Бабье лето. Автор: Хихинда

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Бабье лето. Автор: Хихинда

Бабье лето

Альбина была поздним ребенком. Родителям было уже за сорок, они отчаялись в надежде родить собственного и решились-таки взять ребенка из детского дома. Выбор пал на маленького мальчика, который показался им не по годам умным и серьезным. Но, вопреки их ожиданиям, притирка шла болезненно, ребенок оказался не тем замечательным малышом, которого они сами себе придумали. Женщина стала плаксивой, раздражительной, но о том, чтобы вернуть приемного сына обратно и речи не было, шёл 1979 год и «что скажут люди» выходило на первый план. А потом оказалось, что это был гормональный всплеск на фоне неожиданной беременности. Родилась девочка, слабенькая, капризная, но такая родная, своя.

Чтобы не показывать истинного отношения к детям, родители выбрали странную тактику. Они баловали старшего, чтобы не дай Бог, никто ничего не заподозрил и по этим же причинам держали дочь в ежовых рукавицах. Между собой дети не дружили, хотя маленькая Аля тянулась к Сереже, бегала за братом хвостиком. А тот чувствовал истинное положение дел, да и как не чувствовать, если мать вечно кричит на него «Не трогай Альбинку», «Не подходи» и еще кучу всяких «не». Почему-то ей казалось, что мальчик хочет обидеть сестрёнку, и Сережа перестал вообще обращать на неё внимание.

Так и выросла девочка в странной атмосфере, где каждый боялся проявить свои истинные чувства. Ей казалось, что родители любят только брата, всё ему позволяют, не то, что ей, Альбине. Девочке и в голову не приходило, что «позволяют всё» только потому, что им всё равно, где и с кем гуляет старший, чем он живёт и чем интересуется. Аля стала пропадать допоздна во дворе, пока отец не выходил с грозным видом, и тогда она плелась домой, представляя, какой разнос ей сейчас устроят.

Весной 1994 года Сергею исполнилось 18, он ушёл в армию. Обратно вернулся уже в январе 1995-го… Несколько привезенных военкомом человек с почестями захоронили на городском кладбище под оружейные залпы и торжественные речи о выполненном долге и вечной памяти.

Родители Альбины были теперь родителями героя, и это им неожиданно понравилось. Через какое-то время их вызвали в городскую администрацию, вручили орден, присвоенный посмертно, обещали всяческое содействие и посильную помощь в житейских делах. Теперь фотография Сергея висела на самом видном месте, родители истово поверили, что всегда любили этого мальчика. И при этом они совершенно перестали обращать внимание на дочь.

Альбина закончила школу и рванула в Москву, подальше от квартиры, ставшей чуть ли не мемориалом погибшего брата. Поступила в институт, не самый лучший, просто лишь бы закрепиться и не возвращаться.

В 1998-м, как только ей исполнилось 18 лет, Альбина выскочила замуж. Родители замужество одобрили, зять им понравился и дочка, как они считали, теперь находится в хороших руках. И ничего, что муж Альбиночки всего на два года младше их самих и старше молодой жены на 41 год! Какие пустяки! Зато человек солидный, с именем, состоянием.

Сама Альбина была влюблена. Или ей казалось, что влюблена, кто знает? Так или иначе сватовство немолодого Леонида Андреевича она восприняла как избавление, возможность вырваться от родителей. Правда, очень скоро поняла, что угодила из-под опеки одних немолодых людей под точно такую же опеку другого пожилого человека с одной поправкой: с этим еще и спать нужно было.

Поначалу всё было хорошо. Через год после свадьбы родилась дочь Катя, еще через два – сын Андрей. У Леонида были две дочери от первого брака, которые по возрасту были старше мачехи в два раза, как говорится «в матери годились». Женитьбу отца они приняли с раздражением, рождение сестрёнки и братишки – с каким-то брезгливым чувством «и как ей не противно спать со стариком?».

Альбине было некогда обращать на них внимание, ей хватало хлопот с подрастающими озорниками и забот о муже. Так она и прожила почти до 30 лет. Очнулась как-то внезапно: муж подошёл обнять, и вдруг сквозь аромат дорогого парфюма она почувствовала какой-то другой, странный запах. Как потом говорила сама Альбина:

– Я немного позже поняла, что это. Так пахнет старость…

Леониду исполнялось 70, он готовился с размахом отметить юбилей. Альбина взяла организацию на себя, ездила договариваться с устроителями мероприятий. Владелец агентства, приятный мужчина лет сорока, сказал:

– Так приятно видеть, как Вы беспокоитесь о своём дедушке! Всем бы таких внучек, заботливых и очаровательных!

Дедушка! Даже не отец, а сразу – дедушка! Да, конечно, Альбина выглядела моложе, чем на свои 29, но «дедушка»…

Дальше – больше. На самом юбилее некоторые гости тоже принимали её за внучку, дочь одной из старших дочерей. Когда же разобрались, стали посматривать косо: расчетливая девица, прибравшая к цепким ручкам пожилого вдовца! И дети, от кого у неё дети? Ну никак не может быть, чтобы от Леонида, вон какие умненькие и бойкие! Совсем старик из ума выжил!

Слухи быстро дошли до Леонида, он там себе чего-то насчитал, надумал и в результате заявил, что будет делать тест ДНК:

– Я должен быть уверен, что это мои дети!

Дочери, уверенные, что «Алька детей нагуляла, вряд ли можно было родить от их дурака папаши, у которого и мужской силы давно нет», обрадовались, ну наконец-то отец пришёл в себя. Хотя откуда им было знать про «силу», одному Богу известно. Так или иначе, тест решено было сделать. Альбина сказала родителям:

– Терпеть такое не буду, сделаем тест, и я уйду. Даже в мыслях ему не изменяла, а тут такие обвинения и недоверие! Можно мы вернемся к вам, пустите нас с детьми?

Родители пришли в ужас. Им уже 72 и сложившаяся за эти 10 лет привычка жить в свое удовольствие. Пенсии, несмотря на северный коэффициент, были мизерные, но помогал зять, ежемесячно подкидывающий энную сумму и дважды в год отправляющий их отдохнуть в любую страну мира. Лишиться такой поддержки, да еще и нарушать тишину постоянным присутствием шумных детей, им не хотелось. Они наперебой кинулись отговаривать:

– Эгоистка! Только о себе думаешь! А о нас кто подумает? Был бы жив Сереженька, он бы позаботился. Наверное, в гробу переворачивается, зная, какая змея его сестрица!

Альбине стало стыдно, и правда, что это она? Родителей жалко, да и детей лишать отца не годится. Махнула рукой:

– Сцеплю зубы и буду дальше жить.

Результаты теста на какое-то время принесли в семью мир. Леонид старался всячески загладить вину, баловал жену подарками, а на 30-летие подарил ей ресторан:

– Ты давно хотела чем-нибудь заняться. Вот и попробуй.

Але вовсе не хотелось заниматься общественным питанием, ну не её это было! Но пришлось вникать во все тонкости организации сервиса, закупки продуктов и прочего. Скоро втянулась, стало даже нравиться. Приглашенный шеф-повар строил ей глазки, нанятый управляющий не отставал от него. Альбине это нравилось, ну какой женщине не понравится атмосфера легкого флирта? Но когда намеки стали превращаться в конкретные предложения, резко осадила:

– Я вообще-то замужем, и мужа… – она хотела сказать «люблю», но почему-то не смогла, – И мужа уважаю. Так что с этими вопросами не по адресу.

Через два года после юбилея у Леонида случился геморрагический инсульт. Состояние было тяжелое, Альбина все дни проводила в палате мужа. Оправиться он так и не сумел, парализовало правую сторону, исчезла речь. Внезапно Альбине пришлось вникать в тонкости бизнеса Леонида, но опыт владения рестораном помог. Знаний не хватало, и женщина поступила учиться, до этого высшего образования у неё не было – сразу после рождения Катеньки она бросила институт.

Теперь её день был расписан по минутам: дети, муж, учёба, работа. Пришлось нанять двух сиделок и гувернантку для детей, чтобы та возила их в школу и на секции, помогала делать уроки. Из домашней хозяйки она уверенно превращалась в бизнес-леди.

Вместо отведенных врачами двух месяцев, Леонид прожил три года. После повторного инсульта он уже оправиться не смог. В 34 года Альбина осталась вдовой, причём довольно состоятельной. Характер её изменился, она стала жестче, требовательнее. Родители жаловались:

– Совсем не прилетаете, не видим ни тебя, доченька, ни внуков. Возьми нас к себе жить, всё веселее будет.

– А что, дети вам мешать не будут? Они по-прежнему бегают, шумят и создают проблемы, которые вы так не любите, – язвительно ответила Альбина на одну из очередных просьб, но быстро устыдилась, – Ладно, придумаю, что сделать.

Наняла рабочих и те за лето построили на территории их коттеджа небольшой дом, куда и перевезла из Якутска родителей:

– День проводите в большом доме, устанете от шума – можете укрыться у себя.

Постепенно в душе Альбины нарастал ком недовольства своей жизнью.

– Бегу, бегу, сама не знаю, куда, – жаловалась она единственной подруге, – Сил нет никаких. Чего-то хочется, а чего именно…

– Эх, Алька, мужика тебе нужно хорошего! И не дряхлого старца вроде Лёнечки, с которого песок сыпался, а нормального, молодого, здорового.

– Надо-то надо, не спорю, – согласилась Альбина, – Да где взять? Одни альфонсы вокруг, нормальные мужики давно заняты.

– Ну так уведи, если кто понравился, – подруга была немного подвыпившая, только этим можно оправдать данный совет, – Уж тебе-то это ничего не стоит!

– «Уведи»! Да если он уведется, значит, никчемный мужичок-то, способный на предательство. Зачем мне такой?

…С утра у Альбины в голове крутилась строчка из песни Высоцкого: «Задержимся на цифре 37. Коварен Бог, вопрос ребром поставил: или – или». 37! Как же время быстро летит! Уже и Катька замуж собралась, а вроде еще вчера под стол пешком ходила. Через четыре года Андрюше 21, официально вступит в права владения фирмой. Но ему еще учиться и учиться, когда реально начнет управлять, неведомо. А ей, Альбине, уже сейчас, сегодня – 37! И где оно, счастье?

Нет, монахиней после смерти мужа она не была, случилась пара ни к чему не обязывающих романов, но ничего серьезного. А так хотелось… Размышления прервала помощница:

– Владимиру Ивановичу плохо!

Отца увезли в больницу. Врач, уставшая от чужого горя, сказала:

– Ничем не помочь, 80 лет как-никак, да и запустили болезнь-то. Вы же дочка, куда смотрели?

На Альбинино «Любые деньги, доктор, только помогите», врач немного оживилась:

– Давайте попробуем обратиться к профессору (она назвала фамилию). У него обычно всё расписано, но вдруг получится. Я могу походатайствовать.

Врученная докторице сумма в конвертике помогла. Уже через день она позвонила, сообщила, что встречу назначили аж на десять вечера:

– Больше у профессора свободного времени нет.

Альбина ожидала увидеть седовласого господина вроде её покойного Лени, но профессор Александр Алексеевич оказался совсем другим – худым, рыжим и не старше её самой. Женщина было решила, что врач обманула, взяла деньги и подсунула абы кого, но её визави просмотрел все принесённые документы:

– В целом понятно, но нужно посмотреть своими глазами. Привозите завтра к нам в институт, сейчас выпишу направление.

Альбина смотрела на его усталое лицо и внезапно для себя произнесла:

– Могу я пригласить Вас на ужин?

…Отца спасти не удалось, болезнь действительно запустили. Спустя полтора месяца ушла и мать, тихо, во сне. Альбина держалась из последних сил, но и те были на исходе. Спасали ежедневные разговоры по телефону с тем самым Александром Алексеевичем, Сашей. Как-то незаметно для самих себя они стали встречаться, в редкие выходные ездили гулять куда-нибудь в Абрамцево или Коломенское, иногда выбирались в театр или ресторан.

Альбине хотелось большего – выйти замуж, родить ребёнка, рыжего и веселого. Но Саша не торопился делать предложение:

– Аля, ты сама подумай. Ты с утра до ночи занята бизнесом, у меня – больные. Меня могут дернуть в любое время дня и ночи, покоя со мной не будет. Ну и деньги еще…

– А что деньги, Саша? У меня они есть, нам хватит.

– В том-то и дело, что у тебя есть. Я воспитан, что муж должен жену содержать, понимаешь?

– Нет, не понимаю. Так и скажи, что я тебе не нужна и ты меня не любишь, – Альбина понимала, что она сейчас похожа на взбалмошную капризную тётку, но не могла остановиться, – Деньги – это ерунда!

– Деньги не ерунда, Алечка, деньги – это возможность быть независимым. А у нас наоборот, деньги будут делать меня зависимым от тебя.

Такие разговоры повторялись часто, отношения заходили в тупик. Альбина звонила иногда своей двоюродной тётке, моей свекрови Ольге Николаевне и жаловалась:

– Не могу я больше, тётя Оля. Не могу.

Лето 2021 выдалось необычайно жарким, Аля стала раздражительной и плаксивой:

– Сколько можно? Опять жара! Я сдохну, наверное.

Но пришел сентябрь с затянувшимися дождями, и Аля вновь начала ныть:

– От этих дождей сплошная хандра, выть хочется!

Саша решительно сказал:

– Надо провериться, что-то мне не нравится, что с тобой происходит, Алечка. Щитовидку проверим, уровень гормонов. Завтра же начнем обследование.

Результатов Аля ждала с тревогой, она понимала, что с ней что-то не так. Вечером не выдержала, сама позвонила Саше:

– Ну что там?

– Хорионический гонадотропин…

– Саша! Говори по-человечески!

– Я и говорю, Аля. Мы беременны. Уже 12-я неделя. Это всё меняет, жди, я скоро приеду.

Альбина присела на крыльце. К ней подошёл Андрей:

– Ты что, мам? С тобой всё нормально?

Она посмотрела на сына непонимающим взглядом, потом внезапно улыбнулась:

– Отлично, просто отлично! – она вдохнула воздух, показавшийся ей волшебным, – Какое удивительное бабье лето нынче, правда, сынок?
Автор Хихинда

Бабье лето. Автор: Хихинда
0

Автор публикации

не в сети 6 часов

Татьяна

Бабье лето. Автор: Хихинда 823
Комментарии: 1Публикации: 4728Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий