Климакс. Автор: Хихинда

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Климакс. Автор: Хихинда

Климакс

Наверное, это судьба всех девочек по фамилии Климова, родителей которых угораздило назвать дочь Машей. Конечно же, и нашей Маше досталась эта участь – все встречные-поперечные, услыхав ее имя, усмехались:

– Маруся Климова? Прости любимого!

В моей жизни встречались две таких Маши, обе терпеть не могли, когда их называли «Муркой», сердились и обижались. Но моя племянница Машка была довольна, отзывалась и на «Мурку», и на «Мурёночка», и даже на просто «котёночка»:

– Это же стильно, ничего вы не понимаете!

Ну стильно, так стильно, дело хозяйское. В 90-е, когда на рынки хлынули китайские и турецкие кожаные куртки, Мурка купила себе курточку в стиле комиссарши 20-х годов, что, по ее мнению, еще больше сделало ее похожей на знаменитую тёзку.

Первый раз замуж Мурка выскочила в 19 лет. Ее избранник был студентом, жил с родителями. Эта свадьба, по большому счету, не была нужна ни ей, ни ему. Просто гормоны бурлили, а мать парня настаивала: никаких связей, любовь возможна только в законном браке! Поженились, а через год Мурка застала мужа с однокурсницей. Разборки устраивать не стала, просто собрала вещи и вернулась к матери. Развели их тихо и быстро, детей и совместно нажитого имущества не было, делить нечего. Во второй раз Мурка вышла замуж через пару лет по огромной любви. Прожили три года с итальянскими страстями: криками, ссорами, битьем посуды и бурными примирениями. А потом банально, всё по старой схеме: неожиданное возвращение домой, а в их кровати с любимым мужем ее подружка. Развод, возвращение к родителям, клятвы, что «больше никогда!». Но в 30 лет она встретила своего третьего мужа. С этим жили хорошо, тихо, спокойно. Целых семь лет жили, а потом как гром среди ясного неба: третий развод. Причин Мурка на этот раз не рассказывала, родители и братья с невестками в душу не лезли, понимали, что не на пустом месте.

И вот оказалось, что пролетели и девяностые, и нулевые. Свое 40-летие Мурка встретила трижды разведенной, бездетной и разочарованной в жизни, эдаким Печориным в юбке. Родители давно махнули на нее рукой:

– Взрослая девка уже, голова имеется, пусть сама решает, что ей нужно.

Правда, мать иногда вздыхала:

– Машенька, ты бы родила ребеночка, что ли. Мы с отцом поможем, пока можем, да и мальчики не бросят.

«Мальчики», три Машиных брата, давно женились, имели свои семьи, но сестренку свою любили и действительно помогли бы, попроси она об этом. Но она не просила:

– От кого рожать-то? Да еще и после сорока. У меня старость на носу, мам, какие дети? Тебе внуков мало, вон, на целую октябрятскую звездочку наберется. А братьям и без меня есть куда деньги тратить, так что давай закроем вопрос.

На самом деле Мурка лукавила. Она не говорила матери, что именно неспособность родить ребенка (а попытки были, и естественные, и искусственные!) разрушила ее третий брак. Муж после множественных неудач замкнулся, потом завел роман на стороне и ушел, не оглянувшись, когда узнал, что его новая пассия беременна. Мурка тогда и поняла, что не судьба ей стать матерью.

После сорока Мурка как-то замкнулась в себе. Дом-работа-дом, иногда в гости к кому-нибудь из братьев. Характер стал портиться, даже на работе стали это замечать. Постоянная усталость, раздражение, нервные срывы испугали не только Мурку, но и ее родных. Мать уговорила сходить к врачу:

– Маш, хотя бы ради нас с папой, пожалуйста, сходи к врачу.

И тут один из братьев подсуетился, купил в местном Медцентре путевку «выходного дня». Это когда в пятницу вечером ложишься, проходишь интенсивно за выходные все необходимые исследования и в воскресенье вечером выписываешься. Отступать было некуда, ведь другой брат ее довез чуть ли не до дверей приемного покоя. Ладно, два с половиной дня это не страшно, решила Мурка. Вот тогда-то, в воскресенье вечером, беседуя с врачом, она и услышала ожидаемые, но неприятные для любой женщины слова:

– Ну что, Мария Георгиевна, у Вас климакс. Это естественный процесс для любой женщины, так что ничего страшного. Но в санаторий я бы все-таки на Вашем месте съездила, просто отдохнуть, расслабиться. Например, на Алтай, в Белокуриху, чем плохо? И недалеко, и пользы много.

На вопрос матери, Мурка так и сказала:

– Всё, старость ко мне пришла. Даже санаторий посоветовали, к старичкам, там мне теперь и место. Ну что ж, примем неизбежное с улыбкой, да, мам? Надо напоследок гульнуть, что ли, пока совсем не сморщилась и ревматизм не замучил.

Видимо, Бог в этот момент принимал заявки, и данные слова услышал. Буквально через пару дней в рекламное агентство, где работала Мурка, поступил крупный заказ. Алтайские санатории решили выйти на якутский рынок, а так как специфику региона они знали плохо, то и обратились к местным. Предложили шесть бесплатных путевок на две недели для сотрудников, чтобы рекламщики на своей шкуре попробовали все прелести отдыха, а потом расписали их для неизбалованных курортами якутян. В число пяти счастливчиков попала и Мурка. Шестым стал Олег, новый заместитель директора, работавший у них всего несколько месяцев.

Вот на этого Олега и «положила глаз» наша Мурка, решившая «хорошенько оторваться в последний раз перед грядущей старостью». Стрелять глазками начала уже в самолете, что не осталось незамеченным. Олег с удивлением наблюдал за неприступной ранее Марией Георгиевной, даже не предполагая, что ему в ее планах отведена роль «лебединой женской песни».

Роман закрутился стремительно, две недели они практически не расставались, даже заселились в один номер. Коллеги были ошарашены, Мурка всегда казалась им «женщиной строгих правил», принципиальной и «правильной». А тут, постоянно смеется, ведет себя как влюбленная девочка. Да и внешне как-то помолодела, похорошела, даже можно сказать, расцвела. И по работе у нее прямо сдвиг произошел, так и фонтанировала идеями, их креативщики Петя и Лена только руками разводили, вот это да!

Домой Мурка вернулась совсем другой, мать руками развела:

– Машенька, какая ты стала… Новая! Я тебя такую и не видела никогда…

Рекламная кампания удалась, через месяц туристские потоки существенно увеличились. Заказчик был доволен, команда получила премию, которую решила обмыть в ресторане. Мурка веселилась, танцевала, была, что называется, в ударе. Олег загадочно улыбался, как будто что-то задумал. И правда, вдруг музыка стихла, зажегся свет. Олег подошел к Мурке, встал на колено и протянул бархатную коробочку:

– Маша, я тебя люблю и хочу, чтобы ты всегда была рядом. Я хочу, чтобы ты родила мне сына, который был бы похож на тебя. Выходи за меня замуж.

Коллеги радостно захлопали, романтичные девочки аж всплакнули от умиления. Олег ожидал бурной радости, того, что любимая кинется ему на шею и закричит «да!», но она вдруг помрачнела:

– Нет, Олег, я не могу. Прости.

– Но почему?!

Мурка ничего не ответила. Она под ничего не понимающие взгляды быстро прошла в гардероб, схватила свое пальто и трусливо сбежала. Ей не хотелось говорить, что она не хочет ломать ему жизнь, ему всего 35, а ей уже 42 скоро стукнет. И то, что она никогда не родит ему детей, даже если очень захочет, ведь у нее этот проклятый климакс. Через год она будет выглядеть старухой, и все будут жалеть красивого парня, связавшего свою жизнь с ней, такой страшной и старой.

Дома ее начало трясти, а потом и вовсе рвать. Мать растерянно бегала вокруг с тазиком, вытирая лицо дочери мокрой тряпкой:

– Машенька, доченька, что с тобой? Отравилась?

– Нет, мам, это всё нервы. – Мурка была бледная, сил не оставалось, и она откинулась на подушку, – Или климакс, чёрт бы его взял!

Утром на работу она не пошла, и не только из-за случившегося вчера в ресторане. Ей действительно было плохо.

Вызвали врача на дом. Терапевт осмотрела больную, поставила диагноз «отравление» и прописала «холод, голод и покой». На работе, куда Мурка позвонила сообщить о больничном, отреагировали понимающе:

– Выздоравливайте скорее, Мария Георгиевна.

В обеденный перерыв, когда Мурка немного успокоилась, внезапно приехал Олег. Мать впустила его, сама же устроилась подслушивать у двери:

– Что с тобой? Ты такая бледная…

– Зачем ты приехал, Олег? Я думала, ты понял, что у нас с тобой ничего не может быть. Ты прости меня, я должна была честно всё сказать сразу. Просто ты как-то неожиданно, да еще и при всех…

– Что сказать, Маша?

– Да то самое. Я старею. Как женщина я закончилась, понимаешь? Я никогда не рожу тебе ни сына, ни дочку, даже если буду сильно стараться. Не трать на меня время. Ты хороший, ты должен быть счастливым. Но без меня…

– Почему ты решаешь за меня, что мне нужно, а что нет? Я тебя люблю, хочу быть с тобой. Не будет ребенка, значит, будем жить для себя.

– Нет, Олег. Я три раза была замужем, в четвертый раз наступать на эти грабли не хочу. Прости.

Когда Мурка вышла с больничного и пришла на работу, Олега там не оказалось:

– Олега Николаевича пригласили на другую работу, а от таких предложений не отказываются. Он враз уволился и уже улетел.

Еще через месяц Мурка поняла, что с ней творится что-то неладное. Она списывала всё на свой пресловутый климакс, но потом поняла, что это что-то другое. Терапевт отправила ее к гинекологу, а уже та, получив результаты анализов, констатировала:

– Десять недель. Будем оставлять?

– Что оставлять? У меня рак, да?

– Какой рак, мамаша! Говорю же, десять недель, через пару недель на первое УЗИ пойдете. У Вас что, первая беременность?

– Беременность???

Домой Мурка летела как на крыльях. Мать расплакалась:

– Доченька, как это хорошо. А Олежек? Надо же ему сообщить.

– Нет, мам, зачем? Может, он уже другую встретил, а тут я с незапланированным ребенком: вот они мы, любите нас и содержите? Сами справимся. Ведь справимся же. да?

– Конечно, дочка.

Мать не перечила дочери, но сама потихоньку стала наводить справки. Отыскала контакты Олега, позвонила, сообщила. Тот прилетел буквально через два дня. Я не буду расписывать, как они объяснялись и приходили к согласию, скажу лишь, что было много недопонимания и разногласий. Но всё же за две недели до родов Мурка и Олег поженились. Она поменяла фамилию и объявила родне:

– Всё, никаких «мурок», Мария Георгиевна я. Ну или просто Маша.

Родился крепкий здоровый мальчик, которого назвали Максимкой. Маша от него ни на шаг не отходила, всё никак не могла поверить в свое позднее счастье. Сейчас ему уже 7 лет, в этом году пошел в первый класс. Я позвонила поздравить, мы разговорились.

– Хочешь, я тебе прикол расскажу? Я ведь тогда в роддом со старым паспортом легла, не успела поменять на новый. Ну и родила как Климова, в справке из роддома так и написали. Лежу я как-то ночью, смотрю на сынишку, а он так сладко сопит, прямо масик какой-то! Тогда и родилось это имя – Мася, Максим, Максимка. И тут меня как мешком по голове: Климов Максим, КлиМакс. Я так смеялась, соседку по палате разбудила, она решила, что я с ума сошла. Но никому не сказала, даже Олежке. Тем более, что фамилия-то у нас теперь совсем другая. Но забавно же, правда? Хоть рассказ пиши, «Как к Мурке климакс пришёл» называется.

Автор Хихинда

Климакс. Автор: Хихинда
1

Автор публикации

не в сети 39 минут

Татьяна

Климакс. Автор: Хихинда 804
Комментарии: 2Публикации: 4251Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий