стихи. Я пойду.

Странно, но когда мать объявила об этом на семейном совете, никто не обрадовался.

– В смысле она Григорию отказала? Да где она лучше-то найдет! – ворчала прабабка.

– Гришенька, сегодня совсем ничего не ел… Нужно что-то с этим делать, – причитала бабка.

– А главное – она тощая такая, вся замученная, у нее отец, похоже, алкаш… Она руками стирает, у нее даже машинки нет, – вдруг жалобно проговорила мать Григория.

Помолчали.

– Ну что же… Надо как-то помочь детям, – решила прабабка, разом забывшая о том, что она первая была против этой любви Григория.

Пришлось подключать к плану Алевтину Васильевну. Заманили Аню под предлогом сделать укол, а сами пошли к соседке, оставив Григория одного, предварительно строго ему наказав – никаких стихов, лучше расскажи, какой у нее способный сын и предложи с ним позаниматься. И вот, машинка старая у нас стоит, отвези ей.

Как ни старались они подслушать через стенку, ничего не вышло.

– Как есть, все испортит, – вздыхала мать.

– Не каркай, – велела прабабка.

– Да Григорий у нас умница, – успокаивала всех бабка.

Машинку Аня не взяла – гордая. А вот на занятия согласилась. Но за деньги! Но тут, главное, начать, а дальше… Дальше в женской семье появится еще один мужчина, хулиганистый и веселый Андрюшка. А потом, к успокоению всех женщин, на свет появится Любочка, для поддержания семейной традиции…

Из сети

Семейная традиция. История из сети
Художник Морган Вейстлинг "Прачка"
0

Автор публикации

не в сети 21 минута

Татьяна

Семейная традиция. История из сети 825
Комментарии: 1Публикации: 7147Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий