Уехать? Автор рассказа: Татьяна Ш.

размещено в: На закате дней | 0
Уехать? Автор рассказа: Татьяна Ш.

Уехать?

В своей однокомнатной малогабаритной квартирке Ольга Петровна прожила всю жизнь. Сначала с мужем и дочкой, а в последние годы совсем одна. Супруг несколько лет назад ушел в мир иной, а дочка вышла замуж и переехала с семьей в большой город. Но Ольга Петровна не скучала, на пенсии она занималась тем, на что не хватило длинной рабочей жизни. Гуляла в парке, встречалась с подругами, вязала макраме, а в последнее время увлеклась созданием мыла ручной работы.

— Мам, ну тебе заняться нечем, что ли? — удивленно подняла брови дочка. — Мыло какое-то придумала. Еще и деньги тратишь на эти все штуковины. Могла бы внукам дать на игрушки, пользы было бы больше.

Ольга Петровна лишь вздыхала. Зная дочь, она не ожидала, что Полина воспримет ее увлечение с радостью, но хотя бы уважение можно было проявить!

— Поль, не переживай. Приедете, я с ребятами в «Детский мир» схожу, запланировала уж, — принялась оправдываться Ольга Петровна. Ей и вправду стало неудобно, что она, взрослая женщина, занимается пустяками.

— Да, приедем. Через недельку, у Васи отпуск как раз.

Ольга Петровна даже вздрогнула от неожиданности. Семья дочери в полном составе прикатит к ней на целую неделю. Такое случалось нечасто, дважды в год, и каждый раз Ольге Петровне хотелось выйти в окно от предвкушения встречи гостей. Расстраиваться было из-за чего. В ее небольшой квартире с удобствами мог расположиться только один человек — она сама. Но Полина с Василием этого решительно не понимали. Приезжая, они занимали единственную комнату и любимый диван Ольги Петровны, полночи смотрели телевизор и спорили по утрам. Внуки — Дениска и Глеб — в это время жили в кухне на надувном матрасе. А Ольге Петровне полагалось ютиться в коридорчике на раскладной кровати. Если ко всему прочему добавить, что гости не особо тратились на продукты, а Полина не спешила помогать матери по хозяйству, то становилось понятно, почему Ольга Петровна не очень жаждала встречи с дочерью.

***

В преддверии прибытия гостей Ольга Петровна собрала в большую картонную коробку все свои мыльные цветы. Она решила оставить их на хранении у соседки Людочки, чтобы избежать неприятных объяснений с Полиной. Тем более что Людочка тоже была начинающим мыловаром.

— Оставляйте, конечно, — радостно согласилась та, заглядывая в коробку. — Ой, а что это? Пионы у вас такие красивые… Ольга Петровна, у вас талант, такую красоту делаете!

— Да брось, Людочка, — махнула рукой Ольга Петровна, но ей было очень приятно, что хоть кто-то ценит ее творчество. — Полина, вон, говорит, баловство это все. Не хочу ее нервировать лишний раз, вот к тебе и принесла.

— Очень красиво. И вот эти, ирисы, тоже красивые, — доставая из коробки куски ручного мыла, восхищалась соседка. — Вам продавать их надо, тогда еще и доход будет. К пенсии прибавка, тысяч пять легко можно иметь. Давайте я вам в инстаграме страницу сделаю и покажу, как фотографии вывешивать. Научу вас, пока не переехала к отцу. Сами знаете, он у меня болеет.

— Можно попробовать, — у Ольги Петровны загорелись глаза. — Только Полечке ни слова…

***

Семья дочери ворвалась в размеренную и спокойную жизнь Ольги Петровны, как обычно, шумно и с нахрапом. Оставалось надеяться, что неделя с гостями пролетит быстро.

— Мам, а что это у тебя, кастрюлька новая? Хорошенькая, я заберу.

Дочь, словно заправский сыщик, осматривала мамину квартиру, размышляя, чем бы поживиться.

— Бери, — понуро соглашалась Ольга Петровна. — Это мне тетя Зина подарила на день Рождения. Да мне-то ни к чему, бери.

После приезда дочери она всегда недосчитывалась то мельхиоровых ложек, то бокалов, и теперь вот — кастрюля.

— Знаешь, мам… Мы тут подумали и решили, тебе надо переезжать из Каслей. Тут ведь что — медицины совершенно никакой. И, потом, от нас далеко, — пряча глаза, начала Полина неприятный разговор, запихивая сотейник в чемодан.

Этот разговор начинался из раза в раз, когда приезжала дочка. Полина уговаривала продать квартиру в небольшой районном центре и переехать в Челябинск. В большом городе и врачи опытнее, скорая, если что, едет быстрее. И самое главное, семья дочери рядом.

— Сидишь тут одна, в своем скворечнике, с пятого этажа поглядываешь. А мне помощь с внуками нужна. Глеба с тренировки встретить хотя бы. А у Дениса репетиторы, к экзаменам готовится ребенок, — напирала Полина. — У тебя совесть есть вообще? Я там разрываюсь, ничего не успеваю. Со мной толком не занималась в свое время, теперь на внуков плюешь…

Обычно Ольга Петровна категорически отказывалась. Ей было неплохо в своем городе, в своем доме, среди знакомых и соседей. За более чем пятьдесят лет в этом районе она успела познакомиться с очень многими и чувствовала себя здесь в своей тарелке. Срываться и ехать на закате жизни куда бы то ни было хотелось меньше всего. Но сейчас Полина нажала на больное. Когда дочь была маленькой, Ольга Петровна и правда уделяла ей мало времени, пропадая на работе. Маленькую Полю пришлось даже устроить в круглосуточный детский сад, ведь и Ольга Петровна, и ее муж работали на заводе в одну смену.

— Полин, ну что ты такое говоришь! — начала слабо возмущаться женщина. Но Полину уже было не остановить.

— А что, не так? Пока силы есть, помогла бы мне с ребятами. С продажи твоей квартиры можно что-нибудь рядом с нами купить.

Всю ночь Ольга Петровна не спала. Ее не оставляли мысли о том, как лучше поступить, чтобы не обидеть дочь. Переезжать по-прежнему не хотелось: было жалко нажитых вещей, а еще жальче дорогих сердцу воспоминаний, связанных с этими стенами. Но умом она понимала — дочь права, к старости нужно быть поближе друг к другу.

***

Наутро Ольга Петровна, скрепя сердце, дала согласие на переезд. Новость заметно обрадовала Полину, и они с мужем немедленно принялись за дело. Сначала было решено собрать вещи Ольги Петровны и написать у нотариуса доверенность на Полину.

— Поживешь пока у нас, а я тут сама продажей займусь, — деловито сообщила Полина матери.

Спустя две недели Ольга Петровна уже стояла на пороге дочкиной квартиры. Вся ее жизнь уместилась в паре чемоданов, остальные вещи Полина настояла оставить в Каслях и выбросить на помойку. Мол, незачем в новую жизнь старый хлам везти. Место Ольге Петровне определили в детской комнате, на раскладном кресле.

Уехать?

— Мам, ты не переживай — это временно, — успокаивала Полина поникшую Ольгу Петровну. Та уже успела пожалеть, что отрубила концы, дав согласие на продажу квартиры. — Сейчас подберем тебе что-нибудь, обставишься и заживешь не хуже прежнего. Еще и деда какого-нибудь себе ухватишь городского.

Как раз деда Ольга Петровна хотела меньше всего. Сейчас она мечтала о своем уголке, где будет тихо и спокойно, где снова можно будет заняться своими мыльными делами. Так прошел месяц, потом другой.

— Полин, ну что там? Как продвигается дело с покупкой? — робко выспрашивала Ольга Петровна дочку.

— Мам, тут понимаешь, такое дело. В общем, денег от продажи ни на что не хватает, — театрально закатив глаза, начала вздыхать Полина. — Чтобы хоть как-то увеличить сумму, Вася эти деньги в бизнес вложил, сейчас ждать надо пока товар продастся. Но ты не переживай, все будет хорошо…

При этих словах Ольге Петровне стало плохо. Самый ужасный вариант, которого она даже не могла допустить даже в мыслях — это вложить все деньги от продажи ее квартиры в бизнес зятя.

Василий, если говорить откровенно, бизнесменом был никаким. Любое прибыльное дело мог легко сделать убыточным. Но при этом не унывал и регулярно хватался за новые бизнес-идеи. К сорока пяти годам Вася уже успел поуправлять швейной мастерской, потрудиться «челноком» с китайскими товарами, имел опыт работы с сантехникой и фасовкой семечек подсолнечника. В общем, за плечами был грандиозный багаж знаний, который никак не мог привести Василия хоть к какой-то прибыли.

— Полина, как ты могла! Спустить все мои деньги на бизнес, — у Ольги Петровны это просто не укладывалось в голове.

— Ну, в общем-то, деньги не такие уж и твои, — нагло хмыкнула Полина, глядя матери прямо в глаза. — Ты ж доверенность подписала.

Возразить Ольге Петровне было нечего. Молча она вернулась на свое раздвижное кресло и легла лицом к стене. В глазах стояли слезы от обиды на дочь. Теперь никто не мог ей сказать, сколько времени пройдет, прежде чем она переедет в свою квартиру. И переедет ли вообще.

***

Прошел еще месяц, а потом еще один. Дочь больше не начинала разговоров о покупке квартиры для матери, и Ольга Петровна понимала — денег просто-напросто нет. В семейной жизни Полина оказалась тираном и постоянно командовала домашними, включая Ольгу Петровну. То она воды много льет, то в туалете долго сидит, то много по телефону разговаривает. В конце концов, Ольга Петровна поняла, что больше она такой жизни не вынесет.

— Людочка, привет, — позвонила женщина бывшей соседке по дому. — Ты могла бы мне найти какую комнату или квартирку для аренды? Хочу поближе к нашему дому, помирать на родину поеду.

— Ольга Петровна, что случилось? — удивилась соседка. — Вы же там с дочкой рядом, в отдельной квартире…

— Если бы, — горько вздохнула Ольга Петровна, прикрывая трубку рукой, чтобы Полина не услышала ее разговоров. — Я посчитала, моей пенсии как раз на угол и кое-как прожить хватит, подняли вон еще недавно на пятьсот рублей.

— Так, — голос Людочки стал серьезным. — Приезжайте ко мне. Я к отцу на неделю уезжаю, он у меня на даче живет. Поживете, цветы будете поливать, да Барсика кормить. А там посмотрим.

На том и порешили.

Пока Полина была на работе, Ольга Петровна быстро собрала вещи и уехала на вокзал. Обида на дочь была такой сильной, что она даже не хотела говорить ей, что уехала.

Родной городок встретил летним ливнем, и Ольга Петровна решила, что это хороший знак. Людочка встретила ее, словно родную, напоила чаем с пирогами и определила в большую комнату.

— Вот тут и коробка ваша с мылом, я ничего не трогала даже. Думаю, зачем вам чего-то снимать, живите у меня. И мне спокойнее, и вам хорошо в своем доме, — предложила Людочка. — У меня ж мамы-то давно нет, будете мне как родная.

Ольга Петровна даже прослезилась. Девушку она знала с малолетства и дружила с ее матерью, потому и сама Людочка была ей как дочка. И хотя Полина звонила и звала мать вернуться, делала она это будто бы через силу. Ольга Петровна чувствовала — дочь даже рада, что она куда-то уехала и не докучает своим присутствием.

Людочка, как и обещала, помогла Ольге Петровне начать продавать свои поделки. И хотя женщине было неудобно просить деньги за свое увлечение, она была рада, что может оплатить свое проживание.

Самое интересное, что основным покупателем мыльных цветов оказался мужчина из соседнего подъезда. Остается только догадываться, как он нашел Ольгу Петровну в интернете. Сначала он делал покупки каждый день, и Ольга Петровна, смеясь, продавала ему новую порцию мыла. А потом решился и, наконец, пригласил ее на свидание. Ольга Петровна отказываться не стала — кто знает, может, слова Полины, что она устроит свое счастье, окажутся пророческими.



Автор рассказа: Татьяна Ш.

Уехать? Автор рассказа: Татьяна Ш.
0

Автор публикации

не в сети 21 час

Татьяна

Уехать? Автор рассказа: Татьяна Ш. 829
Комментарии: 1Публикации: 7499Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий