Принц. Автор: Светлана Юшко

размещено в: Такая разная жизнь | 0
Принц. Автор: Светлана Юшко

ПРИНЦ /Записки врача/
После года обучения в мединституте я проходила стажировку в городской поликлинике. Мне надлежало присутствовать на амбулаторном приёме участкового, обеспечивать сопровождение пациентов в рентгенологический, процедурный кабинеты или лабораторию.

Как правило, завершив работу в клинике, вместе с куратором шли на вызов к тем, кто в силу возраста или тяжести состояния не мог самостоятельно явиться к врачу на осмотр. В тот незабываемый день мы с наставницей собрались нанести визиты лежачим больным.

Вначале обслужили восьмидесятилетнюю старушку с гипертоническим кризом и затем направились ко второму – двадцатипятилетнему. Врач, посетив заболевшего накануне, выявила у него пневмонию и сегодня нужно лишь было занести рецепт на сильнодействующий антибиотик.

Дверь открыла женщина приятной наружности. Мы вошли в просторный зал, и перед нашим взором предстал лежащий на кровати необыкновенно красивый юноша.
Он походил на сказочного принца! Участковая предупредила, что вследствие простуды им утрачена способность говорить.
Она, присев у изголовья пациента, стала объяснять, в какой последовательности тот должен принимать лекарства, чем их запивать, а я начала судорожно придумывать, каким образом с ним познакомиться. Ведь через пять минут я уйду, и вероятность последующей с ним встречи – нулевая.

Вдоль стены на полках стояли книги. Я схватила первую попавшуюся – детективы Агаты Кристи – и спросила парня, можно ли взять почитать. Он утвердительно кивнул головой. Я тут же поинтересовалась, когда я должна её вернуть.

Доктор незамедлительно встряла в начавшийся между нами диалог, заявив, что в конце следующей недели больной явится на приём и заберёт сам без всяких проблем свою книгу — у неё… Создалось впечатление, что она явно препятствует возможности нам познакомиться.
***
Оставалась ровно семь дней до завершения практики. Меня огорчили слова куратора. Ведь пациент мог в клинику и не прийти. И тогда — что? Я-то надеялась, что он предложит мне номер телефона, а я через несколько дней позвоню ему и договорюсь о встрече, и там уже, наверняка, наше бы знакомство состоялось.

Ну, что же, в пятницу, так в пятницу. Только как дождаться её? Как прожить это время? Ничего мучительнее нет ожидания. Тем более, в преддверии романтических отношений. До этого момента никогда ни в кого не влюблялась. А тут меня накрыло с головой. Вышла из его квартиры и вприпрыжку, как малолетний ребенок, побежала домой. В руках держала предмет, к которому прикасался сам принц!

Невыносимо долго потянулись дни. Как я тосковала! Безусловно, чтобы отвлечься, находились разного толка занятия, но мысли о нём, одна навязчивее другой, одолевали меня каждый раз. Интересно, как вообще люди расстаются, если близкий уходит в плавание, на войну, уезжает в экспедицию? Ведь так и умом можно тронуться.
Наступило в конце концов вожделенное пятничное утро!
Приём начинался в восемь и заканчивался в двенадцать. Принц не появился ни в восемь, ни в девять; стрелки часов перевалили уже за 11.30, а его все нет. «Если он не придёт, то это для меня станет катастрофой», — подумала я, с нетерпением глядя на одинокий томик, поджидающий хозяина.

Ровно без пяти минут двенадцать открывается дверь, и входит небольшого роста горбун с лицом красавца – принца. Вежливо поздоровавшись, направился не к доктору, а ко мне, говоря:
– Если Вы так любите читать, то могу познакомить с сокурсником. Он заведует книжным магазином. Я оставлю визитку, а Вы мне, при случае, позвоните.
Запинаясь от неожиданности, с трудом лепечу, что завтра уезжаю на море.
Он, мило улыбнувшись, ответил:
– Надеюсь, Вы вернётесь.
Я действительно уехала на юг, но через три дня. Прекрасный образ необычного пациента растворился в лучах солнца, брызгах морской воды, прибрежной гальке, обжигающей пятки, смехе новых друзей.
Я так и не позвонила ему.
Иногда, перебирая старые записи и бумажки, наталкивалась на глянцевую картонку – визитку. Но желания услышать его голос так и не появлялось.
***
С тех пор минуло десять лет. Мне исполнилось двадцать восемь. Уже четыре года, как я окончила институт и работала врачом. Лето – в разгаре. На банкете в честь дня города нежданно – негаданно мы оказались с принцем вместе сидящими за одним столом напротив друг друга. Он пришёл с супругой – у обоих поблёскивали обручальные кольца.
Думаю, меня он вряд ли узнал. Да и взгляд его ни разу на мне не остановился. Танцевал со всеми подряд. Оказался весёлым и общительным. Через некоторое время большинство гостей покинуло зал.

Осталось человек двадцать. Издалека стала доноситься музыка. Кто-то исполнял полонез Огинского. Присутствующие вмиг перестали кто жевать, кто пить и, не сговариваясь, устремились в сторону звучащей мелодии.

Внизу, в фойе, за роялем восседал принц. Играл очень тихо, раскачиваясь в такт музыке. С прикрытыми глазами. По-видимому, не подозревая, что волшебные звуки очаровали и привлекли всех участников праздника, и за его спиной образовалась толпа.

Манера исполнения показалась необычной. Звуки буквально ласкали слух. После Огинского – Шопен, потом Моцарт, Бетховен, Чайковский. Всего шесть мелодий сыграл он. Предполагаю, собравшиеся молили Всевышнего об одном — чтобы музыка не прекращалась. Никогда. До того она звучала трогательно, проникновенно, уводила высоко – высоко, далеко – далеко, где нет проблем, а только — счастье и нега.

Застывшие расслабленные лица гостей являлись подтверждением этому. Но игра окончилась. Пианист резко встал и открыл глаза. С неподдельным изумлением оглядел столпившихся. Видимо, не ожидал увидеть такое количество любителей музыки. Стал извиняться и оправдываться, что, дескать, он вовсе не профессионал, учился в детстве в музыкальной школе. Но это ушло в лету. Живя в многоквартирном доме, он привык играть негромко, дабы никому не мешать. Ведь он понимает, что не всем это нравится.

К нему подходили мужчины и, в порыве благодарности, пожимали руку, хлопали по плечу, женщины – обнимали и целовали. Через некоторое время народ поднялся в зал, где торжество набирало обороты.

В какой-то момент принц взяв слово, принялся рассказывать веселые истории, да так потешно, что люди начинали смеяться до кашля и судорог. Они вставали, пополам сгибались, держась за животы и
присаживаясь на корточки. Рассказчик на пике хохота делал паузу, но каждое последующее слово звучало смешнее предыдущего.
Вдруг человек грозной наружности, скорее всего, милиционер или военный, рявкнул приказным тоном: «Хватит!» После этих слов принц резко поднял руку, сказал, что уже девять вечера и ему надо укладывать детей, а веселые истории договорит в следующий раз

. Чета поднялась из-за стола и под громкие аплодисменты покинула зал. Принц, бесспорно, произвёл фурор. Все только и говорили о нём. Как оказалось, предмет моих былых грёз является руководителем одного серьезного ведомства. Честно говоря, я порадовалась за него. У него – жена, дети. А у меня в двадцать восемь никого и ничего — ни мужа, ни семьи.

Да, когда-то я слишком перебирала (кавалеров). И во главу угла ставила внешние признаки, как и большинство людей — рабов системы общепринятых стандартов. А кто, собственно, придумал эти условности? Наверняка, тот, у кого отсутствовали мозги и сердце. А что же делать тем, кто не вписывается в рамки заданных параметров? Уповать на чье-то благородство?

Хорошо быть высоким, здоровым, с густой шевелюрой. А каково лысым, хромым, кривым? Если любовь являлась бы привилегией только красивых, то мир бы давным-давно перестал существовать. Все живое имеет право на счастье.

Природа, на самом деле, милостива. Что – то недодавая, с лихвой компенсирует в другом. И рядом с теми, кто нестандартен, оказываются избранные, осмелившиеся позволить себе роскошь — выбрать человека по душе без оглядки на соседей, родственников, прохожих. Душа не имеет веса, роста, возраста. И счастье гарантировано именно знающим это.
А что касается принца, наделённого магической силой, подобной немецкому флейтисту, уведшего игрой всех крыс из города, то я искренне пожалела о том, что когда – то не позвонила ему. Подумалось, что на месте его супруги могла быть я. Но она обладала качествами — смелостью и мудростью, не присущими мне. Поэтому она являлась женой выдающегося человека. А я — ничьей.
***
Прошло еще несколько лет. И на приём ко мне записалась мама принца. Конечно, за тринадцать лет все изменились: и я, и она. Но по фамилии и адресу, вписанным в медицинскую карточку, поняла, кто она. Жаловалась на бессонницу. А потом рассказала о сыне.

С детства он болел туберкулезом, а в семь лет перенёс травму позвоночника. И с того времени перестал расти вверх. Мама, по специальности учительница, покинула работу с тем, чтобы опекать ребенка. Она провожала его в школу и встречала после уроков, опасаясь, что дети будут издеваться над ним.

Мальчик учился хорошо, всем помогал, с отстающими занимался, объяснял им доходчивым языком, порой, лучше учителя. Его все любили и уважали. Никто никогда дурного слова не сказал в его адрес. Двоечники выросли, сейчас они уважаемые люди и продолжают с принцем дружить и общаться.

С женой он познакомился в том же году, что и со мной, только раньше, когда поехал с компанией друзей на майские праздники в Карпаты. В комнате отдыха нашёл старенькое пианино и заиграл. Случайно услышанная музыка околдовала студентку из Львова. И судьба принца решилась…

В июле, когда впервые я увидела красивого парня, сердце того уже пылало любовным огнем. Шансов я не имела никаких. Визитка же — не более, чем жест великодушия и дружелюбия по отношению ко всем, без разбора.

автор Светлана Юшко

Принц. Автор: Светлана Юшко
0

Автор публикации

не в сети 51 минута

Татьяна

Принц. Автор: Светлана Юшко 825
Комментарии: 1Публикации: 6910Регистрация: 28-12-2020
Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий