Женская доля. История из сети

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Женская доля. История из сети

Женская доля

Серафима была мамой моих одноклассников двойняшек, брата и сестры. Еще в семье был старший сын, которого я никогда не видела и старшая дочь Лидия.

Мои родители приехали по переселению в новый, только что отстроенный поселок. Серафима приехала гораздо позже, без мужа, с тремя детьми. Приехала из Казахстана, куда в свое время была эвакуирована со своей семьей во время войны.

Жизнь у нее была не из легких, пришлось юной девочкой работать и в поле, и прачкой и на других тяжелых работах.

Семья была многодетная, еще и старая бабушка больная. На хрупкие плечи девочки лег тяжелый труд, чтобы прокормиться.

Никто не знает, от кого она родила сына в шестнадцать лет и почему ненавидела его, хотя воспитала, он рано ушел из дома.

Взял ее с ребенком один казах в жены, но вместо любви и ласки она батрачила с утра до ночи. Родила от него дочь. От невыносимых условий сбежала от него с детьми.

Времена такие были, бабе одной с детьми выжить ой как тяжко было. Сошлась с каким-то мужиком, контуженным после войны. Родила от него двойняшек, а мужик запил, бить ее начал. Четверо детей на руках не стали помехой для ухода.

Приехала она в наш поселок, когда младшие дети ходили в первый класс. После новогодних каникул появились у нас в классе новенькие, а в поселке странная женщина.

Серафима была росту высокого и худая , кожа да кости, хотя лицо благородное. Ходила прямо, с осанкой балерины, люди удивлялись, как такая жердина может ходить не сутулясь.

Впечатление было, что у нее с шеей что-то. Она если на кого смотрела, то вполоборота, свысока и с насмешкой. Казалось, гордая непомерно, считает себя лучше других.

По тем временам курящая женщина было явлением редким. Серафима дымила, как паровоз, голос ее был грубым, с хрипотцой, как у мужика. Он подходил ко всему ее облику.

В общем, много чего было отталкивающего в ее внешности и поведении.

Привыкшая к тяжелому труду, она устроилась работать на виноградник. Никто за нею угнаться не мог. Работала от звонка до звонка без отдыха, постоянно с сигаретой.

Лясы точить не любила, в обед перекусывала в одиночестве, не засиживалась. Получала самые большие премии за работу, висела на доске почета. Дети были одеты с иголочки, учились средне, мать свою любили безмерно.

После работы Серафима хлопотала по дому, не ходила в кино, не сидела на скамейке с бабами. И не дай Бог зацепить ее чем-то или в сторону детей что сказать. Налетала, как наседка.

Со временем стали слышать от нее запашок. Делала она по осени сухое вино в бочонке. Когда дети спали, стаканчик, другой с сигареткой и Бог весть с какими думами. От такой жизни любой взвоет и запьет.

На работе пахала также, а после работы расслаблялась. Вначале, чтобы дети не видели, а когда втянулась, уже никого не стеснялась.

Дети мать жалели и стояли за нее горой. Старшая дочь после школы вышла замуж. Парень был бедный, прихрамывал немного, но хороший. Серафима свадьбу закатила на загляденье. Все недоумевали, зачем такие деньжищи на ветер спустила.

Поговаривали, что старший сын прислал денег в подарок, но сам не приехал. Я видела его на фотографии, такой красавец, с раскосыми глазами. Помесь казаха и русской. Но почему не приезжал, почему Серафима при упоминании о нем кривилась, как от зубной боли, никто не знал.

Когда мы учились с ее детьми в восьмом классе, она пила уже крепко. При чем на работу приходила вовремя, как и раньше, работала быстро, а после работы, сделав все дела, набиралась.

Иногда кто-нибудь по делу заходил, видел, как она валялась на диване мертвецки пьяная, хотя в большинстве случаев дети посторонних в дом не пускали.

После школы мы разлетелись кто куда. Дочка Серафимы поступила в техникум, сын ушел в армию.

Оставшись одна, Серафима запила конкретно. Она могла появиться в нетрезвом виде в магазине. Шла ровно и гордо, как всегда, брала бутылку портвейна и двести граммов колбасы.

Доработала едва до пенсии, а уйдя на отдых, спилась окончательно. Сын находил ее валяющейся во дворе, тащил в дом. Когда ей было плохо, вызывал скорую помощь.

Когда болела, дочки бросали все и сидели с мамой. Они любили ее любой и она их любила, но ничего поделать не могла, так пристрастилась.

Кто-то посоветовал детям сдать ее в АЛП, на лечение. Когда сын предложил ей это, она сказала, что покончит с собой.

Так, дети страдали, но мать не бросали. А потом сын женился. Девушка не соглашалась жить с его мамой.

Но он сказал, что мама для него все и любит он ее любую и никогда не бросит, даже ради любви к жене.

Серафима этот разговор слышала, что-то внутри перевернулось, она зашла к детям и сказала, что больше пить не будет. С сегодняшнего дня завязывает. Конечно, никто не поверил, но сделали вид.

Жена сына осталась, предупредив, что если его мама нарушит обещание, она уйдет к родителям.

Но с того дня Серафима никогда более капли в рот не взяла, как пошептал кто. Когда родились внуки, помогала всем, как могла.

Когда умерла, дети стояли на коленях перед гробом при прощании, склонив головы. Кто-то сказал, что приезжал единственный раз самый старший сын. Красивый, высокий и худой, как мать, седой мужчина. Стоял вдалеке, близко не подходил.

Очевидно, он все же с родными связь поддерживал, но на поминках его не было. Он сел в машину возле кладбища и уехал.

Рядом с домом Серафимы жила семья. После перестройки их сын попал в струю и разбогател. Построил себе дворец, родителей на порог не пускал. Жена говорила, что после них запах старческий стоит в доме.

Когда отец умер, сын пристроил мать в дом престарелых. Она так хотела домой, к нему, что покоя обслуживающему персоналу не давала. Женщину закололи разными уколами и снотворным, от чего у той ноги отказали, стала овощем.

Такая разная женская доля. Серафиму помню до сих пор, своеобразная, необычная женщина была и какой воли…, и, главное, каких детей воспитала.

Инет

Женская доля. История из сети
0

Автор публикации

не в сети 3 часа

Татьяна

Женская доля. История из сети 825
Комментарии: 1Публикации: 6907Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий