Дом… Автор: Алена Баскин

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Дом... Автор: Алена Баскин

ДОМ…

Старую родительскую квартиру пришлось продать. Высоченные потолки, центр города и истории про родовое гнездо это хорошо, а вот третий этаж без лифта сталинского ампира это плохо. Папе за восемьдесят, он уже третий день не выходит из дома, так глядишь и сляжет совсем. Квартиру она решительно продала..
Половину денег они с папой сообща заплатили за обучение ее сына. Брат давно уехал за границу, делить родительские хоромы было не с кем. А сын мальчик очень талантливый, строит какие-то там вебсайты, по-английски строчит как и по-русски. Посовещались они с дедом и решили, пусть учится. Ребенок укатил в Бостон. Звонил и благодарил регулярно, клятвенно обещал вскорости все заработать и отдать. Ну понятное дело, как же иначе. Сердце хоть и ныло, но душа за мальчика радовалась. Правильно поступили…
Надо было искать жилье.
Дед – очень крепкий старик, немногословный, рукастый и неимоверно тактичный, сидел у окна. Газету изучал. Читал без очков! Она опять улыбнулась, сама-то очкарик с рождения.
– Ты это, Светлана , глянь. Дом тут предлагают купить. В нашем районе, у школы. Наверное можно посмотреть, – дед хитро подмигнул. Отца Светлана Львовна обожала, боговотворила можно сказать. При нем, хоть и разменяла пятый десяток, а чувствовала себя ребенком. Он каждый день вставал по старой привычке в пять утра, брился, гладил свежую рубашку и выдвигался на рынок. На старом конном базаре он знал всех и вся, и даже подвальные мыши его обожали – он каждое утро ссыпал им сырных крошек у подслеповатого оконца. Весь район он знал наизусть, исходил вдоль и поперек, а многих жильцов знал по именам-отчествам, а еще и родословную мог пересказать. Знаком был лично….
Дом, выставленный на продажу, смущенно притих за старыми тополями и страдал ужасно. Он грустил и тяжко вздыхал – а что он мог поделать. На своем долгом веку ему пришлось повидать всякого – революционных матросов в кожанках, те всегда громко орали, будто рубили саблей каждое слово… Торговцев с бегающими глазками и потными пальцами, те все больше катили- спешили на своих телегах по улице, распугивая важных гусынь и надеясь на легкий зароботок… Молодежь в полосатых рубашках с вихрастыми чубами, спортсмены все, на кого ни глянь…. Девушек с коротко острижеными косами, лихо подбрасывающих волейбольный мяч и исполняющих сальто…
В лихие годины Дом пережидал ужасные сирены и бомбежки, безмолвно плакал вслед семье, спотыкаясь уходящей в черный дым под бравые песни немецких солдат… Потом радостно открывал свои ставни герою, вернувшемуся с войны, радушно принимал его спутницу, опять растил деток… Он охранял и дарил им кров уж больше ста лет, постарел и осунулся, одряхлел местами. Но он был живой, сердце его радостно билось при звуках родных голосов, а глаза сверкали мягким светом блестящих окон. Он все понимал…. Нынче уезжали все – родственники и знакомые, соседи и даже именитые и важные персоны из телевизора… Вот и его сильно поредевшая семья собралась в дальние страны. Марк,… дом помнил его агукающим розовощеким младенцем,… задумчиво бродил по гулким комнатам, нежно гладил рукой истертые обои, обводил пальцем лакированные временем и миллионом прикосновений дверные ручки, любовно подобранные и привезенные прадедом из Германии.. Марк вздыхал и Дом грустно вздыхал ему в ответ.. Он прощался поскрипывающими половицами, натужно кашлял сквозняками и осевшими рамами. Дом не хотел его отпускать, ведь его столетние воспоминания хранили эту семью, корнями держали ее и давали ей силу, кормили в самые трудные времена позабытыми запасами из погребка, закрывали дубовыми ставнями от злых глаз, поили студеной колодезной и здоровой водой из самодельной скважины… Дом покрывал детские проказы и и освещал тайны влюбленных, он был средоточением всех жизненных сил этой семьи. А теперь – десятком скудных слов в газете – был выставлен на продажу… Вычеркнут из жизни… Почти…
Светлана с отцом подъехали к старому дому. На тенистую, совершенно сельскую улочку выходили два больших окна с массивными деревянными ставнями и старинная резная дверь. Светлана восторженно всхлипнула – по этой самой улице она со стайкой подружек не раз мчала в школу, перепрыгивала огромные лужи и пила вкусную воду из колонки. И это практически в самом центре огромного города! Улица ничуть не изменилась, она ответвлялась от большого проспекта, совершала крутой поворот и тут же уносила в совершенно другой забытый мир детства…
Взрослый мужчина, открывший дверь вежливо пригласил их пройти, а дом, приосанившись, принялся удивлять и восхищать одновременно. За входной дверью оказалось внутреннее крылечко, и снова дверь – двойная бронированная. С такой не забалуешь… Оказалось, что стена, видимая глазу с улицы, это только бок старинного и добротного строения, оно-то было развернуто внутрь, во двор и спрятано от злых языков и дурного глазу. В квадратном зале сюрпризом притаился камин, настоящий, с каминной полкой и изразцовой стеной, потемневший паркет намекал на причудливо выложенный узор, стеклянный переход вел в недавно пристроенную новую часть , с двумя огромными спальнями и небольшим кабинетиком… Ухоженный дворик, старый погреб в три наката, в нем, пожалуй, легко можно было бы перезимовать и даже пережить войну… Ряды солений и варений, любовно заготовленные и выставленные на сохранение, уходили вдаль, скрывались в тени углов…
Отец озабоченно хряхтел – наметанный глаз выхватывал просевшие доски, подгнившие от времени рамы, проржавевшие петли и чуть осевший фундамент. Цена-то невысока, но и работы …
Светлана же окунулась в водоворот неясных воспоминаний, детского смеха и касания теплых душистых паркетин босыми ногами, запаха фантастических пирогов и свежей малины на веранде, маленького смешного чертика, тайком накаляканного в уголке на обоях.
Марк смотрел на странных покупателей и то хмурился, а то брови его ползли вверх… Пожилой ветеран с раскачивающейся походкой, задорные и искристые глаза и две шальные ямочки… Смутные догадки и бередящие душу чувства…. Приятный низкий голос….
Ланка – Светланка!… Ну конечно!… Перед ним бродила по комнатам младшая сестренка его одноклассника Леньки! Они же все учились вместе в старой школе. Ланка и Ленька были совершенно неразлучны. Ленька еще в детстве перенес операцию на сердце и младшей Лане приказано было за ним присматривать, вот она и увязывалась за ними везде и всюду…. Ох и сорви голова была эта девица!..
Дом улыбался и сверкал прозрачными стеклами. Он старательно вспыхивал неожиданными солнечными зайчиками в хрусталиках люстры, манил ворсистым пледом огромного кресла, магически притягивал взгляд матовыми корешками бесчисленных книг.. Он узнал эту девочку сразу, с ней рука об руку вошла новая жизнь, ее ямочки обещали взрывы хохота и песни на веранде, шум и возню долгожданных визитов любимых внуков, ароматный душистый чай и неспешные беседы любимых друзей… Он выбрал подходящую минуту и позолотил вечерним лучом бороду Марка, подштриховал игрой света морщинки и добавил искорки в блеск умных глаз… Поджег золотистые нити в густых и ярких волосах Светланы…
– Ой, Марк! Марик! Папа, смотри, это же Марик, из нашей школы!..
Светлана восторженно трясла Маркову руку и тарахтела, точь-в-точь как в детстве… Марк улыбался и не мог на нее насмотреться… Он силился вспомнить на кой фиг ему понадобилось уезжать в чертову Германию, и что он вообще там забыл, а старый и мудрый отец сидел на теплом крылечке и вел неспешную уважительную беседу со старым домом о днях минувших, о дорогих сердцу людях, о жизни и о любви….))
ДОБРА ВАМ!! ))

©Алена Баскин

Дом... Автор: Алена Баскин
Рейтинг
0 из 5 звезд. 0 голосов.

Автор публикации

не в сети 4 часа

Татьяна

Комментарии: 1Публикации: 7684Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий