Трудности жизни. Автор: Марина Б.

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Трудности жизни. Автор: Марина Б.

Трудности жизни
Сегодня
Крохотная квартирка на последнем этаже под самой крышей была еще и угловая. Её единственная комната выходила окнами не только за дом, как и кухня, но и имела второе больше и широкое окно, выходившее в торец дома. И благодаря двум окнам, расположенным в соседних стенах под углом друг к другу, комната казалась такой большой и просторной, насыщенной солнечным светом, льющимся сквозь белые занавеси.

На широких подоконниках были разложены детские книги, школьные учебники и тетради, альбомы для рисования и карандаши, стояла маленькая вазочка цветного стекла с букетом уже засохших коричневых кленовых листьев. У окна стоял большой стол, служивший судя по скатерти и разложенным на нем учебникам и тетрадкам, одновременно и обеденным, и письменным, за которым сейчас и будут делаться сегодняшние уроки.

Сами же ученики тихонько заглядывают за большой шифоньер, несуразно выставленный подальше от стены. Хотя если заглянуть вместе с детворой за шкаф, то можно понять из-за чего это сделано.

Шифоньер отделяет от основного пространства комнаты небольшую его часть. Здесь стоит широкая полуторная родительская кровать. Шкаф как бы создает маленькую комнату внутри основного помещения. Вот такая почти отдельная спальня. И там сейчас лежит отец.

Дети заглянули к нему тихонько. Смотрят, как он спит. Будить его им и в голову не придет. Они очень рады, что боль хоть немного отступила, и папа может вздремнуть. Хоть он и уснул под мерное заучивание стихотворения наизусть вслух, но теперь дети шуметь ни коем случае не будут.

Аленка бережно достала книжку с полки, села на диван. Братья Никита и Вадим, примостились с обеих сторон от неё и приготовились слушать. В книжку они только мельком заглянули из любопытства, но поняли, что картинок там нет, и сразу потеряли интерес к процессу чтения.

Вадим вообще сначала откинулся в сторону спинки дивана, а потом и вообще прилег. Он часто слушал лежа, даже с закрытыми глазами. Но не спал при этом, мог пересказать все услышанное. Вот и сейчас решил умоститься поудобнее, закрыл глаза и лежал совсем спокойно, не шевелясь.

Аленка на его общество не очень рассчитывала. Ему еще рано даже слушать так много информации. Им во втором классе не дают так много материала даже за весь урок, а не то что за один раз. Но если уж и младший брат что-то узнает, услышит, запомнит и поймет, то потом еще через два года он сам уже будет все это изучать. И вот тогда ему пригодится все услышанное сейчас.

Аленка посмотрела по оглавлению и открыла нужную главу. Она читала выразительно и не очень быстро. Чтобы братья успевали подумать над услышанным. Голос был негромкий, даже убаюкивающий. Она не хотела разбудить отца. Братья это понимали и не шумели как обычно, только тихонько задавали разные вопросы.

Но вот скрипнула входная дверь. Книга была отложена на полуслове. Дети поспешили встречать мать. Она работает совсем рядом. Школа в соседнем дворе. Так что пробежать на работу или вернуться домой у неё обычно хватает столько же времени, сколько ей нужно, чтоб подняться пешком на верхний этаж, делая остановки на каждой лестничной площадке. Особенно, если она несла сумки.

А сумки у неё всегда были тяжелые. Детвора хотела помочь, хоть немного поучаствовать в разборке принесенного, но мать всегда под благовидным предлогом отсылала их то к учебникам, то к отцу, то руки мыть или еще чего-нибудь. Лариса Николаевна не хотела, чтобы дети увидели и поняли, чем она их кормит.

В последнее время школьная уборщица просилась у знакомых поварих в школьной столовой иногда заглядывать туда на перемене и собирать объедки. Дети столько продуктов оставляют на столах недоеденными. То булочку отщипнут и оставят почти целую, то в тарелках остается еще вполне хорошая еда.

В отдельный большой пластиковый контейнер Лариса ссыпала гарнир и недоеденные куски котлет, сосисок, жареного хека. В другом контейнере приносила домой разные булочки и рогалики, точнее их остатки. Пока она мыла полы в классах и широких коридорах, она продумывала, как сегодня сможет все это пережарить, разогреть так, чтобы можно было дать детям и мужу.

Чаще всего она нарезала небольшими кусочками те самые надкушенные и недоеденные кем-то котлеты. Обжаривала эти маленькие кусочки на сковородке, а потом туда добавляла еще и гарнир, продолжая помешивать на небольшом огне.

Она старалась сделать это повкуснее и поинтересней, необычно и вкусно. И главное, хорошо прожарить все блюдо. Вот и сегодня у них котлеты с рожками. Лариса приготовит ужин по обычной схеме. Она уже все прикинула в уме. Того, что удалось сегодня собрать, хватит и поужинать всем вместе, и даже на завтрак немного останется.

Это хорошо, а то булочек оставалось совсем мало. Но ничего, они с детьми не очень привередливы в еде. Так что обойдутся обычным хлебом. И теми объедками, что таскает мать из столовой. Последнее время им совсем туго приходится с финансами.

Когда родилась Аленка, Лариса не числилась на официальной работе. Так что декрет ей никто не оформлял. Через два года вместо выхода на работу, Лариса родила Никиту и снова сидела с малышом дома. А еще через пару лет появился младшенький Вадим. Семья нормально справлялась, не смотря на то, что у них уже было трое детей.

Муж Ларисы, Михаил Семенович, работал на складе большой частной фирмы. Зарплаты кладовщика хватало. Все было нормально. Так что когда мать искала куда пойти работать после трех декретов подряд, она не сильно переживала, что зарплата уборщицы не самая большая, а профессия не самая престижная.

Главное, что это рядом с домом. Да к тому же Лариса быстро освоилась и узнала очень много об учителях, о школьной жизни изнутри. Это очень пригодилось, когда Аленка пошла в первый класс. И когда Никита пошел учиться, и когда Вадим стал школьником.

Лариса старалась не сильно привлекать к себе внимание в школе. Она не хотела, чтобы над детьми смеялись, унижали их за то, что у матери такая не престижная работа. Так что в школе они виделись только мельком. Но дети всегда знали — если что, мама рядом и вмешается в любую ситуацию. И это придавало им какой-то дополнительной уверенности.

И Алёнка, и братья учились очень хорошо и старательно. Лариса понимала, что хорошие оценки братьев — это заслуга в основном старшей дочери. Она успевала не только свои уроки сделать, но и братьям помочь все решить. Старательно объясняла им все уроки, которые сама только недавно проходила.

— Ну как вы тут без меня? Уже все уроки сделали? — поинтересовалась усталая после работы мама.

— Тише, папа спит. Только уснул минут двадцать назад, — предупреждает маму Аленка.

— Хорошо. Ну так как вы тут? Что с уроками?

Аленка коротко говорит матери про свои задания, про домашнюю работу братьев. Рассказывает, что кроме стиха, который задано учить наизусть, есть еще текст на целую страницу, который надо уметь почти дословно пересказать. Она про него совсем забыла. Сейчас пойдет учить, и братьев в комнату заберет, чтоб не мешались у матери под ногами.

Пока дети в комнате складывают на завтра портфели, а Аленка в спешном темпе несколько раз читает страничку текста, мать успевает быстренько выложить на сковороду гарнир из гречневой каши. А котлеты порезать маленькими кусочками и поставить тушить их на второй сковороде. Булочки сегодня были с повидлом и с изюмом.

Лариса нарезает их небольшими пластинками, выкладывает на противень и ставит в духовку. Через двадцать минут получатся вкуснейшие зажаренные сухарики, которые они всей семьей будут грызть с чаем. Или с компотом. Детвора особенно любит компот из сухофруктов. Лариса достает пригоршню сухофруктов, ставит воду для компота.

Сегодня у неё в столовой был удачный день. Удалось собрать много хорошей еды. Да и муж любит гречку. Сегодня его любимый гарнир. А утром остатки гречки Лариса зальет разведенным молоком. И будет Михаилу гречневый суп. Она спокойно улыбалась, довольная, что смогла снова принести еды в дом и накормить свою семью.

— Так, убирайте все со стола и идите помогать носить тарелки, — заглядывает мать в комнату.

Младшие сыновья покорно встают с дивана и начинают убирать все тетрадки, ручки и карандаши со скатерти. Алёнка дочитывает до конца отрывок, который нужно будет пересказать, и спешит а кухню помогать матери. Братья раскладывают вилки, расставляют чашки, а сестра приносит тарелки с едой. Ну вот и все готово.

Лариса идет к дремлющему мужу. Присаживается на край кровати, гладит его по голове, по плечу. Он нехотя открывает глаза, улыбается ей и снова засыпает. Пока боль утихла, пусть поспит. Покушает позже. Лариса идет к детям, они садятся за стол и начинают ужинать.

Прожаренная на сковородке под крышкой с подсолнечным маслом и небольшим количеством воды гречка стала еще мягче и вкусней. Кусочки мясной еды тоже приобрели какой-то другой, домашний вкус после обжарки и томления под крышкой.

Детвора с удовольствием уминает вкуснятину. Они не задумываются, почему у них еда именно такая, не задают вопросов. Просто кушают, голодные. А Лариса старается сделать все как можно больше не похожим на еду из школьной столовой, чтоб дети не догадались, что она вынуждена кормить их объедками.

Пока Михаил был при работе, им на все хватало. Не было таких вопросов, которые бы остались без внимания. Все школьные платные мероприятия, экскурсии и представления в кукольном театре родители оплачивали одними из первых. И одежду хорошую покупали и Аленке, и мальчишкам.

Конечно, Вадим донашивал большую часть одежды за старшим Никитой. Но обувь приходилось покупать достаточно часто. Мальчишки любили погонять в мяч после школы. А если набиралось две команды, то начинался настоящий футбольный матч. Так что отец часто вздыхал и говорил, что у сыновей обувь на ногах "просто горит!"

Так бы они и жили спокойно. Без проблем. Да долго такое счастье продолжаться не могло. Муж надорвал спину. Да еще и не сразу признался, а когда совсем уже ходить не мог. Воспалительный процесс был сильно запущен. Михаил совсем слег. Но даже в полном покое его мучили сильнейшие боли. Нужны были дорогие лекарства. К тому же хороший доктор объяснил, что уколы только на время скроют проблему, помогут стать на ноги, но до первого же срыва. А потом станет еще хуже. Что надо не просто обезболить, но постараться вылечить спину.

А для этого нужны и массажи, и прогревания на специальном оборудовании, и процедуры вытягивания позвоночника. Это не только дорого, но и не так быстро, как хотелось бы. Все-таки возраст уже не молодой. Проблема накапливалась годами и за пару месяцев так просто не исчезнет. Так что Михаил остался без работы, а семья без основного источника доходов.

И тогда Лариса поняла, что на одну зарплату школьной уборщицы она не вытянет семью. И за лечение платить, и за коммунальные услуги, покупать активно растущей детворе одежду…

А что же на еду? А на продукты денег совсем нет! Вот и решилась поначалу неумело насобирать недоеденных продуктов в школьной столовой. Они же все равно её выбрасывают! А потом втянулась, даже разработала свою собственную технологию сбора объедков, стерилизации их и приготовления вкусных блюд.

Детвора уплетает за обе щеки результат маминых кулинарных стараний. Аленка собрала опустевшие тарелки и понесла их сразу замачивать в раковине.

Лариса налила всем еще теплого компота, достала из духовки поджаренные до золотистой корочки сладкие сухарики. Мальчишки хватают еще горячие кусочки, весело перекидываю из руки в руку, дуют на пальцы, дуют на кусочек, откусывают обжигаясь и снова дуют на новый кусочек. Теплый компот дополняет десерт.

Детворе весело. Они смеются и шутят про горячие сухари. Лариса смотрит на своих счастливых детей и улыбается, хоть на душе скребут кошки. Разве думала она когда-нибудь, что её дети будут вот так радоваться чужим объедкам!

Как же она дошла до такой жизни? Она же тогда просилась в школу на должность библиотекаря. У неё же хорошее образование. Но как согласилась временно поработать уборщицей, так и застряла на этой работе. А теперь и за неё нужно держаться. Хоть из столовой можно будет вот так питаться и семью кормить. Так они на продукты почти ничего не тратят.

Этот учебный год они еще смогут как-то продержаться на том, что Лариса приносит из столовой. Но что делать летом? Ей придется искать какую-то срочную подработку. Но до лета еще далеко. Пока изо дня в день Лариса кропотливо старается хоть как-то прокормить семью. В четверг и пятницу собирает как можно больше, чтоб и на выходные хватило.

А Михаила как жалко! Лежит, бедный, мучается! И от боли нестерпимой и от бессилия хоть чем-то помочь семье. Он же знает, что без его работы, без зарплаты они долго не протянут. А детишки еще совсем маленькие. Никита хоть и в четвертом классе учится, а все такой же ребенок, как и Вадимка-второклассник.

Вот Аленке приходится скорее взрослеть. На ней вся учеба — и её, и братьев. Но она молодец, справляется. И по дому старается помогать.

На выходных устраивает генеральную уборку, а младшие ей во всем помогают. Придумала чтоб заинтересовать мальчишек, делает им это все в виде какой-нибудь игры. В прошлый раз они были пиратами и драили палубу своего корабля, чистили трюмы, складывали боеприпасы… Даже песенку пиратскую распевали.

Михаил потом ночью жене рассказывал, как они в игре весь день уборкой занимались. Даже постирали паруса в виде постельного белья. Чего только не придумает Аленка, чтобы младших увлечь. А прошлые выходные они были жрецами какого-то древнего храма майя, к больному отцу приходили за пророчествами, как к волшебному оракулу. И ведь каждый раз придумывает что-нибудь новенькое.

Лариса на выходных ходила искать подработку. Ей пару раз удавалось наняться на уборку квартир. Работа тяжелая, но зато заплатили неплохо. Вот если бы найти таких постоянных клиентов для работы на выходных по хозяйству, по уборке, то они Лариса смогла бы заработать намного больше. И на лечение мужу, и на еду детям. Может, и не пришлось бы побираться в столовой, собирать объедки…

Она грустно вздохнула, слушая рассказы сыновей о событиях в классе, о школьных друзьях, об уроках и оценках. Потом выслушала стихотворение, которое задавали наизусть. Ну теперь можно и укладывать спать младших. Дочка помогает, моет посуду на кухне.

Лариса уложила братьев и вышла к дочери на кухню. Аленка хоть и устала к вечеру, но маме улыбнулась. Она уже закончила мыть и сковородки, и тарелки. Теперь протирает насухо чашки. Мать присела на табуретку.

— Ты наелась? Может, чайку попьем? Мальчишки уже уснули…

— Нет. Мам, спасибо. Мне компота хватило. И сухарики с изюмом очень вкусные.

— Как отец сегодня вечером?

— Он весь день терпел, а вечером как мы пришли из школы, принял обезболивающее и уснул. Мы старались не шуметь, уроки тихонько учили. И стих на память хорошо запомнили, и книжку я им почитала про океаны. Никита сейчас по природе их проходит, а Вадимка просто сидел слушал.

Мать одобрительно кивала головой. Она знала, что на дочку можно положиться, можно доверить младших братьев. Да и отец рядом, если что. Лариса встала и обняла свою помощницу. С такой семьей мать с любыми житейскими трудностями справится, должна справиться.

Просто обязана. Ради них, ради детей… Они не будут голодать! Лариса сделает все, чтоб эти временные трудности поскорей закончились. Она найдет еще одну работу. Да хоть десять работ! Только чтоб её дети были счастливы. Чтоб у них было настоящее детство…

Аленка прижалась к матери, обняла её крепко-крепко. Ей так иногда нужна материнская ласка, любовь, признание её труда, обыкновенная похвала. И все это можно даже без слов, одним таким объятием…

Аленка пошла спать, а мать еще долго сидела на кухне, смотрела в ночное окно, думала… ей не спалось, хоть физически она очень устала. Руки и ноги гудели от дневной работы. А голова от тяжелых мыслей. Хоть бы лечение начало помогать мужу! Как же он мучается, бедный… если он снова встанет на ноги, будет намного легче. Пусть не работает, пусть дома сидит, не напрягает снова свою спину. Да только чтоб ему хоть немного полегче было…

Лариса вздохнула, встала идти в комнату. Выключила на кухне свет. В комнате было светло. В одно окно заглядывала полная луна, а в другое светил уличный фонарь рядом с домом. Она посмотрела на спящих детей и тихонько пошла за шкаф. Прилегла рядом с мужем, обняла его. По ровному дыханию поняла, что он спит. Ну и хорошо, а то всю неделю прошлую так мучился, что по ночам спать не мог.

Утром Лариса скорей покормила всех вчерашними остатками, прибереженными на завтрак. Аленка оделась в школу первая, а братья еще возились. Лариса поцеловала мужа и повела детей в школу. Мальчишки весело бежали вперед, поднимая ногами ворох желтых листьев. Дворник ничего не сказал, только усмехнулся им вслед.

На работе Лариса после каждой перемены старалась заглянуть в столовую, собрать то, что осталось на столах. На выходе она случайно столкнулась в коридоре с учительницей младших классов. Евгения Марковна была первой учительницей Аленки в младших классах. А теперь у неё учился Вадим.

Она прекрасно знала эту семью, знала, что папа у них работает на складе, а мама в здесь же в школе техничкой. Ничего, что молодая женщина моет полы. Она же работает, а не валяется с бутылкой под забором в пьяном угаре. Зарабатывает эти деньги тяжелым трудом, а не ворует их. А труд, даже такой, все равно почетен.

Евгения Марковна по-доброму относилась и к старшей девочке, и к младшему мальчишке из этой семьи. Вот только учительница не помнила, чтоб у них дома были какие-то животные. Ни кошку, ни собаку они не могли завести. У их отца была сильнейшая аллергия на шерсть животных. Он пришел на первое родительское собрание и расчихался до слез, даже не досидел до конца. А все потому что рядом села мать другого ребенка, у которых дома была кошка.

Это Евгения Марковна очень точно запомнила, хоть столько лет прошло. Отца она с тех пор в школе почти не видела, на собрания всегда приходила только мама. Так кому же собирает объедки эта техничка? Да еще и так много! Там же на троих овчарок хватит… Эта мысль никак не давала покоя учительнице.

На следующей перемене их класс должен был идти в столовую пить чай с булочкой. Пока дети занимались своими делами, учительница как бы невзначай разговорилась с одной из работниц столовой. И с удивлением узнала, что техничка приходит в столовую после каждой перемены, собирает объедки, а заодно помогает и посуду со столов собрать.

Евгения Марковна решила все же докопаться до истины. Несколько дней она мучилась этим вопросом и никак не находила ответа. А потом осторожно как бы невзначай расспросила Вадима сначала про дела в семье. Начала издалека, спросила как учится Аленка, как она дома занимается. Она же была её самой любимой ученицей. И это была правда…

Вадим не ожидал никакого подвоха, а наоборот был польщен вниманием учительницы и её похвалами в адрес сестры и всей его семи. Мальчонка с увлечением рассказывал и про сестричку, и про братика, который учится уже в четвертом классе и тоже круглый отличник. Рассказал про болезнь папы.

На этом месте мальчонка заметно расстроился. Было видно, что он очень жалеет папу и переживает за него. Евгения решила немного сменить тему и поинтересовалась, как они кушают, что он любит больше всего. Веселый рассказ про горячие сухарики с изюмом и другими начинками натолкнули учительницу на жуткую мысль.

Она только что видела, как уборщица собирала в отдельный чистый пластиковый контейнер недоеденные булочки в столовой. Это не могло быть просто совпадением. Евгения Марковна поинтересовалась, что у них было вчера на ужин. Ответ подтвердил её догадку. У них, как и в школе, была гречка. Только горячая и вкусная, с кусочками котлет…

Учительница так и села. Она словно сквозь сон слышала, как прозвенел звонок. Начался урок, дети сели за парты. А учительница все никак не могла прийти в себя. Она давала детям задание, проверяла написанное на доске, слушала ответы, а сама все время думала, что же ей делать? Как поступить?

То, что нельзя эту жуткую ситуацию оставлять вот так, она знала твердо. Но как помочь? Чем помочь? Ясное дело, что не от хорошей жизни уборщица пошла на такое…

Дав задание всему классу, Евгения Марковна оставила дверь в класс открытой и выглянула в коридор. В соседнем классе вела урок её хорошая подруга, тоже учительница начальной школы, только она была постарше и поопытней в разных житейских делах. Евгения Марковна не выдержала, аккуратно заглянула в дверь и кивнула коллеге. Та поняла без слов. Дала задание классу и вышла в коридор.

Двери в оба класса были открыты. Педагоги поглядывали время от времени на своих учеников. И очень тихо переговаривались. На перемене коллега осталась следить за классом Евгении Марковны, а та поспешила к завучу.

Завуч была женщина очень пожилая и мудрая. Её все уважали и любили за справедливость, и побаивались за непререкаемый авторитет. Евгения Марковна рассказала все, что узнала о ситуации семье своего ученика, чья мама работает техничкой, моет полы в старших классах.

Завуч прекрасно знала эту еще не старую женщину, старательно и аккуратно выполняющую свои обязанности. Она знала, что в школе учатся трое её детей. И все трое чистенькие и аккуратные, хорошо учатся, отличники. А это о многом говорит.

Завуч сказала ни с кем эту ситуацию больше не обсуждать. По школе поползут слухи, детей могут дразнить и унижать, если узнают, что мать их кормит объедками из столовой. А руководство постарается что-нибудь решить с этим вопросом. Зарплата технички самая низкая. Конечно, как на такую прокормить троих детей, да еще и больного мужа. И завуч не забыла о своем обещании помочь.

Да и как она могла о таком забыть… она помнила, что женщина приходила устраиваться библиотекарем, а согласилась на работу уборщицы временно. Вот только школьная библиотекарь каждый год передумывала уходить на пенсию. Не хотелось ей сидеть дома. Скучно будет после такой активной школьной жизни. Но неужели ничего нельзя придумать?

Завуч задумчиво смотрела на телефонный справочник на столе. Тут ей пришла в голову мысль. Она быстро открыла справочник и нашла нужный номер. В школе недалеко от места жительства библиотекарши было вакантное место. Они уже год не могли найти себе библиотекаря. Завуч спустилась в библиотеку и предложила старушке перевестись с другую школу поближе к дому. Ей даже не придется ездить. Та школа буквально у неё под домом…

Ларису внезапно вызвали к завучу. Пожилая серьезная женщина объявила ей, что долгожданное место в библиотеке освобождается. И она наконец то сможет перейти на эту работу. Оклад там выше, но и работа более ответственная.

Лариса не помнила себя от счастья. А еще есть свободные полставки методиста. У Ларисы Николаевны ведь соответствующее образование… Больше уборщицу в столовой не видели. Ей не нужно было собирать объедки. У неё теперь была нормальная работа. А её дети с гордостью водили своих одноклассников на переменке в библиотеку за интересными книжками.

Автор: Марина Б.

Трудности жизни. Автор: Марина Б.
0

Автор публикации

не в сети 4 часа

Татьяна

Трудности жизни. Автор: Марина Б. 825
Комментарии: 1Публикации: 7186Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий